Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Что почитать ...‡Книги разных жанров&


Что почитать ...‡Книги разных жанров&

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

В этой теме всё что связано с книгами. Делимся мнением о прочитанных книгах, советуем что почитать, и тд.

http://s7.uploads.ru/pFWQi.jpg

2

Максим Коломиец  "Т-34. Первая полная энциклопедия"

[float=left]http://s6.uploads.ru/bFQif.jpg[/float]

Автор: Максим Коломиец
Издательство: Яуза, Эксмо
ISBN: 978-5-699-30569-8
Жанр: Военная история, бронетехника
Формат: PDF
Качество: Изначально электронное (ebook)
Иллюстрации: Черно-белые

Описание:
Пожалуй, ни один танк в XX веке не снискал такой славы, как советский Т-34. Именно «тридцатьчетверка» стала символом Победы в Великой Отечественной войне – сотни этих боевых машин, вознесенных на пьедестал, служат памятником солдатам-освободителям как у нас в стране, так и за рубежом. Именно Т-34 величают «лучшим танком Второй мировой». Но так ли это? Какова была реальная ценность «тридцатьчетверки» на поле боя? Насколько хороша она по сравнению с танками противника? Как менялись оценки и возможности Т-34 в ходе войны? Такой книги в отечественной военно-исторической литературе еще не было. Это – первая полная энциклопедия, фактически закрывающая тему. Это – итог многолетней работы ведущего специалиста по истории советской бронетехники.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


[align=center]http://s0.uploads.ru/t/qHSQB.jpg            http://sg.uploads.ru/t/oE58i.jpg

http://sd.uploads.ru/t/UFNxs.jpg              http://sd.uploads.ru/t/VPWUK.jpg

3

выложу фрагмент и книги «Записки начальника разведки» П.А.Голицына. Это воспоминания интересного человека, практически всю жизнь, начиная со службы в партизанском отряде во время Великой Отечественной войны, прослужившего в советской военной разведке, одного из создателей спецназа ГРУ (в частности, автора первой инструкции для частей спецназначения). Хотя по понятным причинам автор тщательно цензурировал свои записки, воспоминания содержат массу, на мой взгляд, интересной информации, в частности про службу в Германии...

СЛУЖБА В РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ ГСВГ

В Группе советских войск в Германии военная разведка, как и в других пограничных военных округах, была представлена всеми ее видами, кроме космической. Перед войсками ГСВГ была развернута основная группировка вероятного противника - войска НАТО. Войска НАТО - многотысячные вооруженные силы, насчитывавшие десятки механизированных и танковых дивизий, тысячи современных самолетов и вертолетов, мощные средства доставки ядерного и высокоточного оружия, оружие радиоэлектронной борьбы, современные средства разведки и войск ПВО. В Северо-Восточной Атлантике в постоянной готовности к самостоятельному проведению операций на море и поддержке боевых действий сухопутных войск находились ударные силы военно-морского флота НАТО.

На разведку ГСВГ возлагались ответственные задачи слежения за противостоящей группировкой войск НАТО, при этом каждый офицер в разведывательном управлении делал строго определенное дело.

Я отвечал за состояние боевой готовности подразделений специального назначения для ведения разведки и проведения спецмероприятий в тылу противника в случае развязывания войны, за их боевую, главным образом разведывательную, подготовку, моральное состояние.

В мою задачу входило готовить предложения начальнику разведки по планированию боевого использования подразделений спецназначения (где сосредоточить их основные усилия, какие объекты противника взять под контроль разведгруппами в случае развязывания боевых действий). В зависимости от изменяющейся обстановки, эти предложения корректировались.

Мы помогали начальникам разведки армии в определении места и роли разведывательных подразделений спецназначения в особый период в полосе ответственности армии.

На разведуправленне, а значит на меня, возлагалась задача по контролю за готовностью каждой разведывательной группы к выброске в тыл противника, обеспеченностью ее вооружением, боеприпасами, специальными средствами разведки и боевой техники, наличием готовых (уложенных для прыжка) парашютов групп первой очереди, общего состояния парашютно-десантного имущества, правильностью его хранения и сбережения, наличия I готовности к использованию специальных средств связи (корреспондентских и центровых радиостанций, документов СУВ), экипировки разведчиков для действий в тылу противника, наличием топографических карт, приборов для ориентирования и снятия координат выявленных объектов (цели), наличием средств переброски (самолетов, вертолетов, автомашин).

Контроль осуществлялся по графику, утвержденному начальником штаба округа и подписанному начальником разведки. К проверке привлекались так же офицеры-специалисты: связисты, артиллеристы, а для проверки хранения и эксплуатации парашютно-десантного имущества привлекались специалисты из московского штаба ВДВ.

Много внимания уделялось нами разведывательной подготовке подразделений спецназначения. Мы ежегодно собирали их на сборы в район запасных аэродромов Вербиг или Альтенграбов и в течение 1,5-2 месяцев занимались их воздушно-десантной и тактико-специальной подготовкой. Для обеспечения этих занятий нам выделялась военно-транспортная авиация (обычно звено или эскадрилия, звено вертолетов, службы аэродромного обеспечения и др.). Разведчики и офицеры подразделений совершали одиночные и групповые прыжки с парашютом из самолетов и вертолетов днем и ночью, на подготовленные площадки и на кустарник или лес, с оружием, снаряжением, корреспондентскими радиостанциями. Во второй половине сбора обычно проводились комплексные тактико-специальные учения или занятия с практическим десантированием, совершением переходов после десантирования в районы разведки, обозначенные макетами техники и вооружения вероятного противника. Отрабатывались различные способы ведения разведки, в первую очередь ядерных средств нападения, пунктов управления и других военных объектов противника. Тренировались разведчики и командиры групп в составлении коротких донесений для передачи по радио, а радисты в установлении связи с Центром и передачи радиограмм. Помогали в организации и проведении сборов офицеры разведотделов армии майор Трушкин, подполковник Колодко, а из политуправления ГСВГ- майор Заморенный.

Отличными методистами и командирами подразделений спецназначения были Герой Советского Союза майор Иванов, майор Панкратов, капитаны Воинов, Сахаров, Кирсанов, Борисов.

Перед проведением маневров с войсками, в которых, как правило, участвовали спецподразделения, с ними дополнительно проводились тренировочные занятия.

С помощью макетов средств ядерного нападения, изготовляемых в натуральную величину, плакатов, схем, альбомов, рисунков, в подразделениях спецназначения изучались вооруженные силы вероятного противника, их организационная структура, вооружение и техника, их разведпризнаки.

Большое место занимали в подготовке разведчиков физическая закалка, изучение приемов борьбы самбо, способы захвата и обезоруживания пленных. Проводились занятия на выживание при больших физических нагрузках, подготовка площадок, подача сигнала для приема грузов, выбрасываемых с самолетов.

В разведуправлении ГСВГ и нашем первом отделе обстановка была деловой, мы, офицеры, помогали друг другу в работе, стремились быть взаимозаменяемыми. С теплотой и сердечностью вспоминается мастер своего дела, офицер-разведчик от бога Николай Ефимович Клименко, прослуживший потом 10 лет в должности начальника разведки округа и получивший генеральское звание. Он неоднократно направлялся в зарубежные командировки, в том числе в ФРГ, Республику Афганистан. Иван Лукич Кобец - войсковой разведчик, посвятивший в конце службы много лет преподавательской деятельности в военной академии им. М.В. Фрунзе. Работал с нами в информационном отделе Александр Владимирович Кнырков, впоследствии ему было присвоено звание генерала, и он работал на должности военного атташе в ФРГ. Был нашим сослуживцем Михаил Пантелеймонович Дедович, который тоже был удостоен генеральского звания при работе начальником разведки округа. Много было и других офицеров, с которыми мы вместе трудились на поприще разведки в ГСВГ.

Шло время, в Европе менялась военно-политическая обстановка. Наступали невеселые годы "холодной войны", требовавшие усиления разведки. Возникла необходимость создания подразделения специального назначения непосредственно в руках начальника разведки ГСВГ. Созданию таких органов было посвящено много трудов. Подбирали места дислокации, создавали современную учебную базу, занимались отбором из числа молодого пополнения разведчиков в эти подразделения. Наряду с разведывательной подготовкой и другими дисциплинами, с разведчиками на протяжении трехлетней службы изучались иностранные языки европейских стран НАТО. В подразделениях появились переводчики - преподаватели иностранных языков. Один из таких преподавателей, хорошо владеющих иностранным языком и методикой его преподавания, был Дмитрий Кондратьевич Олейник, впоследствии работавший в ГРУ ГШ. Предметнее с разведчиками и офицерами спецподразделений изучались вероятные объекты разведки в случае развязывания войны. Изучались оружие и техника, поступавшие на вооружение этих подразделений, повышались требования к состоянию боевой готовности. Так называемые группы первой очереди постоянно содержались укомплектованными, для них хранились на складах вооружение, боевая техника, экипировка, средства связи, т.е. группы в любой момент были готовы для выполнения задач в тылу противника.

Подразделения спецназначения расположились в живописной местности ГДР, на берегу озера. В отличие от других войск, расквартированы они были свободно, в просторных казармах, имелись оборудованные учебные поля и классы, хорошая столовая, офицеры с семьями имели неплохие квартиры, т.е. были созданы относительно неплохие условия для освоения учебной программы. Командовал этими подразделениями подполковник Калмыков Николай Николаевич. Ранее под его началом состоял разведывательный батальон танковой дивизии. Особенности боевого применения, подготовки разведчиков специального назначения Калмыков знал слабо, поэтому лично с ним приходилось много работать, чтобы он усвоил свое новое положение и направление в службе. Кое-что он понял, но так и не стал настоящим спецназовцем. Костяком этих новых подразделений стали офицеры, которые служили в прежних подразделениях спецназначения. Они были повышены в должностях и званиях и сделали новые подразделения, прямо скажем, образцовыми. Комиссии, приезжавшие из штаба ГСВГ и Генерального штаба, оценивали подготовку спецподразделений, как правило, на "отлично". Лучшими офицерами были Устюжанин, Борисов, Сахаров, Морозов, Докарев, Журавель, Воинов, Фадеев и другие. Большая часть этих офицеров дослужилась до больших воинских званий и должностей в специальной разведке, они позднее работали в штабах военных округов и групп войск.

Командиром учебного подразделения по подготовке сержантов был старший лейтенант Малиновский. После специального отбора солдат в это Учебное подразделение и интенсивной подготовки, все курсанты с успехом выполняли нормативные упражнения.

РАЗВЕДКА В АРМИИ. БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС

По решению командования в октябре 1960 года я был назначен на самостоятельный участок работы - начальником разведки 20-й гвардейской армии Группы советских войск в Германии.

Армия - это оперативное объединение, включающее в себя несколько дивизий и различных частей родов войск и служб, способное действовать в составе фронта или самостоятельно на отдельном операционном направлении.

Разведка в армии как в мирное, так и военное время решает задачи, обеспечивающие командованию принятие определенных решений. В составе армии имеются различные виды разведки: войсковая, радио- и радиотехническая, артиллерийская, радиолокационная, инженерная, радиационная и химическая. Все они постоянно нацеливаются на решение определенных задач и требуют внимания со стороны разведывательного отдела и начальника разведки.

Дивизии 20 гв. армии дислоцировались вокруг Берлина. Основным объектом разведки нашей армии был западноберлинский гарнизон, в который входили американские, английские, французские войска, а также многочисленная военизированная полиция Западного Берлина.

8 мая 1945 года представители немецко-фашистского командования подписали в Берлине акт о Безоговорочной капитуляции вооруженных сил фашистской Германии. После разгрома фашистской Германии территория Берлина была разделена на зоны оккупации СССР, США, Великобритании и Франции. Вопреки решениям Берлинской конференции 1945 года, западные державы провели сепаратные выборы в городской парламент в 1948 году и таким образом предопределили раскол Берлина. Западная часть была отделена от восточной. Таким образом, Западный Берлин стал особым политическим образованием.

Западный Берлин долго был очагом напряженности в центре Европы. В нарушение правового статуса Западного Берлина, ФРГ при попустительстве западных держав разрешила проводить здесь сборища реваншистских землячеств и объединений ФРГ, допустила существование филиала неонацистской Национал-Демократической партии ФРГ, проникновение в политику города политических деятелей и функционеров, различных фирм ФРГ.

17 июня 1953 года с территории Западного Берлина была предпринята попытка организации контрреволюционного путча в столице ГДР - Берлине.

В период существования открытой границы между столицей ГДР и Западным Берлином (до августа 1961 г.) в результате спекуляции, организованного сманивания рабочей силы из ГДР и других незаконных действий ежегодный ущерб, причиненный ГДР, достигал 3,5 млрд марок.

В связи с агрессивной деятельностью ФРГ и ее союзников по НАТО против ГДР, проводившейся из Западного Берлина, правительство ГДР в августе 1961 года было вынуждено установить на границах с Западным Берлином порядок, преграждающий путь для подрывной деятельности против ГДР. Между Западным и Восточным Берлином была сооружена бетонная стена длиной 106 км, а для сообщения между обеими частями города определены пропускные пункты для транспорта и пешеходов. Контрольно-пропускные пункты контролировались со стороны ГДР - полицией ГДР, со стороны Западного Берлина - военнослужащими США, Англии, Франции.

Сооружение стены, отделяющей Западный Берлин от Восточного, и меры, направленные против злоупотреблений транзитным сообщением между Западным Берлином и ФРГ, обострили до крайности обстановку в Европе и, главным образом, в Берлине. Накал страстей вокруг проблемы Западного Берлина создал обстановку критическую, похожую на предвоенный период. Для укрепления командования войсками ГСВГ в Вюнсдорф прибыл Маршал Советского Союза Конев, хотя официально никто не отстранял от командования Главнокомандующего генерала армии Якубовского И.И. В этот период у ГСВГ было два Главкома.

Войска 20 гвардейской армии были приведены в повышенную степень боевой готовности. В Берлин была выдвинута оперативная группа штаба армии во главе с первым заместителем командующего армией генерал-майором Чурсиным Н.А.

Американские танки с полным боекомплектом вышли к границе с Восточным Берлином. В ответ на этот выход американских танков танковый полк 20 гвардейской армии под командованием полковника Сергеева тоже вышел к границе с Западным Берлином. На контрольно-пропускном пункте на улице Фридрихштрассе американские и советские танки стеной стояли друг против друга, чуть ли не уткнувшись пушечными стволами.

Что представлял собою западноберлинский гарнизон? Американские войска представляла пехотная бригада в составе трех батальонов, танковой роты, батареи 155-мм гаубиц, отряда армейской авиации, батальона охраны, роты связи, противотанковых подразделений. Кроме того, американцы в Западном Берлине располагали многочисленными складами с оружием, боеприпасами, обмундированием, продовольствием, запасными частями. Постоянно функционировал аэродром Темпельхоф, который ежедневно принимал множество самолетов союзников и ФРГ. Для обслуживания всего этого имелись военные подразделения с инженерами, техниками, различного рода специалистами.

У англичан в Западном Берлине было три армейских батальона, танковая рота, полк связи, полк военной полиции, подразделения обеспечения и обслуживания. У французов - полки (мотопехотный и танковый), а также подразделения обеспечения и обслуживания. Общая численность личного состава войск США, Англии, Франции насчитывала около 12 тысяч человек.

Западноберлинская полиция насчитывала в своем составе 22 тысячи чело-Век, хорошо вооруженных и сведенных в подразделения армейского типа. Запасы оружия и боеприпасов позволяли увеличить численный состав полиции До 70 тысяч человек.

Воинские подразделения периодически менялись, используя автострады, проходящие по территории ГДР, и транспортную авиацию, которая использовала три воздушных коридора, выделенные союзным армиям по Потсдамскому соглашению.

Вот в такой сложной военно-политической обстановке в Европе и остром положении в Западном Берлине организовывалась и велась разведка в армии

Прибыв в Эберсвальде, где размещался штаб армии, представившись командованию - командующему армией генерал-лейтенанту Котову Виктору Филипповичу, первому зам. командующего генерал-майору Чурсину Николаю Алексеевичу, начальнику штаба генерал-майору Абросимову Льву Николаевичу и члену Военного совета генерал-майору Семенову Ивану Петровичу, я приступил к исполнению своих обязанностей. Я сменил на должности начальника разведки армии седовласого полковника Сахарова, который был уже в солидном возрасте и продолжительное время занимал этот пост. Был момент, когда меня взяла какая-то оторопь, в голове крутилась мысль: не рано ли мне на такую ответственную должность?

Познакомившись с офицерами разведотдела армии и разведподразделений дивизий, я поехал изучать Западный Берлин и натовские войска, размещавшиеся в Берлине. Обстановка вокруг Западного Берлина накалялась, потребовалось проведение дополнительных мер по организации разведки. За несколько дней до сооружения стены я несколько раз подряд с переводчиком ездил в Западный Берлин для изучения на месте положения войск Западного Берлина. Вечером, в Кархорсте, где размещалась наша советская комендатура по Берлину, я обрабатывал полученные данные, поздно вечером ехал в Эберсвальде для доклада командованию и снова возвращался в Берлин. Комендантом Берлина (советской зоны) был мой однокурсник по академии генерал-майор Соловьев Андрей Александрович. Он выделил мне комнату с сейфом в комендатуре, где я подытоживал работу дня.

Затем силами разведотдела (А.С. Семикозов, В.А. Бондаренко, П.Т. Серков, И.М. Кобзев, Ю.А. Копыленко)мы на крупномасштабной карте Западного Берлина нанесли группировку натовских войск до роты включительно, основные военные объекты, представлявшие интерес (три аэродрома, размещение западноберлинской полиции, склады оружия и боеприпасов, пункты формирования полицейских подразделений при осложнении обстановки, основные промышленные предприятия, сквозные уличные проходы через город, места возможных завалов и заграждений). На этой же карте разместили основные справочные материалы по Западному Берлину (характеристика населения, промышленные предприятия, количество и качество продукции, выпускаемой на этих предприятиях и др.). Наша подробная карта по Западному Берлину нашла в тот период времени широкое применение. Она использовалась командованием ГСВГ, армии и дивизий, разведывательными подразделениями для подготовки офицерского состава войск армии. Направляли мы такую карту и в Главное разведуправление Генерального штаба.

По указанию командования армии в разведотделе был разработан подробный план разведки западноберлинского гарнизона. План утвердил командующий армией, я его докладывал Главкому ГСВГ генералу армии Якубовскому и начальнику штаба генерал-полковнику Арико.

Согласно этому плану, вокруг Западного Берлина была развернута сеть наблюдательных постов, оснащенных оптическими приборами. С каждым постом поддерживалась или телефонная, или радиосвязь. Один из наблюдательных постов развернули на Бранденбургских воротах. В период обострения обстановки посты круглосуточно вели наблюдение и докладывали его результаты.

Ведение разведки подразделениями армейской радиотехнической разведки, посты которых развернулись вокруг Западного Берлина, оказалось результативным. Места для развертывания постов радиотехнической разведки выбирались как в черте самого города, так и на высотах вокруг внешнего обвода Западного Берлина.

Силами офицеров разведывательного отдела армии и разведывательных отделений дивизий было организовано патрулирование на радиофицированных легковых автомашинах в Западном Берлине. Офицеры вели визуальное наблюдение за деятельностью войск западноберлинского гарнизона, полицейских формирований, режимом работы аэродромов, главным образом аэродрома Темпельхов, который действовал круглосуточно. Поток транспортной авиации с территории ФРГ и из Западного Берлина шел по всем трем воздушным коридорам, с использованием навигационных систем, в том числе и развернутых их элементов в Западном Берлине. В зависимости от складывающейся обстановки количество наших патрульно-разведывательных машин, направляемых в Западный Берлин, увеличивалось или уменьшалось.

Периодически организовывались поездки офицеров - командиров частей и подразделений войск 20 гв. армии на автобусах в Западный Берлин с целью ознакомления с обстановкой на месте.

Офицеры разведывательного отряда армии поддерживали тесный контакт с офицерами контрольно-пропускных пунктов Нова-Весь и Марпенборн, через которые проходили натовские войска в Западный Берлин и возвращались из Западного Берлина в ФРГ. Часто офицеры разведотдела сами присутствовали на КПП при прохождении войск через эти пункты.

Переводчики разведотдела армии и дивизий привлекались для перевода и изучения западноберлинской прессы, в том числе газет "Берлинер Морген", "Берлинер Штимме", "Тагесшпитель", "Телеграф" и прослушивания радиопередач западноберлинских радиостанций "ИАС" и "Свободный Берлин".

Поток разведывательных данных от указанных выше источников поступал круглосуточно в разведывательный отдел армии, где он учитывался, анализировался, изучался, обобщался и в виде разведывательных донесений и сводок докладывался в штаб ГСВГ, а иногда прямо в Генеральный штаб. В конце августа в Берлин прибыла группа офицеров из Главного разведуп-равления ГШ во главе с генералом А.В. Романовским для того, чтобы на месте изучать складывающуюся обстановку в Берлине и докладывать ее прямо в Москву, оказывать, при необходимости, помощь разведотделу нашей армии и разведорганам группы войск по организации разведки. Основным источником, поставлявшим информацию группе ГРУ ГШ, был наш разведывательный отдел.

Командованию армии - командующему, начальнику штаба, члену Военного совета - я обычно ежедневно докладывал обстановку по Берлину устно при личном общении, если они были в Берлине, или по телефону в Эберсвальде. Почти ежедневно, утром, часов в 6-7, в Берлин звонил Главнокомандующий ГСВГ генерал армии И.И. Якубовский, интересовался обстановкой в Берлине, я к этому времени готовил для него короткий устный доклад. Так продолжалось на протяжении более года. Я никуда не мог уехать из Берлина и был лишен отпуска.

Ежедневно по телефону после доклада Якубовскому я повторял свой доклад начальнику разведки ГСВГ генерал-майору К.Н. Ткаченко, получал от него дополнительные указания по организации разведки и представления разведывательной информации. Ткаченко иногда высказывал недовольство по поводу того, что раньше, чем ему, я докладывал обстановку Главкому и командарму, но что же я мог делать, если они звонили мне в Берлин раньше, чем Ткаченко. Значительно позднее, когда я служил начальником разведки Прибалтийского военного округа, а Ткаченко работал в ГРУ ГШ, он также иногда делал мне внушения по телефону по поводу более ранних моих докладов вышестоящим начальникам.

Большую помощь в учете и обработке поступающих разведывательных данных оказывал мне старший офицер разведотдела по информации подполковник Семикозов Андрей Степанович.

Для более оперативного реагирования на обстановку, сложившуюся к августу 1961 года, в Берлине была создана оперативная группа штаба 20 гв. армии. В ее состав были включены почти все офицеры нашего малочисленного разведотдела, офицеры оперативного отдела, отдела связи, штаба артиллерии, представители инженерной, химической служб. Возглавил группу первый Заместитель командующего армией генерал-майор Н.А. Чурсин. Расположилась группа в Карлсхорте, в трехэтажном здании. К нам были подведены телефонные линии для связи со штабом армии, штабами всех дивизий и некоторых отдельных армейских частей. По существу это был дублирующий орган управления войсками армии. Весь состав оперативной группы был на казарменном положении. В этом доме мы работали, питались и спали. Группа эта просуществовала два года.

Нехватку офицеров в разведотделе мы восполняли за счет прикомандирования офицеров из состава разведывательных отделений дивизий. Для них это было хорошей стажировкой в практической разведывательной работе.

Главнокомандующий и начальник штаба ГСВГ иногда вызывали меня в Вюнсдорф для личного доклада обстановки в Берлине. Доклады проходили в спокойной обстановке. Якубовский и Арико всегда положительно реагировали на наши просьбы и тут же отдавали распоряжения об их удовлетворении (о выделении дополнительных радиофицированных легковых автомашин для поездок в Западный Берлин, о дополнительных средствах связи с разведорганами, приборах наблюдения и др.).

Всю осень 1961 года, зиму и весну 1962 года обстановка в Берлине оставалась напряженной. Весной 1962 года танки полка Сергеева были отведены с границы в глубину города, американцы также отвели свои танки от границы. Начался период противостояния в Берлине с наличием заграждений в виде стены и проволочных заборов по внешнему обводу Западного Берлина. Некоторые офицеры нашей армии и других частей, принимавших участие в берлинском конфликте, были награждены правительственными наградами. Мне был вручен орден Красной Звезды, наши офицеры-разведчики также были награждены.

Другим важным участком работы нашего разведотдела армии была организация боевой, разведывательной подготовки разведывательных рот полков, разведывательных батальонов мотострелковых и танковых дивизий. В зимнем периоде обучения боевая подготовка с ними организовывалась в постоянных местах дислокации, а летом они выводились в лагерь при учебном центре Либерозе на 1,5-2 месяца. Учебный центр Либерозе был оборудован соответствующими учебными полями и трассами для выполнения специальных стрельб из бронетранспортеров, танков, мотоциклов, в том числе для стрельб н вождения плавающих танков и бронетранспортеров на плаву.

Разведывательные части и подразделения выходили в учебный центр в полном составе с учебными и учебно-боевыми танками, бронетранспортерами, мотоциклами, запасом горючего, боеприпасами, радиостанциями, учебными макетами, мишенями и другим имуществом, необходимым для боевой подготовки. Подразделения располагались лагерем в палатках. В лагере оборудовались все элементы согласно уставу (линейки, грибки, пищеблок, склады, парки для боевой техники и др.) и организовывались караульная и внутренняя служба.

Учебный центр располагался в живописной местности с лесными массивами, полями, озерами, что способствовало отработке тактических задач по разведке. Учебные места для стрельб на суше и на плаву были оборудованы электрифицированными вышками с пультами управления, позволявшими создавать различные варианты мишенной обстановки.

Составлялся общий учебный план и жесткий график пользования учебными полями, стрельбищами и учебными местами на полигонах и стрельбищах. Особое внимание обращалось на соблюдение мер безопасности на стрельбищах и при выполнении упражнений на плаву на плавающих танках и бронетранспортерах.

С разведподразделениями отрабатывались практические специальные упражнения по вождению и стрельбам на суше и на плаву, тактические занятия по разведывательной тематике: действия подразделения в отдельном разведывательном дозоре, разведывательном отряде, разведывательной группе в тылу противника и, конечно же, действия в разведке с форсированием водной преграды. Разведывательная техника, состоявшая на вооружении развед-подразделений, подразделений того времени была неплохой, позволяла решать разведывательные задачи в маневренных формах боя, имела хорошее вооружение - пушки, пулеметы, гранатометы, была оснащена оптическими приборами наблюдения.

Под руководством начальников разведки дивизий и с нашей помощью проводились комплексные разведывательные учения по организации и ведению разведки в дивизии, обычно в ходе наступления. Оборонительная тематика в те времена, как правило, не фигурировала в подготовке войск, в том числе и в разведывательной подготовке.

В конце лагерного учебного сбора проводилось комплексное армейское разведывательное учение по организации и ведению разведки в армии в наступательной операции. Такое крупномасштабное учение требовало тщательной подготовки. Трудно было в условиях густонаселенной Германии выбрать участок местности по ширине и глубине армейской операции, поэтому допускались условности, разведчики действовали в более узкой полосе и сокращенной глубине. Обычно подбирали участок 20 на 30-40 км. С разрешения командующего армией привлекали мотострелковые подразделения для обозначения противника и его объектов. Выставляли на местности макеты средств ядерного нападения натовских войск ("Онест Джон", "Капрал", "Хок", радиолокационные и радиостанции и др.). В каждой дивизии имелись такие макеты, изготовленные в натуральную величину, и их использовали на учениях, маневрах, для подготовки офицеров. Начальник войск связи обеспечивал нам создание сетей управления разведкой и подразделениями, обозначавшими противника. На комплексное разведывательное учение привлекались все силы и средства разведки армии, в том числе артиллерийской, инженерной, радиационной и химической, для которых создавалась также соответствующая имитационная обстановка и готовились различного рода вводные.

Начальником разведки воздушной армии ГСВГ был в то время полковник Голованов Александр Иванович. Он, обычно по предварительной договоренности, выделял нам на комплексное учение эскадрилью самолетов-разведчиков из состава полка тактической воздушной разведки.

Комплексное разведывательное учение продолжалось 3-4 суток и позволяло в условиях, приближенных к боевой действительности, проверять возможности войсковой, радио- и радиотехнической, специальной, артиллерийской, инженерной, радиационной и химической разведки, возможности приема разведданных с борта самолета-разведчика, а также выяснять точность определения координат различными видами разведки. В ходе учения опробывалось управление разведкой с использованием различных средств связи.

Большую помощь в организации и проведении занятий и учений и материальном обеспечении этих мероприятий оказывал нам зам. командующего армией по боевой подготовке генерал-майор Иношвили Пантелеймон Шоич. А моей правой рукой на этих мероприятиях всегда был старший офицер разведотдела по войсковой разведке подполковник Бондаренко Василий Александрович. Помогали в проведении занятий и учений начальники разведки дивизий Клименко, Махов, Гасанов и др.

Иногда к нам в лагерь приезжал командующий армией генерал-лейтенант Котов Виктор Филиппович. По характеру Котов был спокойным, уравновешенным, до педантичности справедливым и честным человеком, так что его приезд мы воспринимали спокойно, без нервозности, он нам доверял во всех вопросах, мы ему платили ревностной службой, решением задач, которые он ставил перед разведкой.

Прошло много времени с тех пор, когда так называемый берлинский кризис 1961-62 годов оказался в центре внимания мировой общественности, глав государств и правительств, прессы, радио и телевидения. Мы признательны тем людям, кто сумел предотвратить его расширение и прийти к мирному решению надвигавшегося конфликта между двумя коалициями государств. Разведка 20 гв. армии не занимала какого-то важного места в его разрешении, но в силу своего служебного долга делала все необходимое для представления данных командованию разных уровней, которые, вероятно, учитывались при принятии решений.

На мой взгляд, наши разведывательные органы мотострелковых и танковых дивизий, органы разведки, непосредственно подчиненные армии, сумели решить стоявшие перед нами задачи по разведке натовских войск западно-берлинского гарнизона и политических мероприятий, проводившихся в Западном Берлине. Разведка организовывалась и велась в нестандартных условиях большого города, связанного с ФРГ автомобильными и воздушными коммуникациями.

Четкое планирование, рациональное использование имевшихся сил и средств разведки в распоряжении командования армии, организация взаимодействия между различными разведывательными силами, скрупулезный учет и анализ поступавших разведсведений, организованная связь позволили своевременно информировать командование о событиях, происходивших в Западном Берлине и намерениях командования НАТО по использованию берлинской ситуации в своих интересах.

Однако практическое ведение разведки в специфических условиях большого города выявило ряд слабых мест в разведке армии: недостаточная оснащенность радиоэлектронной аппаратурой подразделений радио- и радиотехнической разведки, неприспособленность их к развертыванию в городских условиях с большими радиоэлектронными помехами.

Отсутствие малогабаритных радиостанций УКВ диапазона затрудняло поддержание устойчивой связи с экипажами легковых автомашин, направляемых в Западный Берлин для разведки. На машинах устанавливались громоздкие войсковые радиостанции, с использованием которых через ретрансляторы поддерживалась связь с офицерами. Ретранслятор установили на последнем многоэтажном здании улицы Унтер-дер-Линден около Бранденбургских ворот.

В повседневной боевой подготовке, в том числе и перед началом берлинских событий, в разведывательных частях и подразделениях дивизий и армии очень мало уделялось внимания отработке вопросов ведения разведки в условиях крупного города, это было большим нашим упущением.

Численного состава офицеров разведывательного отдела (5 чел.) явно было недостаточно для проведения многоплановой работы по организации и ведению разведки в острой ситуации, каковой являлась обстановка в Берлине.

С разрешения командования армии мы усиливали разведотдел за счет офицеров (главным образом переводчиков) разведывательных отделений дивизий. Отдел в тот период содержался в составе 8-10 офицеров вместо пяти по штату.

Разведывательный отдел нашей армии был в то время одним из надежнейших источников разведывательной информации по Западному Берлину. ГРУ ГШ, разведуправление штаба ГСВГ постоянно требовали доклады по меняющейся обстановке. Соседние армии, пограничники, разведка ГДР присылали к нам своих представителей за получением обстановки, офицеры разведотдела вынуждены были длительное время работать с большими перегрузками, что иногда сказывалось на качестве отрабатываемых разведывательных документов.

Не в полную меру удовлетворялись наши заявки и просьбы по оснащению аппаратурой радио- и радиотехнической разведки, которую можно было бы Использовать в условиях различных радиоэлектронных помех большого города.

ВСТРЕЧА С МАРШАЛОМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.К. ЖУКОВЫМ

Не могу не упомянуть о встрече и беседе с Маршалом Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым, вынесшим на своих плечах большой груз Великой Отечественной войны и прославившим Советские Вооруженные Силы на весь мир.

Получив в начале лета 1962 года долгожданный отпуск, я с женой Галиной Федоровной и трехлетней дочкой Катей без путевок, дикарями поехали в Гагры. Ежедневно, покупавшись и позагорав на пляже часов до 11, до наступления жары, мы шли на облюбованную скамеечку в тени. Однажды идем к скамейке, а она занята мужчиной и женщиной и такой же девочкой, как наша Катя. Я решил выжить со скамейки сидящих. Подошел и некрасиво сел рядом с мужчиной, задел его, рядом со мной села жена. Мужчина повернулся ко мне, на его лице было написано явное неудовольствие моим соседством. Я повернулся к нему и узнал Жукова. Мы слышали, что он тоже отдыхает в Гаграх. Моя жена, узнав его, тихонько толкнула меня локтем. Я отодвинулся от соседа и спросил его: "Вы маршал Жуков?" Он нахмурился и говорит: "Я маршал Жуков, а ты кто?" Я поднялся со скамейки, извинился перед ним и представился: "Я начальник разведки 20-й гвардейской армии ГСВГ, знаю Вас только по портретам, поэтому так неловко получилось". Его брови расправились, лицо стало спокойным, и начался разговор. Жуков расспрашивал об армейских делах, о берлинском конфликте, о командовании ГСВГ и армии, о настроении в армейской среде. Я добросовестно отвечал на все его вопросы. Рассказал ему и о том, как на семинарах по марксистско-ленинской подготовке мы его ругали за отрыв армии от народа, за стремление захватить власть. Жуков откровенно смеялся. Я понял, что после снятия его с поста Министра обороны и вывода из состава Политбюро у него не часто случались такие беседы. Жуков, в свою очередь, коротко рассказал о подписании Акта о капитуляции Германии, об обстановке того времени. Прямо, без оглядки давал нелестные характеристики генералам, занимающим высокие посты. Особенно нелестно он отзывался о Гречко, а о Якубовском говорил примерно так: "Если бы этому Ивану иметь столько ума, как его рост, то был бы от него какой-нибудь толк". Моя жена и жена Жукова отошли с детьми в сторонку, а мы продолжали задушевный разговор. Он поинтересовался, что нового появилось в разведке, каковы перспективы ее развития, кто возглавляет разведку в ГСВГ и др. Я охотно отвечал на все его вопросы.

Г.К. Жукову было в то время 66 лет, выглядел он усталым, возможно, болел, был бледен, но разговаривал живо, без труда. Одет он был в белую безрукавную рубашку, светлые брюки, на ногах открытые босоножки. Его жена выглядела очень моложавой женщиной, одевалась красиво, по-летнему. Девочка Маша выглядела очень симпатичной, подвижной.

В конце беседы я поблагодарил его за беседу, еще раз извинился за свой некрасивый поступок. В завершение я на клочке бумаги написал для него наш адрес в Гаграх, где мы снимали комнату и просил, что если он сочтет удобным и нужным, заходить к нам в гости. Этим я его растрогал, он заморгал глазами, положил свою руку на мою и сказал: "Ну, полковник, ты меня уважил, желаю тебе хорошей службы".

Вот такая получилась интересная встреча с нашим великим полководцем Георгием Константиновичем Жуковым, запомнившаяся на всю жизнь. Простота его общения, прямота разговора, свобода высказывания мнения по тому или иному вопросу послужили для меня хорошим жизненным уроком.

СНОВА РАБОТА В ГЕНЕРАЛЬНОМ ШТАБЕ

Берлин в 1961-1962 годах был в центре всеобщего внимания. В Берлин приезжали разные правительственные, военные делегации, в том числе и по линии нашей разведывательной службы. В силу складывавшейся обстановки на острие событий оказалась разведка нашей 20 гвардейской армии. Мне, как начальнику разведки, успешно справившемуся с задачами, было много предложений по дальнейшему прохождению службы: в разведотдел штаба Сухопутных войск, на кафедру разведки в академию им. М.В. Фрунзе, на должность заместителя начальника разведки приграничного военного округа. Приехал в это время в Берлин начальник направления ГРУ ГШ, ведавшего частями спецназначения, полковник Патрахальцев Николай Кириллович, предложивший пойти к нему заместителем. Я дал согласие и был назначен на эту должность. Начальником управления, куда входили мы, оказался тот самый генерал-лейтенант М.А. Кочетков, который принимал меня в Москве в 1944 году после моего выхода из тыла противника. Тогда я ему представлялся в звании старшего лейтенанта, а теперь - полковника. Думаю, что он меня узнал, но ни он, ни я не подали вида, что когда-то встречались.

Части спецназначения реорганизовывались и приобретали новое качественное состояние, поэтому как специалиста с практическим опытом борьбы в тылу противника и опытом послевоенной службы меня и пригласил Патрахальцев.

Реорганизация наших частей спецназначения была ответом на создание мощных специальных войск в американской, английской, французской и других армиях блока НАТО. Мы в этом вопросе отставали от вероятных противников.

Началом создания диверсионно-разведывательных войск в армии США послужили сформированные шесть батальонов "Рейнджере" для ведения диверсионно-разведывательных действий в тылу противника.

В 1950 году в штаты пехотных дивизий были включены диверсионно-разведывательные роты "Рейнджере". Шесть таких рот использовались американцами во время войны в Корее. В 1952 году на базе этих рот в американской армии начали создаваться войска специального назначения.

Командование НАТО считает, что проведением специальных операций (то есть комплексным использованием разведывательных, разведывательно-диверсионных и диверсионно-штурмовых формирований на ТВД, в отдельных странах и регионах) можно нанести значительный ущерб потенциальному или действующему противнику, в короткие сроки обеспечить подрыв его политического, экономического, военного и морального потенциалов, вести борьбу с национально-освободительным и демократическим движением.

Главными особенностями частей спецназначения являются их постоянная боевая готовность к боевому использованию по осуществлению внезапных и стремительных действий уже в мирное время (когда задействование обычных вооруженных сил считается политически нецелесообразным или преждевременным), а также специфические способы и тактика их действий. Части специального назначения уже в мирное время сориентированы и специально готовятся к действиям на конкретных театрах военных действий и даже на некоторых конкретных объектах.

На части специального назначения натовских армий возлагаются следующие основные задачи.

В мирное время: организация антиправительственных выступлений, повстанческих движений с целью дестабилизации обстановки в данной стране и свержения ее правительства, захват или уничтожение видных политических, государственных и военных деятелей; проведение диверсий и актов саботажа; сбор разведданных политического, экономического и военного характера; накопление и размещение в определенных районах (будущих партизанских базах) оружия и материальных средств для обеспечения операций в военное время; захват заложников или освобождение своих граждан; подавление прогрессивных или национально-освободительных движений и др.

В военное время: сбор разведывательных сведений; вывод из строя или захват важных военных и промышленных объектов в тылу противника с применением как обычного, так и ядерного, химического оружия; нарушение коммуникаций, системы управления и тылового обеспечения; наведение на объекты противника своей авиации, корректирование ударов по ним ракетами и огнем артиллерии; деморализация войск противника и населения; похищение ядерного оружия, образцов техники и вооружения, секретных документов; организация побега из плена своих военнослужащих и гражданского персонала.

Эти общие задачи в зависимости от применяемых сил и обстановки конкретизируются.

Силы специальных операций США (сухопутных войск, ВВС и ВМС) насчитывают 30800 человек, из них: регулярные силы - 17600 чел., организованный резерв - 13200 чел.

Сухопутные войска США включают: 8 групп специального назначения по 1500 чел. в каждой (из них 4 регулярные), в группе - 54 отряда по 12-14 чел, во главе с капитаном; 4 группы психологической войны (из них одна регулярная); 3 батальона "Рейнджере"; отряд "Дельта"; батальон армейской авиации.

Всего в специальных войсках сухопутных войск США насчитывается 22400 чел.; из них в регулярных частях 9100 чел., в организованном резерве - 13300.

Для действий на европейском театре предназначена 10 группа спецназначения, которая до 1968 года в полном составе дислоцировалась в Бад-Тельц (ФРГ). В настоящее время в Бад-Тельц находятся ее штаб, штабной отряд, батальоны спецназначения, рота обслуживания, а также вооружение и снаряжение на весь состав группы.

На вооружении группы спецназначения состоят автоматические винтовки, пистолеты, гранатометы, средства для взрывания, зажигательные боеприпасы, Различного рода мины, в том числе малогабаритные ядерные мины типа М 129 и М 159 мощностью 0,02 и 0,051 кт, масса до 27 кг), химические боеприпасы, аппаратура РЭБ, радио- и радиотехнической разведки, малогабаритные радиостанции для групп, забрасываемых в тыл противника.

В английской армии имеется три полка специального назначения (21,22, 23) по 700 чел. в каждом. Из трех полков может быть сформировано 72-144 диверсионно-разведывательных групп по 8-16 чел. каждая.

В армии ФРГ в составе трех армейских корпусов имеется по роте глубинной разведки (100, 200, 300). Из трех рот может быть сформировано 60 диверсионно-разведывательных групп по 5 человек в каждой.

Части спецназначения имеются и в других армиях, входящих в блок НАТО.

Общее количество формирований, которыми реально располагали к 1992 году только страны, входящие в блок НАТО, для действий на континентальных, океанских (морских) ТВД составляло 2567-2877; разведывательно-диверсионных отрядов численностью 12-14 чел. - 940-1080; отдельных разведывательных групп численностью 5-10 чел. - до 544, диверсионно-штурмовых отрядов численностью свыше 50 чел. - 150-170, диверсионно-разведывательных отрядов боевых пловцов численностью 4-10 чел. - 743.

На содержание личного состава, техники, вооружения, оснащения частей спецназначения тратятся огромные средства, постоянно разрабатывается и совершенствуется для них специальная техника и вооружение. На них командование НАТО всегда возлагало и возлагает сейчас большие надежды, в ряде случаев на практике они уже оправдали затраченные расходы.

В статье подполковника С.Пашаева "Серые советники Ландсбергиса", напечатанной в газете "Красная Звезда" за 5.03.91 г., говорится; "Стратегией защиты здания парламента Литвы на случай штурма советскими войсками" руководил американец литовского происхождения Эндрю Эйва... Эйве принадлежит к числу специалистов высшего класса спецслужб США... С помощью Эйва ЦРУ подвидом гуманитарной помощи ввозило в Литву самое современное вооружение - от стингеровских ракет до боевого оружия с повышенной летальностью... Эйве срочно прибыл из США в Вильнюс накануне январских событий, имея при себе... "детальный план развертывания партизанских действий в городских условиях против советских войск... Он намеревается вместе с другими "инструкторами" открыть в Литве курсы боевиков-националистов по обучению методам ведения партизанской войны и осуществления диверсионно-террористических актов... Эйве намеревается сделать военно-политическую карьеру в "независимой Литве", перещеголяв собственного деда, который в звании генерала возглавлял генеральный штаб литовской буржуазной армии в 1926-1927 годах. Эйве не делает секрета и из своих планов вернуть недвижимость и обширные участки земли, которые когда-то принадлежали его родителям". Это свежий пример использования специалистов спецназа на практике в наши дни.

Американцы значительно раньше, чем мы начали обобщать опыт советской, немецкой и своей разведки, связанный с действиями диверсионных и разведывательных групп в тылу противника; появились документы по результатам обобщения.

Как и в целом в гонке вооружений, американцы втянули нас и в гонку по созданию специальных частей. Мы готовили для руководства справки по частям спецназначения иностранных армий, их вооружению, оснащению, принципам комплектования, методам подготовки. Разрабатывали варианты штатов наших частей спецназначения для армейского и фронтового (окружного) звена. Делали расчеты на необходимое количество офицерских кадров, сержантов, солдат, на вооружение, технику, парашютно-десантное имущество, средства связи и специальное оснащение, в том числе минно-подрывные средства и разведывательную технику.

Руководством Министерства обороны было принято решение на формирование частей спецназначения для фронтового звена; для армейского звена были утверждены прежние подразделения спецназначення.

Основным предназначением частей и подразделений специального назначения являлось ведение разведки и осуществление диверсионных мероприятий в тылу противника во время войны.

Организационная структура фронтовых частей спецназначения была создана довольно гибкой, позволяющей их применение в операциях в самых различных вариантах; небольшими по своему составу группами по 3-10 чел., отрядами от 25 до 50 чел., целыми подразделениями от 50 до 200 чел., и более крупными формированиями.

В зависимости от театра военных действий, отдельные подразделения части могли бы действовать на отдельных операционных направлениях. На вооружение части и подразделения спецназначения приняли легкое стрелковое оружие; автоматы, пистолеты, гранатометы, минно-взрывные средства и принадлежности для взрывания, УКВ и КВ радиостанции (корреспондентские и центровые), парашютно-десантное имущество и принадлежности для него.

Но это обычное вооружение и оснащение не могло в полной мере обеспечить выполнение задач, которые предусматривалось выполнять в тылу противника группами и отрядами спецназначения. Поэтому было принято решение на разработку новой техники и вооружения: разведывательной, минно-взрывной, новых малогабаритных УКВ и КВ радиостанций для связи групп с Центром и действующих групп между собой, бесшумного и беспламенного оружия, парашютов для прыжков с больших высот, специальных средств для приема грузов, сбрасываемых с самолетов, и для наведения своей авиации на выявленные цели противника, нового удобного обмундирования для десантирования и действий в тылу противника, малогабаритных средств радио- и радиотехнической разведки.

Для разработки тактико-технических заданий на новую технику и вооружение, для связи с научно-исследовательскими институтами и учреждениями, в нашем направлении была создана группа инженеров во главе с полковником Стрижаковым Александром Дмитриевичем.

Коллектив нашего направления был дружным, сплоченным, офицеры имели или практический боевой опыт ведения разведки в тылу противника, или опыт службы в частях спецназначения. Неутомимый труженик, начальник направления полковник (затем генерал) Патрахальцев Н.К. воевал еще в Испании, в числе наших советских разведчиков. Во время Великой Отечественной войны Николай Кириллович готовил разведчиков для засылки в тыл противника, в том числе и Зою Космодемьянскую, длительное время был в составе советской миссии при маршале Тито в Югославии в период активных боевых действий.

В разное время в нашем направлении служили Герои Советского Союза полковники Банов Иван Николаевич, Покидько Василий Маркович, Логинов Анатолий Федорович, Кармацкий Дмитрий. Курировал наше направление разведчик с большим стажем, зам. начальника ГРУ ГШ Герой Советского Союза генерал-полковник Мамсуров Хаджи Джиорович. Забот у него было много, но он находил время или зайти к нам, или побеседовать с нами, вызывая к себе.

В период формирования окружных частей спецназначения мы выезжали в военные округа для оказания помощи в комплектовании частей личным составом, транспортом, техникой, следили за реализацией заявок на парашютно-десантное имущество для частей, его отправкой по назначению, В составе направления у нас был офицер-десантник, который вплотную занимался парашютно-десантной службой.

В срочном порядке мы разрабатывали новые программы боевой подготовки для частей спецназначения с учетом их предназначения, появления в их составе новых специалистов. Занимались этим обычно подполковники Поба-жеев Федор Федорович и Мыльников Григорий Сергеевич.

Осенью 1962 года на территории Ленинградского и Прибалтийского военных округов впервые было проведено опытное учение с вновь сформированной частью спецназначения Ленинградского военного округа по ее использованию во фронтовой наступательной операции. Руководителем учения был назначен зам. начальника ГРУ ГШ генерал-полковник Мамсуров Х.Д. Разработку учения было поручено сделать мне и начальнику отдела специальной разведки Ленинградского ВО полковнику Лиханову В.С, Разрабатывали мы с Лихановым это необычное для того времени учение почти месяц. Выезжали на рекогносцировку для подбора площадок приземления разведгрупп, расстановки имитационных средств, обозначающих противника в полосе фронта 80x200 км, отрабатывали документы, форм которых еще не было.

На учение были вызваны начальники разведки, начальники отделов специальной разведки военных округов. Отрабатывались в ходе учения примерно следующие вопросы: принятие решения начальником разведки фронта на боевое применение части спецназначения, отдача боевых распоряжений, подготовка диверсионно-разведывательных групп, постановка задач, вывод групп на аэродромы взлета, десантирование, выполнение разведывательных и специальных задач, доклады по радио о выполнении задач, перенацеливание групп в ходе операции на новые объекты разведки, перемещение штаба части спецназначения в ходе фронтовой операции.

После окончания учения генерал-полковник Мамсуров Х.Д. сделал подробный разбор. Документы по учению были изданы отдельным томом и разосланы в военные округа, военные академии. До разработки руководящих документов по боевому применению частей спецназначения руководствовались этим томом.

Вскоре Патрахальцев ушел командовать отдельной частью, я был назначен на его место начальником направления.

Командованием была поставлена задача в короткий срок разработать документы по боевому применению частей спецназначения, чтобы более целенаправленно готовить их для действий в тылу противника. Задача эта была выполнена. Мы разработали два основополагающих документа: "Наставление по боевому применению части спецназначения" и "Организация и тактика партизанской борьбы", в которых были изложены основная концепция боевого применения подразделений спецназначения, их основные задачи, комплекс вопросов по подготовке к действиям разведчиков в тылу противника. С получением в войсках "Наставления по боевому применению части спецназначения" в подразделениях началась более целеустремленная подготовка разведчиков, разведывательных групп и в целом подразделений. Согласно положениям, изложенным в наставлении, стали проводиться полевые занятия и учения с практическим десантированием, особое внимание уделялось разведке средств массового поражения. Кроме самодельных макетов ядерных ракет, было изготовлено централизованно определенное количество надувных макетов, которые были удобны в перевозке, и в ходе учений можно было быстро сменить район их развертывания.

Совершенствовалась методика проведения занятий по парашютно-десантной подготовке, осваивались поступающие на вооружение новые парашюты и грузовая тара для выброски грузов. Разрабатывались и внедрялись новые упражнения для стрельб из автомата и пистолета, приспособленных под обстановку, которая может возникнуть перед разведчиками в тылу противника.

Офицерами направления совместно с офицерами частей были разработаны временные нормативы, включающие основные элементы действий разведчика в тылу противника в комплексе (приземление, сбор и маскировка парашюта и следов приземления, выход на сборный пункт, марш в район разведки, разведка объекта, определение его координат, составление донесения для передачи по радио, настройка радиостанции и передача донесения в Центр, получение уведомления (квитанции) о приеме донесения). Подобного рода нормативные учения и занятия дисциплинировали разведывательные группы, вносили дух состязательности.

В частях создавалась и совершенствовалась учебно-материальная база, способствовавшая отработке специальных упражнений по физической, специальной разведывательной подготовке (тренажеры и вышки по воздушно-десантной подготовке, "тропа разведчика" - преодоление препятствий на земле и в воздухе, огневые городки - для специальных стрельб, в том числе и из бесшумного оружия, минно-подрывные городки для тренировки в постановке специальных мин и зажигательных средств, радиополигоны и др.).

Проводились с нашим участием испытания и принятие на вооружение новой разведывательной и специальной техники, радиосредств.

Мне довелось участвовать в комиссии по испытанию новой малогабаритной коротковолновой станции для разведывательных групп, одним из разработчиков которой был Михалин Борис Андреевич, тот самый конструктор, который в 1942 г. разработал для разведки и партизан радиостанцию "Север". Знакомство с Михалиным было приятным, я ему многое рассказал о дефектах и положительных качествах радиостанции "Север", которые учитывались нами при разработке новой станции. Новая радиостан ция получилась неплохой, делалась в соответствии с новыми требованиями, на новой основе, главным в ней был метод быстродействия. Станцию приняли на вооружение и продолжительное время она находилась на оснащении частей спецназначения.

В середине 1960 годов проводились испытания и принимались на вооружение другие виды специальной техники: минно-взрывные и зажигательные средства, бесшумное оружие, приборы для радиотехнической разведки, для снятия координат выявленных целей и многое другое.

На весь состав специальных частей было разработано и изготовлено летнее и зимнее обмундирование, удобное для действий в разведке и при десантировании. Цвет обмундирования был заказан и выполнен с учетом предназначения подразделений спецназначения на различных театрах войны. Помню, как мы с начальником ГРУ ГШ ездили к заместителю министра обороны генералу армии Соколову С.Л. для демонстрации этого обмундирования. Генерал Соколов дал ему высокую оценку, и оно и до сих пор состоит на снабжении специальных частей.

Для запасов на военное время, а также для обеспечения разведчиков на учениях и маневрах в мирное время был разработан и принят на снабжение малогабаритный высококалорийный продовольственный паек. Разведчикам он очень нравился, в каждом пайке была, кроме всего, плитка шоколада.

Для масштабной проверки боевых возможностей подразделений спецназначения, вновь разработанной техники и вооружения, новых средств связи, наставлений и инструкций по их боевому применению осенью 1970 года было разработано и проведено опытное учение. Учением руководил заместитель начальника Главного разведуправлення генерал-лейтенант Сидоров Яков Ильич. Тема учения примерно определялась так: "Боевое применение частей специального назначения для ведения разведки в тылу противника в интересах Главного Командования".

Район учения охватывал значительную территорию - от Прибалтики до Прикарпатья (по фронту -до 1000 км).

Для обозначения различных объектов противника привлекались войска Прибалтийского, Белорусского, Прикарпатского военных округов.

Учению предшествовала большая подготовительная работа: рекогносцировка площадок приземления разведывательных групп, расстановка объектов противника и прежде всего средств ядерного нападения, создание соответствующего контрразведывательного режима для действующих групп, обеспечение мер безопасности при полетах и приземлении парашютистов.

Учение позволило отработать вопросы расположения частей спецназ-пачення в условиях угрозы ядерного нападения, подготовки и десантирования разведгрупп на глубину, близкую к реальной, действия разведгрупп в тылу противника по ведению разведки важных объектов, перенацеливание групп на новые объекты в ходе операции. Одним из главенствующих вопросов, отрабатывавшихся на учении - управление во всех звеньях с использованием средств связи.

Опыт проведенного учения был доведен до штабов военных округов. Большую помощь в подготовке и проведении этого учения нам оказал зам. началь пика штаба Московского военного округа генерал-майор Терещенко Михаил Никитович.

Необходимо отдать должное командованию военных округов, групп войск, офицерам разведывательных управлений за высокую и качественную укомплектованность частей спецназначения офицерскими кадрами, сержантами и солдатами. Отбор шел персонально. Ребят подбирали рослых, физически сильных, со средним, а офицеров с высшим образованием. Как и в американской армии, в наших частях спецназначения штатные воинские звания были на одну ступень выше по сравнению с другими войсками. Должностное воинское звание командира группы было - капитан, командира роты - майор и т.д. Это позволяло на длительное время сохранять подготовленных офицеров-специалистов в частях.

Сохранился и, пожалуй, ужесточился принцип изучения солдатами, сержантами и офицерами иностранных языков. Офицеры, закончившие специальные высшие училища, приходили в части уже со знанием иностранных языков, с дипломами переводчиков, а в частях либо поддерживали знания на достигнутом в училище уровне, либо совершенствовали язык дальше. Во все части из Центра были направлены лингафонные кабинеты, с полным комплектом оборудования, для изучения иностранных языков.

Нагрузка на офицеров в частях спецназначения была огромной, требовала ежедневной подготовки к предстоящим занятиям и большой физической выносливости, особенно в период учений.

В военных округах, группах войск, армиях части спецназначения выделялись по всем показателям. Командование и другие офицеры с уважением смотрели на здоровых, подтянутых, красивых воинов частей специального назначения, готовившихся для выполнения ответственных задач в тылу противника. Было снято несколько учебных кинофильмов для показа молодому пополнению, прибывающему ежегодно в части, о действиях разведчиков в тылу противника. Снимал фильмы патриот нашей специальной службы, всегда веселый и задорный полковник Щелоков Иван Николаевич.

Многие офицеры, прослужившие в частях спецназначения или в нашем направлении ГРУ ГШ длительное время, в последующем были назначены с повышением, некоторые из них получили высокие звания полковников и генералов. Генеральские звания были присвоены бывшим спецназовцам: Гель-вере, Среднему, Карташову, Гредасову, Шевцову, Фадееву, Луцеву.

Всегда ли и все ли в частях спецназначения было благополучно? Нет. Имели место факты нарушения воинской дисциплины, происшествия со смертельными исходами, особенно в периоды воздушно-десантной подготовки и крупных учений с практическим десантированием. Избежать полностью этих неприятных происшествий удавалось не всегда.

Это лишь фрагмент книжки...

4

39187,26 написал(а):

выложу фрагмент и книги «Записки начальника разведки» П.А.Голицына.


Добавлю

[float=left]http://s5.uploads.ru/SkVRb.jpg[/float]

Генерал-майор в отставке Голицын Павел Агафонович родился в 1922 году в нос. Черноисточинск Пригородного района Свердловской области. Служил в Советской Армии с октября 1940 года по май 1984 года постоянно в разведке. Прохождение службы: командир мотоциклетного взвода на Западном фронте, командир разведывательного взвода и начальник разведки партизанской бригады "Чекист" (Белоруссия), заместитель начальника разведки 105 стрелковой дивизии и 9 пулеметно-артиллерийской дивизии 1-го Дальневосточного фронта, а затем Приморского ВО, начальник разведки 20 гв. армии ГСВГ, начальник разведки Прибалтийского ВО, начальник Советской военной миссии связи при Командующем Британской Рейнской армии (ФРГ). Трижды, с перерывами, проходил службу в Главном разведывательном управлении Генерального штаба - начальником направления, начальником отдела, заместителем начальника научно- исследовательского института. Участник Великой Отечественной войны с ее первого дня, руководил разведкой партизанской бригады "Чекист", диверсионно-разведывательные группы которой пустили под откос 265 воинских эшелонов, уничтожили 11 тыс. гитлеровцев. В составе войск 1-го Дальневосточного фронта участвовал в боях против японских захватчиков. В послевоенный период принимал активное участие в организации разведки войск НА ТО и, в частности, западноберлинского гарнизона, войск СГА. В составе группы Маршала Советского Союза Петрова В. И. принимал участие в разработке планов и непосредственно в боевых действиях в Эфиопии. Член КПСС с апреля 1944 года, принят в партию Шкловским подпольным райкомом компартии Белоруссии. Награжден правительственными наградами: 8 орденами (Октябрьской Революции, Красное Знамя, Отечественной войны 1 ст. - дважды, Красная Звезда - трижды, За службу Родине III ст. ), 14 медалями (в том числе - "Партизану Отечественной войны" I ст., "За победу над Германией", "За победу над Японией"). Участник парадов Победы - в Москве в июне 1945 г. и Владивостоке в октябре 1945 г.




Скачать книгу можно здесь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Или   
Здесь (fb2)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

5

Ну тем, кому интересно, как велась разведка против ГСВГ, могут почитать об этом вот в этом произведении...

ВАГНЕР Армин, Уль Матиас

БНД ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ:
ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЙ ВОЕННЫЙ ШПИОНАЖ В ГДР

________________________________________
Сайт «Военная литература» militera.lib.ru
Издание: Вагнер А., Уль М. БНД против Советской армии: Западногерманский военный шпионаж в ГДР. — Сокращенный перевод с немецкого Виталий Крюков, 2008.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/wagner_uhl/index.html
Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/h/0/one/wagner_uhl.rar

Виталий Крюков: Основываясь на впервые опубликованных документах Федеральной разведывательной службы (БНД) и документах контрразведки Министерства государственной безопасности ГДР авторы описывают структуру, методы и повседневную работу западногерманской разведки на передовой линии фронта Холодной войны. В ней детально рассказывается о том, как агенты западногерманской разведки шпионили за советскими войсками в Германии с конца 40-х годов до падения Берлинской стены осенью 1989 года. Из книги видно, что тысячи коммивояжеров, водителей, студентов, домохозяек и пенсионеров в течение сорока лет занимались разведкой в интересах Пуллаха и нередко расплачивались за свою шпионскую деятельность многолетним тюремным заключением, а порой даже жизнью.
Об авторах: АРМИН ВАГНЕР, год рожд. 1968, д-р философии, в 1994–2003 гг. научный сотрудник Военно-исторического управления в Потсдаме, в 2003–2006 гг. доцент военной истории в Военном училище сухопутных войск в Дрездене, с 2006 г. научный сотрудник Института изучения проблем мира и безопасности в Гамбурге.
МАТИАС УЛЬ, год рожд. 1970, д-р философии, 1996–2000 научный сотрудник кафедры восточно-европейской истории университета Мартина Лютера в Галле-Виттенберг, 2000–2005 гг. научный сотрудник берлинского филиала Института современной истории (Мюнхен), с 2005 г. научный сотрудник Немецкого исторического института в Москве.

ВОТ СОДЕРЖАНИЕ http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

От переводчика
Предисловие
I. Введение
1. Тема и постановка вопроса
2. Состояние исследований и литература
3. Источники
4. Документы
II. Ранний период разведывательной деятельности против советских войск в Советской оккупационной зоне
1. Военный шпионаж против Советского Союза и западное «разведывательное сообщество»
2. Новая цель — шпионаж англичан и американцев против Советов
3. Разведка боевого порядка и боевого расписания, проводившаяся Организацией Гелена
4. Экскурс: военные миссии связи западных союзников
III. Военный шпионаж Организации Гелена и Федеральной разведывательной службы в 1950–1970 годах
1. Службы
2. Портрет объекта разведки: от оккупационных войск к наконечнику копья — ГСОВГ и ГСВГ
3. Объем, методы и ограничения военного шпионажа БНД
IV. Разведка БНД против ГСВГ и контрразведка МГБ ГДР в 1970–1989 годах
1. Взгляды на оперативную работу по противнику
2. Удачи и неудачи БНД: человеческий фактор
3. Проблемы государственной безопасности ГДР в аспекте контрразведывательного противодействия западногерманскому шпионажу
V. «Для других стран слишком безвредна»? Первое подведение итогов военного шпионажа БНД

http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/82255.gif

6


Дэвид Хоффман


Шпион на миллиард долларов. История самой дерзкой операции американских спецслужб в Советском Союзе

ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО
Антон Шириков

http://s7.uploads.ru/t/GJFwN.png

Читать книгу "Шпион на миллиард долларов" так же увлекательно, как хороший шпионский роман, однако повествует он о реальных событиях. Это головокружительный рассказ об отваге, профессионализме и предательстве в засекреченном мире разведки.

— Родрик Брейтвейт, британский посол в Москве в 1988-1992 годах

Рассказ об Адольфе Толкачеве, самом успешном и ценном агенте Соединенных Штатов в СССР, — это история из эпохи холодной войны. Инженер и конструктор Толкачев не состоял в КПСС, не служил в армии или спецслужбе. Он не стремился к обогащению и не хотел уезжать из страны. Он никогда не был за границей и почти ничего не знал о Соединенных Штатах. Толкачев сам предложил свои услуги  Центральному разведывательному управлению и за несколько лет шпионской деятельности передал Соединенным Штатам тысячи страниц ценнейшей секретной документации.

Было 7 декабря 1982 года, Толкачев пропустил уже пять явок, и в Москву с заданием восстановить контакт с пропавшим шпионом был направлен Билл Планкерт - высокий мужчина тридцати с небольшим лет, в прошлом военный летчик. "Планкерт в сопровождении жены и начальника резидентуры ЦРУ, который тоже был с женой, вышли из здания американского посольства и направились на парковку. За ними все время наблюдал одетый в форменную одежду военнослужащий, обо всем сообщавший в КГБ. Они сели в машину: начальник резидентуры - на место водителя, а Планкерт - на переднее сиденье рядом с ним. Жены устроились сзади с большим именинным пирогом".

"Шпионаж - это искусство создавать иллюзии. Этим вечером иллюзионистом был Планкерт, - продолжает автор. - Под верхней одеждой на нем был надет еще один слой вещей, типичных для русского человека преклонного возраста. Именинный пирог был фальшивый, под имитирующей пирог верхушкой было скрыто созданное кудесниками из техотдела ЦРУ устройство под названием "джек в коробочке". В ЦРУ знали, что сотрудники наблюдательных групп КГБ почти всегда следуют за машиной сзади, а рядом едут лишь изредка. Поэтому машина, в которой ехал офицер КГБ, могла остаться за поворотом-другим и там на мгновение скрыться из виду. В этот короткий промежуток времени оперативный сотрудник резидентуры ЦРУ мог выпрыгнуть из машины и исчезнуть. Одновременно с этим "джек" выпрыгивал из "коробочки" - в раскрытом виде он в общих чертах выглядел как голова и корпус только что выскочившего из машины оперативного сотрудника".

"Планкерт снял свою американскую верхнюю одежду. В полностью закрывавшей лицо маске и очках, он был загримирован под русского старика. Держась на расстоянии, их вел КГБ. Было семь вечера, солнце давно село. Машина завернула за угол. Планкерт распахнул пассажирскую дверь и выскочил. В тот же момент одна из женщин поставила именинный пирог на переднее пассажирское сиденье. Раздался звонкий хлопок, верхушка пирога раскрылась, голова и торс развернулись. Машина прибавила скорости".

"Планкерт сделал четыре шага по тротуару, на пятом из-за угла выехала машина КГБ. Фары выхватили из темноты старика на тротуаре, сотрудники КГБ его проигнорировали и припустили за машиной. "Джек в коробочке" сработал".

7

С некоторых пор полюбил фантастику. А конкретно: альтернативные истории, попаданцы.
И вот в выходные (т.к. погода была «не очень») добил Павла Комарницкого «День ангела». 
Хр..ь, конечно, полная. Но затягивает. И высказывания встречаются полностью соответствующие нашей действительности.
Вот, например:
«На вашей дикой планете, Рома, и в этой вот конкретно дикой стране особенно они ничего не контролируют. Более того, они в принципе не способны ничего контролировать, так как не обладают ни необходимой информацией, ни прогностическими машинами, ни знаниями, а зачастую даже зачатками интеллекта. Все, на что они способны присваивать какие-нибудь материальные ценности, до которых в состоянии дотянуться. Да еще мешать жить другим людям, пытаясь запрещать то одно, то другое, и объявляя преступниками тех, кто не хочет выполнять их идиотские правила, которые они имеют наглость называть законами.»
Это про наших власть держащих.
И еще:
«Права не дают, их берут. Во всяком случае, слуги народа.»

8

46923,106 написал(а):

С некоторых пор полюбил фантастику. А конкретно: альтернативные истории, попаданцы.
И вот в выходные (т.к. погода была «не очень») добил Павла Комарницкого «День ангела». 
Хр..ь, конечно, полная. Но затягивает. И высказывания встречаются полностью соответствующие нашей действительности.
Вот, например:
«На вашей дикой планете, Рома, и в этой вот конкретно дикой стране особенно они ничего не контролируют. Более того, они в принципе не способны ничего контролировать, так как не обладают ни необходимой информацией, ни прогностическими машинами, ни знаниями, а зачастую даже зачатками интеллекта. Все, на что они способны присваивать какие-нибудь материальные ценности, до которых в состоянии дотянуться. Да еще мешать жить другим людям, пытаясь запрещать то одно, то другое, и объявляя преступниками тех, кто не хочет выполнять их идиотские правила, которые они имеют наглость называть законами.»
Это про наших власть держащих.
И еще:
«Права не дают, их берут. Во всяком случае, слуги народа.»

Фантастика это возможность иносказательно высказаться :D

9

46932,3 написал(а):

Фантастика это возможность иносказательно высказаться


А вот прямо и правдиво... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif .

Полковым художникам посвящается ( стибрено с просторов НЭТа http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/77993.gif )

- Кто умеет рисовать? - спросил замполит 7ой роты шиханского мобильного химполка.

 
- Я! - ответил я.

 
- Ну, и зачем ты это сделал? - вопрос был задан кем-то изнутри.

 
- Сам не знаю... черт дернул... Может сказать, что пошутил?

 
- Все... Уже поздно. Здесь люди шутить не любят. Теперь сам отдувайся как знаешь.

 
И голос исчез. Я остался наедине со своей совестью.

 
  По времени это заняло минуты 4. К 5 минуте я уже стоял в кабинете замполита и принимал заказы на создание шедевров в виде рисования планшетов, которые должны были располагаться по всему периметру огромного полкового плаца.

  В принципе, это было почти самоубийство, потому как в полку били, а я никогда в руках не держал ни карандаша, ни кисти, ни даже ластика. И судьба Бендера мне тогда казалась лучшим исходом для меня, а именно - быть непонятым и выкинутым с парохода советской армии по причине несоответствия эстетических взглядов. Но какие взгляды могут быть в Шиханах в конце 80ых годов 20 века? Только военно-полевые.
 
  И в тот момент генетический код мне крикнул - ура! Отец и младшая сестра у меня были профессиональными художниками и что-то здесь сработало, что-то сцепилось.

  В результате этой сцепки, через 3 месяца кропотливого выкачивания из организма силы воли и русского "а! пропади все пропадом!", весь полк был усеян гениальными портретами (a-la Ostap Bender) советских освободителей от буржуазных захватчиков и непосильно-западного идеологического гнета.
 
  Приезжала комиссия из ГДР и пыталась переманить местного художника эпохи военного заката к себе в Хаале, но за меня наши офицеры держались крепко. Да и я не особо рвался, так как к тому времени уже играл на баритоне, а чуть позднее возглавлял рок ансамбль песни и пляски в соседней казарме.

http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

10

54116,26 написал(а):

- Кто умеет рисовать? - спросил замполит 7ой роты шиханского мобильного химполка.
 
- Я! - ответил я.

Во,во!!

11

54122,10 написал(а):

Во,во!!

Не обижайте человека  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/73810.gif

12

54154,55 написал(а):

Не обижайте человека


Даже в мыслях не было http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/77993.gif

13

А вот воспоминания об службе в армии бойца, служившего в 2009 - 2010 годах...

Срочня служба
…продолжим. Приехал в Урай для прохождения службы в армии, но по воле случая в весенний призыв я не попал получилось так что тот кто не хотел служить ушёл, а те кто хотел остались — на первый взгляд может показаться что логики нет, но с точки зрения военкомата всё нормально план они выполнили, а остальных которые «рвались» в армию решили попредержать на следующий призыв мол они то не убегут, а весной будет опять план выполнен за счёт весеннего задела. Так что мораль такова если хотите уйти в армию в воекомате всеми своими действиями доказывайте обратное – тогда заберут. Ну раз всё что не делается то к лучшему будем искать плюсы из сложившейся ситуации теперь повестка на 4 октября есть время чтоб отдохнуть от универа и заняться своими давно заброшенными проектами. Для чего нужно идти в армию? -Мне нужна хотя бы для того чтобы в дальнейшем меня никто не смог упрекнуть в том что я откосил или зассал.
Тем кто ратует за отмену срочной службы хочется задать Сталинский вопрос — ты дурак или враг? Попытаюсь пояснить последствия отмены срочной службы например такая страна как Франция отказалась от призыва в 2001 году  и имеет контрактную армию в которой в основном служат иммигранты для получения гражданства и как показывает история с той же Византией наёмная армия при возникновении серьёзной угрозы – предают своих нанимателей и в лучшем случаи разбегаются а в худшем переходят на сторону врага по принципу кто больше заплатит. Но это не самая большая проблема контрактной армии, в Швейцарии с населением  7 700 200 человек есть срочная служба и в случаи войны угрожающей целостности государства она может мобилизовать 2-миллионную армию, а Франция с  населением в 65 447 374 человек только свою контрактную армию из 270 000 человек и то при условии что арабы не разбегутся. Профессиональная армия — это не та армия где все солдаты контрактники, а та армия где высокий уровень боевой подготовки (если лётчик не летает, а моряк не ходит в море, то, сколько бы они ни служили, профессионалами они не станут) – эту простую истину до сих пор многие не осознают. Так что выключай комп и давай со мной в армию!

Что взять с собой в армию?
Вот мой список: (руководствовался памяткой и советами отслуживших товарищей)
Сумка, с недавних времён призывник везёт в часть вещи в которых приезжает на призывной пункт (раньше их выбрасывали или отправляли домой), так что сумка должна вместить всю вашу верхнюю одежду.
Одежда, одевайтесь во всё старое, но чистое и тёплое. Сделайте майку с кармашком в который положите деньги и документы. Комплект нижнего белья, носки. Возьмите с собой резиновые тапочки и в поезде ходить если ехать придётся на Камчатку, и в части пригодятся.Рыльно-мыльные принадлежности:
— мыло (в мыльнице);
— зубная щетка (в пенале);
— тюбик зубной пасты;
— бритвенный станок с лезвиями;
— гель для бритья;
— крем после бритья (если лосьён то не спиртосодержащий или с дозатором);
— маленькое полотенце;
— небольшой флакон шампуня или пробники;
— расческу;
— носовой платок;
— ногтегрызку (ножницы запрещены).
Чтоб лишних проблем не возникло, берите с собой новые запломбированные фольгой крема и зубные пасты, а то могут изъять вдруг вы к ним наркоту намешали.
Хозяйственные принадлежности:
— кусок белой материи (подшиву) или  готовые подворотнички в военторге по 6 руб штука.
— щетка для одежды;
— крем для обуви;
— иголки с нитками черную, белую, зеленую (иголки на ПП запрещены, но всё равно берите)
— туалетную бумагу.
Еда на 2-ое суток:
— тушёнка;
— фасоль в банках Heinz, другой марки не берите;
— плавленый сыр;
— сухари и соль.
Разное:
— мобильный телефон (желательно iPhone последней модели) пару симок;
— тетрадку;
— ручку;
— пачку салфеток;
— напёрсток;
— пасту гойя;
— булавки;
— телефоны, адреса, индексы на бумаге;
— конверты;
— пластырь обычный, и бактерицидный для мозолей от сапог;
— ксерокопию документов.
Деньги, 500руб вполне хватит, купюры по 50 и 100руб, разбейте на 3-4 части, и рассуйте по разным местам. Как вариант при заходе в баню деньги положите в целлофановый пакет и зажмите подмышкой.
Ложку и вилку сказали не брать на призывном пункте выдадут, игральные карты – запрещены, лекарства – запрещены, про ножи, тесаки, наркоту и так понятно.
В общем бери то, что не жалко потерять.

Присяга
Присяга. Вот и настал этот день, после него многое меняется: становишься полноценным военнослужащим, получаешь оружие, зачисляешься в штат, получаешь воинскую специальность, и что самое стремное начинаешь заступать в наряды. К присяге готовились долго, несмотря на всеобщую усталость настроение у всех было радостное, даже безсонная ночь не смогла ничего испортить. На присягу как по заказу выпал первый снег, запустили гражданских сразу начинаешь искать своих. Хоть всё торжественное мероприятие длилось больше 2-х часов, для нас оно пролетело как 15 минут, все ждали главное – УВАЛ.
Первый раз вышел за ворота части, чувствуешь себя как Маугли. За месяц видел только три цвета – зелёный, черный, белый – а тут полно людей все одеты по разному, автомобили, магазины, какая то музыка идешь куда хочешь. Армия давала о себе знать – подстраиваешь ногу с  впереди идущим прохожим, и когда он её сбивает так и хочется высказать ему свое недовольстве. Сколько нас не предупреждали, что не обжирайтесь в увольнении потом плохо будет – ни на кого не подействовало. Все сразу побежали в ближайший магазин, как верблюды запасают воду на длительный переход так и мы отъелись на весь срок службы. Ели колбасу в прикуску с тортом, первое-второе-третье и опять первое, сок-молоко-чай-кофе сгущёнка банками – живот превратился в глобус.
Если сказать что сутки в увольнение пролетели быстро – это не передаст той действительности, ощущаешь как прошла каждая минута твоей свободы. Это золушке было пофиг что у неё время только до двенадцати, а у нас до 20:00 и не дай Бог опоздаешь. Кажется всё успел со всеми пообщался, наелся, погулял по городу, взял телефон местную сим-карту, два пакета с едой для себя и товарищам которых не отпустили в увольнение. Возвращаться в часть естественно не хотелось, после глотка свободы вернуться в место где от тебя мало что зависит, где всё твое время распределено другими, где через каждые три слова нужно произносить разрешите и осознавать что всё это продлится ещё 11 месяцев – не легко.
Попрощались с родными, заходишь за ворота КПП в организм выбрасывается 9 кубиков адреналина, нужно добраться до располаги, у меня два пакета с провизией, вокруг полно дедов-чаек которые не прочь «немножечко угоститься» из твоего пакетика, цель – зайти в роту с минимальными потерями. Подождал пока соберётся небольшая кучка молодых, щиманулись вместе на пролом первых ходоков остановили – разграбили, основной массе удаётся занести всё в роту. У вас новое задание – заныкать всё по фишке, с нами жил парнишка-шустряк успел замазаться с каптёром пакеты с нашего кубрика за небольшое вознаграждение прячутся там. На ужин естественно никто не идёт у всех переедание. Гул стоит на всю роту — все делятся своими впечатлениями. После вечерней поверки объявляется что в связи с тем что завтра понедельник, а понедельник это командирский день (образцово-показательный)  вся еда должна быть уничтожена, людям объевшись в увольнение до критической массы от одного слово еда начинаются рвотные позывы, но все понимают что через недельку опять наступит продовольственный голод, выбрасывать провизию жалко. Всё оставшееся раскидали по вещь мешкам, что не влезло ели и плакали – всё все цели и задачи выполнены теперь можно служить.
Подъём в 6:00 встаю в 5:30 спокойно умываюсь, по подъёму начинается кипишь – все очки заняты очередь выстраивается как в мавзолей, у половины за время вчерашнего отсутствия стырили все умывальные принадлежности. Зарядку проводит новоиспечённый-дед-отморозок «мирон» снега навалило по щиколотку, идти гуськом тяжело, учитывая вчерашнее переедание у всех болят животы, полуживые возвращаемся в роту. После завтрака всех нас раскидали по разным подразделениям. Тяжело было расставаться с друзьями наверное это было самым тяжёлым за всю службу.
Строевой смотр
Не так страшен строевой смотр как подготовка к нему! Первый строевой смотр у нас был ещё на КМБ, за два дня до смотра нам дали команду готовиться и тут начался кипишь, нет не так – объявили что через два дня наступит конец света! Ещё не зная что это такое нам стало ясно что это – жопа. И наше предчувствие нас не обмануло, так как в последующие два дня мы почти не спали.
Для начала разбились повзводно, получили свои вещь мешки с призывного и кучу какого то армейского хлама 60-х годов: плащ-палатка, ОЗК, газик, ватники, котелок-кружка-ложка, фляжка, несессер из плёнки с 6-ю отсеками: письменные принадлежности, рыльняк, подшива, щётка, крем для обуви – на всё это имущество нужно пришить бирки – дело муторное пол дня искали фанеру выпилили из неё бирки, пол дня ждали когда писарь распечатает бумажки с фамилиями, потом пришивали – когда закончили — отпарывали, потому что одни пришили так а другие так:
Затем получили подменную форму — убитую с маслеными пятнами (мне повезло — досталось нормальная даже стирать не пришлось). Самый любимый вопрос у проверяющего если видит неопрятную форму – Чем отличается подменная форма от обычной? – правильный ответ НИЧЕМ. Так что форма должна быть стиранной, выглаженной, проклеймённой, подшитой со всеми петличками, лычками, шевронами всё как положено. Клеймится вообще всё что можно проклеймить — ремни, шапка, шубенки, сапоги.
Как всё это происходит – днём как обычно по распорядку дня, а после отбоя все раскладывают своё имущество на взлётке и начинают готовиться. И вот ты после 5 часов смотришь, что у тебя всё готово — пришито, выглажено, блестит – осталось подшиться и спать. Идёшь спокойный в каптёрку получаешь подшиву возвращаешься — а у тебя уже всё родили!!! И стоишь очарованный размышляя как к тебе не справедлива судьба. И тут как всегда есть два выхода: либо рожаешь у кого ни будь, либо начинаешь собирать всё по новой.
Строевой смотр проходит вместо утреннего построения. После завтрака все бегом получаем оружие, подсумки с магазинами строимся и стоим, ждём в лучшем случае час, а бывало и все три пока офицеры построятся, пока командир придёт, а если ещё проверку ждём тогда вообще стоим до самого обеда. Самое лучшее, что может случиться это – дождь тогда всех загонят в подразделения и там всё пройдёт спокойно. А так стой и в жару и в мороз. Офицеров проверяет лично командир, солдат — офицеры из управления, в зависимости с какой ноги сегодня встал проверяющий зависит оценка подразделения. Бывало что всё проходит формально — быстренько сверит номер на оружии с военником, посмотрит что все лысые ну и чтоб расчёски у всех были и успокаивается. Но чаще всего бывает так – тщательная проверка клеймений, наличие всего имущества от оружия до иголки на БЗЧ, внешний вид — кантики, стрижка, ногти, сапоги, портянки. Проверит знание действий по тревоги, должностные обязанности, команды с оружием и надевание противогаза в общем изнасилует по полной программе.
И вот когда ты уже почти умер, и лямка от вещь мешка врезалась в тебя на половину именно тогда и не минутой раньше объявляется кульминация – прохождения торжественным маршем, а потом ещё и с песней! Ох и весело бывало шагать по ложкам и котелкам, когда у впереди идущей роты у кого ни будь вещь мешок развязался (это привет Юристу!).
У многих спрашивал как проходят строевые смотры в других частях – у кого раз в два месяца, у кого при переходе на другую форму одежды, у нас же в среднем 2 раза в месяц, плохо приготовились – недостатки устранить и через день опять смотр. Поэтому больше всего в армии я не люблю строевые смотры, но в этом были и плюсы – они всегда фотографировались и у меня на память осталось 12 гигов фоток с них

Новый год в армии
Вот и дотянули мы до нового года! 3 месяца за бортом и так начнём — как ты думаешь с чего начинается новый год в армии? — С приготовления? – Всё правильно,  для начала отбирается зарплата у солдат, всё равно до нас она не доходит, а тут хоть официально скинулись на праздничный стол 120 человек в среднем 450 рублей = 54 000, но после сборов и.о. ротного под барабанную дробь объявил, что собрано 27 тысяч рублей. Две роты по 120 человек живём на одном этаже в ленинскую все не вмещаются, поэтому столы накрываются на взлётке, казарма украшается подручными средствами – вырезаются снежинки, рисуются стен газеты, наряжается ёлка. Ходоки из числа солдат отправляются в магазин за продовольствием. Многие отпросились в увольнение на праздники естественно не безплатно 2 тысячи – сутки.
31 декабря – рабочий день, правда укороченный, зато с 1 по 10 января объявляются выходными днями. Все в предвкушении праздника. Режим ужесточается объявлено, что на протяжении всех праздников перед отбоем всех солдат будут обнюхивать на наличие запахов алкоголя. Но заядлые алкаши, для которых не выпить на новый год — считай весь год насмарку, всё равно тащат в казарму алкоголь в любых видах, но после обысков с пристрастием комбат находил всё. Для надёжности перед посадкой за стол все кубрики опечатали. Безпрецедентные меры сработали – все солдаты остались трезвыми.Стол оказался действительно новогодним – оливье, мандарины, конфеты, лимонад, картошка и котлеты со столовой (по странному стечению обстоятельств некоторым не хватило). Сели в 23:00 как нормальные люди, тут началось самое страшное мы то хоть и молодые, но за 3 месяца привыкли к сдержанности в еде, а были такие кто служит меньше месяца вот такие «голода» сточили минут за 10 всё что видели вокруг. Видя такое безобразие ротный вернул всех обратно на исходную. Это солдаты не пили алкоголь, а офицеры выпили все, причём выпили очень хорошо. Поэтому ротный подумал, что это его звёздный час и решил рассказать нам всё, что знает за свои 24 прожитых года.
23:45 сели за стол (вид у стола уже не тот) смотрим на Медведя;
00:00 все кричат УРАААА! Поздравления, выпили лимонаду;
00:15 ротного пробило на дальнейшие подвиги, новый год в армии должен запомниться, поэтому он приготовил конкурсы и так внимание конкурс первый – заправка кроватей на время! Зрелище конечно ни как на гладиаторских боях, но накал страстей высок. Победитель получил пачку парламента, но так как не курит не получил ничего.
Конкурс два – победителю опять пачка парламента на этот раз вышло человек 20, конкурс простой за ремень сзади на нитку прикрепляется карандаш нужно чтобы он попал в горлышко бутылки, но т.к. мы в армии конкурс усложняется перед началом участника раскручивают во круг своей оси 100 раз быстро-быстро, конкурс проходил долго за старание было отдано 5 пачек сигарет. Конкурсов больше никто не хотел, поэтому ротный продолжил свой нравоучительный монолог периодически выходили солдаты и поздравляли своих сослуживцев. Помню были ещё письма с форума призывник на батальон по письму с поздравлением от родственников. У нас всё прошло весело в других ротах отмечали по другому у одних был разрешён алкоголь естественно «по фишке» другие провожали старый год 2009 братскими приседаниями, хотели ещё встретить новый год 2010 приседаниями но сил не хватило.
01:50 – даётся команда приготовится к отбою, ротный объявляет, что кого увидит через 10 минут на взлётке угостит праздничным стулом, слова с делом не разошлись последние забегавшие отхватили. К сожалению фотографий нет фотоаппараты были тогда ещё запрещены. Вот так прошёл у нас новый год в армии за ним было 10 дней лафы, была не армия а какая то полу-гражданка офицеров мало, ни каких занятий и рабочек, проснулся – завтрак пришёл делай что хочешь – пиши письмо, играй на гитаре, читай книгу, общайся, по фишке бегали за забор – вот это были деньки.
Наряды в армии
Наряды! После присяги они начались:
НАРЯД ПО РОТЕ – самый стрёмный наряд, обычно в него попадают за залёты или по графику нарядов — три дневальных по роте и один дежурный. Дежурному ещё более менее — рулит дневальными, выдаёт оружие, знай свои обязанности и кто где находится. А на дневальных лежит весь порядок в роте подача команд, стоять на тумбочке, уборка взлётки и сортира. Если вы ещё только собираетесь в армию то лучше сразу выучить обязанности дневального спрашивать их будут постоянно. Ещё немного про уборку туалетов – драить очки в армии самое стрёмное занятие, поэтому в роте находится специальный человек ему присваивается должность «главного очкотёра», после отбоя он запирается в туалете, а к утру очки всегда блестят. Если боец хоть раз убрал очки – для него обратного пути нет. Армейское волчье правило не хочешь делать сам – заставь другого. Ещё рассказывали как в призыве 1-9 / 2-9 в наказание парню надели на шею коротенькую верёвочку с иглой которой его заставили чистить писсуары, во были времена. И немного солдатского творчества об этом наряде — Лучше утонуть в болоте — чем идти в наряд по роте. Жопа в мыле, рожа в поте, мы – дневальные по роте.
Один раз в девять дней рота заступает в БОЛЬШОЙ НАРЯД:
ГАРНИЗОННЫЙ НАРЯД – самый блатной наряд (некоторые даже платят деньги чтобы туда попасть – 50 руб. раньше стоило). Одеваешься в парадную форму и ходишь по городу смотришь на гражданку и радуешься жизни. Некоторые умудрялись в кино сходить.
КАРАУЛ – тоже не плохо, получаешь оружие, броник и каску заступаешь на вышку и смотришь в оба два часа после чего спускаешься в удобную комнату с телевизором, газетами, книгами и ждёшь когда опять наступит твоя смена. Ещё из плюсов двойная пайка, а из минусов это зима – 35 и вьюга тогда надеваешь всё что можно одеть а сверху бушлат с таким воротником что только небо видишь.
НАРЯД ПО ШТАБУ – три посыльных и дежурный то же самое что и наряд по роте только вместо казармы штаб. Из плюсов знаешь всё что происходит в части.
КПП – целый день открываешь ворота и таскаешь ежа перед ними, если стоишь на КПП в воскресенье то в столовую обычно не ходишь – все возвращаются из увольнения – угощают.
ПАТРУЛЬ – дышишь свежим воздухом, ходишь по вверенной тебе территории иногда с дубинкой иногда под сильным дождём.
НАРЯД ПО СТОЛОВОЙ – если в наряде полно дедов и мало молодых то для последних наряд превращается в ад. Привести продукты со склада — это гора продовольствия на тележке которая еле сдвигается с места, особенно если на неё забираются старослужащие. Овощерезка – весь наряд стоишь и нарезаешь капусту, морковь, свеклу. Приём посуды или «дискотека» — получаешь подносы и относишь на мойку. Мойка – набираешь воду, затыкаешь пробку, добавляешь чистящее средство опускаешь посуду протираешь, достаёшь — и пофигу что после двухтысячной тарелки вода в мойке превращается в жижу и тарелка на входе чище чем на выходе. После этого наряда на долго пропадает аппетит после того как ты насмотришься на рыбу у которой в кишках черви, как повара кидаются тестом потом собирают его с пола и пекут булочки, как по подносам с котлетами бегают крысы и тараканы или хлеборез зарезав крысу ножом как ни в чём не бывало продолжает нарезать хлеб.
Есть ещё всякие наряды по бани, охрана техники – там ничего интересного. В наряде многое зависит от срока службы, если деда ставят дневальным за косяки то всё равно работать за него будет молодой.
Должности в армии
После присяги тебя определяют в штат, дают должность, закрепляют технику и оружие.  Но это всё на бумажке, так то ты можешь быть хоть начальником радиорелейной станции — а всю службу работать на лесопилке, поэтому статья будет о других должностях. Внештатные должности на которые назначают солдат срочников для примера это всякие писаря, каптерщики, банщики, повара. Можно весь год ничего кроме роты и парка не видеть, а можно вообще армию не увидеть и так начнём с низу в верх.
Я думаю самое дно данной кастовой системы это ротный писарь, на это место я его поставил по количеству пролитой крови за время службы, наш писарь огребал если не каждый день то через день точно. Ротный писарь он же хакер или компьютерщик у нас это было одно и тоже лицо хотя в другой роте было два работника канцелярии, один работал на компьютере другой писал от руки. Работа их бумажная — расписания, планы, конспекты, рапорта всё на них, и такой работы в канцелярии безсчётное  множество. Из плюсов: работа в кабинете – когда на улице было -30 и все отправляются в парк, а они отправлялись в кабинет. Знают больше чем остальные солдаты. Имеют разрешённый телефон, чай можно попить спокойно — но это актуально только в начале службы, кино можно посмотреть когда работы нет — вот наверно и всё. Зато МИНУСОВ куча – получают люлей от всех офицеров к концу службы вместе со штампом в военнике они получают резиновую рожу которую можно бить со всей дури и ничего ей не будет. Зачастую не спят ночью только чёрт его знает работают они там или кино смотрят. В общем не благодарная эта должность.  Что касается батальонных писарей то им немного по легче т.к. у них один начальник – комбат и клали они на всех остальных офицерюшек. В начале службы нас всё пугали Тоцком и Еланью (как говорил замполит в Тоцке пол — жопой моют, а в Елани жопой — кантики отбивают) и когда в декабре был приказ отправить с нашей части партию в Еланскую учебку ротные писаря (старшего призыва) подходили ко всем молодым и говорили что они в списках на отправку, но за каких то смешных 500 рублей они могут решить эту проблему! Многие тогда им отдали, а тем кто не отдал объявили что через 2 дня поедут в «солнечную» Елань мы уже приготовились, но я не уехал, а друзей отправили, вот сейчас интересно если бы с ними уехал как бы служба сложилась…, но всё это лирика шагаем на следующую ступень:
Каптерщик – эта должность блатная поэтому покупная, старый каптёр продаёт её молодому у нас в роте такой трансфер стоил 2500 рублей. Заведует формой, сапогами, бельём и всякими мелочами типа гуталина, пуговиц, полотенец. Нужно чтоб каптёром был свой человек — заныкать что ни будь, телефон зарядить, форму подобрать нормальную, ну а перед дембелем они просто не заменимы у них хранится вся дембелька и покупается парадка.
Папа Карло, столяр-плотник, очумелые ручки – не в каждой роте имеется, а вот у нас был по прозвищу — Вилка всю службу строгал, сверлил, и красил. Стенды, стулья, ящики. Работой был обеспечен весь год. Потом ротный решил подзаработать собрал бригаду спец строителей во главе с Вилкой и отправлял их делать ремонт в квартирах по объявлению 3 месяца спокойно работали пока один строитель в СОЧ не сбежал.
Зоофилы — когда у нас появился питомник, из каждой роты назначили по любителю собак, где то это были кинологи, где то просто не нужные люди. Задача их сводится к кормлению и дрессировки собак. Покормил и целый день в свободном плавании раз в неделю идёшь в наряд по патрулю, ходишь с собакой вокруг части вот и вся работа. Помню один раз собака сбежала кавказская овчарка не знаю сколько она стоит но видимо дорого т.к. переполох был не шуточный но всё же пса поймали. Ротный потом грозился зоофила вместе с собакой привязать чтоб они в конуре в месте жили для надёжности.
Линейщики – опять же не в каждой части имеются, по подъёму сваливают к себе в каморку в течение дня шатаются по всей части, в роту приходят когда захотят – на любые недовольства отговорка одна – мы связь чинили. Когда ротный всё же решил взяться за них они порвали провода в штабе обеспечив себя работой на долго, после чего про них опять забыли. Обеспечивают безперебойную связь, после того как у нас в части стащили 8 автоматов их напрягли установкой сигнализации в КХО, ночью их частенько подрывали вот такая вот служба у линейщиков.
Повара, хлеборезы и прочий общепит – это по моему даже штатная должность, те у кого есть образование повара тех туда и берут, готовят «еду» что про них ещё скажешь… когда всех переводят ремнём их переводят черпаком. Хлеборез у нас был 25 летний вот его и списали масло на хлеб намазывать. Должность эта блатная. Подкармливают нужных им солдат и офицеров которые  после вечерухи к ним заходят домой взять консерв, картошки, мяса (того что у солдат в избытке). С приходом гражданской столовой наверно эти должности уйдут в небытиё, но пока у нас они существуют совместно на случай полевых выездов.
Физруки, спортсмены, футболисты – это инструкторы, помогают проводить зарядки, спорт массовые мероприятия, соревнования. Местных отпускали на тренировки в город, по моему раз в неделю, но они так хорошо законспирировали свой график  выходов, что ходили «на тренировку» через день.
Почтальон в армии отличная должность я пробыл на ней 6 месяцев. Позволяет два раза в неделю выходить на гражданку, но у меня была доверенность от командира бригады и там время было не указанно, поэтому на гражданку ходил как можно чаще! Главное на КПП не затупить сделать тупое бычье лицо и сказать, что ответ для прокуратуры понёс или за командирскими письмами отправили вариантов масса, потом даже не останавливали. У всех был бзик, что из ротных почтовых ящиков почту читают командиры, поэтому все хотели отправить письмо через меня. Всегда выходил с большим списком покупок возвращался с тюками сверху две газеты, два письма — а внизу конфеты, вафли, печенье.
Санчасть – набирали из солдат с медицинским образованием у нас был фельдшер. Жили и служили они в самой санчасти служба хоть и без всяких строевых смотров зато вечно больные, так что нафиг такую службу.
Музыканты – это я не про гитаристов таких в армии много, музыканты для армейского оркестра -барабанщики, трубачи, виолончелисты чёрт знает кто там ещё был всех их называли барабанщиками. По понедельникам на командирский день играют на разводах, с утра ещё дудят подъём остальное время репетируют.
Штабные писаря – это вам не ротные писаря, работают в управлении. Из плюсов всё что и у ротных, и работа по авторитетней, люлей не получают т.к. в управлении офицеры по умней чем в ротах. Очень важна строевая часть – все документы, приказы всё через них. Если шарят то напряги бывают только перед проверками, а так сплошная лафа. Должность передающаяся за деньги вход в штаб – три тысячи рублей, но многие пролезла и без денег.
Банщики – самый плюс – можно мыться хоть каждый день! Самый минус – должность стоила 8 тысяч!!! В их хозяйстве банно-прачечный комплекс + вещевой склад. Самый бизнес у них перед дембелем на продаже формы. Эта не поношенная каптёрка – тут всё нулячее в бумажке и без пуговиц.
Святая святых – пищевой склад – плюсы и так всем понятны служат в закармах родины. Сосиски, колбаса, сгущёнка, сыр там только чего нет! Помню как от туда тысячи банок  с пепси выбрасывали просроченной, но стоит это счастье тоже 8 рублей.
Это были служащие в части, а были и такие кто «тянул» на гражданке – генеральские водители -набирали из числа местных. Спали дома с утра привезли, потом увезли сидишь весь год в машине плеер слушаешь с машиной срастаешься.
ВСОшники – у нас это были либо блатные либо сучи. ВСО – военно-следственный отдел в основном туда уезжали терпилами, в часть они понятное дело не хотели возвращаться вот и были на посылках у следователей, ходили там ручки дверные протирали.
Что то устал я писать всё эту ересь, да и так уже на два листа накатал а должностей ещё всяких полно были те кто служили вообще в другом городе, а числились у нас — сидели в штабе округа либо по наряду либо блатные. Один весь год у генерала ФСБ на даче снег чистил и баню топил. В батальоне ещё всякие электрики и аккумуляторщики были, ещё хоз. двор травку выращивали. Ещё из общих для всех плюсов солдат на таких должностях не ставят в наряды (если конечно не накосячили). Можно всю службу и с метлой проходить, можно и не быть на должности, а всё равно ничего не делать как даги… всё хватит, а то ещё что ни будь вспомню, я закругляюсь до новых встреч товарищи.

Вот такая вот армия.... :dontknow:

Отредактировано Государкин Сергей (24-11-2017 08:22:44)

14

АРИСТОКРАТКА
http://sd.uploads.ru/t/57K8z.jpg

Григорий Иванович шумно вздохнул, вытер подбородок рукавом и начал рассказывать:
-- Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое место.
А в свое время я, конечно, увлекался одной аристократкой. Гулял с ней и в театр водил. В театре-то все и вышло. В театре она и развернула свою идеологию во всем объеме.
А встретился я с ней во дворе дома. На собрании. Гляжу, стоит этакая фря. Чулочки на ней, зуб золоченый.
-- Откуда,-- говорю,-- ты, гражданка? Из какого номера?
-- Я,-- говорит,-- из седьмого.
-- Пожалуйста,-- говорю,-- живите.
И сразу как-то она мне ужасно понравилась. Зачастил я к ней. В седьмой номер. Бывало, приду, как лицо официальное. Дескать, как у вас, гражданка в смысле порчи водопровода и уборной? Действует?
-- Да,-- отвечает,-- действует.
И сама кутается в байковый платок, и ни мур-мур больше. Только глазами стрижет. И зуб во рте блестит.
Походил я к ней месяц -- привыкла. Стала подробней отвечать. Дескать, действует водопровод, спасибо вам, Григорий Иванович.
Дальше -- больше, стали мы с ней по улицам гулять. Выйдем на улицу, а она велит себя под руку принять. Приму ее под руку и волочусь, что щука. И чего сказать -- не знаю, и перед народом совестно.
Ну, а раз она мне и говорит:
-- Что вы, говорит, меня все по улицам водите? Аж голова закрутилась. Вы бы, говорит, как кавалер и у власти, сводили бы меня, например, в театр.
-- Можно,-- говорю.
И как раз на другой день прислала комячейка даровые билеты в оперу. Один билет я получил, а другой мне Васька-слесарь пожертвовал.
На билеты я не посмотрел, а они разные. Который мой -- внизу сидеть, а который Васькин -- аж на самой галерке.
Вот мы и пошли. Сели в театр. Она села на мой билет, я -- на Васькин. Сижу на верхотурье и ни хрена не вижу. А ежели нагнуться через барьер, то ее вижу. Хотя плохо. Поскучал я, поскучал, вниз сошел. Гляжу -- антракт. А она в антракте ходит.
-- Здравствуйте,-- говорю.
-- Здравствуйте.
-- Интересно,-- говорю,-- действует ли тут водопровод?
-- Не знаю,-- говорит.
И сама в буфет. Я за ней. Ходит она по буфету и на стойку смотрит. А на стойке блюдо. На блюде пирожные.
А я этаким гусем, этаким буржуем нерезаным вьюсь вокруг ее и предлагаю:
-- Ежели, говорю, вам охота скушать одно пирожное, то не стесняйтесь. Я заплачу.
-- Мерси,-- говорит.
И вдруг подходит развратной походкой к блюду и цоп с кремом и жрет.
А денег у меня -- кот наплакал. Самое большое, что на три пирожных. Она кушает, а я с
беспокойством по карманам шарю, смотрю рукой, сколько у меня денег. А денег -- с гулькин нос.
Съела она с кремом, цоп другое. Я аж крякнул. И молчу. Взяла меня этакая буржуйская стыдливость. Дескать, кавалер, а не при деньгах.
Я хожу вокруг нее, что петух, а она хохочет и на комплименты напрашивается. Я говорю:
-- Не пора ли нам в театр сесть? Звонили, может быть.
А она говорит:
-- Нет.
И берет третье. Я говорю:
-- Натощак -- не много ли? Может вытошнить.
А она:
-- Нет,-- говорит,-- мы привыкшие. И берет четвертое.
Тут ударила мне кровь в голову.
-- Ложи,-- говорю,-- взад!
А она испужалась. Открыла рот, а во рте зуб блестит.
А мне будто попала вожжа под хвост. Все равно, думаю, теперь с ней не гулять.
-- Ложи,-- говорю,-- к чертовой матери!
Положила она назад. А я говорю хозяину:
-- Сколько с нас за скушанные три пирожные?
А хозяин держится индифферентно -- ваньку валяет.
-- С вас,-- говорит,-- за скушанные четыре штуки столько-то.
-- Как,-- говорю,-- за четыре?! Когда четвертое в блюде находится.
-- Нету,-- отвечает,-- хотя оно и в блюде находится, но надкус на ем сделан и пальцем смято.
-- Как,--- говорю,-- надкус, помилуйте! Это ваши смешные фантазии.
А хозяин держится индифферентно -- перед рожей руками крутит.
Ну, народ, конечно, собрался. Эксперты. Одни говорят -- надкус сделан,
другие -- нету.
А я вывернул карманы -- всякое, конечно, барахло на пол вывалилось,--
народ хохочет. А мне не смешно. Я деньги считаю.
Сосчитал деньги -- в обрез за четыре штуки. Зря, мать честная, спорил.
Заплатил. Обращаюсь к даме:
-- Докушайте, говорю, гражданка. Заплачено.
А дама не двигается. И конфузится докушивать. А тут какой-то дядя ввязался.
-- Давай,--- говорит,-- я докушаю.
И докушал, сволочь. За мои-то деньги.
Сели мы в театр. Досмотрели оперу. И домой.
А у дома она мне и говорит своим буржуйским тоном:
--- Довольно свинство с вашей стороны. Которые без денег -- не ездют с дамами.
А я говорю:
-- Не в деньгах, гражданка, счастье. Извините за выражение.
Так мы с ней и разошлись. Не нравятся мне аристократки.

Михаил Зощенко
1923

15

http://s8.uploads.ru/t/vNDij.jpg

Книга "Последние записи. Для Маргот" вышла в издательстве Edition Ost.
*
Несколько отрывков из этой книги.

Последние записи. Для Маргот

Из предисловия Маргот Хонеккер
Эрих был глубоко убежден, что и в Германии снова возникнут общественные силы, которые добьются появления иных социальных отношений. Несмотря на свою неизлечимую болезнь, он до конца жизни отстаивал свою веру в это.

29 июля 1992 г.
На горизонте появился Берлин. Город в свете заходящего солнца. Мне видна телевизионная башня, за которую так сражался Вальтер. Я до сих пор рад, что тогда помогал ему в этом. Ему пришлось отстаивать свое решение. Правда, большинство было все же на его стороне.

Так это выглядело при «диктатуре» – демократии, которая была социалистической.

Башня все еще стоит на берлинской земле. Как я слышал, еще будет решаться вопрос о ее собственнике. Да… Пожалуй, об этом мы никогда и не могли подумать. Я тоже не знаю, кому она принадлежит. Раньше она принадлежала народу.

Посадка в Тегеле была мягкой. Прием подобающий. Мне представился руководитель группы по обеспечению безопасности. У него все под контролем.

Затем начинается поездка на «Мерседесе» в «Моабит». На краю дороги стоят люди, я вижу транспаранты, красные флаги, слышу дружественные и неприятельские выкрики. Приветливых слов все же больше. На Турмштассе большой прием, восклицания наших берлинцев. Ворота открываются – и мы во дворе тюремной больницы.

В больнице выдали тюремную робу. В камере предварительного заключения ведь разрешается носить свою одежду.

Приходится побороться за фотографии. Две фотографии внуков все же отобрали.
В камере со мной еще какой-то цыган. Мы хорошо понимаем друг друга. С трудом получается заснуть. Принял еще одну таблетку. В будущем эта проблема, пожалуй, отпадет сама собой.

30 июля
57 лет спустя я снова вижу тюремный комплекс Моабит изнутри. В 1935 г. Гестапо доставило меня сюда из своего главного здания на Принц-Альбрехт-штрассе. Тогда я находился здесь под предварительным заключением полтора года. Как долго буду в этот раз?
Те же самые коридоры, те же самые проходы. До сих пор слышу окрики надзирателя: «Г-3 на допрос!»

16

Вопрос есть,книга,читал в 90х.
Офицер едет с ГСВГ на купленной там машине,банда его обувает по дороге,забирают машину,его чуть живого оставляют где то.
Он у кого то там отлежался,возвращается назад в Германию,купил по новой машину,знакомый прапор принёс ему ведро
стальных шариков.Шарики рассыпали по пакетам,когда приехал В Брест,увидел этих грабителей,потащил их за собой,немного оторвался
от них,развернулся,и на встречных закинул пакет с шариками к ним в лобовое.Потом его вроде выследили,вместо того что бы наказать
предложили ему работу на Государство.Где то так,по памяти.
Хотелось бы вспомнить название книги.Крутится в голове или Костолом или порода собак,или что то в этом роде.Помогайте,может кто помнит.

17

Не помню  такого сюжета , о ГСВГ  в художественной литературе, читал только произведение Кунина .

18

58758,3 написал(а):

о ГСВГ

О ГСВГ там только то,что он там служил и всё.

19

58761,10 написал(а):

О ГСВГ там только то,что он там служил и всё.

Ну у Кунина , немного побольше о службе , там о танкисте виртуозе  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

20

58765,3 написал(а):

Ну у Кунина , немного побольше о службе , там о танкисте виртуозе

Там не о службе,а о том как он ехал,как его обули и как он потом отомстил.

21

58769,10 написал(а):

Там не о службе,а о том как он ехал,как его обули и как он потом отомстил.

Я понял.

22

58748,10 написал(а):

В Брест,увидел этих грабителей

В Беларуссии грабили не долго...и легковые машины и фуры, но по слухам, батька команду дал их всех, бандюгов, отстрелять и через неделю их и не стало...а вот в Польше, легковые грабили до конца, пока пошлины дикие на ввоз машин не ввели, они там сами пропали...не рентабельно стало :dontknow:  :crazyfun:

23

«Война. Война никогда не меняется» — справедливость этой легендарной фразы корреспондент «Ленты.ру» Игорь Ротарь познал на собственном опыте, побывав почти на каждой гражданской войне на территории бывшего Советского Союза. В издательстве ЭКСМО вышла его книга «Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина», в которой Ротарь вспоминает ярчайшие эпизоды своей двадцатилетней карьеры военного корреспондента. С согласия автора «Лента.ру» публикует отрывки из этого произведения.
http://s9.uploads.ru/t/6Cs7B.jpg

https://lenta.ru/articles/2018/12/15/th … Pw1pByK_fo

24

Исповедь чекиста [Тайная война спецслужб СССР и США]
Жорин Фёдор Лукич

предлагаю ознакомиться с разделом этой самой "исповеди", посвященным его службе в качестве особиста в ГДР.

 


Агентурно-оперативная разработка «Форст», или Работа совместно с коллегами МГБ ГДР

Пребывание советских войск в Германии так же, как и в других бывших социалистических странах — Венгрии, Чехословакии, Польше, не говоря уже об Австрии, можно рассматривать в нескольких аспектах.

В международном политическом — это было мощнейшим фактором национального демократического движения в этих странах и Европе в целом. Идеи коммунизма завоевывали массы и, обретя национальные особенности, способствовали революционному преобразованию народов Европы. Конечно, при поддержке советских танков и автоматов. Такова была международная практика до 1947 года, когда активно стал претворяться в жизнь план Маршалла по возрождению экономики Европы. Финансовый капитал международной буржуазии поддержал политические идеи США и Англии. Началась скрытая, а затем открытая экономическая война между СССР и практически всем международным капиталом.

Идеологически, политически СССР был силен. Международный авторитет был огромный. Но военный и особенно экономический потенциал был значительно, во много десятков раз слабее работавшего на полную мощность, прогрессирующего американского и английского.

Стареющий И. Сталин был занят внутригосударственными разборками. Поэтому социализм, принесенный в Европу на штыках Красной армии, был фактически обречен с самого начала. Европой нельзя было управлять сталинскими методами, проявившимися в коллективизации и индустриализации СССР. Но история человечества должна сохранить реальный факт: Советский Союз предоставил возможность народам Европы создать государство равноправных граждан, ликвидировать вековое, наследственное политическое и экономическое неравенство граждан, ликвидировать сословную спесь.

Что делать, если человек желает жить с удобствами уже сегодня. Европа не прошла гражданской войны, точнее, чистилища гражданской войны, через которое прошли народы бывшей Российской империи, а затем СССР. Европа не восприняла иезуитски-масонский лозунг: «Все как один умрем в борьбе за ЭТО!» И это правильно! Нормальный человек живет один раз. И желает прожить как можно лучше. А что будет потом, после него? Так для этого он детей делает. Пусть новое поколение решает само возникшие перед ним проблемы.
Забегая намного вперед, хочу запечатлеть один разговор, состоявшийся примерно в 1973–1974 гг. с одним из сотрудников отдела госбезопасности ГДР в городе Йена. К этому времени, т. е. за три-четыре года совместного общения, мы с немецкими коллегами о многих вещах говорили очень откровенно.

Так вот, этот коллега спросил меня, какой идиот издал, да еще таким массовым тиражом с переводом на все языки мира книгу Н. Островского «Как закалялась сталь»? При этом он назвал ее самой антисоветской книгой, которая разрушает в нормальном человеке желание жить при социализме. На мой недоуменный взгляд и вопрос он пояснил: «Посмотри, герой книги молодой рабочий отдал свою жизнь революции. Он был неоднократно ранен, стал инвалидом, заболел туберкулезом, потерял зрение, потерял юношескую любовь. Жизнь закончил в 32 года на больничной койке. При этом он написал вторую книгу, будучи слепым, которая бесследно исчезла. Советское государство не проявило никакой заботы о человеке, отдавшем за него здоровье и жизнь. И все это на фоне благополучной жизни новых советских приспособленцев. Кто же из нормальных людей, прочитав эту книгу, пожелает себе такой судьбы?»

Этот разговор заставил меня задуматься и более внимательно посмотреть вокруг на все увеличивающуюся тенденцию «прибарахления» со стороны командного состава воинских частей. Было над чем задуматься человеку, воспринимавшему образ Павки Корчагина только как героя. Вспомните идиотизм снабжения дровами Киевской железной дороги. Группа отчаянных юношей рубит лес и спит в разваленном бараке. После чего половина из них умерла от тифа или туберкулеза. А кто должен был организовать работу железной дороги? Где партия и советские органы? За что деньги они получали?

Заметим, что разноаспектного анализа, критики политических и экономических факторов, приведших к провалу политики СССР в постройке социализма в Европе в период 1945–1989 гг., сделано более чем много. И еще будет эта тема в пользовании, пока идеи социализма не загонят в забытье с помощью тех же танков, атомной бомбы и финансовых средств.

Вторым аспектом пребывания группы советских войск в европейских странах следует назвать нормальную, обычную для всех воинских частей всех стран мира деятельность по поддержанию своей боеготовности. Есть воинский закон: войсковая часть должна быть готовой выполнять боевую задачу, офицеры должны уметь командовать, солдаты — содержать оружие в боеспособном состоянии и уметь выполнять поставленную командиром задачу.

Здесь сразу можно подчеркнуть вопрос: а кому она мешает, эта нормальная жизнедеятельность войск по поддержанию боеготовности? Ответ найти несложно. Она мешает тому, кому пребывание советских войск в Европе как кость собаке в горле. И, coответственно, спецслужбы противника делали все для подрыва и ослабления боеготовности советских группировок в Европе. (Методы разнообразные и давно всем известные: диверсии, убийства, склонение к измене Родине во всех формах, идеологически враждебная пропаганда против военнослужащих и членов их семей и т. п.).

Кто сейчас будет отрицать тот факт, что идеологическая диверсия, целенаправленная буржуазная пропаганда стали основным фактором развала социалистического лагеря, а затем гибели СССР? Конечно, не без помощи предателей из числа партийных функционеров, разрабатывавших и претворявших в жизнь якобы «научно обоснованную программу построения и перестроения социализма в СССР».

Напомним, что защита войск от подрывной деятельности спецслужб противника всегда возлагалась на органы военной контрразведки.

Отсюда вытекает третий фактор пребывания советских войск в странах Европы. Войска были одним из основных объектов разведывательно-подрывных устремлений спецслужб противника. Их защита в контрразведывательном аспекте не могла эффективно осуществляться без взаимодействии советской военной контрразведки с местными органами государственной безопасности.

Когда я учился в Высшей Школе КГБ СССР и жил в общежитии для слушателей в Москве, то видел и немцев, и кубинцев, и венгров и др. Сотрудники органов безопасности дружественных стран проходили спецподготовку в СССР. И это естественно. Кто же еще их мог обучать? В середине XX века трудно, невозможно начинать с нуля, когда противник имеет академии…

Моя благосклонная судьба позволила мне познакомиться, работать и приобрести лучших, искренних, настоящих друзей среди коллег — сотрудников службы безопасности ГДР в городах Йена, Вайсенфельс, Наумбург. В этих городах дислоцировались части нашего воинского соединения, которые обслуживались в контрразведывательном отношении особым отделом КГБ, в котором я служил пять лет старшим оперуполномоченным.

За пять лет я по службе не продвинулся, но приобрел достаточные навыки профессионала-контрразведчика. Причиной первого был мой несговорчивый характер. Или, как было записано в характеристике еще после окончания школы военных контрразведчиков № 311, — «в отношениях с товарищами не тактичен». С начальниками своими водку не пил и «сувениры» им не обеспечивал. Я занимался только службой. Отношения со своими у меня были только служебные и товарищеские. С начальниками было хуже. Но как я мог относиться дружественно к тем, кто обманывал в глаза, лгал вышестоящим начальникам, был барахольщиком или под дулом пистолета и с угрозами «отправить мужа в 24 часа из ГДР в Сибирь» насиловал жен офицеров? Правда, последний еще был и сыном маршала СССР! Но у меня была своя личная честь и понятие «советского офицера»!

Ко времени моего появления в ГДР, т. е. к 1970 году, оперативная обстановка в этой стране изменилась. О диверсиях, убийствах солдат и офицеров стало почти не слыхать. Население ГДР говорило: «Мы живем не так роскошно, как в ФРГ. Но зато уверенно и спокойно. Мы социально защищены и ночью ходим по улицам без страха».

Соответственно, в группу войск и военную контрразведку хлынули бывшие партийные функционеры, всегда отличавшиеся стремлением прибарахлиться.

К примеру, за пять лет службы в гарнизоне в Вайсенфельсе поменялось четыре командира и начальника политического отдела. Каждый уезжавший командир ракетной бригады увозил до последнего гвоздя всю мебель из клуба офицеров гарнизона. Каждый начальник политического отдела вычищал «комнату дружбы СССР и ГДР». Мне, как оперработнику со знанием немецкого языка, приходилось почти каждый год объяснять немецким друзьям (местная власть и сотрудники МГБ) о коварстве предыдущего командования и важности создания комфортабельных условий для отдыха офицеров и организации встреч советских офицеров и членов их семей с местным населением в «комнате дружбы».

При этом я восхищался умением немецких друзей сдерживать смех и серьезно разговаривать с новым советским барахольщиком. Нашим командирам и политработникам казалось, что они первые, что до них была пустыня, что немцы не видели еще их подлости. Когда же они уезжали, упаковывая в контейнеры мебель, заработанную солдатами и доставленную немцами в дом офицеров гарнизона, их уже не интересовали последствия этого грабежа. Какое им было дело до того, что думали о них постоянно проживающие в ГДР немцы.

Между строк замечу, что в пехотном полку в Вайсенфельсе сверх срока командовал полковник, известный последнему солдату как законченный алкоголик. Все рассказывали, как анекдот, случай, когда в 10.00 утра он выскочил в трусах из своей квартиры, забрал из рук офицера бутылку пива и жадно ее допил. Офицеры, которые стояли вокруг также по причине необходимости легкого похмелья, молча на все это смотрели, но потом расхохотались до без удержу.

А чего этого командира полка за пьянку не уволили и не отправили во внутренний округ? А потому что, когда приезжали проверки, все заработанное солдатами он без жадности отдавал проверяющим. Теперь подумайте, сколько могли заработать около 5 тыс. солдат на военной инженерной технике под видом учений или оказания помощи немецким друзьям? Кто же из высшего командования, особенно их жен, откажется от такого бесплатного кормильца? При чем здесь боеготовность и честь командира полка?

От таких командиров немногим отличались некоторые руководители органов военной контрразведки. Кто из оперработников видел деньги, предназначенные для оперативных потребностей, оплаты услуг немецкой агентуры? Лично я за пять лет получил от начальников по соответствующей статье только 50 марок. И то после серьезного разговора с таким начальником, будучи секретарем парторганизации особого отдела КГБ.

Обленившиеся, потерявшие профессиональную бдительность руководители советских органов военной контрразведки компенсировали, точнее, скрывали свои недостатки, отсутствие конкретных оперативных материалов простым щеконадуванием, недомолвками и ссылками на невозможность разглашать немецким друзьям высшие советские секреты.

Но какие могут быть секреты на уровне танковой дивизии, танкового или общевойскового полка? Советская военная контрразведка продолжала искать шпионов среди рядовых солдат и младших офицеров, а также кочегаров и немецких граждан, работавших в системе военторгов и мест контактов с советскими военнослужащими. А какие могли быть контакты, если советским военнослужащим, в отличие от американцев, англичан и французов, запрещалось общаться с местным населением?

В свою очередь, сотрудники органов МГБ ГДР говорили между собой: «Русские научили нас азбуке агентурно-оперативной работы. А алгебру и высшую математику мы освоим сами». Но об этом знали только те, кому немецкие коллеги доверяли. Немцы четко соблюдали дисциплину в общении с советскими коллегами. Лишнее, а точнее, правда никому не была нужна. В общем, в начале 1970-х годов каждая сторона знала, на какое взаимодействие она может рассчитывать.

К этому времени советская контрразведка в вооруженных силах существовала за счет авторитета, приобретенного бесстрашными сотрудниками СМЕРШа. Оперативная техника отсутствовала. В особых отделах бригад, дивизий и армии, кроме пистолетов, авторучек и пишущих машинок, ничего не было. Фотоаппараты, необходимые даже рядовому милиционеру в селе, оперативники обязаны были приобретать самостоятельно.

Особистов боялись за их право ходатайства перед командованием об откомандировании офицера из ГСВГ во внутренние округа на территории СССР. Обычно жены офицеров такого не прощали. Дела кончались разводами и таких офицеров в академию не посылали и на высшую должность уже никогда не назначали. А если к этому добавить, что до возведения Берлинской стены жены советских офицеров из Германии свободно ездили во Францию, то об остальном можно только догадываться.

Такой страх был основной причиной агентурного сотрудничества офицеров с военной контрразведкой. Конечно, патриотизм был на первом месте. Куда ни кинь и как не крути, а вокруг воинских гарнизонов проживали люди, которые либо сами воевали против СССР в 1941–1945 гг., либо имели воевавших старших родственников.

Но возвратимся к началу 1970 года. Группа молодых и достаточно хорошо подготовленных военных контрразведчиков после окончания первого офицерского набора Высшей школы КГБ прибыла в Управление Особых Отделов КГБ СССР по Группе Советских войск в Германии.

После почти двухнедельного ожидания перед нами выступил начальник КГБ по ГСВГ генерал-лейтенант Лялин. Какую же дебильную установочную беседу он с нами провел! На днях перед этим изменил Родине путем перелета в Западный Берлин летчик В. на истребителе. В Берлине был обнаружен тоннель, прорытый западными спецслужбами для подслушивания секретных разговоров советского военного командования и т. п. А нам рассказывал «целый» генерал-лейтенант, как на спящих советских караульных и часовых нападают ночью диверсанты…

Военная контрразведка должна была обеспечивать боеготовность частей. Какая боеготовность? Если высшее командование расквартировало ракетные дивизионы ракетной бригады по трем населенным пунктам на удалении 70 — 250 км, а ракетно-техническую базу с ракетными боеголовками расположили на удалении 250 км от боевых дивизионов? Практически и в мирное время к этой ПРТБ было добраться трудно. А что бы делали пусковые установки без ракет и боеголовок в военное время? Тем более что по этому 250-километровому маршруту в любой точке мог засесть снайпер-диверсант и одной нули было бы достаточно, чтобы армия лишилась своей ракетно-ядерной мощи.

Кто-то из высшего командования Вооруженных Сил СССР уже тогда побеспокоился, чтобы Советская группировка войск оказалась мощной только на бумаге.

В начале марта 1970 года я прибыл в гарнизон Йена-Форст. Он расположен в пригороде г. Йены, известного цейсовской оптикой, на господствующей высоте. До 1945 года в гарнизоне располагалась батарея зенитных пушек Вермахта. При немцах в гарнизоне функционировал бассейн. К моему прибытию он превратился в яму, а в подвалах домов офицерского состава круглый год стояла вода и летали комары размером до 3 см. Гарнизон окружен был деревянным забором постройки советского образца, т. е. сначала построили на скорою руку из подсобного материала, а потом все так и оставили. Да и зачем было строить красивый забор: часть была режимная, немецким гражданам появляться возле забора было категорически запрещено. А советские к своим порядкам давно уже привыкли. Как мне объяснило командование, гнилой деревянный забор невозможно преодолеть: он развалится и нарушитель получит травму. Логика в этом была. Но своеобразная.

Замечу, что за пять лет через этот забор во внутрь гарнизона никто не предпринял попытку проникнуть. А из гарнизона солдаты уходили в самоволку через КПП. Правда, в мое время эти походы ограничивались посещением ближайшего гастштета, расположенного в 600 метрах от гарнизона. Самоволки со смертельным исходом начались после моего убытия в СССР.

Итак, часть пребывала в ГДР около десяти лет. Но в оперативном деле (литерном деле на объект) было только несколько документов об обстановке в окружении, т. е. в местах контактов с местным населением.

А откуда они, эти документы, могли появиться в деле? Мой предшественник был из числа сотрудников КГБ, обслуживавших лагеря заключенных. За полтора года он спился до такой степени, что замертво падал с мотоцикла, как только выключал зажигание. На мотоцикле он ездил на «автопилоте». Советская военная автоинспекция его знала и не останавливала, а немецкая полиция советских офицеров на мотоцикле не трогала. Кабинет был прокурен и провонял пивом.

Перед этим ракетный дивизион обслуживал совершенно гражданский человек. Как я ранее отмечал, была такая практика: в мирную ГДР направляли по «блату» сотрудников, работавших в территориальных органах КГБ. Они не имели понятия об отношениях в воинских частях, среди военнослужащих. За хорошую взятку они получали возможность пять лет пополнять гардеробы своих жен немецкими товарами, получать двойную зарплату, а потом возвращаться в Москву, Киев. Одессу, Львов, Тбилиси…

Такая практика называлась обменом сотрудниками между территориальными органами КГБ и органами военной контрразведки. Служить в диких гарнизонах они не желали. Но на пять лет съездить в Группу войск за рубежом — с большим удовольствием.

А кто видел, чтобы командировочные работали? Вот и не было оперативных материалов по местам контактов офицеров части с местным населением.

Отношение командования и офицеров к таким оперработникам было соответствующее. Достаточно сказать, что меня с женой и трехмесячной дочкой разместили в комнате с разбитым окном и протекающим потолком. В ней мы прожили почти две недели, пока мой предшественник не упаковал вещи и не отправил в Союз контейнер.

Передал он мне на связь одного доверенного из числа местных полицейских. Завел полицейского в кабинет, который располагался в здании штаба режимной ракетной части, и сказал: «Знакомьтесь, а я сейчас». И вышел. Разговор у нас был оригинальный: я не знал ни одного слова по-немецки, а он знал пару слов по-русски («водка», «пиво», «сигареты», «дружба»).

Отдал он мне напечатанную на листке информацию, что-то говорил. Но на это ушло две минуты. Сидим и смотрим один на другого. Проходит минут 10–15, возвращается мой предшественник. В руках бутылка водки и два пива. Достал из стола стаканы, разлил. Выпили. Достает пачку сигарет и отдает немцу. Оба закурили. Сказать, что они разговаривали на немецком или русском, у меня не хватает нахальства.

Когда они допили водку и пиво, он хлопнул немца по плечу, ткнул пальцем на меня, и таким образом состоялась передача тайного помощника.

Но еще больше я удивился, когда увидел, как немецкий полицейский, причем не простой, а заслуженный полицейский республики, сел пьяный на мотоцикл и поехал исполнять служебные обязанности.

За пять последующих лет я выучил немецкий язык, приобрел несколько агентов из числа немцев и необходимое число доверенных лиц, т. е. друзей, не оформленных в качестве негласных сотрудников. Такая категория информаторов есть в каждой спецслужбе любого государства. Все было поставлено на свои места. И гарнизон стали называть в Управлении ОО КГБ СССР по ГСВГ не иначе как «санаторий Форст».

Но так продолжалось недолго. На мое место снова прислали сотрудника из территориальных органов КГБ. Без всякого понятия об армейской жизни. Беда не заставила себя долго ждать. Через три месяца после моего отъезда в СССР группа солдат достала местных жителей своими мародерскими набегами. Немцы налили в бутылки из-под алкоголя ядохимикаты, используемые для опрыскивания сада. В итоге очередной самоволки пять солдат умерло и десять отправили в госпиталь с серьезными отравлениями.

После этого пошла взаимная неприязнь и месть. Скандалы вышли за пределы района и гарнизона, дошли до высшего военного командования. Репрессии вызывали побеги солдат из гарнизона… Как мне потом передавали, в бывшем «санатории Форст» почти безвыездно находился заместитель начальника особого отдела КГБ СССР по 8-й Гвардейской армии в звании полковника. Некому было подсказать, что неграмотный опер из числа «пиджаков» (так называют военные контрразведчики территориальщиков) и командировочный полковник никогда не смогут установить нужные отношения со строевыми офицерами и солдатами. Надо жить их проблемами, переживать за них, помогать им, а не делать «показатели» в оперативной работе.

Как уже подчеркивалось, мне удалось наладить дружественные отношения с коллегами из местных районных органов МГБ ГДР. Режимный ракетный гарнизон всегда и везде привлекает внимание, как агентуры вражеских спецслужб, так и простых любопытных. Чтобы их различить и разделить на две группы, предварительно необходимо было их зафиксировать, установить, задокументировать их интерес к военному объекту.

Могу утверждать, что совместно с немецкими друзьями и только благодаря их неограниченным возможностям доставать необходимую спецтехнику мне удалось создать уникальную систему документирования всех лиц, появляющихся на расстоянии 100–150 м от забора по периметру объекта.

Установленная кино— и фотоаппаратура срабатывала от сигналов, поступающих от сейсмической аппаратуры, реагирующей на колебания земли, от шагов людей, а тем более — проезжающих автомобилей. В нашем распоряжении была оптическая техника, которую завод Карла Цейса изготавливал по заказу СССР для космических аппаратов.

Но что меня особенно удивляло? Когда я посмотрел на этот космический телеобъектив, с которым не знал, как обращаться, сотрудник МГБ, и задал «типично советский» вопрос: «А что будет, если вдруг приведем его в негодность?» Мой немецкий коллега ответил очень буднично, что работа есть работа. Если поломаем, то отвезем на завод Карла Цейса и там его отремонтируют. Без всяких эмоций.

Теперь пусть читатель вспомнит, как в Советском Союзе на всех уровнях руководства и во всех отраслях народного хозяйства и вооруженных сил подавлял инициативу принцип «Не надо ничего трогать, ничего делать. Лишь бы ничего не случилось». Особенно характерным это было в авиации после гибели летчика Чкалова. Когда любую поломку или аварию рассматривали, как диверсию врагов народа.

Немцы еще раз продемонстрировали свой принцип — работать уверенно, спокойно, с умом. Кстати, решение об использовании этого космического телескопа принято было на уровне начальника отдела безопасности самого завода Карла Цейса. В советской контрразведке такую санкцию надо было бы испрашивать в Москве. И кроме ругани и проблем, вряд ли что иное можно было бы ожидать.

О деловом подходе немецких коллег может служить еще один пример. Когда мы строили свою систему наблюдения, на советскую сторону была возложена задача доставки железобетонных элементов. Наши солдаты в подавляющем большинстве, проделав запланированный 500-километровый марш в колонне, больше к машинам не допускались. Разъезжали только машины командования. Соответственно, никакой практики вождения машин в городе солдаты не имели.

И вот я сел за старшего машины с одним из таких водителей. Выехали на городскую трассу. Водитель сразу вспотел и вцепился за руль. Скорость менее 40 км в час. Я его успокаиваю и приказываю увеличить скорость хотя бы до 60 км в час, чтобы не тормозить городское движение. Какое там! Солдат сообразил застопорить машину на самом оживленном перекрестке. Не ограничиваясь этим, он дал задний ход. В итоге мы столкнулись с ехавшей за нами немецкой легковой автомашиной.

Теперь уже я вспотел. За ремонт немецких машин платил из своего кармана старший машин. Что делать? Припарковали мы свой грузовик и поврежденную немецкую легковушку и вызвали полицию. И тут мне в голову пришла мысль сообщить своим коллегам из отдела МГБ г. Йена о происшедшем. Я надеялся, что присутствие при полицейской разборке друзей позволит более объективно оценить причиненный ущерб. Сотрудник МГБ прибыл очень быстро. Разобрался в ситуации и сказал, чтобы я следовал дальше по маршруту и не привлекал своим специфическим железобетонным изделием внимания местного населения, а он сам разберется с инцидентом. Через пару часов он приехал ко мне в гарнизон Йена-Форст и сообщил, что ущерб составил несколько тысяч немецких марок (я в месяц получал около 900), но рапорта советскому командованию полиция подавать не будет. (Ежедневно по ГДР советские автомашины приносили существенный ущерб народному и личному хозяйству немцев. И катастроф случаюсь достаточно. По этим фактам ежедневно сводка информации докладывалась высшему командованию ГСВГ.) В конце он добавил, что с потерпевшим уже все обговорено, ремонт его машины и компенсацию отдел МГБ взял на себя. И все! Без истерики, без нашего обычного магарыча. Он помнил, что всякая работа может привести к причинению ущерба. Поэтому расходы были включены в смету строительства нашей совместной системы наблюдения.

В системе военной контрразведки это кончилось бы написанием рапорта на уровень руководства УОО КГБ СССР по ГСВГ дисциплинарным взысканием и, само собой, выплатой ущерба из моего жалования.

Через некоторое время совместной работы нами была создана с немецкими коллегами картотека и фототека на всех лиц, появлявшихся вокруг моего гарнизона. Была проведена систематизация лиц по периодам активности войск, выхода на учения, совершения дневных и ночных маршей молодых водителей, приезде в гарнизон высокого начальства и т. п. Из массива было отобрано несколько лиц, по которым были проведены специальные оперативные мероприятия.

В дальнейшем, учитывая ограниченные возможности советской стороны, немцы самостоятельно вели разработку подозрительных лиц. В результате они вышли на своего гражданина, попавшего в поле зрения другого органа МГБ ранее. Закончилось дело арестом местного жителя, имевшего ученое звание доктора технических наук.

Здесь следовало бы рассказать о методе получения советской военной контрразведкой показателей по разоблачению шпионской деятельности местных граждан. Наши руководители никак не могли примириться с тем, что немцы стали работать на более высоком профессиональном уровне, чем их прежние «учителя». Фактически роль советской стороны сводилась к созданию обстановки, в которой мог проявить себя шпион. Другими словами, советская сторона сообщала немецким коллегам время повышенной активности войск (выход на учения, маршрут движения воинской колонны, район учений), а все остальное осуществляли друзья: вели оперативное наблюдение, документировали появление подозрительных лиц, осуществляли их установку и т. д.

Когда собирались доказательные материалы шпионской деятельности и лицо арестовывалось, немцы сообщали об этом в советскую контрразведку. А дальше все шло отработанным советским методом. Наверх отправлялись отчеты о большой совместно проделанной работе, о личном участии руководителей всех уровней в разоблачении шпиона и т. д. Получалось, что и немцы, и советская сторона поймали по одному, т. е. уже двух шпионов.

Система очковтирательства и приписок была отработана долгими годами. Говорят, что начало ей было положено, когда красный командир Уборевич послал в Москву телеграмму на имя В.И. Ленина с сообщением о том, что на каждый выстрел врага в вождя революции Красная армия ответила досрочным освобождением его родного Симбирска. После этого в Москву посыпались телеграммы, а в обратную сторону пошли награды их авторам.

Конечно, в процессе нашей совместной оперативно-розыскной деятельности случались и казусы (курьезы). К примеру, на протяжении почти двух лет мы тратили огромные средства, задействовали войска, осуществляли круглосуточное наблюдение и другие мероприятия для проверки сигнала о шпионской деятельности одного местного жителя, занимавшего солидное положение в научном мире города Йены.

Его автомобиль был зафиксирован несколько раз на подступах к моему гарнизону. Машина всегда маскировалась в кустах подальше от проезжей части. Со временем было установлено, что подозреваемый всегда носит с собой бинокль, иногда появляется вдвоем с мужчиной. Подозреваемый был установлен по номеру машины. Появлялся подозреваемый только в позднее вечернее или ночное время. Профессионалы знают или могут представить трудности организации скрытого наблюдения за шпионом с помощью советских солдат. Сколько сил надо было потратить на их инструктаж. Да еще сделать так, чтобы они не догадывались, кого конкретно им следует зафиксировать, сфотографировать, оставаясь самим не замеченными. Командование тоже было не в восторге от необходимости отрывать солдат от прямых обязанностей.

Через два года напряженной работы с созданием стационарных и скрытых подвижных постов удалось собрать доказательные материалы о том, что этот подозреваемый сам лично либо со своими приятелями получали удовольствие от того, что в вечернее и ночное время приближались к домам офицерского состава и наблюдали за событиями, происходившими в квартирах, на которых не было занавесок. Психические отклонения не представляют интереса для профессиональных контрразведчиков. По совместному решению, мы с помощью солдат устроили этим любопытствующим физическое воздействие с повреждением автомобиля и предупредили их о более жестком воздействии в случае повторения.

До службы в Германии я слышал о том, что, сколько иностранных языков знает человек, столько он жизней живет. Обучался и воспитывался я в школе-интернате с углубленным изучением английского языка. Знал его достаточно прилично. Но одно дело знать литературный язык и совсем иное дело общаться на нем. Когда я приехал в Германию, моя нулевая осведомленность в немецком делала меня глухим и немым. Но по своему характеру мне такая участь никак не подходила и меня не устраивала. Надо было заняться изучением немецкого языка. При этом оказалось, что даже в библиотеке клуба офицеров дивизии, дислоцированной в г. Йене отсутствуют какие-либо учебники по немецкому языку.

Это было еще одним подтверждением тому, что руководство советского государства только формально провозглашало дружбу советского и немецкого народов. На самом деле оно боялось этой дружбы, всеми средствами предотвращало общение немецких и советских граждан. Особисты вели учет лиц, знающих или изучающих немецкий язык. Их всегда проверяли на предмет вынашивания намерения измены Родине или остаться на жительство в ГДР.

Слава Богу, контрразведчикам вменялось знание немецкого языка. Нам необходимо было, кроме всего, еще и приобретать агентуру из числа местных граждан в местах контактов военнослужащих и членов их семей с местным населением. Замечу, что этими местами весьма интересовались и западные спецслужбы. Именно в этих местах осуществляли вербовочные подходы к советским гражданам, которые расслаблялись, выйдя из закрытых воинских гарнизонов, оторвавшись от своих супруг или супругов.

Но, кроме работы, знание немецкого языка позволяло ближе и лучше узнать своих немецких коллег. Ограничусь тем, что я достиг состояния, когда ощущал красоту поэзии Гете и Гейне, получал удовольствие от чтения немецких романов. А как можно передать удовольствие от личного общения с немцами? Замечу, что когда я был в партикулярной одежде, а не в форме, то немцы принимали меня за жителя Чешской Моравии. Никто не верил, что я русский. Это было приятно, потому что общение происходило на дружественной основе. Русских любили только на официальных приемах, встречах.

Какие у меня были отношения с немцами — гражданами ГДР? Самые дружественные и более чем откровенные. Достаточно привести пример. Когда потомственный инженер завода К. Цейса решил развестись со своей женой, то он пришел ко мне в гарнизон (7 км лесом, в дождь), чтобы посоветоваться. Значит, он мне доверял, относился как к настоящему другу, а мы их предали.

* * *

Новый год с 31.12.1962 г. на 1.01.1963 г. я встречал, как и положено молодому лейтенанту, начальником караула, охранял склады боеприпасов в чаще белорусских лесов и болот. Вообще, когда после степной, солнечной и морской, пляжной Одессы я попал в сентябре месяце 1962 г. в Белоруссию, то был покорен красотой леса. Зеленые ели, багряные дубы, листья на мху, грибы под золотистыми березками…

С вечера, т. е. с 19.00, начался тихий белорусский снегопад в лесу. Машина с караулом, ее фары высвечивали дорогу, падающий мирно и тихо густой лапчатый снег. Иногда дорогу перебегали зайцы. Это была сказка. Но в руках были автоматы. Около тридцати солдат. Начался новогодний караул. Привезли ужин. Праздничный. По две котлеты. А с началом первых ударов новогодних курантов мой телефон, соединяющий с дежурным по дивизии и артполку, почти не умолкал. Докладывать через час. Я докладывал, что все спокойно. Но в 1.30 — первая проверка, в 5 утра — вторая проверка. Проверяющие чуть не обнимаются при поздравлении с Новым годом.

На этот раз я не понял, в чем причина такого внимания. Все прояснилось, когда ситуация почти что повторилась, но уже когда я был в ракетном дивизионе. Как дежурный по части, проверив службу, караул, проверку наличия личного состава, в 23.00 докладываю дежурному офицеру по дивизии о результатах. Через полчаса неожиданно приходит в часть начальник штаба. Подходит ко мне и под предлогом не создавать шум и не разбудить солдат, почти обнимая, спрашивает, что и как, есть ли замечания по службе… Я отвечаю. Он походил, походил и оставил часть.

Через некоторое время на совещании офицеров я докладывал по какому-то вопросу. Командир части спрашивает, откуда у меня прибалтийский акцент. Я ответил, что просто это английский язык заставляет говорить, несколько картавя, или грассировать. И продемонстрировал способность говорить по-английски. После этого начальник штаба раскололся, что незадолго до этого, когда я был дежурным по части, ему позвонил дежурный по дивизии, поднял его ночью с приказанием проверить, не пьян ли дежурный по части.

Это и явилось причиной его неожиданного появления во время моего дежурства.

Начальник штаба сообщил, что дежурному по дивизии показалось, будто бы у меня заплетается язык и я нечетко ему докладывал о результатах вечерней проверки личного состава.

Надо признаться, что на протяжении всей службы в войсках считалось самым страшным нарушением воинской дисциплины употребление офицером алкоголя. О профессиональных качествах, знаниях и т. п. никто не интересовался. Главное — не пить, не скандалить в семье и просто поддерживать идеи и политику КПСС и очередного генерального секретаря.

В 1964 году ходил анекдот. Мужика дважды исключали из КПСС. Спросили за что? Он ответил, что в 1934 году он вышел из дома, а на улице все озабоченные. Он спросил у прохожего, что случилось? Услышал, что Кирова убили. Он был в шоке, идет по улице, у него то один, то другой спрашивают, в чем дело? Он отвечал, что переживает из-за того, что Кирова убили. Но в очередной раз он не выдержал и на вопрос, кого убили, ответил: «Отстаньте от меня. Кого надо, того и убили!» За эти слова его из ВКП(б) выгнали, да еще и срок дали. Когда Хрущев пришел, то его восстановили в КПСС как невинную жертву культа личности. Вот сидит он в кабинете, на стенах портреты членов Политбюро, в том числе и Хрущева. Заходит партсекретарь, услышавший о снятии Хрущева, и спрашивает: «Почему ты портрет этого дурака не снял?» Мужик и спрашивает его: «Какого дурака из них ты имеешь в виду?» Вот за отсутствие политической бдительности и выгнали его из рядов КПСС во второй раз.

* * *

В связи с тем, что в период работы в Германии мне вместе с сотрудниками органов МГБ ГДР приходилось использовать для организации контрразведывательной защиты гарнизона сверхмощную оптическую технику, предназначенную для нужд космонавтики, я познакомился лично, а потом семьями с одним из заместителей генерального директора завода, а точнее, фирмы «Карл Цейс», что в городе Йене.

В начале лета 1975 года этот товарищ пригласил меня с супругой в гости по поводу завершения капитального ремонта дома с использованием современных на то время строительных технологий и материалов. Дом и парк вокруг него были изумительны. Все гости ходили и восторгались. Потом пригласили за стол. В отличие от известного мнения о расчетливости (если не скупости) немцев, столы ломились от блюд из осетрины, красной рыбы, черной и красной икры, клубники, мороженого, кондитерских изделий, ананасов, винограда, копченостей, не говоря уже о доставленном из ресторана поджаренном мясе косули. Разумеется, и алкогольные напитки были в достойном внимания изобилии.

Приглашенные с большим удовольствием принялись «чувствовать себя как дома». За исключением меня. По невероятному стечению обстоятельств мне предстояло в понедельник, на следующий день, лечь в немецкую больницу на хирургическую операцию. Врачи предупредили меня еще в пятницу, чтобы я воздержался в воскресенье от пищи, курения, а тем более от употребления алкоголя.

И вот пребывая на шикарном банкете, мне пришлось играть роль монаха, давшего обет воздержания. Сначала на мое поведение никто не обращал внимания, тем более что я и моя жена были знакомы только с хозяевами и еще одной супружеской парой. Да и был я в партикулярной одежде, а не в военном мундире. Но потом, когда все стали навеселе и общение приняло более активные формы, а хозяева потихонечку нас представляли своим немецким друзьям, мне начали задавать вопросы, почему я игнорирую столь прекрасную еду и напитки. Никто не верил, что из-за предстоящей операции, которую можно было отложить, я отказываюсь от удовольствия, которое вряд ли повторится. Тем не менее я выпил за 4–5 часов приятного общения всего один стакан минеральной воды. Супруга себе в удовольствии не отказывала и была в центре внимания. По характеру она общительна, владела английским языком и достаточным запасом немецких фраз для обиходного общения.

Немцы умеют веселиться. Они начали дружно провоцировать меня выпить или что-либо вкусненькое попробовать. Но ничего у них не получилось.

К моему немецкому приятелю я попал снова через 10–15 дней после операции и с удовольствием выпил пару рюмок за здоровье членов семьи и чтобы дом долго стоял. И тогда он мне доверительно рассказал, что среди его знакомых из числа высшего руководства фирмы «Карл Цейс» никто не верил, когда он рассказал о том, что в гостях при обмывке дома был советский офицер, который добровольно отказался от угощения и алкоголя. Наверное, мое поведение не совмещалось со стереотипом «советского» офицера у немецкой интеллигенции. Но в положительную для нас, советских офицеров, сторону. Приятно ломать негативные стереотипы.

Ну а прочитать все его воспоминания можно здесь:

https://biography.wikireading.ru/243827

Отредактировано Государкин Сергей (18-01-2019 05:51:35)


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Что почитать ...‡Книги разных жанров&