Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Котбус/Cottbus » Котбус.(Cottbus )


Котбус.(Cottbus )

Сообщений 31 страница 60 из 550

31

#p11549,Государкин Сергей написал(а):

С момента постройки и до наших дней использовалась по прямому назначению


http://s2.uploads.ru/t/1G0tT.jpg

32

Любая часть начинается с КПП.

Вот помещение дежурного по КПП 1 с одной стороны...

http://s6.uploads.ru/t/UJPiC.jpg

http://s6.uploads.ru/t/JiR0v.jpg

http://s3.uploads.ru/t/9upIL.jpg

http://s2.uploads.ru/t/j9IzO.jpg

а здесь уже с другой...

http://s6.uploads.ru/t/r3w9z.jpg

http://s2.uploads.ru/t/cInvY.jpg

Поменяли расположение этого помещения во время пребывания в городке 35 ДШБ...

33

Небольшая историческая справка об одной из частей, квартировавшей в Коттбусе..

http://s2.uploads.ru/t/Gk9oF.jpg

Историческая справка.
                                                     
По воспоминаниям однополчан и некоторым другим свидетельствам полк был сформирован в составе 2-й гв.ТА в 1965-м году в Ной-Тиммен (в 55 км севернее Берлина) под первоначальным наименованием 30-й ОУМСП. После завершения формирования под руководством п/п-ка Бунина Н.М. полку было  12 мая 1966-го года вручено Знамя с надписью «30 отдельный учебный мотострелковый полк». По свидетельству п-ка Тарасова Андрея, Знамя полка находится в Музее Вооруженных Сил. (П-к Тарасов Андрей прослужил в полку более шести лет, с 1984-го по 1990-й годы, пройдя в нем  должности от ком.учебного взвода до ком. роты).
В сентябре 1966-го  года полк был передислоцирован в г.Котбус, сменив там 118-й учебный танковый полк, а также свою подчиненность 20-й гв.ОА, которой подчинялся до марта 1979-го года, после чего был переподчинен непосредственно Управлению боевой подготовки ГСВГ. В марте 1983-го г. полк вновь вернули в подчинение 20-й гв. ОА. Учебной базой полка в годы нахождения в Котбусе был отлично оборудованный учебный центр и полигон Штаков в 30 км севернее Котбуса, куда выезжали побатальонно на неделю.
В сентябре 1967-го года нумерация полка была изменена на 74-й ОУМСП. Знамя осталось прежним.
В Котбусе полк находился до мая 1980-го года, оставив свое расположение 35-й ОДШБр, а сам был переведен в Форст-Цинну под Ютеборгом, сменив там вновь 118-й УТП, где располагался до марта 1983-го.
Причиной этого было решение генштаба о формировании в ГСВГ в 1979-м году одной десантно-штурмовой бригады (35-й) группового подчинения и четырех (899-го, 900-го, 1044-го и 1185-го) отдельных десантно-штурмовых батальонов армейского подчинения. Передислокация проходило плавно на протяжении зимнего периода обучения 79-80г.г. и хотя была тяжелым испытанием для постоянного состава полка, особенно, для членов семей офицеров, но, по словам НШ полка Грудцина В.Б., прошла организованно и без ухудшения качества обучения курсантов.
Учебной базой полка при нахождении полка в Форст-Цинна являлись Хейдехофский и Ютеборгский полигоны.
         С 1983-го и вплоть до своего расформирования в декабре недоброй памяти 1990-го года располагался в г. Крампниц (Потсдам).
         Причина этого перемещения полка пока достоверно не установлена. Производилась она, по словам Сергея Петухова,  в малопригодные заброшенные помещения, и значительную часть личного состава пришлось превратить, фактически, в стройбат для доведения места расположения до приемлемого состояния.
Полком последовательно командовали:
1   П/п-к (п-к) Бунин Николай Маркович      – с формирования полка  весной 65-го по декабрь 67-го.
2.  П/п-к (п-к) Каленский Петр Николаевич  – с декабря 67-го по декабрь 71-го..
3.  П/п-к Лобов Владимир Николаевич           – с декабря 71-го по ноябрь 73-го.
4.  П/п-к Борисов Вячеслав Иванович            – с ноября 73- го по декабрь 75-го.
5.  П/п-к Касперович Григорий Павлович       -с декабря 75-го по май 76-го
6.  П/п-к (п-к?) Москвитин  Петр Петрович    - с мая 76-го по июнь 78-го
7.  П/п-к Жинкин Николай Владимирович      - с июня 78-го по июль 81-го
8.  П/п-к Ермаков Евгений Петрович               - с июля 81-го по июль 83-го
9.  П/п-к Лебедев Александр Иванович           - с августа 83-го по ноябрь 85-го
10.П/п-к Гусев Василий Егорович                    – с ноября 85-го по октябрь 87-го
11.П/п-к Бочаров Олег Георгиевич                  - с октября 87-го по август 88-го 
12.П/п-к Александров Анатолий Михайлович  - с августа 88-го по май 89-го
13.П/п-к Иванчин Игорь Иванович                   - с июня 89-го по август 90-го
14.П/п-к Пархандеев Сергей (возможно, Михайлович?) - с сентября 90-го по декабрь 90-го ( при нем полк и был расформирован).
                           Начальники штаба.
1.  П/п-к Каленский Петр Николаевич                 - с  формирования полка весной 65-го по ноябрь 67-го
2.  М-р Колупахин Петр  Иванович                       - с ноября 67-го по октябрь 68-го
3.  М-р (п/п-к) Шимко Николай Федорович           - с октября 68-го по октябрь 70-го
4.  М-р Лобов Владимир Николаевич                    - с октября 70-го по декабрь 71-го
5.  М-р Горобец Николай Леонтьевич                   - с декабря 71-го по июль 74-го
6.  М-р Кальдин Владимир Савельевич                 - с июля 74-го по июнь 76-го
7.  М-р Жинкин Николай Владимирович               - с июня 76-го по июнь 78-го
8.  М-р Грудцын Валерий Борисович                   - с июня 78-го по август 82-го
9.  М-р (п/п-к)Терехов Евгений Николаевич          - с августа 82-го по июль 87-го
10. П/п-к Дальнов Владимир Геннадьевич            -с августа 87-го по декабрь 90-го
                       Начальники ПО (замполиты) полка.
1.  П/п-к Курицын Михаил Тихонович                     - с формирования полка весной 65-го по декабрь 68-го
2.  П/п-к Будкин Константин Гаврилович                - с декабря 68-го по декабрь 71-го
3.  М-р (п/п-к) Корнюшкин Евгений Иванович         - с декабря 71-го по декабрь 73-го
4.  М-р Рыжков Александр Александрович               - с декабря 73-го по декабрь 75-го
5.  М-р Корнаев Родион Матвеевич                          - с декабря 75-го по октябрь 80-го
6.  П/п-к Попадчук Борис Максимович                     - с октября 80-го по июнь 83-го
7.  М-р Киреев Анатолий Павлович                           - с августа 83-го по февраль 86-го
8.  П/п-к Рудов Михаил Михайлович                         - с февраля 86-го по июнь 88-го
9.  П/п-к Зайцев Александр Никитич                         - с июня 88-го по декабрь 90-го
Генерал-майор Жинкин Николай Владимирович, военный комендант НКАО, погиб в Нагорном Карабахе 20-го ноября 1991г. при исполнении служебных обязанностей, в результате катастрофы вертолета Ми-8.
Все время полк готовил сержантский состав – командиров мотострелковых, разведывательных отделений и некоторых специалистов для всей ГСВГ. Организация полка, состав его батальонов, рот и номенклатура выпускаемых специалистов менялись многократно в соответствии с потребностями в них Группы. После появления в ГСВГ прапорщиков, полк с ноября 74-го в течение короткого времени обучал и прапорщиков, но после для них была организована своя школа.
           Численность личного состава при разных штатах колебалась в районе 1800-2200 человек, из них порядка 600 человек постоянного состава - офицеры, сержанты, (а с 73-го и прапорщики), солдаты обслуживающих и вспомогательных подразделений, рабочие и служащие, и в разное время 1100 – 1600 человек переменного состава – курсантов.

                              Общее впечатление.
Учитывая то, что полк в течение четверти века готовил мл. комсостав для всех мотострелковых частей ГСВГ, а также обеспечивал потребности их  во многих других специалистах, надо, видимо, признать, что он отвечал требованиям времени.
Но, «какое время, такие и требования». Время до Афгана было мирное, да и Афганская война руководством  СССР войной не признавалась. А опыт региональных конфликтов, в которых был в те годы  замешан Союз, в учебном процессе практически не учитывался. Те немногие, понюхавшие порох в них, офицеры, приходившие в полк, передавали свой боевой опыт, можно сказать, полулегально. Преобладал принцип «держать и не пущать» и «как бы чего не вышло». Тактика преподавалась «времен Очаковских и покоренья Крыма». Не учили организации взаимодействия с приданными специалистами других родов войск (саперами, химиками, огнеметчиками, минометчиками, полевыми артиллеристами, самоходами, танкистами и др.) на уровне мелких подразделений и штурмовых групп. К тому же тактика преподавалась "заточенной" под бои в чистом поле, как будто ГСВГ находилась в Забайкалье, Монголии или в Северной Африке, а не в урбанизированной Европе, где практически все бои пришлось бы вести в населенных пунктах, чему курсантов, по крайней мере, в начале 70-х, почти не обучали.  Из-за идиотской секретности наши выпускники не умели, практически, грамотно пользоваться радиосвязью и топографическими картами. Понятия не имели о вертикальном охвате и взаимодействии с боевыми и транспортными вертолетами и штурмовой авиацией - а это уже в те годы было отработанной и обкатанной в Корейской и Вьетнамской войнах тактикой в армиях противника. Сильной стороной наших курсантов, применимой в боях, были лишь огневая подготовка (выше всяких похвал) да хорошие выносливость и физическая подготовка. Про строевую подготовку, как и про политическую - умолчу, т.к. строевыми приемами и цитатами из работ Ленина запугать супостата проблематично, а на них уходило ох как много дефицитного учебного времени.
Никуда не годился сам принцип отбора будущих курсантов. Критерием отбора было лишь наличие среднего образования и физическое развитие. Совершенно не принималось во внимание желание человека быть или не быть командиром, а также, вообще, пригодность его к этому. «Не хочешь – заставим, не можешь – научим». Вот и приходилось очень многих не столько учить, сколько дрессировать на сержантов, отнимая этим у, действительно, способных к этому, людей уйму учебного времени.
             А в результате из многих выпускников все равно получался не жесткий лидер - если надо, то и «унтер Пришибеев» -  способный держать в кулаке и  «детей гор и степей» с их землячествами, и полууголовную братию, в избытке попадавшими в пехоту, и рассобачившихся т.н. «дедов» более раннего призыва, а так – размазня с лычками на погонах, только подрывавший авторитет сержантского состава. Это, считаю, и стало в конечном итоге основной причиной, расцветшей впоследствии буйным цветом, «дедовщины». Впоследствии  это, вообще, провело к падению авторитета сержантов «ниже плинтуса» и к полной  деградации мл. комсостава с соответствующим падением боеспособности Армии. (Мне приходилось служить несколько раз в Союзе «из запаса» уже офицером - насмотрелся).
            Вообще, мое мнение таково, что этих 5.5 месяцев для обучения полноценного сержанта было явно недостаточно. А если еще учесть «воровство» значительной части учебного времени на караулы,  наряды и хоз. работы, то картина вообще выглядела мрачновато.
            Существовавшая  с начала 20-го века и примерно до середины  60-х его годов система подготовки мл. комсостава в Русской, а впоследствии и Красной (Советской) Армии в полковых учебных командах (в Русской) и полковых школах (в Красной и Советской) была куда более эффективной. Прежде, чем стать курсантами солдаты  проходили жесткий предварительный отбор при обычной службе. Не отвлекались после  в учебной команде ни на какие хоз. работы и наряды, занимаясь только учебой под руководством самых  требовательных унтер-офицеров и самых грамотных офицеров полка. Возвращались они после учебы в свои же роты, и, вообще, были во время учебы как бы «личной гвардией» и, в случае боевых действий, последним резервом ком. полка. В результате унтер-офицерский состав был не хуже (если даже не лучше), чем в Рейхсвере. Все (или почти все) командиры Красной Армии и будущие «маршалы победы» имели, по большому счету, лишь унтер-офицерское «образование» старой армии.
           Во время Великой Отечественной подготовку сержантов, ввиду быстрого расхода личного состава в полковом звене из-за больших потерь, стали вести в учебных батальонах в стрелковых дивизиях. Курсантов в них также отбирали, как правило, "понюхавших пороха". В ходе боевых действий эти батальоны также исполняли роль последнего резерва дивизии.
           После войны снова вернулись к полковым школам.
Переход на систему подготовки сержантов-мотострелков в отдельных специализированных полках, к тому же без профотбора, мне представляется очень необдуманным и ошибочным решением высшего армейского руководства. Если для подготовки «узких» специалистов (мехводов, операторов тяжелого оружия, химиков, саперов, радистов, разведчиков и многих других) такая система была вполне приемлемой, то для пехоты это было не так. Подготовленные из новобранцев, незнакомые с реалиями линейных мотострелковых полков, комплектуемых личным составом по остаточному принципу, наши выпускники адаптировались там тяжело. Не у всех для этого хватало характера после тепличных условий учебки и ее твердого уставного порядка. Со многими из своих бывших курсантов переписывался, откуда и знал об их проблемах в линейных полках.

            Как запомнился полк и его организация  во времена моей службы.
Располагался полк в отлично оборудованном военном городке на южной окраине г.Котбус в казармах немецкой (как бы еще не кайзеровских времен) постройки.
Роты были в составе четырех взводов. Позже, по воспоминаниям Андрея Тарасова, состав рот увеличили до пяти взводов, а временами доходило и до восьми. В начале 70-х годов полк состоял из четырех учебных батальонов по пять рот в каждом и из батальона обеспечения.
В полку были еще штаб, офицерское общежитие, санчасть, учебный корпус, две РБО (после переименованные в РУБМ), авторота, две столовых, клуб, спортзал, склады (ГСМ, арт. вооружения, вещевые, продовольственные),  кочегарка, боксы для учебно-боевых машин, тир, караульный городок с гауптвахтой, спортплощадки, стадион, свинарник и пр. службы и мелкие подразделения (оркестр, хозвзвод и т.п.).  Полоса препятствий и огневой городок располагались за КПП-2 (между южным забором и автобаном) – насколько помню.
Программа обучения была в мое время 5,5-месячная. Раньше, когда срок срочной службы был трехлетним, обучение было 9-месячным. В конце 67-го, перед выпуском, полк решил проинспектировать лично, командующий в то время ГСВГ, Кошевой П.К. На «разборе полетов» по окончании инспекции он заявил, что не видит здесь настоящих сержантов, и, по доброте душевной, добавил этому выпуску еще два месяца учебы для доведения их, так сказать, «до кондиции». В итоге – 11 месяцев!!! (Что уж сравнивать эту подготовку с 5,5-месячной…).
              Служба в полку была, конечно, каторжная. Тяжелой она была для курсантов, но для мл. ком. состава - вдвойне. Вся учеба - личным примером – «делай как я». Кроме того, к любому занятию еще надо подготовиться, - как минимум, план-конспект написать. Когда это делать – никого не интересовало (чаще всего - уже после отбоя…). А распорядок дня был очень плотный – буквально чихнуть некогда. Формально имеющиеся в распорядке дня "самоподготовка" и "личное время" обычно использовались для индивидуальных занятий с отстающими курсантами. Обычная картина тех лет - сидящий в одном белье после отбоя в классе или ленкомнате, вооруженный до зубов "букварями" сержант, готовящийся к занятиям.
              Никаких особых издевательств над курсантами за все время службы в этом полку припомнить не могу. Издевательством был дикий по плотности и насыщенности  тяжелыми занятиями распорядок дня. Но он был не нами установлен, а до бога, как говорится, высоко… .  А с другой стороны, вытащить среднестатистического призывника до требуемого уровня нормативов за отпущенное время по-другому было и невозможно. Более того, некоторые темы и так изучались крайне поверхностно. Так, например, вприглядку изучали и мало стреляли  из СВД.  КПВТ тоже только заряжали-разряжали. Не стреляли так же с применением ночных прицелов (НСП-3), а в ротах они были, как и автоматы, и пулеметы с планками для их крепления. (По воспоминаниям  Сергея Государкина, в учебных разведротах с НСП-3 все же стреляли, но он служил после меня). Ночью применяли только светящиеся насадки, но помню, что их качество было отвратительным – требовали очень частой подсветки, да и стрельба с ними возможна только по вспышкам выстрелов. Хорошо проверенная боями практика стрельбы с освещением местности осветительными ракетами, практически, не применялась. Ну, о дурацкой секретности с практическим применением топографических карт и  радиосвязи в учебных целях даже вспоминать не хочется («На пальцах» этому не научишь, а в бою поздно учиться, да, впрочем, на эти грабли наша армия всю свою историю наступала).
   «Дедовщины» в современном понимании этого слова не было и в помине. Все курсанты одного призыва, а у сержантов своих проблем хватало – надо было и спортивную форму до последнего дня службы поддерживать и выглядеть образцово, и в чисто профессиональном плане высоко планку держать. Не случайно в одну из последних недель службы многих из сержантов  добровольно–принудительно «уговаривали» сдать зачеты по программе курсов мл. лейтенантов. Проявлениями «дедовщины» можно было считать то, что в тот день, когда рота была дежурным подразделением  либо выхватить своему отделению работу полегче, либо раздать своих курсантов на усиление другим, а самому «уйти в туман» с глаз начальства. Можно было позволить себе с другими «стариками» роты пройтись на ужин вне строя или вообще на него не пойти  (чаще всего). Можно было так же, пользуясь знакомством с дежурным по столовой (ими, как правило, назначались старослужащие сержанты), подойти на раздачу, чтобы тот распорядился «подкинуть» на стол своим вечно голодным курсантам доп. паек в виде бачка  с «мослами»,  кашей или сухофруктами из компота, что поднимало авторитет «своего» сержанта на недосягаемую высоту.
           Вообще-то питание в полку было очень даже неплохим – за этим очень строго следило командование части в лице свирепого зам. по тылу, дай Бог ему здоровья! Это был подполковник Киселев – очень заслуженный вояка-фронтовик. (Дважды горел в танке, войну закончил в должности командира батальона тяжелых танков). Перед каждым заступлением в наряд по кухне все причастные к нему сержанты, вызывались к нему и, трясясь, как зайцы, сдавали ему зачет по знанию своих обязанностей и получали инструктаж с такой «накруткой», что не исполнить что-либо было нереально, да и контроль исполнения он не упускал. Мы тогда были молодые и глупые, и были в обиде на него, не понимая важности свирепой требовательности к качеству питания солдата. Так что все положенное до курсанта доходило в полном объеме, просто учебный процесс был очень энергозатратным и первые  месяцы курсанты все время чувствовали себя голодными. Примерно со второй половины учебы они в режим втягивались и эта проблема отпадала. Многие, несмотря на всю нагрузку, даже изрядно отъедались - достаточно взглянуть на, имеющиеся у некоторых наших выпускников, фотки по выпуску..
Со временем,  со слов более молодых однополчан,  картина с "дедовщиной" менялась и в учебке. Уже в 74-75 годах, по воспоминанию Сергея Государкина, степень престижности нарядов распределялась в соответствии со сроком службы сержанта (еще в мое время любой молодой сержант, в случае попытки нарушить их очередность, такай бы скандал закатил, что до комбата дошло бы). По словам Сергея Петухова, в начале 80-х молодые сержанты уже не вылезали из дежурств по роте.

                              Обобщенная характеристика комсостава учебки.
            Ну, с сержантами, – понятно. Выбор был, так что явные дураки, слабаки или просто непорядочные люди исключались в принципе, – оставлять таких учить людей – себе дороже. Надо еще сказать, что львиная часть учебного процесса ложилась на плечи сержантов под руководством, конечно, офицеров-взводных. Так что сержантов старались подбирать со среднетехническим или неоконченным высшим, а то и высшим (из ВУЗов без военной кафедры) образованием. Не лишним было и наличие некоторой «педагогической жилки».  Задача была непростой.  Необходимо было из новобранца, пришедшего, как правило, «от маминых пирожков», за 5,5 месяцев, сделать не только отлично подготовленного мотострелка, разведчика или специалиста, а и (главное!) лидера, способного твердо взять в свои руки и - где принуждением,  где убеждением, а где и личным примером - умеющего заставить свое отделение/взвод выполнить любой приказ. В годы моей службы большинство сержантов полка с командных должностей увольнялись в запас старшинами, а некоторые и до увольнения имели уже эти звания. Многие проходили перед дембелем курсы мл.лейтенантов.
           В отношении мл. офицерского состава мое мнение – самое высокое. Взводные, как правило, приходили с опытом службы в войсках. Иногда, как исключение, присылали выпускников – отличников из Московского ВОКУ им. Верховного Совета РСФСР. Им поначалу было сложновато, но общая подготовка сказывалась, и они быстро осваивались с должностями. (в 80-е годы, по словам Андрея Тарасова, офицеры без опыта службы в войсках в учебку уже не попадали вовсе).
Ротные в большинстве вырастали на месте. Иногда, правда, попадались малокомпетентные детишки высокопоставленных шишек, которых папаши в папахах и лампасах сюда совали «на вырост». (Денежное довольствие, насколько знаю, в учебных полках было на ступень выше, чем в линейных). Но это были единицы процентов и общую картину не портили. Служба в полку в офицерских должностях для многих (если не для большинства) младших офицеров являлась, видимо, хорошей рекомендацией для дальнейшей учебы в военных академиях. После службы в полку многие старшие офицеры дослуживались до высоких званий и высших должностей в Армии. Можно назвать тех, судьбу которых пока удалось увязать со службой в полку. Это генерал Армии, начальник генштаба Лобов; генерал-полковник Касперович, генерал-полковник, командующий Ленинградским ВО Селезнев С.П., генерал-майор, военный комендант НКАО Жинкин; генерал-майоры Борисов, Терехов, Рудов, да и многие другие.
Вспоминая добрым словом, в основном, младших офицеров, вовсе не хочу сказать, что старшие из них были хуже. Просто мои обязанности в период службы в полку не предполагали сколько-нибудь близкого с ними общения - не тот уровень.

Вот, к примеру, в нашем полку ком.взвода, потом роты 1 батальона служил очень порядочный, серьезный, целеустремлённый офицер, выпускник Одесского ВОКУ Сергей Павлович Селёзнёв. Он служил в одни годы со мной, но лично я с ним знаком не был (отзыв нем со слов взводного и ротного моего периода службы — л-та и ст.л-та тех лет Александра Кочетова). В 1971г. поступил в академию им. М.В.Фрунзе.  По службе вырос до командующего Ленинградским военным округом и звания генерал-полковника. В1996г. вместе со своей женой погиб в авиационной катастрофе.

            Особенности организации стрельб в полку в начале 70-х.
  Как правило, одну неделю в месяц, а бывало, и чаще батальон находился на полигоне в Штакове. Возили туда иногда - машинами автороты, а чаще с ж/д вокзала поездом. Один батальон приезжает – другой сдает ему казармы, полигон, посты вокруг него, столовую и пр. хозяйство. На полигоне, правда, была своя команда, обслуживающая его оборудование, но охрана была за нами. Нач. караула в Штакове назначались из сержантов (В Котбусе - из офицеров-взводных).
             Стреляли  из АКМ, РПК, СГМБ, ПК  ПКТ очень много. В боеприпасах не ограничивали (лимитировались только боевые ручные гранаты и выстрелы ПГ-7В к РПГ-7). На дневные стрельбы на взвод при отработке 3-го УУС из АКМ выделялось до пяти ящиков патронов.  Обычно уже на 4-м месяце учебы даже самые бестолковые курсанты начинали стрелять вполне прилично. Так что на дневных стрельбах уже часам к 12 от мишенной обстановки полигона нередко и огрызков фанеры на подъемниках не оставалось. Но поскольку в 14 часов полагалось сдать старшине пустые ящики из-под патронов, то было уже не до выполнения  условий упражнения «Курса стрельб», и приходилось полвзвода задействовать на отработку норматива №1 (снаряжение магазина), а остальным разрешалось просто выжигать патроны, куда кому хочется, лишь бы не в тыл. Иногда не успевали, и тогда нераспечатанные цинки просто закапывали в тылу направления «на черный день». Сдавали в те времена на склад АВ только пустую тару из-под патронов без цинков. Это были времена планового хозяйства. Если не израсходовать положенное количество боеприпасов, то впоследствии норму могли урезать, вот и приходилось выписывать и выстреливать все положенное. По свидетельству Сергея Государкина (он был старшиной 10-й УРР – служил в 73-75г.г.) на неделю он выписывал 60 ящиков патронов на роту. Я знаю лишь взводный расход в мое время – около 5 ящиков в день. Если учесть, что стреляли реально где-то 4-5 дней в неделю (остальные уходили на караулы, наряды, занятия по тактике и др. дисциплинам  в тылу полигона), то примерно тоже, что и в мое время. Кроме того, в некоторые дни стреляли из РПГ-7 и метали боевые гранаты (эти занятия не требовали расхода патронов, за исключением очень небольшого количества трассеров Т-45 для ПУС-7). Выписывали только ПС и трассеры (Т-45 обр. 1943г. и Т-46 обр. 1908г.). Ни бронебойно-зажигательных, ни зажигательных (ни, тем более, «пристрелочных») в мое время не применяли. Больше того, в засушливое время летом старались не выписывать трассеры вовсе, т.к. они часто поджигали хвою и сухую траву, и много времени приходилось тратить на тушение пожаров.
После обеда – подготовка к ночным стрельбам и, как начинает темнеть, - снова на направления. Ночная стрельба зимой обычно до 23-х, а летом до 2-х часов. И так всю неделю! Поскольку направлений на все взвода батальона не хватало, в тылах и окрестностях полигона проводили занятия по тактике, ОМП, маршевой подготовке – 30 км с полной выкладкой  – «чтобы служба медом не казалась». На чистку оружия времени там иногда не оставалось, заливали маслом, чтобы меньше нагар приставал, оставляя  это мероприятие до возвращения в Котбус.  (Кстати, оружие по износу стволов менялось довольно часто – у меня в солдатском В.билете было в личном оружии записано последовательно 3 АКМ, насколько помню).  По свидетельству Андрея Тарасова в 80-е годы при дислокации полка на г.Крампниц стрельбы было уже поменьше, начали даже напрягать сбором и сдачей гильз, что в конце 60-х и в 70-е  выглядело бы дико.
               Если возвращались поездом, то с вокзала через весь город «шлепали» пешком, развлекая «камрадов» рваными штанами. За неделю полигона основательно доставалось и обмундированию и оружию.   Весь следующий день, обычно, давали на стирку, чистку оружия,  ремонт обмундирования, обуви и т.д.
                При столь тесном общении с оружием и множестве стрельб проявлялось нередко и пренебрежение мерами безопасности. Это приводило и к опасным предпосылкам к разного рода ЧП, и к ранениям, а то и гибели людей. Меры безопасности, конечно, были, но они от случайностей и злого умысла не гарантируют, но главное - наше непобедимое раздолбайство, накладывающееся на усталость и тупую привычку к опасности. К тому же все участники и организаторы применения оружия в полку (курсанты, сержанты и младшие офицеры) были, не надо этого забывать, молодыми людьми, у которых еще "детство в ж... не отыграло".

                                              О других занятиях.
Тактическое поле и автодром находились в р-не Гросс-Гаглов, от части где-то в  5-7 км – добирались туда пешим порядком – через мост над автобаном. Первоначальные водительские навыки давали на «сороковушках» (БТР-40), а уже после этого – на матчасти, которую изучала рота. Во время моей службы это были в разных ротах БТР-152, БТР-60ПБ, БТР-50. У разведчиков - тяжелые мотоциклы, БРДМ и БРДМ-2 Но, в общем, вождения было не много – ночного с ТВН-2Б - особенно. По воспоминаниям Сергея Государкина, в учебных разведротах вождения было значительно больше, чем в наших, мотострелковых.
Зато тактики было в избытке – набегали там «противник справа, противник слева» и  «перебежками на рубеж леса темного»  не одну сотню километров. Да и земли перерыли немеренно. Одно спасало – почва там песчаная. Но, как я уже говорил, ни на этом, ни на штаковском тактических полях не было условий для обучения тактике боев в населенных пунктах. Никак не обозначались приданные огневые средства и специалисты других родов войск для обучения общению с теми на языке понятных им команд и еще много всякого упрощенчества, обесценивающего качества младшего командира.
В расположении полка, в основном, проводились теоретические занятия по огневой, уставам, связи, топографии, физо, строевой, тех. подготовке ну и политической (куда же без нее…). Большую часть учебного времени проводили все же в поле хоть зимой, хоть летом.
Отдыхом были политзанятия: пока замполит бухтит,  как «...советские корабли ...под  мудрым руководством партии … бороздят...», личный состав погружен в глубокую задумчивость с легким храпом. Но нашем брату и этого мало, и однажды для того, чтобы замполит перенес занятия на травку под кустиками во дворе, додумались припудрить пол в классе порошком из ЯДГ. Применялись эти гранаты для выявления  шибко мудрых курсантов, облегчающих себе пребывание в противогазах блокировкой клапана  в коробке. Кстати, имеющейся для этой цели, камерой окуривания на моей памяти не пользовались, обходясь гранатами ЯДГ в повседневных занятиях. Бросаешь ее на пути бегущего в противогазах взвода и мудрецы буквально вываливаются из строя со всеми признаками поражения (слезы, сопли и кашель до рвоты) -  и помощники на ночь дневальным назначены. Так вот, после того, как номер с порошком раз-другой прошел, последовал ответный ход в виде политзанятий в том же классе в противогазах и в сочетании с "легкими" физическими упражнениями.
Кстати, редкими нарядами вне очереди дисциплинарная практика, обычно, и ограничивалась, т.к. любые другие наказания при нашем режиме учебы выглядели бы поощрением. Не применялись на практике в учебных ротах  и  аресты. Если арестовать курсанта, -  то он отстанет в учебе – придется гонять его сверхурочно, выходит -  наказали его командиров. Если арестовать сержанта – то на кого повесить его отделение или даже взвод (нередко бывало, что взводом во время отсутствия по какой-то причине взводного, командовал сержант – его зам.) Я нахватался за время службы немало арестов (в основном, - за дело), но сидеть не пришлось ни разу.

                                           Личные воспоминания о службе.
Служил в 9-й УМСР (81620-И). В годы моей службы номеру буквы в алфавите соответствовал
номер роты. 1-я – "А" ,  2-я – "Б"  и т.д. (По словам Сергея Петухова, в начале 80-х литеры нумерации рот этой логике уже не соответствовали. 1-я рота - "Д").
Первым ротным был к-н Соколов,- здоровенный дядя около двух метров ростом. Огромной физической силы и выносливости человек, - по слухам, занимался  штангой вместе с Жаботинским, Позже ушел от нас в комбаты нашего же  б-на. Весьма достойный во всех отношениях мужик. Пользовался в полку огромным уважением. Где-то в 72-м был назначен командиром 178-го ОМСБ в Берлинской бригаде.
После него был  к-н Макаров, офицер, как помнится, с опытом боев на о.Даманский. Так же оставил о себе хорошие воспоминания. Пробыл у нас он сравнительно недолго. Видимо, с начальством или партийным руководством (он под них не сильно  прогибался) не сработался – из взвода не все видно. По слухам ему «пришили» какую-то аморалку и куда-то перевели.
Зато после его сменилО «золото» в виде ст. л-та Гаврилова – даже вспоминать неохота.
          Соседней – 8-й ротой все время, что помню, командовал  к-н Пьецух, неоднократно упоминаемый многими бывшими курсантами, служившими в эти годы -  образцовый, кстати, офицер из тех кто «родился в погонах». Просто у курсантов о нем остались «теплые» воспоминания из-за того что он не брезговал сержантской работой. Очень часто присутствовал на подъеме, гонял роту на физзарядке, даже, насколько помню, в столовую водил. Ничего сверх нормативов он ни от кого не требовал. Еще у него была весьма своеобразная – хлесткая и остроумная (частенько – ненормативная) лексика, которую все мы слушали, как в театре, развесив уши, и цитировали его выражения к месту и не к месту.
         Наилучшую память о себе оставил мой первый взводный л-т Смирнов Виктор Николаевич. Он меня, в общем, и уговорил остаться после выпуска во взводе ком.отделения, хотя я  должен был быть направлен в Перлеберг, в  разведбат 21-й дивизии. После моего, кажется, первого выпуска он  ушел замполитом в 7-ю УМСР.
          С курсантского времени запомнились сержанты Мохов, Петров, с-на Чуцков. Ком. отд. был  мл. с-нт Трощинский – первогодок. С такими командирами  курсантам было наиболее тяжело. Они обычно стараются, не сказал бы «выслужиться», но, как минимум, самоутвердиться, а опыта еще мало. Как говорится: «Стой там, иди сюда, какого х.. шевелишься!»
          В этом плане курсантам с командирами постарше было значительно легче. Эти сержанты и к курсантам относились человечнее, и не всякие дурацкие команды сверху торопились выполнять (не грех и подождать, пока отменят), да и в нарядах их отделениям доставалась работа полегче, и, если настроение не испортили, не поленятся распорядиться в обед подкинуть на стол своим курсантам какой-нибудь доппаек. А, главное, опытные сержанты рационально использовали учебное время, не прессингуя всех оптом, а работали, учитывая уже индивидуальные особенности людей.
          Учеба давалась мне довольно легко. В Армию пришел уже, окончив Таганрогский авиационный техникум, был уже старше основной массы курсантов. Учился в нем в отрыве от дома, проживая то в общагах, то на частных квартирах - навыки самообслуживания и выживания в коллективе были. Занимался спортом (самбо, л.атлетика, стрельба, летал в аэроклубе, имел парашютные прыжки). Попав с таким «послужным списком» в пехотную учебку (а не в ВВС или хотя бы в ВДВ), поначалу сильно комплексовал, чувствуя себя до соплей обиженным. Но со злости и на армейскую действительность вообще, и на, как мне тогда казалось, «недалеких» пехотных командиров, стараясь во всем их превзойти (способности были), стал отличником. Это уже позже я очень зауважал  большинство из своих командиров, а некоторые, вообще, стали образцом для подражания (как я уже говорил, в мл. комсоставе учебки  людей со служебным несоответствием, практически, не было).
По окончанию учебы товарищ по техникуму, служивший писарем в 34-м разведбате (кажется,  в радиоразведке) в г.Перлеберг, прислал на меня вызов, приготовив мне там какую-то не пыльную должность. Но тут на меня стал сильно морально давить, уговаривая остаться, мой взводный – л-т Смирнов В.Н. Я за время учебы его очень зауважал и, не желая огорчать его отказом, согласился на эту каторжную службу. Служил вначале КО, чуть позже – ЗКВ. Сделал три выпуска. С последним ротным мы не сработались, и в результате последний период службы у меня не заладился (а может, сам сильно зазнался и чересчур самостоятельным был).
Курсанты относились ко мне неплохо. Со многими после их выпуска переписывался. С некоторыми встречался на гражданке «за рюмкой чая». Есть, благодаря инету, и сейчас связь одним из бывших курсантов. Никто, вроде бы, обид за несправедливое к ним отношение не припоминал, хоть обиды и могли быть, т.к. по характеру я вспыльчивый, зануда, да и в выражениях иногда не стесняюсь….
 
Кроме моих воспоминаний добавили много фактов и освежили мои воспоминания о годах более, чем 40-летней давности многие однополчане, в частности: Атанов Сергей Васильевич, Колодяжный Юрий, Тарасов Андрей, Хорошилов Виктор, Шаффер Валерий, Бесецкий Владимир, Думанский Владимир, Государкин Сергей Романович, Калмыков Владимир, Петухов Сергей, Ильин Андрей, Парыгин Владимир, Кайгородов Виктор, Вашкевич Виктор, Русаков Сергей, Шпагин Валерий, Глебушкин Павел, Филонов Михаил Николаевич, Журавлев Анатолий, Грудцин Валерий Борисович, Иванов Иван Олегович, Мельник Олег, Антоненко Алексей Алексеевич, Сыпко Сергей, Александр Кочетов,  Рыбкин Виктор Александрович, Игорь Соченков и многие другие, кто давал свои сообщения анонимно.

Отредактировано Государкин Сергей (28-01-2016 10:06:41)

34

Вид КПП 1

http://s7.uploads.ru/t/fiTYG.jpg

http://s7.uploads.ru/t/6gXGN.jpg

http://s6.uploads.ru/t/d3BoX.jpg

http://s2.uploads.ru/t/txNEW.jpg

http://s2.uploads.ru/t/bCfz7.jpg

http://s6.uploads.ru/t/AxPl8.jpg

http://s7.uploads.ru/t/T6Ywc.jpg

35

Но было еще и КПП 2...

http://s2.uploads.ru/t/F4L2D.jpg

http://s6.uploads.ru/t/7qWeC.jpg

и то, что от него осталось..

http://s3.uploads.ru/t/tRkHK.jpg

http://s2.uploads.ru/t/xFWyn.jpg

36

Один из командиров нашего полка...

http://s7.uploads.ru/t/m75dB.jpg

Лобов Владимир Николаевич

Генерал армии.
Родился 22 июля в 1935 г. в селе Бураево Башкирской АССР.

   Семья отца жила в Башкирии, недалеко от города Бирска, в большой станице Тимошкино, в которой было всего три фамилии: Лобовы, Карповы и Ляпустины. Практически все были родственниками или земляками, предки которых вышли с берегов Дона в XIX веке, когда они были переселены на восток России, и осели на Урале, в Орске, Кыштыме, в Воронежской области и под Иркутском. Семья матери жила в тех же местах, что и семья отца, в деревне Алексеевке, однако ее корни связаны с реками Белой и Камой.
   Детство Владимира в значительной степени пришлось на военные годы, и они оказали огромное влияние на его будущее. В его памяти остались эпизоды, когда с войны приходили израненные и искалеченные односельчане. Навсегда остались в памяти горе и слезы тех, к кому приходили "похоронки", а они не миновали ни одной семьи той деревни, где они жили. Вернулась после войны в деревню живыми только десятая часть ушедших защищать Родину. Из родственников, ушедших на фронт Лобовых и Беловых, погибло 29 человек.
   Непосредственно в семье у Владимира Лобова было пятеро братьев и сестра. Один из них скончался в малолетстве, другой - Коля - в восемь лет, третий - Толя - в 32 года, в 1991 г., брат - Геннадий - офицер запаса и сестра - Александра - проживают в настоящее время в Санкт-Петербурге. Отец был специалистом, умел работать на всех видах сельскохозяйственной техники, был великолепным токарем, по комсомольскому набору работал на МТС, а до этого добывал асбест на шахте в Алапаевске, где основательно подпортил себе здоровье. Мать трудилась в колхозе. Владимир с 10 лет уже как взрослый работал в МТС и колхозе. После окончания 8 классов, в 1954 году. Владимир был призван в армию. С тех пор вся его жизнь оказалась связана с Вооруженными Силами. Служба началась в Таджикской ССР. Артиллерийский полк горно-стрелковой дивизии стоял в Сталинобаде. Артиллерия в то время в тех краях была приспособлена к горным условиям и в основном была конная. За два года срочной службы он хорошо освоил Памир и навсегда запомнил особенности воинской службы в горах. После окончания полковой школы стал командиром орудия.
   За отличную учебу по окончанию школы В.Лобов получил похвальный лист и отпуск, что в те годы было высшей "наградой" и большим событием. 1956 г. был годом, когда произошли известные Венгерские события. В определенной степени они коснулись и Владимира. Его в числе двенадцати человек, которые были отобраны из числа солдат и сержантов срочной службы, имеющих образование 8-10 классов, направили в Рязанское артиллерийское училище. Имелось ввиду, что выпускники училища, пройдя ускоренный курс обучения, должны были быть готовыми к исполнению офицерских должностей.
   К счастью, Венгерские события закончились быстро, и в ноябре 1956 года начальник училища генерал Осокин объявил, что курсанты из числа солдат и сержантов срочной службы могут отправляться домой. Это касалось и Владимира. Однако он попросил дать возможность продолжать учебу в училище. Ему было поставлено условие: нужно закончить вечернюю школу, к тому же исполнять обязанности командира курсантского подразделения.
   В 1958 г. Владимир заканчивает 10-й класс вечерней средней школы при Рязанском гарнизонном Доме офицеров, в 1959 г. - с отличием училище, получает звание лейтенанта и назначается командиром взвода курсантов Рязанского артиллерийского училища. В 1959-1960 гг. активно начинают формироваться ракетные войска стратегического назначения, и Владимир приобретает второе военное образование, закончив училище экстерном, получив специальность техник-механик по эксплуатации и ремонту ракетных систем. После чего его направляют для прохождения службы в Читинскую область в соединение Ракетных войск стратегического назначения.
   Здесь В.Лобов прослужил до 1964 г. и был направлен для сдачи вступительных экзаменов в Москву, в Военную Академию им.М.В.Фрунзе. В 1967 г., окончив ее в звании капитана, был аттестован начальником штаба полка. В это время разразились события на о.Даманском, на советско-китайской границе. Министр обороны принял решение: отправить в сухопутные войска всех выпускников общевойсковых Академий, независимости от того, к каким видам Вооруженных Сил они принадлежали. Это решение коснулось и В.Лобова. Он попросил назначить его командиром мотострелкового батальона. Эта просьба была удовлетворена.
   Он был направлен в 35-ю мотострелковую дивизию 20-1 армии в ГСВГ. Под командование В.Н.Лобов получил развернутый мотострелковый батальон, причем среди комбатов дивизии в звании капитана он был один. Все остальные - подполковники и большинство - фронтовики.
   Чехословацкие события 1968 г. в полной мере прошли через судьбу В.Н.Лобова. Начались они с вызова к командиру полка 19 августа 1968 года. Батальону была поставлена боевая задача: идти на Прагу в качестве передового отряда, которому придавались: танковый батальон, отдельная танковая рота, артиллерийский дивизион и другие подразделения. Капитану была поставлена задача: полным ходом идти на Прагу, к 5 часам утра 22 августа захватить в Праге четыре моста через Влтаву, здание Министерства внутренних дел, Генеральный штаб и другие объекты. Характер приказа сомнений не вызывал: задача - отнюдь не учебная.
   В 1969 г. В.Н.Лобова назначили начальником штаба мотострелкового полка, а через некоторое время перевели начальником штаба отдельного 74 учебного мотострелкового полка. В 1970 г. он был назначен командиром этого полка и начальником гарнизона г.Котбус. В этом качестве В.Лобов прослужил три года и в конце 1973 г. был направлен на должность командира 63 учебной мотострелковой дивизии в Ленинградский военный округ.
   Войсками округа тогда командовал выдающийся генштабист и военачальник генерал-полковник А.И.Грибков. Для войск округа это период был характерен тем, что они переходили на новые виды техники и вооружения, шли поиски новых форм боевой подготовки и применения войск. Омолаживались командные кадры. На долю полковника В.Лобова выпало испытание и освоение нового поколения танков, создание новой учебно-боевой базы, изыскание и внедрение новых способов и приемов обучения личного состава дивизии. В 1975 г. В.Н.Лобову присваивают звание генерала-майора и назначают командиром корпуса в г.Архангельске, где он проходит службу до 1977 г.
   В те годы в системе Министерства обороны действовал принцип, в соответствии с которым перспективные офицеры, которым не исполнилось еще 40 лет, могли быть направлены на учебу в академию Генерального штаба. В.Н.Лобов к тому времени уже превысил этот возрастной порог, но тем не менее Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.А.Гречко в порядке исключения направил генерала-майора, которому шел уже сорок третий год, в Академию.
   В 1979 г. В.Лобов с отличием заканчивает Академию Генерального штаба и назначается командующим 28 общевойсковой армии. Войска армии дислоцировались на территории Брестской, Гродненской и частично Минской областей Белоруссии. Назначение состоялось стремительно, сразу после окончания экзаменов в Академии. В.Лобов был вызван к Министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф.Устинову, который поставил задачу: во-первых, подготовить базу, а затем принять в состав армии из Германии более 10000 человек личного состава (кроме того более 2000 семей офицеров), десятки тысяч единиц техники, обустроить их, организовать боевую подготовку, жизнь и быт; во-вторых, перевести армию на новые штаты перевооружив ее на новую технику; в-третьих, готовить войска армии к участию в государственных военных маневрах, где должны были пройти реальную проверку боевые уставы, возможности техники и вооружения послевоенного периода; ну и в-четвертых, знать и не забывать, что рядом граница с Польшей. Через сутки он был уже в Минске и представился командующему войсками округа генерал-полковнику М.М.Зайцеву, а вечером того же дня в г.Гродно, где был штаб армии. Пошли напряженные дни и ночи службы. Высокими темпами готовилась база для приема дивизии из ГСВГ. С октября 1979 г. по май 1980 г. она в основном была подготовлена. В мае за одну декаду было принято около 200 эшелонов с техникой, личным составом и семьями, организованы жизнь и боевая подготовка, выполнялись и другие задачи.
    В конце октября 1981 г. В.Н.Лобов получил приказ: срочно убыть в город Ленинград, прибыть к командующему войсками ЛенВО и ждать звонка от Министра обороны. Когда он явился в кабинет генерала армии М.И.Сорокина и доложил о прибытии, услышал в ответ: "Ты зачем приехал?" У военных бывает всякое, но обстановка была более чем своеобразная. Вскоре раздался звонок Министра обороны, который переговорив с М.И.Сорокиным, объявил генерал-лейтенанту В.Н.Лобову: "Вы назначаетесь первым заместителем командующего войсками Ленинградского военного округа. Имейте в виду, что 7 ноября состоится парад войск округа. Вам этим парадом командовать". Это было 29 октября. Командующий к тому же вызывался в Москву, и нужно было оставаться и за него. Ночью того же дня В.Н.Лобов уже проводил тренировку парадорасчета на Дворцовой площади. 7 ноября состоялся парад войск Ленинградского гарнизона. Поистине, неисповедимы пути Господни. Оказалось, что службу на новой должности на новом месте можно начинать и с парадов!
   В трудах и заботах пролетело три с лишним года. В июне 1984 г. В.Н.Лобова вызывают в Москву, где он получает новое назначение - принять командование войсками Среднеазиатского военного округа. Ему было подчеркнуто особое значение округа для обороноспособности страны, его соседство с Афганистаном, где в то время шли боевые действия. Войска округа дислоцировались на территории трех республик - Казахской, Киргизской и Таджикской, - необходимо было учитывать определенные, специфические особенности каждой из них, а также особое отношение руководителя Казахстана - Кунаева, - как члена Политбюро ЦК КПСС, с высшим политическим руководством Кремля.
   Округ, которым предстояло командовать В.Н.Лобову, был особым на территории Советского Союза. На его долю приходилось около 5 тысяч км границы с Афганистаном и Китаем. В нем сочетались диаметрально противоположные климатические условия: от субтропиков в Таджикистане до лютых холодов Северного Казахстана, горные хребты Памира, Тянь-Шаня, Алатау и пустыня Кара-Кум. На территории округа находились сложнейшие военные объекты: Семипалатинский атомный полигон, Байконур, ряд других центров, где испытывались новейшее оружие и техника, проводились серьезные научные исследования. Здесь проходили подготовку солдаты и офицеры, которым нужно было принять участие в военных действиях в Афганистане, что оказывало не малое влияние на деятельность командующего войсками. В те годы школу округа прошли генералы Богданов, Дубынин, Барынкин, Квашнин, ставшие видными военачальниками.
   Значительная специфика работы командующего определялась тем, что ему в своей практической работе приходилось постоянно сталкиваться и взаимодействовать с политическим руководством Казахской, Киргизской и Таджикской республик.
   В январе 1987 г. В.Н.Лобов получил очередной срочный вызов в Москву. Оказалось, что его вызывают к М.С.Горбачеву. По прибытии, он был незамедлительно принят. Генеральный секретарь был весьма раздражен, подчеркивая мысль о том, что страна перестраивается, а армия нет, что начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Ахромеев болеет и что нужно укреплять руководство Генштаба. "Вы человек молодой, у вас есть войсковой опыт, мы будем рекомендовать вас первым заместителем начальника Генерального штаба. Осматривайтесь, входите в курс дела. Работа будет большая и трудная. Пришла пора пересматривать военную доктрину и реформировать военную систему.Займитесь подготовкой всего этого, помня, что время торопит. Сейчас мы вас утвердим на Политбюро, потом назначим начальником Генштаба". Через час В.Н.Лобов был утвержден на Политбюро.
   После сдачи дел в Алма-Ате, В.Н.Лобов приступил к исполнению своих новых обязанностей. Через некоторое время, когда он окунулся вглубь сложнейших хитросплетений, задач, которые ставились и решались в Генштабе, ему показалось, что его округ, который совсем недавно казался огромным, вдруг оказался почти песчинкой на фоне тех стратегических, геополитических проблем, которые встали перед ним в новой должности. А задачи были чрезвычайно сложные. Так, генерал в полном объеме столкнулся с ликвидации последствий Чернобыльской катастрофой. Ему пришлось возглавлять рабочую группу так называемой "пятерки", которая готовила предложения по принятию государственных и международных решений, в организации вывода войск из Афганистана и многое другое. В то же время, в 1987-1988 гг., он, памятуя наказ М.С.Горбачева, готовил предложения по военной реформе. В 1988 г. произошло назначение на должность Министра обороны СССР Д.Т.Язова. Новое руководство Минобороны при молчаливом согласии руководства ЦК КПСС приняло решение вывести В.Н.Лобова за штат.
   Четыре месяца, до конца февраля 1989 г., В.Н.Лобов находился вне исполнения служебных обязанностей. В феврале 1989 г. он совместным решением глав государств-участниц Варшавского договора и решением Политбюро ЦК КПСС вновь назначается первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР и начальником штаба Объединенных вооруженных сил Варшавского договора. В этом качестве он застал уже шедший развал политических структур стран-членов СЭВ, неустойчивое положение их первых руководителей, с которыми ему по штату приходилось постоянно общаться, бесконечную чехарду со сменой и назначениями министров обороны и начальников главных и генеральных штабов вооруженных сил Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, ГДР, Польши.
   Стремительный развал Варшавского договора происходил на глазах В.Н.Лобова и завершился в октябре 1990 г. на заседании Политического консультативного совета, состав которого был абсолютно обновленным к этому времени. Президентом Чехословакии В.Гавелом было внесено предложение не обсуждать по Варшавскому договору никаких вопросов и принять лишь одно решение - Варшавский договор ликвидировать. Выступившие затем руководители стран-участниц реагировали на это предложение вяло. Только представитель Румынии был активно против. Выступивший на заседании М.С.Горбачев за 30 минут своей речи ни словом не обмолвился о Варшавском договоре, видимо дав понять, таким образом, что он разделяет позицию В.Гавела.
   Уже через три месяца, в марте 1991 г., на заседании Министров обороны и Министров иностранных дел в Будапеште был подписан документ, ликвидирующий военную структуру Варшавского договора, которая долгие годы была единственным противовесом НАТО. От СССР документ подписали Д.Т.Язов и Бессмертных. По прибытии в Москву В.Н.Лобову предстояло расформировать штаб и управление Главкомата Вооруженных Сил Варшавского Договора, отправлять генералов и офицеров с семьями домой в свои государства, притом стараясь сделать все для сохранения дружественных отношений и воинского братства. Все это проходило через души и сердца всех, в том числе и В.Н.Лобова.
   Некоторое время В.Н.Лобов провел в госпитале: сказались перегрузки. Однажды прямо из госпиталя он был вызван к М.С.Горбачеву, где ему в присутствии Д.Т.Язова было сделано предложение возглавить Академию им.Фрунзе. Это было в июле 1991 г.
   Молчаливо согласившись на это назначение, приняв Академию, В.Н.Лобов отправился в Дом отдыха в Германию на реабилитацию. Именно там по радио он узнал о создании ГКЧП. Немедленно вернувшись в Москву на свое новое рабочее место, он провел несколько суток в здании и в учебном центре Академии, где его застал звонок от маршала авиации Е.И.Шапошникова: "Подъезжай. - Куда? - В министерство обороны". Через несколько часов генерал армии В.Н.Лобов получает официальное распоряжение возглавить Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР.
   Ситуация, сложившаяся в августе 1991 г., была встречена в войсках весьма напряженно. Требовались немедленные усилия, чтобы не допустить неадекватной реакции армии на эти события. Нужно было принять необходимые меры по обеспечению ядерной безопасности, установить личный контакт с командующими округов, обеспечить все необходимые действия, которые полагаются в экстремальной обстановке на посту начальника Генштаба. М.С.Горбачев напомнил ему о задаче, которую ставил по военной реформе. В конце сентября ее концепция была доложена на Коллегии Министерства обороны. Были подготовлены, а затем согласованы со всеми членами Государственного совета целый ряд шагов по реальному реформированию армии: повышено денежное содержание военнослужащим; для кандидатов и докторов военных наук, профессоров вводились надбавки, которые до сих пор получают почти 15 тысяч военных-ученых; обоснована необходимость сокращения службы в армии до 1,5 лет. Соответствующие документы были подписаны у Президента СССР. Был подготовлен и 12 ноября 1991 г. подписан М.С.Горбачевым Указ о создании Стратегических сил сдерживания. (Из-за безволия и беспринципности некоторых должностных лиц этот Указ не был выполнен, и только в 1998 г. в приказе Министра обороны РФ И.Д.Сергеева воссозданы и исполнены идеи этого Указа.
   В.Н.Лобов уволился из Вооруженных Сил и стал заниматься общественной деятельностью. Ныне он - председатель общественной комиссии "Память народная" Международной Ассоциации Фондов мира, член Правления Российской ассоциации международных связей.
   В.Н.Лобов награжден орденами Красного Знамени (1988 г.), Кутузова II степени (1981 г.), Красной Звезды (1969 г.), "За службу Родине в Вооруженных силах" II и III степеней (1975, 1985 гг.), Дружбы, а также двумя Серебряными медалями РАЕН ("Петра Великого" и "Вернадского"). Он - кандидат исторических наук (1985 г.), доктор военных наук (1988 г.), профессор, действительный член Российской Академии естественных наук (с 1991 г.)
   В.Н.Лобов женат. Жена - Валентина Федоровна, педагог. Имеет сына, дочь и трех внуков. В свободное время любит читать, слушать классическую и народную музыку. Любит театр, прогулки на природе.
   Живет и работает в г.Москве.

37

#p11709,Государкин Сергей написал(а):

Вид КПП 1


http://s6.uploads.ru/t/AMkKT.jpg

http://s7.uploads.ru/t/sIhXt.jpg

Сейчас, естественно, нет ни какого КПП... :dontknow:  и выглядит городок в это месте вот так. :glasses:

http://s6.uploads.ru/t/j27ET.jpg

http://s2.uploads.ru/t/P7xkO.jpg

http://s3.uploads.ru/t/sUXkK.jpg

http://s3.uploads.ru/t/WsMtV.jpg

http://s3.uploads.ru/t/CgGpk.jpg

http://s6.uploads.ru/t/URDCX.jpg

http://s7.uploads.ru/t/fJpFP.jpg

http://s2.uploads.ru/t/EKHtO.jpg

http://s7.uploads.ru/t/wylMI.jpg

38

Получается, что это самое засекреченное здание в  расположении... :dontknow:  Нашлась всего только одна единственная фотка... Почему то не принято было фотаться на фоне этого здания... Смотрим на эксклюзивное фото...

http://s3.uploads.ru/t/lcZX3.jpg

39

Вот, есть еще клубная сцена... с выступающими...

http://s019.radikal.ru/i616/1602/d4/af04b75d4fca.jpg

40

А это вообще уникальные снимки... т.к. они выполнены в одном и том же кабинете в 1975 году... и 2008 ....

http://s017.radikal.ru/i420/1602/60/4e2701a6343b.jpg

http://s019.radikal.ru/i604/1602/b8/3389a25c97fc.jpg

жаль, окно заколочено и дерево не видать...

Отредактировано Государкин Сергей (17-02-2016 11:40:16)

41

12108,26 написал(а):

Получается, что это самое засекреченное здание в  расположении...   Нашлась всего только одна единственная фотка... Почему то не принято было фотаться на фоне этого здания... Смотрим на эксклюзивное фото...

На фоне клуба  :cool: двери только , какие то гигантские? У нас и то меньше  :D хотя мы почти кавалерийское подразделение  :D и клуб в бывшей конюшне у нас !

13802,26 написал(а):

А это вообще уникальные снимки... т.к. они выполнены в одном и том же кабинете в 1975 году... и 2008 ....


жаль, окно заколочено и дерево не видать...

Отредактировано Государкин Сергей (Сегодня 13:40:16)

Да. Видно за этот период времени! Стащили  отопительную батарею! :D  :flag:

42

4 января 1975 произошла катастрофа МиГ-21 PFM ВВС ГДР, бортовой 849, заводской номер 94 5115, начало эксплуатации самолета - март 1966. Катастрофа произошла в районе города Котбус.
Причиной стал отказ двигателя, в результате потери люка в нише шасси. При выпуске шасси перед выполнением посадки, люк в нише был неправильно закрыт - из 36 винтов были закручены до положенного положения всего 4, что привело к срыву люка, а затем к срыву потока воздуха на компрессоре, который выключился в полете.
Летчик майор Peter Makowicka остался в кабине самолета, несмотря на три просьбы РП катапультироваться. Он попытался держаться в стороне от этого густонаселенного района Котбуса, но не удалось. Самолет разбился около 1500 метров до ВПП полосы в районе Altschmellwitz врезавшись в дом на улице Карла 1 и остался торчать из дома.
Пять польских рабочих, которые были в это время здании от текстильного комбината, погибли. Кроме того, было ранено 10 гражданских лиц, которые получили различные травмы, в панике выпрыгивая из окон.
Спасательно – восстановительные работы на следующий день были завершены. Поврежденные части дома были быстро заменены, и в квартирах сделали пригодной ремонт для жизни.
Пилот Makowicka посмертно получил награду  "За заслуги перед народом и отечеством" в золоте.
Причиной катастрофы был человеческий фактор. Пилот самолета, а также авиационные техники выполнили предполетный осмотр самолета в неполном объеме.
Тех состав не поверил в такую причину отказа двигателя в полете, на это командование части провело проверку данного хода событий на земле. Самолет установили на козелки, убрали шасси, сняли люк, запустили двигатель, при выпуске шасси двигатель остановился из-за срыва потока воздуха на компрессоре.

http://s019.radikal.ru/i624/1602/d2/cd4e5d8e02d0.jpg

http://s013.radikal.ru/i325/1602/e9/e75f5ff734aa.jpg

http://s019.radikal.ru/i611/1602/5a/4fc16f9e763a.jpg

http://s017.radikal.ru/i402/1602/89/5ec99b57b7aa.jpg

http://s017.radikal.ru/i430/1602/98/569cc9e76e78.jpg

http://s018.radikal.ru/i523/1602/bf/467b4214e45e.jpg

Отредактировано Государкин Сергей (19-02-2016 12:35:45)

43

Надо сказать, что с наглядной агитацией в полку был полный порядок....
http://s016.radikal.ru/i335/1602/50/42ea67ea4c05.jpg

http://s017.radikal.ru/i402/1602/8a/20b5ccda6dcd.jpg

http://i004.radikal.ru/1602/bd/48f0f1c9440c.jpg

http://s018.radikal.ru/i526/1602/ea/8f54dcd0aefd.jpg

Даже немецкие товарищи (камрады) приходили поглядеть и опыт перенять... :dontknow:

http://s019.radikal.ru/i601/1602/77/afab3ab17e92.jpg

44

14006,26 написал(а):

Надо сказать, что с наглядной агитацией в полку был полный порядок....



Даже немецкие товарищи (камрады) приходили поглядеть и опыт перенять...

не сомневался  :D монументально  :cool: зрелищно :cool: идеологически выдержанно!!! :D  :flag:

45

http://s7.uploads.ru/t/CipaM.jpg

46

14490,26 написал(а):

..не узнаю в гриме :glasses:

47

14029,3 написал(а):

идеологически выдержанно!!!


Ну а как же... Вот одна из многочисленных ленкомнат... Не взирая на новый год, политбюро на месте... Про партию - есть и про съезд КПСС тоже... Ну а без того, кто живее всех живых вообще ни куда...

http://s2.uploads.ru/t/9UIm2.jpg

48

14494,26 написал(а):

Ну а как же... Вот одна из многочисленных ленкомнат... Не взирая на новый год, политбюро на месте... Про партию - есть и про съезд КПСС тоже... Ну а без того, кто живее всех живых вообще ни куда...

...да уж бОгато :D  :flag:

49

Смешанные чувства овладевают солдатом при слове "СТОЛОВАЯ"... С одной стороны, это место, где можно набить свою утробу, а с другой - утомительный наряд....
В нашем полку было две столовых, т.к. численность личного состава в разное время колебалась от 2 до 3 тысяч человек...

Другими словами в каждой столовой за раз принимали пищу от тысячи до полутора тысяч человек... и так три раза в день ежедневно!!!

http://s019.radikal.ru/i618/1602/58/b16122453db8.jpg

http://s017.radikal.ru/i411/1602/13/75c8fe0155d6.jpg

http://s020.radikal.ru/i718/1602/c4/9138b5accd6a.jpg

http://s017.radikal.ru/i442/1602/cb/bc875783fcb9.jpg

http://s009.radikal.ru/i307/1602/0c/87b724a52be6.jpg

http://s014.radikal.ru/i329/1602/59/72444fa6a492.jpg

А это в цвете... Хоть и не наши, но очень похожи... типовые же...

http://s3.uploads.ru/t/of9Q8.jpg

вот только скатерок у нас не было...

http://s3.uploads.ru/t/SH5Cb.jpg

Отредактировано Государкин Сергей (26-02-2016 09:45:09)

50

Сейчас наши столовые выглядят вот так и используются по своему прямому назначению, т.к. наш городок реконструирован и там сейчас находится учебное заведение и социальные службы...

Вот бывшие наши, а теперь студенческие столовые...
http://s7.uploads.ru/t/Pr81n.jpg
http://s6.uploads.ru/t/qKP4S.jpg
http://s7.uploads.ru/t/dycfo.jpg
http://s7.uploads.ru/t/Btxle.jpg
http://s6.uploads.ru/t/q1JjW.jpg
http://s2.uploads.ru/t/eFZ0W.jpg
http://s7.uploads.ru/t/WxSgC.jpg
http://s2.uploads.ru/t/KQZCd.jpg
http://s7.uploads.ru/t/E3FYw.jpg
http://s7.uploads.ru/t/Fj2Ah.jpg

51

http://s6.uploads.ru/t/wY0nJ.jpg

52

Здание, которое узнают все... полковая кочегарка...к сожалению сейчас она снесена...

Так она выглядела после нашего ухода..
http://s019.radikal.ru/i620/1603/f5/478c92357b2c.jpg

а вот так, практически ежедневно мы топали мимо нее, направляясь на  автодром, полосу препятствий, в учебный корпус...
http://s016.radikal.ru/i334/1603/14/466428a43aaf.jpg

А это кочегарка со стороны плаца..

http://s019.radikal.ru/i624/1603/7b/4ac3c3831bf1.jpg

53

Я служил в вч п/п 63181 недалеко от 35 дшб , к ним ходил за почтой. Со мной служил Пляцок, в 35 дшб его отец  майор Пляцок в то время тоже служил .

54

15774,145 написал(а):

Я служил в вч п/п 63181 недалеко от 35 дшб , к ним ходил за почтой. Со мной служил Пляцок, в 35 дшб его отец  майор Пляцок в то время тоже служил .

Владимир, добро пожаловать на форум!
Ваша часть пп 63181- это склад ГСМ?  А где он располагался?

55

15774,145 написал(а):

Я служил в вч п/п 63181 недалеко от 35 дшб , к ним ходил за почтой.


Чуть попозже сформирую подборку про здание где размещалась почта, кстати в мою бытность там же была и офицерская гостиница...

56

Владимир Никитин
Это про ваш склад ГСМ,Владимир?

Да, действительно был так называемый "Ямлицкий" гарнизонный караул... Охраняли армейские склады ГСМ...
Карта действительно слабовата, да и подзабылось уже многое... 
Одно могу сказать с уверенностью, что склады эти находились в лесу.. Деревья росли не только вокруг периметра, но и на территории складов и довольно таки густо... Закопанных в землю емкостей не припоминаю, а вот Емкостей из многослойной резины было прилично... Они просто лежали на земле... Когда были пустыми, то выглядели как сдутая надувная лодка... Периметр складов составлял что-то около двух километров... Вдоль одной из длинных сторон периметра проходила танковая трасса к которой подводились шланги с пистолетами для заправки техники..... Со слов обслуживающего персонала танковый полк проходя колонной, мог там заправиться за 20 минут... Но это, как говорится, за что купил....
Обслуживающего персонала там было человек 9-10 солдат и старшим у них был прапорщик... Где была у них казарма, сказать не могу, но не на территории периметра, это точно....
Техника заправщиков, как мы их называли, находилась на территории периметра.. У них было несколько топливозаправщиков, один Газ 66 с тентом и Газ 69...
Караульное помещение было тоже отдельно стоящим зданием, огороженным по периметру сетчатым забором....  Стояла караулка действительно на берегу не большого озера.... Инструктаж караул получал непосредственно на месте, т.к. макет охраняемого объекта был на территории у караулки...
Помню, что если стоять спиной к озеру (караульному помещению), а лицом к складам ГСМ, то не очень далеко слева проходил большой автобан (мы почему-то называли его Берлинской трассой) а служившие там ребята-заправщики уходили ночевать наоборот в право... похоже у них нам где-то была казарма...  Почему-то я никогда не задавался эти вопросом, хотя приходилось сними общаться...
Как уже говорилось, караул был гарнизонным, нач каром ходил сержант (кто-то из замкомвзодов) и самое главное, что его никто и никогда не проверял....
У меня были где-то фотки с этого караула, найду - выложу...
Если будут еще вопросы, то с готовностью отвечу....
Да, чуть не забыл... В мое время этот караул со Штакова возили на 131 Зиле....
Государкин Сергей (2013-03-11 16:15:49)

57

15843,26 написал(а):

Чуть попозже сформирую подборку про здание где размещалась почта, кстати в мою бытность там же была и офицерская гостиница...


Так здание почты и офицерской гостиницы выглядит сейчас...
http://s6.uploads.ru/t/DoI2m.jpg
http://s7.uploads.ru/t/OSsyM.jpg
http://s7.uploads.ru/t/xhCPD.jpg
http://s6.uploads.ru/t/imaXR.jpg
http://s3.uploads.ru/t/3LzmU.jpg
http://s7.uploads.ru/t/z7yDx.jpg
http://s6.uploads.ru/t/tFGZN.jpg
http://s7.uploads.ru/t/rGkWX.jpg

ну а это в мое время  офицеры на крыльце гостиницы..

http://s3.uploads.ru/t/4Z1DO.jpg

Отредактировано Государкин Сергей (09-03-2016 08:36:51)

58

Вот так в настоящее время выглядит здание бывшего штаба и санчасти...

http://s2.uploads.ru/t/1ZBHR.jpg
http://s6.uploads.ru/t/A17Dh.jpg
http://s2.uploads.ru/t/egGMP.jpg
http://s3.uploads.ru/t/ecKWu.jpg
http://s3.uploads.ru/t/MkdZp.jpg
http://s7.uploads.ru/t/qIDno.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Vhe3L.jpg
http://s2.uploads.ru/t/vTDjH.jpg
http://s2.uploads.ru/t/3s1Ff.jpg
http://s7.uploads.ru/t/ho7uG.jpg

Ну а так было во время нашей службы...
http://s6.uploads.ru/t/PFrU4.jpg
http://s7.uploads.ru/t/f4nhO.jpg
http://s7.uploads.ru/t/NQBGl.jpg

Отредактировано Государкин Сергей (10-03-2016 06:09:35)

59

Все служившие в полку или 35 ДШБ помнят проходивший рядом с расположением части автобан
http://s7.uploads.ru/t/Jvpal.jpg

и виадуки, по которым приходилось частенько топать в сторону Гросс Гаглова и обратно...

http://s7.uploads.ru/t/lxsTr.jpg

Вот так выглядел  полк с виадука во время моей службы....

http://s7.uploads.ru/t/4zRD9.jpg

А так сейчас
http://s6.uploads.ru/t/ZYzCW.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Q2rvc.jpg

60

А еще была не забываемая "автострада" - это коридор в казармах...

Вот так он выглядел во время нашей службы...

http://s7.uploads.ru/t/NQ0J4.jpg

так после того, как мы покинули расположение...

http://s7.uploads.ru/t/0i9rf.jpg
http://s6.uploads.ru/t/2ywtG.jpg
http://s7.uploads.ru/t/ai8pD.jpg

а так выглядит сейчас...

http://s2.uploads.ru/t/w4Rrk.jpg
http://s2.uploads.ru/t/JcdRq.jpg
http://s6.uploads.ru/t/Hmrgx.jpg


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Котбус/Cottbus » Котбус.(Cottbus )