Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .


 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » #Вторая мировая » Германская военная техника до и во время ВМВ.


Германская военная техника до и во время ВМВ.

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

55826,64 написал(а):

Загляни в реальный танк Хетцер.

Там есть целая серия таких видиков,много танков.
Хетцер вроде и совсем не танк совсем.САУ.

32

Противотанковый «Шершень», он же «Носорог».

САУ Ferdinand в перечне немецких самоходных артиллерийских установок периода Второй мировой войны стоит особняком. По ряду показателей, включая вооружение и броневую защиту, эта машина является выдающейся. Но выпущено этих САУ было сравнительно немного. Впрочем, были и другие немецкие истребители танков, вооружённые такой же противотанковой пушкой 8.8. cm Pak 43. И построили их немцы гораздо больше. Речь идёт о 8.8 cm PaK 43/1 auf Geschützwagen III/IV (Sf), более известной как Hornisse (немецк. «шершень»), или Nashorn («носорог»). К слову, очень часто как раз эту САУ путали с Ferdinand, что вполне объяснимо: по размерам Nashorn тоже был совсем не маленькой машиной.

                                Механизация тяжёлого вооружения.

Вопросом механизации тяжёлой артиллерии немецкие военные озаботились ещё в конце 30-х годов. Тогда речь шла о создании «самоходных лафетов» для перевозки тяжёлых орудий, целью для которых должны были стать оборонительные сооружения. Для таких машин часто использовалось обозначение Betonknacker, «истребитель ДОТ-ов». Разработкой подобных установок занимались две компании — Krupp и Rheinmetall-Borsig. Поначалу серьёзных успехов на этом поприще немцам достичь не удалось. Ни Pz.Sfl.IVa, ни Pz.Slf.V в крупную серию так и не пошли. Машины получили очень мощные орудийные системы, но платой стала низкая подвижность. Да и вместо вражеских укреплений основными целями для подобных машин оказались вражеские тяжёлые танки.

http://sd.uploads.ru/t/Lo2qF.jpg
Противотанковая пушка 8.8 cm Pak 43/41 во дворе завода Alkett. Самоходная установка на заднем плане позволяет оценить размер орудия.

Новый всплеск интереса к теме «самоходных лафетов» появился в начале 1942 года в связи с развитием немецкой противотанковой артиллерии. Увеличение её калибра и огневой мощи влекло за собой рост размеров и, что ещё хуже, боевой массы. В то же время подвижность для противотанковой артиллерии являлась очень важным параметром. Если 3.7 cm Pak спокойно можно было таскать по полю расчётом из пары-тройки человек, то даже 5 cm Pak 38 требовала гораздо больше усилий. Для облегчения перевозки силами расчёта у этой противотанковой системы появилось специальное колёсико. Весной 1942 года началась эксплуатация 7,5 cm Pak 40. Это орудие позволило достаточно уверенно бороться с советскими тяжёлыми танками, но весило около полутора тонн. Штатный расчёт из 8 человек перетаскивал эту пушку по полю с трудом.
И это был далеко не предел. В июне 1942 года военные заговорили о том, что вермахту не повредила бы противотанковая пушка калибра 88 мм с лучшими характеристиками пробития, чем у зенитной пушки Flak 18. Первым таким орудием стала 8.8 cm Flak 41, разработанная Rheinmetall-Borsig. Выдающиеся характеристики пробития этой пушки сочетались с боевой массой 8 тонн.
Концерн Krupp предложил свой вариант — 8.8 cm Pak 43. Это орудие предназначалось лишь для ведения огня по наземным целям, и его боевая масса оказалась значительно ниже. Впрочем, она всё равно оказалась не маленькой — 3650 кг в боевом и 4750 кг в транспортном положении. При этом для ведения огня орудие требовалось сначала снять с колёсного хода и разложить в боевое положение. Вариант на лафете 10 cm Leichte Kanone 41, получивший обозначение 8.8 cm Pak 43/41, получился менее тяжёлым. Но и орудие массой 4350 кг таскать по полю расчёт мог с огромным трудом. Брошенные расчётами пушки этого типа не являлись редкостью на полях сражений. Способствовал этому и дульный тормоз, благодаря ему первый же выстрел демаскировал позицию немецких противотанкистов.

http://sd.uploads.ru/t/37ebj.jpg

Немецкая картинка военного времени наглядно показывает, для чего была создана САУ Hornisse.

Понимание того, что такое противотанковое орудие будет иметь низкую подвижность на поле боя, пришло к немецкому командованию быстро. Но буксируемые системы были сравнительно дёшевы, что позволяло массово насыщать ими войска. Тем не менее на совещании 23-25 июля 1942 года, которое проводил рейхсминистр вооружений и боеприпасов Шпеер, был поднят вопрос о подходящем самоходном шасси. К тому моменту Rheinmetall-Borsig работал над самоходным лафетом, предназначенным для установки 149-мм гаубицы sFH 18. Вполне логично выглядела идея разработать вариацию этого же шасси для установки на нём 8.8 cm Pak 43.
Правда, к тому моменту дизайн Pak 43 ещё не был окончательно утверждён, да и у Krupp имелись свои виды на то, как должна выглядеть самоходная установка подобного типа. Этим концерном был предложен переработанный вариант Pz.Sfl.IVc, шасси с весьма бурной и печальной судьбой. Поначалу его разрабатывали как истребитель ДОТ-ов, но до изготовления опытной машины дело не дошло. Перепроектированный вариант предполагал использование 8.8 cm Pak 43 с немного изменённым орудийным щитом. Работы над этим проектом дошли до стадии изготовления полноразмерного макета, но и он не был построен в металле. К тому моменту, когда макет построили, работы по шасси Rheinmetall-Borsig подходили к концу, да и Гитлер был настроен иметь одну базу для двух тяжёлых орудий.

http://s9.uploads.ru/t/5WPGj.jpg

Первый серийный образец Hornisse, февраль 1943 года.

Разработка истребителя танка на шасси s.Sfl. auf Pz.Kpfw.III/IV Fg.St., как оно первоначально называлось в документах, легла на Alkett. Это предприятие в Шпандау, пригороде Берлина, являлось подразделением Rheinmetall-Borsig. Стоит отметить, что достигнутый прогресс по шасси, упоминавшийся выше, относился к Geschützwagen für sFH 18/1. Планов строить опытный образец истребителя танков не было, поскольку база обеих машин была одинаковой.
При проектировании шасси за основу был взят средний танк Pz.Kpfw.IV. В финальном варианте шасси, известном как Geschützwagen III/IV, ведущие колёса и элементы трансмиссии брались от Pz.Kpfw.III. Это упрощало производство на Alkett, где собирали самоходные установки StuG 40. Для получения просторного боевого отделения, расположенного в кормовой части, двигатель и систему охлаждения пришлось сместить в центральную часть шасси, что сильно осложнило обслуживание моторного отделения. Для обеспечения притока воздуха по бортам появились большие воздухозаборники. Конструкция рубки и отделения управления также были позаимствованы у Geschützwagen für sFH 18/1. Изменять пришлось только передние листы рубки. Такой же, как у Geschützwagen für sFH 18/1, осталась и толщина брони.

http://s4.uploads.ru/t/q8fln.jpg

Машина выпуска февраля-первой половины марта 1943 года. Воздухозаборники системы охлаждения тормозов ещё раннего типа
Очень похожей оказалась и конструкция орудийной установки. Качающаяся часть 8.8 cm Pak 43 L/71 (данная версия получила обозначение Pak 43/1) ставилась на специальную тумбу. Спереди орудие прикрывалось массивной бронировкой. Поскольку орудие имело унитарное заряжание, экипаж уменьшился до 5 человек. Боекомплект составил 40 патронов. В машине находился пулемёт MG 34 и 2 пистолета-пулемёта MP 40, которые использовались для обороны от пехоты противника. Машина получилась на 2 тонны тяжелее Geschützwagen für sFH 18/1 — её боевая масса составила 24 тонны. Динамические характеристики ухудшились не сильно, но свою негативную роль увеличение массы сыграло позже.

http://s7.uploads.ru/t/eJDha.jpg

Со второй половины марта машина получила воздухозаборники иной конструкции.

В январе 1943 года шло бурное обсуждение планов производства новой самоходной установки. За это время появилось аж три варианта обозначения машины. В двух из них в индексе присутствовало слово Hornisse, то есть «шершень». Вариант 8.8 cm Panzerjäger 43/1 (L/71) Hornisse использовался в инструкциях по эксплуатации. Всего же за 1943 год машину обозначали семью названиями! Неудивительно, что чаще использовалось обозначение Hornisse. В конце января 1943 года самоходная установка получила сквозной индекс Sd.Kfz.164, хотя в металле машин этого типа всё ещё не существовало.
Alkett, не пожелавшая строить Geschützwagen für sFH 18/1, более известные как Hummel, от выпуска истребителя танков отказываться не стала. 22 января 1943 года в Дюссельдорфе был подписан контракт на изготовление 420 Hornisse. Первые машины планировалось сдать уже до конца января 1943 года, в марте завод должен был выйти на проектную мощность, строя по 30 машин в месяц. Дополнительный контракт на изготовление 150 Hornisse был подписан в тот же день с Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie. Первые 5 машин завод сдавал в мае 1943 года, а с июля 1943 и до марта 1944 года здесь планировалось строить по 15 штук. Общий объём выпуска САУ должен был составить 570 машин.

http://sf.uploads.ru/t/ySFAg.jpg

Глушители устанавливались на Hornisse вплоть до июня 1943 года. Экипажи от них были не в восторге.

На практике первые 14 машин удалось сдать лишь в феврале. В планы пришлось вносить серьёзные коррективы. На совещании 6-7 февраля 1943 года Гитлер установил более высокий приоритет для Hummel, которые включались в состав батарей при танковых дивизиях. Что же касается Hornisse, то они отходили на второй план. Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie так и не выпустила ни одного Hornisse, полностью переключившись на производство Hummel. Alkett пришлось в одиночку выпускать истребитель танков. Темпы выпуска удавалось держать на высоком уровне: 30 САУ было изготовлено в марте, 41 в апреле, по 35 в мае и июне, 44 в июле. Это позволило с конца марта 1943 года начать формировать тяжёлые противотанковые дивизионы.

http://se.uploads.ru/t/1Lto6.jpg

Так выглядели Nashorn основного выпуска. Более поздние переделки были минимальными.

Различные изменения в конструкцию машин вносились ещё на старте производства. Самые первые Nashorn имели воздухозаборники охлаждения тормозов по типу Pz.Kpfw.III Ausf.F. Уже в марте их заменили на более развитые воздухозаборники. Всего за март было внесено не менее пяти различных переделок.
В апреле 1943 года, начиная с 51-й машины, вместо телескопического прицела ZF 3×8 стал ставиться перископический прицел Sfl.ZF.1a. В мае толщина орудийного щита увеличилась с 10 до 15 мм, тогда же с САУ убрали правую фару. Важным изменением стала переделка крепления орудия по-походному. Теперь его можно было отсоединить прямо с места механика-водителя, что было удобно в случае внезапного появления противника. Кроме того, в мае появилось своеобразное полукольцо за подвижной бронировкой системы. Как и Hummel, в июне 1943 года САУ Hornisse лишилась глушителя.

http://s5.uploads.ru/t/5gpOq.jpg

В мае 1943 года фару на правом крыле убрали.

В августе производство Hornisse сильно «просело». За этот месяц было сдано всего 16 машин, в сентябре 27. Ситуация выправилась в октябре, когда удалось сдать 42 машины. 23 и 26 ноября 1943 года завод Alkett подвергся массированной бомбардировке. Британскому Бомбардировочному командованию удалось нанести заводу очень серьёзный урон. Часть цехов была уничтожена. Производство удалось частично перенести на другую площадку, за ноябрь были построены 24 машины. В декабре было произведено 37 машин, на этом производство встало. Всего за 1943 год удалось сдать 345 машин данного типа.
Тяжёлая ситуация после бомбардировки завода привела к тому, что постепенно выпуск Hornisse в Шпандау сворачивался. Последние 25 самоходных установок данного типа сдали в феврале 1944 года. Таким образом, всего завод Alkett построил 370 таких САУ с серийными номерами шасси 310001-310370. Несмотря на все проблемы, недобор, по сравнению с первоначальным планом производства, составил всего 50 Hornisse.

http://s4.uploads.ru/t/KowQX.jpg

Переделанное крепление орудия по-походному. Теперь его можно было отцепить, не выходя из машины.

Производство истребителей танков Hornisse могло прекратиться и без английских бомбардировок. Опыт применения этих САУ летом-осенью 1943 года не внушил немецкому командованию особого оптимизма. У машины не было ни бронирования StuG 40, ни подвижности Pz.Sfl.IVc. Предполагалось, что вместо Hornisse будет выпускаться Jagdpanther. Но на этот раз здравый смысл победил: лучше иметь не самую лучшую противотанковую САУ, чем не иметь их совсем. Jagdpanther вплоть до осени 1944 года выпускалась в мизерных количествах, в итоге так и не став полноценной заменой для Hornisse.
В результате возникла здравая идея продолжить выпуск старых машин, тем более что резервная площадка для этого имелась. Ещё 22 мая 1943 года с Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie был подписан контракт SS 210-8911/43 на выпуск 2064 машин на шасси GW III/IV. Производство Hornisse переносилось на мощности Werk Teplitz-Schönau в чешском Теплице. Первые 25 орудий прибыли туда в феврале 1944 года, но реально производство началось в апреле, когда было сдано 20 машин.

http://s5.uploads.ru/t/j3T6t.jpg

Боевое отделение во всей красе. На месте убранного глушителя появились крепления для запасных опорных катков.

Предполагалось, что в Теплице построят всего 100 таких машин, и поставки завершатся в июне 1944 года. К этому времени ожидались массовые поставки Jagdpanther, да и выпуск Hornisse отъедал ресурсы для постройки необходимых вермахту Hummel. Тем не менее за 1944 год Werk Teplitz-Schönau построил 108 машин. 6 июня 1944 года 6-й отдел Департамента вооружений использовал в их отношении обозначение Nashorn, то есть «носорог». Оно использовалось и раньше, но на сей раз было утверждено официально. Правда, иногда в документах она по-прежнему обозначалась как Hornisse. Индекс машины менялся ещё пару раз, но обозначение Nashorn прижилось окончательно. Оно часто использовалось в переписке.
Остановленное в декабре производство Nashorn возобновилось с января 1945 года. Всего до марта 1945 года было построено ещё 16 машин. В марте 1945 года предполагалось, что из 430 шасси G.W.III/IV 180 пойдёт на выпуск Nashorn. Планы эти, впрочем, так и не были реализованы, в том же месяце выпуск всех САУ на заводе Werk Teplitz-Schönau прекратился. Всего здесь выпустили 124 Nashorn с серийными номерами в диапазоне 310371-310500. Стоит отметить, что, в отличии от Hummel, ни переделанной рубки отделения управления, ни изменённых воздухозаборников на истребителях танков так и не появилось.
Много пушки и машины, мало подвижности и брони
Приготовления к боевому применению новых истребителей танков начались ещё до того, как первый образец Hornisse был построен. 30 января 1943 года был утверждён штат K.St.N 1148b для батареи истребителей танков Hornisse. Первоначально батарея должна была иметь 10 машин, из которых 6 входило в состав 3 взводов, 3 оставались в резерве, а десятая машина, оснащённая радиостанциями FuG 8 и FuG 5, была командирской. 25 марта 1943 года было принято решение свести 3 батареи в 560-й тяжёлый дивизион истребителей танков Hornisse (s.Pz.Jg.Abt 560). 1 апреля был утверждён новый вариант K.St.N 1148b, согласно которому в батарею входило уже по 14 машин. Теперь командирских машин было две, а в каждом взводе насчитывалось по 4 Hornisse. В дивизион по штату K.St.N. 1155b, утверждённому 30 марта 1943 года, входили 3 таких батареи, плюс 3 Hornisse имелись в штабе дивизиона. Таким образом, всего дивизион s.Pz.Jg.Abt. Hornisse должен был насчитывать 45 истребителей танков.

http://sf.uploads.ru/t/bjLek.jpg

Трофейный Hornisse выпуска весны 1943 года на НИБТ Полигоне, 1944 год
Достаточно высокий темп производства Hornisse позволил 14 апреля 1943 года начать формирование второго дивизиона — s.Pz.Jg.Abt 655. 25 апреля началось формирование третьего дивизиона, получившего обозначение s.Pz.Jg.Abt 525. Полной боеготовности 560-й и 655-й дивизионы достигли в мае 1943 года. В июле 1943 года в ходе операции «Цитадель» эти дивизионы впервые использовали Hornisse на поле боя. Тогда же советские военнослужащие впервые спутали их с тяжёлыми истребителями танков Ferdinand. В частности, в генштабовской книге 1944 года, посвящённой Курской битве, упоминаются два дивизиона Ferninand, действовавших на южном фасе Курской дуги. На самом деле это были Hornisse. Спутать их не так уж и сложно: вооружение одинаковое, да и силуэт у установок с кормовым расположением боевого отделения достаточно похож.

http://sa.uploads.ru/t/j8ar6.jpg

Интересно, что у этой машины ведущие колёса от раннего Pz.Kpfw.III.

Несомненным плюсом САУ являлось очень мощное и точное вооружение, под которое, собственно, Hornisse и создавалась. Расчётам удавалось успешно поражать цели на дистанции в 2-3 километра. А вот шасси установок преподнесли неприятные сюрпризы ещё в момент обучения. В ходе тренировок дивизиона s.Pz.Jg.Abt 560 на 5 машинах пришлось менять двигатели, пострадавшие от перегрева. Одной из причин этого были проблемы с тахометрами. На 4 машинах возникли проблемы с различными элементами трансмиссии. Нарекания вызвала выхлопная труба, установленная прямо под люками доступа в боевое отделение. Выхлопные газы нагревали патроны в снарядной укладке, что могло привести к беде. Также возникли проблемы с прицелами, что и стало причиной их замены на Sfl.ZF.1a, о которой упоминалось выше.
Масса проблем выявилась и после отправления установок на фронт. Перегрев двигателей никуда не делся, что, с учётом увеличения боевой массы по сравнению с Hummel, не удивительно. Имели место проблемы с прицелами, возникавшие при движении САУ. К ним прибавились неполадки с механизмами наведения орудий. Требовался новый механизм крепления орудий по-походному. Ещё до ввода в бой дивизион понёс первые потери: один Hornisse подорвался на мине, заложенной партизанами, а 21 июня ещё 7 повредила советская авиация.

http://s8.uploads.ru/t/dHlBw.jpg

Задние брызговики и подножки над глушителем — полевая модификация.

Результаты боевого применения оказались весьма неоднозначными. С одной стороны, батареи рапортовали о десятках уничтоженных советских танков. С учётом того, что боестолкновения происходили на дальних дистанциях, реальные итоги боёв вполне могут соответствовать написанному. Другое дело, что к 31 августа 1943 года в s.Pz.Jg.Abt. 560 осталась 31 САУ Hornisse, из них лишь 18 находились в строю. В s.Pz.Jg.Abt. 655 к тому же времени осталось 40 машин, из них в рабочем состоянии — 26.
В ходе боевых действий машины преследовали мелкие неисправности. Успех им сопутствовал в том случае, если машины находились в обороне, желательно на заранее подготовленных позициях. Ситуация менялась, когда немецкая пехота использовала машины как штурмовые. Да-да, не только в Красной армии считали, что любая бронированная повозка с пушкой является средством непосредственной поддержки пехоты. Немецкая пехота тоже часто занималась привлечением САУ к не свойственным им задачам. И в таких случаях на поверхность вылезали две серьёзные проблемы. Первая заключалась в размерах. При ширине и высоте под 3 метра Hornisse являлась отличной мишенью. Вторая проблема состояла в том, что эта мишень в лобовой проекции защищалась максимум 30-ю мм броню.

http://sd.uploads.ru/t/5cgLr.jpg

Машина выпуска осени 1943 года. На траках видны дополнительные грунтозацепы.

В августе-сентябре 1943 года было сформировано ещё два дивизиона — 93-й и 519-й. В декабре 1943 года к ним присоединился s.Pz.Jg.Abt. 88. Он стал последним, получившим полагающиеся по штату 45 машин. Таким образом, всего удалось сформировать 6 дивизионов, полностью укомплектованных Hornisse. Ещё 12 машин попало в батарею 664-го дивизиона истребителей танков, имевшего на вооружении буксируемые пушки Pak 43.
Уже в ноябре 1943 года немецкое командование стало задумываться о замене. Опыт боёв показал, что при таком крупном силуэте и отсутствии противоснарядной брони шансов в бою на средних и ближних дистанциях у Hornisse немного. К 30 декабря 1944 года из 478 выпущенных на тот момент машин у вермахта осталось 165, из них 130 в строю.

http://s4.uploads.ru/t/fe3Nm.jpg

Экипажи этих машин явно не поскупились, навешивая на САУ запасные траки.

По мере поступления в войска истребителей танков Jagdpanther и Jagdpanzer IV ими заменяли Hornisse. К концу 1944 года только s.Pz.Jg.Abt. 88 и s.Pz.Jg.Abt. 525 оставались полностью укомплектованными этими машинами. Сама концепция такой машины, как Hornisse, оказалась ошибочной. Как «повозка для пушки» она получилась чересчур дорогой, большой и тяжёлой. Лучше могло показать себя что-то более лёгкое и простое, желательно с возможностью демонтажа орудия. Именно так появилась концепция Waffenträger. Правда, шасси Pz.Kpfw.IV для этих целей всё равно не подошло, как и GW III/IV. В феврале 1944 года от использования этих баз в качестве шасси для Waffenträger немцы отказались.

http://s9.uploads.ru/t/o3Kmc.jpg

Загрузка дополнительного боекомплекта. На САУ с орудиями крупного калибра дефицит снарядов являлся едва ли не нормой, причём как у немецкой, так и у советской сторон.

До наших дней в комплектном состоянии сохранилось всего два экземпляра Hornisse/Nashorn. Первый, с серийным номером 310030, был изготовлен в марте 1943 года. На нём уже есть некоторые переделки первой волны, включая новые воздухозаборники системы охлаждения тормозов. Уже после войны она лишилась выхлопной трубы. Эта машина была захвачена на Курской дуге, сейчас её можно увидеть в новой экспозиции парка «Патриот». Вторая машина, более позднего выпуска, долгое время находилась на площадке возле Абердинского полигона в штате Мэриленд, США. В настоящее время её перевезли в депо Эннистон, для посетителей она не доступна.
Наконец, в наше время в Нидерландах идёт восстановление третьей машины с серийным номером 30063. САУ собирают буквально из кусков. В ней будут использованы не родные агрегаты моторно-трансмиссионной группы, но экстерьер воссоздаётся максимально аутентичным.

Источник Ссылка

33

"Тяжелая вода" Гитлера.

http://s8.uploads.ru/t/ihGcA.jpg

Это был самый главный секрет Гитлера: немецкие ученые сообщили фюреру, что могут сделать атомную бомбу. Получи ее Германия – и победа была бы за ней.Но чтобы сделать бомбу, немецким ученым требовалась «тяжелая вода», единственный завод по ее производству был в Норвегии. В 1943 году группа норвежских коммандос была послана разрушить этот завод.Немцы очень плотно занимались ядерной темой. Шансы, что они создадут бомбу во время войны, были малы, но ставки были слишком высоки, и надо было им помешать. Успех или неудача этой диверсии могли определить исход Второй Мировой войны.В 20-30-е годы немецкие ученые были лидерами в исследовании атомного ядра, а ключевой фигурой был Вернер Гейзенберг, за создание квантовой механики его удостоили Нобелевской премии по физике в 1932 году. Позже он возглавил программу атомных исследований в институте кайзера Вильгельма в Берлине.
В 30-х годах Гитлер начал преследование немецких евреев, и многие выдающиеся ученые бежали из страны, одни из них был Альберт Эйнштейн. Один из отцов ядерной физики, он написал письмо президенту Рузвельту в 1939 году, где предупреждал его, что расщепление атома может породить оружие небывалой разрушительности. Демократические страны должны быстро вмешаться, иначе немецкие ученые получат его первыми, и у Гитлера появился атомная бомба.
Но Америка не участвовала в войне. Пока предостережение Эйнштейна обсуждалось, группа Гейзенберга разработала ядерный реактор – первый шаг на пути создания ядерного оружия. Ключевую роль в процессе играло вещество под названием оксид дейтерия – «тяжелая вода». Программа атомной бомбы Гитлера не могла быть продолжена без этого компонента.
Фабрика «Норск Гидро» под Рьюканом в Норвегии была самым крупным заводом по производству «тяжелой воды» в Европе. Когда нацистская Германия оккупировала страну в апреле 1940 года, «Норск Гидро» был взял под плотный контроль.
В мае 1940 года немцы вторглись в Бельгию и захватили запасы урана, добытые в ее колонии – Конго. Два дня спустя, они вторглись во Францию, и взяв Париж, захватили первый в мире циклотрон. Теперь у Гитлера было все необходимое для того, чтобы вести работы по созданию ядерного оружия.
Летом 1940 года, стоя перед угрозой нацистского вторжения в Британию, премьер министр Уинстон Черчилль был озабочен гитлеровской ядерной угрозой сильнее, чем американцы.
Он собрал комитет MOD, чтобы оценить предполагаемую угрозу нацистской атомной бомбы. Ему ответили, что урановая бомба теоретически возможна… Тогда в конце 1941 года британская разведка выяснила, что немцы значительно увеличили производство «тяжелой воды».
Информацию передали профессору Джонсу – главному научному советнику отдела научной разведки Министерства ВВС. Разведка передала сведения правительствам Британии и Соединенных Штатов. Американцы внезапно проявили к этому интерес. После Перл-Харбора Гитлер объявил войну США. Так началась гонка за атомную бомбу.
В 1942 году американские и британские ученые начали крупнейший военно-научный и промышленный проект: на базе в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, стартовал секретный «Манхэттенский проект», в котором так или иначе участвовало до ста тысяч человек.
Черчилль знал, что если Гитлер создаст атомное оружие, Лондон станет его первой мишенью. Британцам следовало лишить немцев главного компонента – «тяжелой воды», производящейся на заводе «Норск Гидро» в Веморке, Норвегия.
Завод находился возле Рьюкана – промышленного городка в долине к западу от норвежской столицы Осло. Добрать туда было нелегко: он был окружен суровыми горными массивами провинции Телемарк. До берега и до границы с нейтральной Швецией было почти 160 километров. Именно этот завод стал приоритетной целью британской разведки.
Британская разведка всячески поддерживала движение сопротивления в захваченной нацистами Европе, миссия была поручена норвежской секции, но требовалась точная информация.
Британцы уже наладили сообщение между Норвегией и Шетландскими островами, переправляя своих агентов с помощью рыбацких шхун. Для проведения разведки на месте выбрали Эйнера Скиннерланда, инженера «Норск Гидро».
Он вернулся с точной и подробной информацией об заводе. После этого в Intelligence Service был разработан план диверсии. Полковник Джек Уилсон, глава норвежской секции, отправил на задание команду из четырех агентов под кодовым названием «Граус» — «Тетерев».
В октябре 1942 года их сбросили на плато Хардангер. Группе была поставлена задача: встретить через месяц отряд десантников-коммандос. Группа устроила базу в лыжном домике в нескольких километрах к западу от завода «Норск Гидро».
Два планера «Хорса», буксируемые бомбардировщиками Королевских воздушных сил, должны были доставить группу коммандос – 34 человека, в их числе саперы и подрывники. Погодные условия были плохими, и они еще ухудшились, когда самолеты подлетали к Норвегии. Один из «Галифаксов» был вынужден отцепить свой планер. Он разбился к северу от Ставангера. Из 17 коммандос, бывших на борту, 8 человек погибли, остальные получили ранения.
Вторая группа продолжила полет над Норвегий к зоне высадки. Спустя несколько минут и «Галифакс» и планер разбились, врезавшись в горный склон. Как ни удивительно, 14 человек уцелели, но были обнаружены и 8 из них погибли в бою. Взятые в плен позже были расстреляны.
После провала операции «Фрешмен» («Новичок») разведке пришлось начать все заново. Любое прямое нападение британских коммандос на этот объект стало бы самоубийством. Поэтому пришлось собрать группу диверсантов из норвежцев, бежавших от нацистской оккупации. Двадцатиоднолетнего Иоахима Роннеберга назначили старшим группы.
«Нам сообщили, что наша цель Веморк – завод «тяжелой воды». А еще нам рассказали о том, как были уничтожены британские коммандос, доставленные в Норвегию на планерах, и о маленькой группе норвежцев в глубине страны. Нас там ждали», — рассказывает Иоахим Роннеберг.
Из многих норвежцев, служивших в разведке и в частях британской армии, Роннеберг выбрал пятерых. Группа получила кодовое название «Ганнерсайд».
Все понимали, что положение изначально очень нелегкое, ведь немцы нашли в одном из разбившихся планеров карту, на которой был помечен «Норск Гидро», и усилили охрану завода.
Каждому члену группы выдали капсулу с цианидом на случай плена. Цена провала миссии – не только гибель участников, но и зловещая тень нацистской ядерной бомбы над всей Европой.
Подготовка операции «Ганнерсайд» продолжалась, группа Роннеберга тренировалась в Шотландии, а группе «Граус» — в 1943 году их переименовали в «Swallow» («Ласточка») – пришлось пережить суровую зиму на базе в Сандватне: припасы подошли к концу и им пришлось выживать. Группе «Ганнерсайд» не терпелось отправиться на задание, но миссию несколько раз откладывали из-за непогоды.
Наконец, поступил приказ: 17 февраля 1943 года их сбросили в Норвегии. Из-за непогоды группа приземлилась далеко к север от базы Сандватне, сильные ветра еще больше усложнили прыжок.
«Мы приземлились. Никогда не пострадал. Сразу после посадки ветер усилился, он подхватил парашют с прикрепленными к нему тремя рюкзаками и понес так быстро, что мы не успевали за ним. К счастью, мы нашли его на открытом участке, если бы потеряли его, не знаю, как бы мы справились с заданием, потому что рюкзаках было все: еда, снаряжение, все необходимое».
Группа была отлично снаряжена: канадскими лыжными ботинками, норвежскими лыжами, пистолетами-пулеметами «Томпсон», взрывчаткой и запасом сухого мяса.
Диверсанты вышли на соединение с группой «Граус», но поднялась буря, пришлось укрыться в хижине, пока все не стихло. Спустя два дня по дороге к месту встречи норвежцы увидели двух лыжников. Сначала они заподозрили, что это немецкий патруль, но потом они узнали своих, и вот, спустя тридцать дней, норвежцы, наконец, встретились. Теперь они были готовы к диверсии на заводе «Норск Гидро» в Веморке.
27 февраля 1943 года девять диверсантов отправились на задание. На базе остался только радист. Все диверсанты были одеты в британскую форму, они не хотели, чтобы в них узнали бойцов норвежского сопротивления, ведь от нацистских репрессий могли пострадать невинные граждане.
Добравшись до края ущелья глубиной в 100 метров, группа встала перед выбором: «снят» часовых и пересечь мост или пойти более трудным путем – через ущелье. Не желая спровоцировать немцев на репрессии против населения, группа выбрала ущелье.
В кромешной тьме по скользким камням они начали спуск. После изнурительного подъема из ущелья группа вышла со стороны завода и прошла по железнодорожным рельсам, чтобы не наскочить на мины. Оказалось, что ворота внешней ограды не охранялись, а были просто заперты на цепь и висячий замок. Ключевой для гитлеровского атомного проекта объект был взломан всего лишь парой саперных кусачек.
Внутри диверсанты разделились на две группы: одна состояла из подрывников, а другая следила за немецким караульным помещением. Группа подрывников обнаружила, что дверь на завод «тяжелой воды» была надежно заперта. В поисках другого входа они разделились. Роннеберг с товарищем нашли узкий канал для укладки кабелей, который вел в цех концентрации «тяжелой воды». Попав внутрь, они стали размещать подрывные заряды, а вскоре к ним подоспели и остальные подрывники – они влезли, разбив окно.
Шнур должен был гореть только 30 секунд. Подрывники отошли. Чтобы показать немцам, что это была британская военная операция, на месте оставили «Томпсон».
Взрыв оказался на удивление слабым, немецкие охранники его даже не услышали, и диверсанты незамеченными ушли назад через ущелье.
Почти тонна «тяжелой воды» была уничтожена, а установки высокой концентрации полностью разрушены. Гитлеровской атомной программе был нанесен тяжелый удар.
Группа диверсантов разделилась: одни отправились к нейтральной Швеции за 320 километров и вернулись в Британию спустя 10 дней, другие остались в Норвегии помогать сопротивлению.
Последующие три недели 12 тысяч немецких солдат искали диверсантов на плато Хардангер. В бесплодных поисках самолеты Люфтваффе сделали сотни вылетов. Один из диверсантов чуть не погиб: Клаус Хельберг, радист группы «Swallow», вернулся в хижину, где ранее находилась группа. Немцы обыскивали местность, и при отходе Клаус наткнулся на патрули. Хельберг побежал, а немцы пустились за ним.
«Я не очень испугался, но подумал: что ж, это мой конец. Но все же я был рад, что у нас все получилось в Веморке, а вскоре, спустя, четверть часа, почти все немцы отстали, они не успевали за мной, кроме двоих, они преследовали меня час, а может и два часа. Потом один из них устал, второй шел за мной целый час, может два».
Хельберг бежал на закат, чтобы преследователю было трудно целиться. Под конец погони немец был так близко, что достал пистолет и крикнул: «Руки вверх!». Хельберг действовал по наитию.
«Я достал пистолет и сделал два выстрела, не попал. Тогда стрелять начал он, тоже не попал. А когда патроны закончились, он бросился бежать. Я выстрели два раза, он убежал. Стемнело, я продолжил идти в темноте. Я смотрел на звезды, видел полярную звезду и точно знал свое направление».
Хельберг остался в Норвегии до конца войны одним из координаторов разведки в Сопротивлении. В Англии Уинстон Черчилль был восхищен результатом диверсии. Это был единственная операция Второй Мировой войны, в которой каждый участник получил высшую военную награду – крест Виктории.
Но диверсия не положила конец ядерному проекту нацистов. Производство «тяжелой воды» в Веморке продолжили, смонтировав новые установки высокой концентрации.
Новости дошли до Лондона, и разведка была вынуждена провести новую операцию, на этот раз с воздуха. 16 ноября 1943 года 160 самолетов Boeing B-17 Восьмой армии ВВС США взяли курс к Норвегии. Через несколько минут летающие крепости сбросили более 700 двухсоткилограммовых бомб, но ни одна не повредила завод.
Хотя ущерб был незначительным, немцы решили вывести остатки запасов «тяжелой воды» в Рейх. Задание помешать этому дали Кнуту Хаукелиду – одно из тех членов группы «Ганнерсайд», кто остался в стране.
Немцы решили перевезти 15 тысяч литров «тяжелой воды» в порт Маэль поездом, а оттуда переправить ценный груз через озеро Тинше и далее в Германию.
И поезд, и сама дорога надежно охранялись. Проще всего было подорвать паром через озеро, но диверсия поставила бы под удар норвежскую команду и пассажиров. Суть дела изложили норвежскому правительству в изгнании в Лондоне. Было решено, что диверсию следует предпринять, несмотря на жертвы среди гражданских.
На рассвете 20 февраля трое норвежских диверсантов взошли на паром. В трюме корабля они поместили 9-килограммовый заряд взрывчатки. Взрыв должен был произойти в самой глубокой части озера.
На другой день все прошло по плану, в считанные минуты паром затонул на глубине 300 метров вместе со всеми запасами «тяжелой воды» нацистов. Хотя большинство пассажиров и членов команды уцелели, 4 немца и 14 норвежцев погибли. Но их смерти были не напрасны: эта диверсия положила конец атомному проекту Гитлера.
Устранив эту угрозу, союзники победили в атомной гонке и первыми создали бомбу. На рассвете 16 июля 1945 года ее испытали в пустыне штата Нью-Мексико. Благодаря горстке смелых норвежских диверсантов это ужасное оружие оказалось в руках союзников, а не у Адольфа Гитлера....

Источник Ссылка

34

http://sa.uploads.ru/t/4nT9a.jpg

                                       Лучший StuG.

Самым многочисленным образцом немецкой бронетанковой техники периода Второй мировой войны стала самоходная артиллерийская установка StuG III, или StuG 40. Вместе с похожими штурмовыми гаубицами StuH 42 было построено 11 300 таких машин. Но фронт требовал ещё больше штурмовых САУ, поэтому в Германии началась разработка боевых машин для тех же задач на других шасси. После боёв 1942–43 годов стало ясно, что истребителям танков Marder нужна замена. Вермахт хотел получить что-то менее высокое и лучше защищённое. Такими были предпосылки появления на свет героя сегодняшнего материала — истребителя танков Jagdpanzer IV. По совокупности характеристик эта машина стала лучшей немецкой САУ в средней весовой категории.

                                                 Альтернатива от VOMAG.

По-настоящему массовой StuG III стала далеко не сразу. Эти машины предназначались прежде всего для поддержки пехоты, и комплектовались ими не танковые части, а артиллерийские. В определённом смысле Stug III можно рассматривать как бюджетный вариант Pz.Kpfw.IV: стоимость Pz.Kpfw.IV без вооружения составляла 103,5 тысячи рейхсмарок, а StuG без вооружения обходился в 82,5 тысячи рейхсмарок.
Ситуация изменилась во второй половине 1942 года. Установка 43-калиберного орудия 7,5 cm StuK 40 превратила StuG в эффективное средство борьбы с танками, причём даже с такими хорошо защищёнными, как КВ-1. Позже появилась и 48-калиберная версия этого орудия. В конце 1942 года объём ежемесячного выпуска StuG 40 перевалил за 100 штук. А в декабре 1942 года появилась самая массовая машина в истории немецкой бронетанковой техники — StuG 40 Ausf.G. В феврале 1943 года к Alkett присоединился второй производитель StuG 40 — MIAG. В удачные месяцы два предприятия выпускали вместе до 300–350 этих САУ.
Практически одновременно с появлением на StuG длинноствольного оружия похожую пушку, 7,5 cm KwK 40 L/43, получил и Pz.Kpfw.IV. В отличие от Pz.Kpfw.III Ausf.K, который так и остался проектом, Pz.Kpfw.IV с длинноствольными пушками пошли в серию. Первые такие танки, поначалу называвшиеся Pz.Kpfw.IV Ausf.F2, были выпущены в марте 1942 года. В июле 1942 года их переименовали в Pz.Kpfw.IV Ausf.G. До июня 1943 года было выпущено 1927 Pz.Kpfw.IV Ausf.G.
Увеличение числа производителей Pz.Kpfw.IV произошло ещё раньше, чем в случае с StuG 40. Кроме Grusonwerk в августе 1941 года выпуском Pz.Kpfw.IV Ausf.F занялась фирма VOMAG, а в ноябре 1941 года — австрийская Nibelungenwerk. Второе предприятие было построено специально для выпуска танков, причём с июня 1944 года оно оказалось единственным производителем Pz.Kpfw.IV. А VOMAG (Die Vogtländische Maschinenfabrik AG) до войны был одним из крупных производителей грузовиков и автобусов.
До 1941 года VOMAG не строил танки, но уже в 1942 году прекратил производство грузовых машин. Это позволило к началу 1943 года увеличить объём ежемесячного выпуска танков на предприятии в 2 раза.

http://sh.uploads.ru/t/Wf4Py.jpg

Благодаря рациональным углам наклона защищённость рубки, по сравнению со StuG 40, заметно увеличилась.

К сентябрю 1942 года появились требования к усилению как вооружения, так и защиты немецких средних танков и самоходных установок на их базе. Одним из направлений этой работы стало проектирование танка 9/B.W., также известного как Pz.Kpfw.IV Ausf.H. Этот Pz.Kpfw.IV должен был получить бронирование лобовой части корпуса и бортов подбашенной коробки, установленное под рациональными углами наклона. От этой идеи пришлось отказаться, так как боевая масса модернизированного подобным образом танка увеличивалась до 28,2 тонн. Неудачей завершилась и попытка установить в башню Pz.Kpfw.IV 75-мм пушку Kw.K 42 L/70.
Параллельно велись работы по улучшению характеристик самоходных установок. Осенью – зимой 1942 года разрабатывалась САУ с 70-калиберной пушкой на базе разведывательного танка Gefechtsaufklärer Leopard. В декабре 1942 года фирма Alkett получила задание на модернизацию StuG III, в ходе которой машина должна была получить 7,5 cm KwK 42 L/70. Кроме нового оружия, машина получала рубку с рациональными углами наклона листов. Эта разработка дошла до стадии изготовления полноразмерного макета, построенного в 1943 году. Позже её материалы использовались при проектировании Jagdpanzer 38.

http://s4.uploads.ru/t/hDI1e.jpg

Демонстрация финальной версии макета Гитлеру 14 мая 1943 года. Макет получил курсовые пулемёты и новый смотровой прибор механика-водителя.

До стадии создания опытного образца дошла лишь разработка VOMAG. Задание, которое получила фирма из Плауэна, было очень похоже на то, над которым работала Alkett. Разница заключалась в том, что базой для самоходной установки служил Pz.Kpfw.IV Ausf.F. САУ поначалу планировалось вооружить 70-калиберной пушкой, но в дальнейшем спецификация изменилась. Установка столь длинного орудия однозначно привела бы к перегрузке передних опорных катков, позже это было одной из главных проблем Panzer IV/70.
Как бы то ни было, но в окончательной спецификации появилась другая система — 7,5 cm Pak 39 L/48. Данное орудие представляло собой модификацию 7,5 cm StuK 40 L/48, существенно отличавшуюся по принципу установки. В то время как на StuG орудие крепилось на тумбе, 7,5 cm Pak 39 L/48 крепилась на рамке. Это не только уменьшило массу системы, но и улучшило ситуацию с защитой. Установка в рамке позволила избавиться от выступов в рубке, которые являлись одним из уязвимых мест StuG III.

http://sa.uploads.ru/t/5vCVK.jpg

Первый опытный Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV на заводском дворе, октябрь 1943 года.

Конструкция рубки новой САУ получилась достаточно оригинальной. Рациональные углы наклона в ней получили не только бронелисты лобовой части, но и бортов. Лобовой лист рубки, установленный под углом в 40 градусов, обеспечивал защиту, эквивалентную защите листа толщиной 110 мм, установленного под углом 90 градусов. Толщина бортов рубки, установленных под углом 60 градусов, увеличилась до 40 мм. В отличие от StuG III ширина рубки здесь была равна ширине машины. Получившиеся ниши использовались для укладки боекомплекта, благодаря чему в машине удалось разместить 79 патронов к 75-мм орудию.
Благодаря рациональной компоновке машина получилась заметно ниже и без того невысокой StuG III. Высота машины, получившей обозначение kleine Panzerjäger der Firma VOMAG, составила всего 1,7 метра.
Имелись у этой конструкции и недостатки. Например, вместо командирской башенки командир получил лишь смотровой прибор кругового обзора в люке. Ещё два перископических прибора смотрели вперёд и влево. С другой стороны, башенка могла стать уязвимым местом САУ.

http://sd.uploads.ru/t/nNh4j.jpg

Главным отличием от макета стала новая заметно усиленная лобовая часть корпуса
Спецификация на самоходную установку была утверждена в феврале 1943 года. Уже к весне был готов полноразмерный макет, построенный на шасси Pz.Kpfw.IV Ausf.F. Изготовленная из дерева рубка имела характерную особенность — скруглённые соединения лобового и бортовых листов. После постройки макета в конструкцию САУ были внесены некоторые изменения. Был переделан смотровой прибор механика-водителя. В лобовом листе появилось оборонительное вооружение: под сдвигаемыми крышками находилось два курсовых пулемёта MG 42. Из-за низкой эффективности огня они могли использоваться разве что для отпугивания вражеской пехоты. Но это всё равно лучше, чем ничего. В таком виде 14 мая 1943 года макетный образец kleine Panzerjäger der Firma VOMAG был показан Гитлеру.

http://s5.uploads.ru/t/8SnPh.jpg

Подвижную бронировку орудийной маски также доработали. Но это ещё не финальный вариант.

Эволюция проекта продолжилась. Летом 1943 года было решено переделать лобовую часть корпуса. Дело в том, что лобовой лист корпуса Pz.Kpfw.IV Ausf.G, даже после его утолщения, был уязвим для огня орудий калибром больше 76 мм. Поскольку масса машины подошла к возможному пределу, за которым начиналось снижение надёжности ходовой части, было решено пойти по другому пути. Вместо 80-мм плиты, установленной под углом 78 градусов, САУ получила две — верхнюю, толщиной 60 мм, установленную под углом 45 градусов, и нижнюю, толщиной 50 мм, установленную под углом 35 градусов. Выступ с люками для обслуживания элементов трансмиссии сохранился. Благодаря этому решению самоходная установка среднего класса получила в лобовой проекции защиту на уровне тяжёлого танка. При этом боевая масса САУ осталась в разумных пределах: 24 тонны.

http://s9.uploads.ru/t/6Opix.jpg

Демонстрация опытного образца Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV Гитлеру 20 октября 1943 года.

Первая опытная машина, получившая обозначение Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV, («истребитель танков на шасси Pz.Kpfw.IV»), получила новую конструкцию подвижной бронировки. Она стала более массивной. К слову, за 1943 год обозначение САУ менялось как минимум 3 раза. Новая машина получила и бортовые экраны. В отличие от конструкций, которые устанавливались на Pz.Kpfw.III, Pz.Kpfw.IV и StuG 40, здесь экраны прикрывали только ходовую часть. Они дополнили бортовые экраны, которые с самого начала прикрывали моторное отделение.
20 октября 1943 года опытный образец самоходной установки осмотрел Гитлер. Машина была одобрена для запуска в серию.
Истребитель с запасом на модернизацию
Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV была принята на вооружение очень своевременно. С весны 1943 года бомбардировочная авиация англичан и американцев всё чаще начала вносить коррективы в планы немецкой промышленности. 26 и 28 ноября американские бомбардировщики утюжили завод Alkett. Работа в Шпандау встала, для производства САУ пришлось срочно искать резервную площадку. И тут готовая к серийному производству новая самоходка с более удачной конструкцией, чем у StuG 40, оказалась весьма кстати.

http://s9.uploads.ru/t/lMycv.jpg

Второй опытный образец, ноябрь 1943 года. Эта машина позже использовалась как учебная.

После бомбардировок Alkett к выпуску самоходных установок были привлечены заводы, строившие танки Pz.Kpfw.IV, в том числе Grusonwerk. В сложившейся ситуации можно было ожидать, что на Grusonwerk начнут строить детище VOMAG. Но вместо этого срочно была разработана самоходная установка StuG IV, гибрид готового шасси Pz.Kpfw.IV и рубки StuG 40. В августе 1944 года похожая конструкция стала выпускаться на заводе Nibelungwerk, называлась она Panzer IV/70(A). Этот кентавр с шасси Pz.Kpfw.IV и рубкой как у Panzer IV/70(V) разработали на Alkett. Тогда же, в августе 1944 года, начался выпуск Panzer IV/70(V).
Сложившуюся ситуацию вполне можно назвать незаурядной и даже дикой. С августа по ноябрь 1944 года немецкая промышленность выпускала пять (!) типов самоходных установок одного класса с двумя типами орудий калибра 75 мм и тремя типами шасси. И это не считая Jagdpanzer 38, которая создавалась как «бюджетный» вариант StuG 40.

http://sg.uploads.ru/t/Xmx2R.jpg

Эта машина смогла пережить войну — ныне она находится в экспозиции танкового музея в Мунстере (Германия)
Единственным производителем наиболее удачной новой машины оказался сам VOMAG. Но на этом «чудеса» не закончились. Выбирая поставщика брони, в Управлении вооружений не нашли ничего лучше, как отдать заказ сталелитейному заводу VHHT (Vítkovické horní a hutní těžířstvo, ныне Vítkovice Steel) в чешском городе Острава. Самоходной установке это решение явно навредило. Хрупкость чешской брони была известна ещё до начала Второй мировой войны, и после прихода немцев ситуация особо не изменилась. Так ещё до начала серийного производства защищённость новой немецкой САУ ухудшилась.
Наиболее существенно разница в стойкости немецкой и чешской броней ощущалась при попадании снарядов калибром 85 мм и больше. Красивые графики, которые попадаются в некоторых книгах, стоит воспринимать с большой долей скепсиса: в ряде случаев стойкость брони на них отражена теоретическая. На практике результаты встречи снарядов с бронёй немецких САУ часто были совсем другими.

35

http://sh.uploads.ru/t/uDk4X.jpg

                              Немецкие асы на танках "Тигр".

http://s9.uploads.ru/t/PzNbM.jpg

36

http://sh.uploads.ru/t/yhN5r.jpg

                         "Чудо-танки" вермахта.

У вермахта в ответ на новые советские танки Т-34 и КВ появились свои «чудо-танки» - «Тигры» и «Пантеры». Редкий советско-российский фильм, сериал «про войну» обходится без них, вернее, танков, их изображающих.
Хотя их разработку в Третьем рейхе начали ещё до Второй мировой войны, немцы разрабатывали тяжёлый танк с 75-мм орудием, с начальной скоростью 650 м/с с середины 30-х годов. Этот танк был нужен вермахту для борьбы с французскими тяжелыми танками 2C, B1bis, средними танками Д-1 и Д-2. Во французскую кампанию вермахт столкнулся и с английским танком Мk.II «Матильда».
Кроме того, танк должен был бороться с наземными целями, долговременными огневыми точками, именно поэтому калибр пушки «Тигра» увеличили до 88 мм. Начало войны с СССР ещё более обострило необходимость новых танков. Фирмы «Хеншель» и «Порше» подготовили свои образцы к весне 1942 года, после испытаний их показали Гитлеру на день рождения, 20 апреля, на вооружение приняли танк «Хеншеля». К 18 августа выпустили первые 4 серийные «Тигра». PzKpfw VI «Тигр» (Panzerkampfwagen VI «Tiger I» Ausf E, у нас его называли T-6 или T-VI) с самого начала считался танком качественного усиления пехоты и танковых частей. Поэтому его основной тактической единицей стал батальон из двух-трех рот, имевший службы обеспечения, подразделение ПВО, но без своей пехоты, артиллерии и разведки. В мае 1942 года начали создавать первые батальоны Т-6 – 501-й и 502-й, кроме Т-6 они имели на вооружении и Т-3 для поддержки «Тигров», подавления менее значимых целей.
В батальоне из трёх рот было по штату 45 единиц Т-6. В 1943 году по одной роте Т-6 получили элитные дивизии Германии: моторизованная дивизия «Великая Германия», дивизии СС «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова».

http://s8.uploads.ru/t/pcQs9.jpg

Первый бой: первыми вступили в бой танки 502-го батальона, их в августе начали подвозить к Ленинграду, но так с завода они шли медленно, в начале привезли всего 4 единицы – 29 августа 1942 года. Их пытались с ходу направить в бой – Красная Армия проводила Синявинскую наступательную операцию, но сразу начались поломки, три из 4-х танков сломались во время перехода. Около месяца потребовалось, чтобы устранить неполадки, 21-го сентября их придали 170-й пехотной дивизии 11-й армии Манштейна. И 22-го они приняли участие в наступлении против позиций окруженных частей 2-й советской ударной армии. Советские части своим упорным сопротивлением сковывали армию Манштейна, предназначенную для удара по Ленинграду, требовалось поскорее их освободить для главной задачи.
Первый бой для «Тигров» был неудачен – один был подбит (из-за попадания снаряда вышел из строя двигатель), три другие машины смогли дойти до советских позиций поврежденными, в итоге завязли в топкой местности и остановились. Потом немцы смогли эвакуировать три танка, в четвёртом сняли оборудование и взорвали (в конце ноября 1942 года). Подбили танк с помощью 122-мм корпусного орудия А-19 образца 1931 года. В этот раз немцам удалось сохранить свой танк в секрете.
Следующее боевое применение танка будет только в январе 1943 года: 12 января «Тигры», поддержав оборону 96-й пехотной дивизии, подбили несколько Т-34, но уже 17 января счастье улыбнулось Красной Армии, был захвачен неповреждённый «Тигр», экипаж даже не уничтожил оборудование. Немцы под Ленинградом потеряли ещё несколько «Тигров», вполне буднично, без особых стараний Красной Армии, танки застревали в болотистой местности, ломались и экипаж их оставлял, взрывая; другие подбили противотанковые пушки, Т-34.
Затем «Тигры» участвовали в боях под Харьковом в феврале — марте 1943 года в составе элитных дивизий Германии: «Великая Германия», «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова», как уже говорилось, в них было по роте Т-6. Они также не проявили каких-либо «чудес», так, в дивизии «Великая Германия» было 9 «Тигров» и танков Т-4 было на начало боев 85 единиц. С 7 марта по 20-е танкисты дивизии объявили, что уничтожили 250 Т-34, 16 Т-60, или Т-70, 3 КВ. Из них 30 штук подбили Т-6 – 16% от заявленных танкистами Т-4 успехов (подбили 188 танков), то есть каких-либо сверхспособностей Т-6 не показали.
Кроме того, Т-6 стоили в 4 раза дороже Т-4; модернизированный Т-4 часто принимали за «Тигр», увеличивая его популярность, особенно учитывая малое число «Тигров».

http://s8.uploads.ru/t/R0EpT.jpg

122-мм пушки обр. 1931 г. и обр. 1937 г. (справа) в артиллерийском музее г. Санкт-Петербург.

                           «Тигры» в Курской битве.

К Курской битве в «тигриных» батальонах были только Т-6, от смешанной комплектации отказались, всего в битве участвовало примерно 134 единицы. Часто они возглавляли ударные подразделения из других танков, они были сильным противником для советской артиллерии и танков. Основные потери в Курском наступлении «Тигры» понесли из-за подрывов на минах, так 6-го июля командир 503-го тяжелого танкового батальона сообщил о потере 13 танков в одой роте (из 14-ти). Девять единиц подорвались на минах и требовали 1-3 суток на восстановление. Примерно такой же была причина поражения и в других ротах – безвозвратных потерь было немного, большинство подбитых танков могли быть восстановлены.

http://sh.uploads.ru/t/hTIHy.jpg

«Чудо-танки» не смогли стать решающим козырем в этой битве, хотя нельзя сказать, что немецкое наступление полностью провалилось. Немцы глубоко вклинились в порядки оборонявшихся советских фронтов, но главную роль в этом сыграли обычные средства вермахта: артиллерия, авиация, другая бронетехника. Только благодаря мощным резервным армиям советское командование переломило исход битвы в свою пользу.
По итогам боевого применения «Тигров» в операции «Цитадель», командир 3-го танкового корпуса генерал Брейт выпустил 21 июля директиву. По ней командирам приписывалось использовать Т-6, в силу их хорошей защищенности и огневой мощи, против танков и противотанковых пушек противника и в виде исключений против пехотных целей. Приписывалось начинать вести огонь с больших дистанций – свыше 1000 метров, танк мог бить вражескую бронетехнику на дистанции 2000 метров и более. Бронетранспортеры, средние и легкие танки, САУ должны идти вплотную к «Тиграм», прикрывая их с флангов, расширяя и закрепляя успех. Прикрывать «Тигры» от «охотников за танками» должны были и сапёры, пехота. Саперы должны исследовать местность перед атакой ввиду большой опасности от мин противника. В обороне «Тигры» должны использоваться для контратак в числе не менее роты. Распылять танки запрещалось.

http://s7.uploads.ru/t/QrhZD.jpg

Pz.Kpfw.VI(H) 4-й танковой роты 1 -й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольф Гитлер.

                                                   «Пантеры»

Ещё одним легендарным танком вермахта стали средние (в немецкой историографии, в советских источниках «Пантера» считается тяжёлым танком) танки PzKpfw V «Пантера» (Panzerkampfwagen V Panther, в советских источниках Т-5 или Т-V). Многие эксперты считают этот танк лучшим танком вермахта и одним из лучших танков Второй мировой войны. Он предназначался для замены танков Т-3 и Т-4, должен был стать основным танком вермахта, работы по нему начались ещё в 1938 году.
Но возможности промышленности не позволили этого сделать, плюс сложен в производстве и дороже, чем планировали, поэтому решили вооружить Т-5 один батальон в каждом танковом полку. В его состав по штату входило 4 роты по 22 танка Т-5 (4 взвода по 5 машин и 2 командирских танка; 8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе); взвод ПВО, вооруженный зенитными танками, сапёры и техподразделения. Всего в батальоне должно было быть 96 танков, но в реальности было в армейских частях чуть более 50-ти, в частях СС 60-64. Сократили число танков и по штатам: сначала сократили до 17 машин, потом до 14, и к весне 1945 года в ротах насчитывалось по 10 танков.
Серийный выпуск «Пантер» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года, к началу Курской битвы были созданы 51-й и 52-й танковые батальона – по 96 новых машин. Их объединили в 10-ю танковую бригаду и придали дивизии «Великая Германия», в ней был ещё один танковый полк. Возможно, это была ошибка – такая концентрация танков, включая новые Т-5 в одной дивизии, в ней было 129 танков, включая 15 «Тигров» и 200 «Пантер». Например, 503-й батальон «Тигров» был раздёлен поротно между тремя дивизиями 3-го корпуса и Т-6 получили поддержку пехоты.
В итоге уже в первых боях «Пантеры» понесли тяжёлые потери, из-за того что число танков в дивизии резко возросло, а пехоты, артиллерии, сапёров больше не стало. Самый значительный процент потерь был вызван минами, так, 10 июля было повреждено 131 Т-5, из них с повреждением подвески (из-за подрыва на минах) – 70; 12 июля из 116 танков – 38. Но они были положительно оценены и немецким командованием, и нашим, Т-5 стали главным противотанковым средством 48-го танкового корпуса, в этой битве уничтожив до 50% всех советских танков, которые уничтожил весь корпус.
В дальнейших боях «Пантеры» себя хорошо показали, ими были довольны экипажи, уважал противник. Так, вооруженный Т-5 батальон танкового полка дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» в ноябре 1943 года воевал в районе Бердичева. Без техобслуживания за 6 дней боёв он прошел 210 км, уничтожив 40 танков Красной Армии и потеряв семь, они были подбиты выстрелами в борт и корму.
Но Т-5, как и КВ, и Т-34 в начале войны, стали заложниками периода поражений вермахта в 1943-1945 годы. Немцы часто не имели возможности эвакуировать поврежденные или вышедшие из-за поломок танки, которые можно было восстановить и вновь ввести в строй.
Промышленность Германии не могла дать их в достаточном количестве армии - на 31 мая 1944 года (перед началом летней кампании») из 15-ти танковых дивизий, воевавших на Восточном фронте, лишь шесть имели батальоны с Т-5.

http://sg.uploads.ru/t/3ERrs.jpg

Немецкий танк Т-VG Пантера в музее вооружения в Кубинке.

Что могла противопоставить Красная Армия немецким «чудо-танкам»
Не надо думать, что Красная Армия просто «давила» новые танки вермахта массой своих, или кроме мин против них не было других методов. При осмотре 31 танка Т-5 на полях Курской дуги, комиссия Главного бронетанкового управления РККА нашла следующие причины гибели машин: 1 танк был уничтожен авиабомбой в 100 кг, три при подрыве на минах и фугасах, четыре сломались и были брошены экипажами, 22 танка подбила артиллерия. На 22-х танках насчитали 58 попаданий: 10 в лоб корпуса –все срикошетили, в башню 16 снарядов – все пробили броню, в бортах 24 пробоины – все пробили танк. Выяснилось, что борта, башню бьют 45-мм, 76-мм, 85-мм бронебойные снаряды. Верхний лобовой лист корпуса держал все типы бронебойных снарядов. Лоб башни и маску пушки пробивали 85-мм бронебойные и 45-мм подкалиберные снаряды.
Согласно «Отчёту по действиям советской артиллерии в боевых действиях на Орловско-Курской дуге» и ряду других исследований, советская противотанковая и дивизионная артиллерия калибра 45-76 мм уничтожила 64-81% бронемашин вермахта; с помощью мин, бутылок с зажигательной смесью, гранат, ПТР уничтожили 11-13% бронетехники врага (на некоторых направлениях до 24%); танковые подразделения уничтожили 9-17% бронетехники врага (на некоторых направлениях до 21%).
Факт того, что большую часть бронетехники вермахт потерял из-за артиллерии противника, подтверждают и сами немцы. К тому же Т-5 и Т-6 уже фактически не были оружием прорыва фронта, стратегическую инициативу вермахт потерял. Танки пришлось бросать в контратаки, чтобы попробовать «заткнуть» фронт, восстановить его.
Танки же не были основным орудием против других танков, это была задача артиллерии. Задачей танковых подразделений было развитие прорыва, а не встречный танковый бой. Так, в 1941 году танковые дивизии вермахта старались выставлять против танковых подразделений врага противотанковый заслон и двигаться дальше, также поступали танковые и мехкорпуса Красной Армии в 1943-1945 годах. Обороняющаяся сторона, наоборот, пыталась навязать танковый бой, чтобы сковать основные силы противника, не допустить прорыва крупных сил врага в тыл. Поэтому, обороняясь, танковые подразделения Красной Армии в 1941-1942 годы старались навязать танковое сражение с помощью КВ и Т-34, как и вермахт в 1943-1945 годы – пытался остановить прорыв фронта своими новыми танками Т-5, Т-6.

http://s8.uploads.ru/t/HiOPV.jpg

76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗиС-3).

                                                             Итог.

«Чудо-танков» не было ни с советской, ни с немецкой стороны, это лишь миф кино и ряда авторов ура-патриотов или либерального толка. И против КВ, Т-34 у вермахта были методы борьбы, так и «Тигры», и «Пантеры» не тянули на роль «чудо-оружия», которое переломит ход войны. Были зенитки, корпусные орудия, авиация, мины, можно было их бить в борта противотанковой артиллерией – армии индустриальных стран имели широкий ассортимент для борьбы с «чудо-танками». К тому же их число было сравнительно невелико, и «перемолоть» их можно было без особого перенапряжения. Когда новых танков стало больше, уже были созданы более мощные противотанковые пушки, отработаны методы борьбы с новыми танками. Танки были всего лишь одним из инструментов войны, нельзя от них требовать радикального изменения на фронте. Это были хорошие машины, со своими «детскими болезнями», в итоге тридцатьчетверка стала лучшим танком Второй мировой войны, а «Пантера» лучшим танком вермахта. Противники были достойны друг друга, как и их оружие. Но советские люди были сильнее, их система превосходила нацистскую, их оружие было лучшим, поэтому и победили.

http://s5.uploads.ru/t/YRBbc.jpg

Источник Ссылка


Вы здесь » Форум ГСВГшников » #Вторая мировая » Германская военная техника до и во время ВМВ.