Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » ГСВГ » Группа Советских войск в Германии


Группа Советских войск в Германии

Сообщений 91 страница 117 из 117

91

Каптёр
Здравствуйте коли назвались каптером буду обращатьсяк ВАМ Каптер.Я служил в ГСВГ с 1973по 1975 вХиллерслебене в БУиАР пп60700в   .Скомпьютором я на ВЫ и поэтому большая просьба как мне найти однополчан.В казарме с соседнего входа был разветбат.2005 году был в германии заезжал в расположение части посмотрел казарму плац.Сам я из Пермского Края г.Соликамск.Пишу и не уверен что смогу ВАМ отправить.С уважением Иван Санников

92

42004,3051 написал(а):

Каптёр
Здравствуйте коли назвались каптером буду обращатьсяк ВАМ Каптер.Я служил в ГСВГ с 1973по 1975 вХиллерслебене в БУиАР пп60700в   .Скомпьютором я на ВЫ и поэтому большая просьба как мне найти однополчан.В казарме с соседнего входа был разветбат.2005 году был в германии заезжал в расположение части посмотрел казарму плац.Сам я из Пермского Края г.Соликамск.Пишу и не уверен что смогу ВАМ отправить.С уважением Иван Санников

Здравствуйте, Иван! По Хиллеру у нас есть тема, можете ее посетить Хиллерслебен/Hillersleben
В Соликамске я был в командировке 2 месяца назад, так что могли бы и встретиться. Вы в самом Соликамске живете ли в Боровске?
Однополчан  можно поискать, разместив объявление вот в этой теме  Ищем своих друзей и товарищей‡Может кто откликнется ...&
Либо зарегистрируйтесь на "Одноклассники. Ру"

http://s4.uploads.ru/t/DVx4Q.jpg

93

http://sd.uploads.ru/t/nTNyM.jpg

94

42108,64 написал(а):

Владимир Иванович, откуда этот скрин? Досконально не проверял, но полевая почта ПМП 20 армии во Франкфурте указана не верно.

95

42116,8 написал(а):

откуда этот скрин?


Саша, делал его не я и первоисточник не знаю. Давно этот скрин лежал у меня в запасниках.

96

42124,64 написал(а):

Саша, делал его не я и первоисточник не знаю. Давно этот скрин лежал у меня в запасниках.

Надо перепроверять список,полно ошибок.

97

42129,8 написал(а):

Надо перепроверять список,полно ошибок.

Насколько понимаю, это состав ЗГВ на момент вывода. Его уже давно копипастят на многих сайтах ГСВГ, не учитывая, что состав группы не был постоянным. Целые армии исчезали, как например 18 гв. ОА. Дивизии меняли тип и наименование, например, 6 гв. мотострелковая дивизия, ставшая 90 гв. танковой (про полки и разговора нет). А что было до 1957 года, до того, как стрелковые и механизированные дивизии массово перешли на новую структуру!

Отредактировано vt10otb (28-01-2017 12:07:56)

98

42131,1522 написал(а):

Насколько понимаю, это состав ЗГВ на момент вывода.


Судя по наличию в списке 20-й армии 148-го оисб 32-й танковой дивизии (Ютербог), это все таки еще времена ГСВГ. Дивизию вывели в Союз и расформировали в мае 1989 года.

99

Вывод Западной группы войск из Германии.

http://s5.uploads.ru/t/V9mh2.jpg
в Берлине прошла торжественная церемония вывода Западной группы войск из Германии.
Западная группа войск (ЗГВ) - оперативно-стратегическое территориальное объединение вооруженных сил (ВС) Российской Федерации, временно дислоцировавшееся на территории Германии. До марта 1992 года входила в состав ВС СССР.
История создания ЗГВ связана с осуществлением выработанных союзными державами политических и экономических принципов послевоенного устройства Германии, территория которой после окончания II мировой войны согласно Декларации о поражении Германии была разделена на 4 зоны оккупации: советскую, американскую, английскую и французскую.
http://s5.uploads.ru/t/xtwgR.jpg
Полевое управление Группы, сформированное на базе полевого управления 1-го Белорусского фронта 14 июня 1945 года, размещалось в городе Потсдам (впоследствии в Вюнсдорфе). В первые послевоенные годы войска Группы привлекались к охране границы советской зоны оккупации и принимали участие в осуществлении мероприятий, проводимых Советской военной администрацией, направленных на обеспечение необходимых условий для ликвидации последствий фашистского режима и милитаризации в Германии.
После образования ГДР (1949) ГСОВГ согласно директиве Генштаба от 26 марта 1954 года получила название Группа советских войск в Германии (ГСВГ). По Договору об отношениях между СССР и ГДР (1955) и Соглашению о временном пребывании советских войск на территории ГДР (1957) охрана государственной границы была передана пограничным войскам ГДР, а за Группой было сохранено право контроля проезда в Западный Берлин военнослужащих США, Великобритании, Франции и другие контрольные функции, оговоренные на Потсдамской конференции 1945 года.
В Соглашении был также определен правовой статус советских военнослужащих, членов их семей, рабочих и служащих Советской Армии, были включены положения о невмешательстве советских войск во внутренние дела ГДР, о согласовании с государственными органами ГДР численности советских войск, их дислокации, районов учений и др.
В 1970-1980-х годах ГСВГ являлась наиболее мощным и боеспособным оперативно-стратегическим объединением Советских ВС, которое предназначалось для решения главных задач в операциях Объединённых ВС государств - участников Варшавского Договора на европейском театре военных действий. В ГСВГ входило несколько общевойсковых и танковых армий, воздушная армия, соединения и части родов войск, специальных войск и тыла.
Войска были полностью укомплектованы и оснащены самым современным вооружением. В них насчитывалось более 1,5 миллиона человек и 111 тысяч единиц вооружения и военной техники, в том числе свыше 4 тысяч танков, около 8 тысяч боевых бронированных машин, 3,6 тысячи артиллерийских орудий, 1,3 тысячи самолетов и вертолетов, 100 тысяч единиц другой техники. Среди соединений и частей 139 были гвардейскими, 127 носили почетные наименования, 214 были награждены орденами.
Для осуществления оккупационного режима в советской зоне часть войск из состава 1-го и 2-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в июне 1945 года была объединена в Группу советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ). Главнокомандующим ГСОВГ и одновременно главнокомандующим Советской военной администрации в Германии постановлением Совета Министров СССР от 6 июня 1945 года был назначен маршал Советского Союза Георгий Жуков
http://s0.uploads.ru/t/gNZmG.jpg
В Группе в разные годы проходили службу 1171 Герой Советского Союза, 26 человек были удостоены этого звания дважды, а Георгий Жуков и Иван Кожедуб - трижды.
В июне 1989 году ГСВГ была переименована в Западную группу войск (ЗГВ). 12 сентября 1990 года канцлер ФРГ Гельмут Коль и президент СССР Михаил Горбачев подписали договор, регламентирующий пребывание и вывод войск.
Договор предусматривал, что все советские войска, дислоцированные на территории Германии, должны были покинуть ее с конца 1990 года по 1994 год. Согласно договоренностям, немецкая сторона взяла на себя обязательство выделить на вывод российских войск 12 миллиардов марок, в том числе свыше 8 миллиардов марок на строительство домов для офицерских семей. Со стороны СССР в 1991 году на содержание группы войск было выделено 820 миллиона марок, в 1992 году финансирование упало до 19,8 миллиона марок.
После распада СССР указом президента РСФСР от 4 марта 1992 года ЗГВ перешла под юрисдикцию Российской Федерации, взявшую на себя обязательства по дальнейшему выводу войск, который был завершен 31 августа 1994 года
http://s6.uploads.ru/t/kBsSg.jpg
Историческое событие было отмечено прощальным парадом перед монументом советскому воину-освободителю в Трептов-парке в Берлине, на котором присутствовали президент России Борис Ельцин и канцлер Германии Гельмут Коль, а вечером в парке Люстгардем прошел праздничный концерт российских и немецких артистов. На торжественной церемонии в Трептов-парке собралось более 3 тысяч зрителей.
Президент России Борис Ельцин, принимавший последний парад российских войск на германской земле, выразил уверенность, что этот день войдет в историю "и России, и Германии, и всей Европы".
Германию покинули 338 тысяч военных и 115 тысяч единиц боевой техники, в том числе 4 тысячи танков, 11,5 тысячи бронемашин, 4 тысячи орудий и 2,5 миллиона тонн материально-технических средств, а также 90 тысяч детей военнослужащих. Для офицеров Западной группы войск на территории России, Белоруссии и Украины было построено в общей сложности 45 тысяч квартир.
Недвижимость ЗГВ стоимостью около 10,5 миллиарда немецких марок перешла Германии. Приказом министра обороны РФ от 5 сентября 1994 года Западная группа войск упразднена с 1 сентября 1994 года.

100

42507,26 написал(а):

принимали участие в осуществлении мероприятий, проводимых Советской военной администрацией, направленных на обеспечение необходимых условий для ликвидации последствий фашистского режима и милитаризации в Германии.

К осени 1946 г. многие штабные структуры и службы были выведены из состава Советской Армии и воссозданы в рамках СВАГ. Также в составе СВАГ было сформировано большое количество собственных войсковых частей. Согласно приказу Главноначальствующего СВАГ № 0060 от 17 ноября 1949 г. все учреждения и части СВАГ были переданы ГСОВГ для обслуживания СКК.

Отредактировано vt10otb (06-02-2017 16:59:40)

101

Приказ командующего 20-й гвардейской Краснознамённой общевойсковой армией Западной Группы Войск генерал-майора Архипова,в/ч полевая почта 83379 от 7 ноября 1990 года.
http://s1.uploads.ru/t/2HEhN.jpg
http://s2.uploads.ru/t/knHzf.jpg
http://s5.uploads.ru/t/Bs1Jw.jpg

102

Подвиг часового поста №1 по охране мемориала павшим Советским воинам в Тиргартене рядового Ивана Щербак совершённый им в ночь на 7 ноября 1970 года в Берлине.
http://s0.uploads.ru/t/O4rju.jpg

http://sf.uploads.ru/t/JRipS.jpg

103

http://s6.uploads.ru/t/swrgy.jpg
http://sd.uploads.ru/t/cFQHZ.jpg

104

105

О фильме: Советский офицер Владимир Шарников принадлежит к когорте людей, на которых держится Земля, благодаря которым понятие «нравственность» не превратилось в архаизм. Я познакомился с ним в 1988 году, в Берлине, будучи собственным корреспондентом ТАСС в ГДР. Рассказ капитана Западной группы войск показался мне тогда неправдоподобным. Случайно узнав о том, что официальный список советских солдат, захороненных на более чем восьмистах воинских кладбищ, разбросанных по всей Восточной Германии, не полный; что многим из тех, кто десятилетия ищет следы своих родных и близких, затерявшиеся на пожарищах войны, отвечают: «Нет, не значится», а на самом деле их имена выбиты на гранитных обелисках, он поставил перед собой цель воскресить память о каждом герое. Все выходные и праздники проводил в дороге. Выезжал спозаранок и возвращался глубокой ночью. Случалось, уходил в самоволку. Его сажали на «губу» и говорили: «Прекрати! Тоже мне дон Кихот выискался!» А он, вопреки приказам начальства и уговорам жены, все колесил и колесил на велосипеде по дорогам и проселкам Германии. Проехал около 20 тысяч километров, истоптал не одну пару офицерских ботинок, не один раз менял резину на своем верном Росинанте. И сотворил чудо. Заснял каждый обелиск, занес в блокнот каждую фамилию. Оказалось, в официальных списках не было целых кладбищ! Когда в Генеральном штабе Советской Армии узнали о его подвиге – по-другому подвижничество Владимира Шарникова назвать просто не могу – там… пришли в ужас. Капитан-одиночка сделал то, что оказалось не под силу тысячам Советских политработников. Хотя для того, чтобы переписать имена с обелисков, большинству из них стоило лишь выйти за ворота воинской части. Вместо того, чтобы наградить Владимира Шарникова, его решили примерно наказать, чтобы неповадно было браться не за свое дело. Только вмешательство газеты «Правда» и информационного агентства ТАСС, тогда еще всесильных, спасло офицера от расправы. А затем киностудия «Беларусьфильм» сняла о Владимире Шарникове и его необычной многолетней экспедиции полнометражный документальный фильм «Его зарыли в шар земной…» В 1989 году он получил премию профсоюзов Белорусской ССР. Закончив службу, майор в отставке Владимир Шарников систематизировал фотографии. Получилась уникальная фотолетопись подвига советских воинов. После развала Советского Союза он с этим бесценным материалом обошел почти все издательства, предлагая издать книгу. Но везде получал один и тот же ответ: «Так тут же все перемешаны: и русские, и украинцы, и казахи!.. Вот если бы вы вычленили из общего списка например казахов или узбеков, тогда бы мы издали такой фотоальбом!» Он расценил это как предательство тех, кто в годы войны не делил окопы национальными перегородками. Попытался реализовать свою идею через Москву, но и там получил отказ. Время сейчас такое – вспоминать о советском прошлом стало не модно. Наверное, когда-нибудь собранный Владимиром Шарниковым документальный материал все же окажется востребованным. Ресурсы беспамятства тоже не бесконечны.Но он не может ждать, сложа руки. И вот последние десять лет снова колесит на велосипеде. На сей раз по родной белорусской земле. Побывал в 1880 (!) селах и деревнях, сделал несколько тысяч фотографий. Глядя на них, испытываешь одновременно: и удивление (это - моя Родина?), и изумление (это - моя Родина!) и жгучую боль (это – моя Родина?!). Когда-нибудь именно по этим фотографиям, а не по кадрам из пропагандистского сериала «Новейшая история», не по страницам государственных газет будут изучать подлинную историю защитников нашей Советской Родины! Уйдут в небытие имена Горбачёвых,Ельциных,Путиных,Кравчуков,Порошенок и прочих Вальцманов разделивших и стравивших единый некогда Советский народ и пытающихся прикрыть нищету народную потемкинскими загородками. А имя Владимира Шарникова, думаю, будут помнить и, может быть, даже внесут в энциклопедии, а его фотографии - в школьные учебники по истории. Хотя он не государственный деятель, не ученый, не военачальник. Он просто Гражданин Союза Советских Социалистических Республик. Белорус. И не знает звания, выше этого.



106

Разные люди, разные судьбы... :dontknow:

http://s3.uploads.ru/t/gq3pL.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Jz7nw.jpg
http://sa.uploads.ru/t/PBMlg.jpg

107

"ЗГВ: горькая дорога домой"

1

Вновь и вновь приходится возвращаться к 1990 году. Слишком памятен он для Западной группы войск. Конец его, декабрь, ознаменован ярким событием — «разгромным» указом Президента СССР.

Отстранены от должностей Главком группы генерал армии Б. Снетков, начальник политуправления генерал-полковник А. Колиниченко, комдив 27-й гвардейской мотострелковой дивизии генерал-майор А. Журов, начальник отдела кадров генерал-майор В. Шипилов…

Отстранить… Уволить в запас… Назначить с понижением… Основной лейтмотив указа. Наказаны все, кого можно было наказать. Дивизия выведена из Германии в первую очередь, в срочном порядке.

За что же ниспосланы такие «кары небесные» на группу войск в Германии? Какую битву она проиграла, чем прогневала власть придержащих?

А уж и вправду, прогневала, но больше всего напугала. Ибо такой указ можно было подписать лишь в страшном испуге.

Виной всему — дезертир № 1 — подполковник Михаил Колесников. Нет, он не был нашим первым дезертиром из группы войск. Бежали и до него, несмотря на все запоры, запреты, крепость берлинской стены. Колесников оказался таким же обыкновенным дезертиром или, как метко обозвала его одна из газет, «заурядным иудой», но вот время было далеко не заурядное, если брать по А. Гайдару, необыкновенное время.

После объединения Германия «ждала» дезертиров. Советских дезертиров — солдат, прапорщиков, офицеров Западной группы войск. Дезертирство стало излюбленной темой немецкой прессы. Некоторые газеты и журналы поспешили возвестить миру о «толпах вооруженных дезертиров», которые бродят в лесах новых восточных земель. Западногерманские аналитики прогнозировали массовый бег советских военнослужащих «за бугор».

Им вторило горбачевское окружение, весьма чувствительное даже к легкому дуновению западного ветерка. Помощники Президента, выступая в прессе и на телевидении Германии, обреченно признавались: да, да, группа войск морально разлагается под тлетворным воздействием дойч-марки.

Генералы докладывали Горбачеву совсем иное: ЗГВ — в боеготовности, морально выдержана и надежна, делу КПСС предана.

Горбачев не верил генералам. Горбачев верил Западу. Нюхом чуял, побегут, ох побегут. Толпами, как пишет германская пресса, и с оружием.

Чего боялся, то почти и случилось. 29 ноября 1990 года сбежал не рядовой, страшно подумать, — командир полка Колесников. Утащил с собой три снаряда к новейшему танку, ПТУР «Кобра» и зенитную ракету «Тунгуска». «Кобра» была совершенно секретной и составляла государственную тайну. «Тунгуска» — секретной и представляла военную тайну.

Вместе с командиром полка бежал и его подчиненный, ротный Геннадий Моисеенко.

В уголовном деле, заведенном на Колесникова, хранится документ. Старший следователь управления особых отделов КГБ СССР по Западной Группе войск майор юстиции Ю. Власенко докладывал руководству.

«По данным ГРУ, в газете «Вашингтон Тайме» от 3.01.91 года имеется сообщение в отношении Колесникова и Моисеенко, из которого следует, что правительство США предоставило им политическое убежище.

Колесников и Моисеенко, прибыв в США, передали в распоряжение спецслужб образцы боеприпасов, наличие которых, по мнению американских экспертов, позволит разработать новые средства РЭБ».

Что и говорить, тяжкое преступление. Однако, на мой взгляд, дело не только в сверхсекретности унесенных «за бугор» боеприпасов. Советники Горбачева всех наших людей, что служили теперь в единой Германии, мерили по себе. Пройдет год-другой, и многие из президентского окружения окажутся здесь, на тихой, благословенной немецкой земле, вдали от нищенской, «бурлящей» политическими страстями, Родины. Кто-то окажется на дипломатической работе, а кое-кто переберется сюда на постоянное жительство.

Так стоит ли удивляться, что за спинами Колесникова и Моисеенко Президенту мерещились те самые «толпы дезертиров».

Словом, расправа была скорой и жестокой.

Потом, с годами, все привыкнут к дезертирам. Поймут, что, по существу, в ЗГВ им нечего противопоставить. Не поможет ни всезнающая контрразведка, ни тогда еще всесильный политотдел, ни идеи спецпропаганды. Если собрался офицер уйти на Запад, нет силы, которая могла бы его остановить: шаг за КПП и сдался местным властям. Разумеется, прикрываясь попоной «политического изгнанника», «борца за свободу». В Западной группе в свое время из уст в уста передавался анекдотический случай. Пронюхали местные контрразведчики, что один из офицеров Вюнсдорфского гарнизона собрался махнуть «за бугор». После таких сигналов злоумышленника, как правило, под любым предлогом старались откомандировать во внутренний округ, но пока суть да дело, решили выставить у его дома «секретный» патруль.

Дежурили ночь, другую, третью, а когда сняли патрулирование, решив, что сигнал оказался ложным, он ушел средь бела дня.

Германия принимала наших дезертиров, исходя из принципов демократии. Хотя и она в последние годы стала понимать, какие «борцы» дают деру из родного российского Отечества.

Ни в одной стране мира, за исключением бывшего Советского Союза, не оправдывали дезертиров. Только у нас дезертиров-афганцев встречали как героев. Правда, там в оправдание выдвигался хоть и слабый, но аргумент. Мол, на войне, как на войне, кое-кто попадал в плен раненый, в бессознательном состоянии, или уходил к противнику, «бунтуя» против «имперской политики» Советского Союза.

В Германии тоже бывали дезертирские «бунты». Только вот империи уже не существовало. Но мало ли против чего можно бунтовать. Против произвола начальства, например. Но в бессознательном состоянии никто на Запад не попадал. Все бежали вполне сознательно.

Много ли переметнулось «за бугор» нашего войскового брата-офицеров, прапорщиков, солдат? Судите сами. За три с половиной года вывода группы более 500 человек.

А Горбачев боялся тысяч. Не оправдала, стало быть, доверие Президента Западная группа войск. Интересно, что в последний год ручеек беглецов окончательно иссяк.

В июне 1994 года встречался я с военным прокурором ЗГВ генерал-майором юстиции Ериным. Оказалось, за пять месяцев этого года не зарегистрировано ни одного побега.

Как-то на одной из пресс-конференций в российском посольстве в Берлине Главкому группы «подбросили» вопрос: как зависит количество дезертиров от ухудшения экономической ситуации в России?

«Чем хуже ситуация на Родине, тем меньше дезертиров», — ответил генерал-полковник Матвей Бурлаков.

Иностранный журналист не поверил, принял ответ Главкома больше за каламбур, нежели за серьезный ответ. Но тем не менее Бурлаков и не собирался шутить. Это была истинная правда. Хотя ситуация сама по себе парадоксальная. Ведь, что греха таить, все наши аналитики главным мотивом побега на Запад всегда считали ухудшение условий жизни в России и странах СНГ.

И, видимо, прежде это действительно присутствовало, но с годами пребывания в Германии наши солдаты и офицеры стали осознавать одну простую истину — даже Германия, богатейшая на европейском континенте страна, не очень ласкова к «пришельцам» с востока.

Немцы любят повторять, что эту красивую и сытую жизнь они построили своими руками и, разумеется, для себя. Они правы. Ну а что касается жаждущих сытого немецкого бытия айзюлянтов (так называют здесь эмигрантов с Востока), то дабы вписаться в это бытие, надобно иметь кое-что за душой и, безусловно, в карманах.

Нищие и бездарные не нужны нигде.

Иссяк поток дезертиров из ЗГВ еще и потому, что не всяк может стать клятвопреступником и продать Отечество «за двенадцать серебряников». Знаю, кое-кто усмехнется, прочитав эти строки. Мол, о чем это он, какое Отечество, тысячи и тысячи покидают свою страну. Что ж, человек волен жить где захочет. Более того, я не только понимаю, но и поддерживаю многих уехавших, кого не оценила и бросила на произвол судьбы Родина. Но уехавших законно, а не бежавших воровски, преступно, прихватив по возможности пару-тройку государственных секретов, срывая на ходу погоны. Да и там, на «земле обетованной», не плести небылицы о своем тяжелом прошлом, о неустанной борьбе с российской военной бюрократией, выпрашивая тем самым «иудин серебряник».

Вот так воровски бежал на Запад мой коллега по корреспондентскому пункту журнала «Честь имею» (бывший «Советский воин») в Западной группе майор Александр Козленко.

Тема дезертирства в ЗГВ была, пожалуй, самой интригующей. Впереди нее шли легенды о проделках мафии. И потому, попав в Германию, мне очень хотелось увидеть «живьем» дезертира. Не только для того, чтобы написать эту главу, но понять самому — кто они такие, дезертиры, что за явление в нашей жизни? Почему, в конце концов, человек, давший присягу на верность Родине, добровольно становится клятвопреступником? И это сегодня. Ведь все можно сделать иным, вполне законным путем. Уволиться из армии. Много времени на процедуру «снятия погон» нынче не уходит. И свободен как птица. Лети хоть в Америку, хоть в Австралию.

Ан, нет. Такой свободы Козленко не желал. Он рассчитывал предстать перед иммиграционными службами Германии, а потом США не просто человеком, решившим переселиться на жительство в другую страну. Что с того? Этаких желающих тысячи.

А вот если он «политический беженец», «узник совести», так сказать, «борец за свободу», да еще в ранге майора российской армии, да фотокорреспондент центрального военного журнала. О, это совсем другой коленкор.

Но как стать «изгнанником», если тебя никто не гонит? Досужим россказням в Америке не поверят. Значит, нужен скандал. Желательно бы такой громкий, как у Колесникова, но где же фотокору журнала взять совсекретную ракету?

Тогда хотя бы скандальчик. И Козленко через одно из фотоинформационных агентств публикует на страницах германского издания фотографию. Российские вертолетчики сливают на немецкую землю остатки авиационного топлива*.

Теперь, как считал Козленко, можно рассчитывать на вызов в кабинет помощника Главкома по работе с личным составом или хотя бы на упрек начальника пресс-центра.

Увы, даже этого не случилось. К несчастью неудавшегося скандалиста, фотографию в ЗГВ даже не заметили. Да мало ли таких фото, заметок, статей публиковались в немецкой прессе за годы вывода группы. Очередная не сделала сенсацию. Козленко просчитался.

Но откладывать побег не решился. Посчитал, что оттуда, из-за океана, задним числом организует кампанию политических гонений на себя.

Полетели письма с американского континента — редактору германского фотоагентства, коллеге-фотокорреспонденту «Красной звезды» в ЗГВ. О чем просил дезертир? Прислать подтверждение его неустанной политической борьбы за права человека, за свободу печати. Он умолял «не стесняться сгущать краски», а признание сделать пренепременно на фирменном бланке газеты Министерства обороны России «Красная звезда» и заверить у немецкого нотариуса. Даже передал в конверте 20 долларов. На нотариальные расходы.

Ответа на свой призыв бывший майор не дождался. Нечего было написать его друзьям. Как ни старайся сгущать краски, не выходит портрета мученика да изгнанника. Кампания по созданию имиджа «узника совести» провалилась.

Как и Колесников, Козленко оказался «заурядным иудой». Но как и почему им становятся? О, на подобные вопросы не ответила даже библия.

И все-таки… Первое, что бросается в глаза, когда внимательно знакомишься с личными делами дезертиров, анализируешь их поступки, встречаешься с товарищами по службе, командирами, — экое это отрепье земли русской. Право же, Россия ничего не потеряла, лишившись этих людей, а Германия, увы, ничего не приобрела.

Лейтенант Илья Ахмедов, помощник начальника службы ГСМ вертолетного полка. В июне 1992 года получил авиатопливо и похитил 4 тонны. «Припрятал» в населенном пункте Шерен. Был арестован, помещен в камеру. Бежал из-под стражи. Позже одумался, возвратился, осужден военным судом.

Рядовые Владислав Болгов и Владимир Кадуха избивали сослуживцев. Когда их преступление оказалось раскрытым, дезертировали из части. Однако их удалось задержать, выдать в руки правосудия.

Но чаще всего уголовные преступники не возвращаются и российские правоохранительные органы не могут их арестовать. Почему, возникает закономерный вопрос? Разве на Западе, в Германии, не является уголовным преступлением воровство, торговля наркотиками, автоугоны? Является. Но воры и бандиты, спешно сняв с себя погоны, рядятся в одежды тех самых «гонимых и притесняемых».

И нередко «маскарад» удается на славу. Меч в руках немецкой Фемиды неожиданно обращается в пряник. Даже в том случае, когда «борец» заслуживает строгого наказания.

В 1992 году «под защиту» немецких властей из гарнизона Штаате бежал военнослужащий О. Рябов. Причина побега весьма прозаична. Командование части изъяло у него наркотик, доставленный контрабандным путем для продажи в ФРГ.

Возбуждено уголовное дело. Поставлены в известность немецкие правоохранительные органы. Только куда уж там: Рябов и до сих пор скрывается в ФРГ.

Неужто в Германии не хватает своих дельцов наркобизнеса, коли наш доморощенный пришелся ко двору!

Обласканный властями и воспетый в средствах массовой информации, дезертир рядовой М. Кюйн, как борец с произволом и самодурством командования и якобы бежавший от погони, на деле оказался обычным вором. Немецкая полиция сообщила, что Кюйн угнал автомобиль жителя Шверина Хорста Станко.

Что же вы думаете? Он был осужден? Наоборот, отпущен на свободу и оказался в банде рэкетиров, промышлявших разбоем и вымогательством на дорогах Польши.

А ставшая притчей во языцех международная автомафия? Ее тоже успешно пополняют наши дезертиры. И германское право столь гуманно к ним, что позволяет после свершения преступления вновь возвращаться на большую дорогу разбоя.

Дважды немецкой полицией за угон автомашин задерживались дезертиры В. Суслов и С. Опанасюк.

По второму разу были арестованы В. Конелец и А. Григорьев, хотя их уже брали под стражу за воровство радиотоваров в Фюрстенберге.

Перечисление «подвигов» российских дезертиров можно было бы продолжить. Но вряд ли в этом есть необходимость. При желании немецкие власти сами могут составить полный «реестр заслуг» мнимых политических беженцев. Тут вооруженный рэкет, наркобизнес, воровство, автоугоны…

Конечно же, не всякий, дезертировавший на Запад, становится бандитом или рэкетиром. Многие ведут себя законопослушно. Однако дезертир, он и в Америке дезертир. Неспроста на всякого из них военная прокуратура заводит уголовное дело. Ведь сегодня с полной уверенностью можно сказать: дезертирство носит никак не политический характер. Не мечты о демократических свободах, а банальное стремление к сытой жизни у ее истоков. Измена Родине зиждется чаще всего на торгашеских замашках нынешних «лжеузников совести».

Жаль только, что это не всегда и не всюду понимают. И не только в бывших республиках Советского Союза, а ныне суверенных государствах.

Не верится? Хотите подтверждения? Пожалуйста.

На имя военного прокурора ЗГВ пришло представление из Беларуси. Оказывается, дезертиры В. Кочик, В. Подкориков и Г. Рушелюк, нахлебавшись «сладкой жизни», вернулись в родные края. И что бы вы думали, «блудных сыновей» наказали? Как бы не так. Белорусские прокуроры известили своих коллег в Западной группе войск, что уголовные дела, возбужденные по факту дезертирства, «подлежат прекращению в связи с изменением обстановки».

Одним словом, преступлений военнослужащие никаких не совершали.

О воинской клятве белорусские прокуроры не вспоминали.

Будем надеяться, что «беглецы» станут служить Беларуси не так, как служили бывшему Отечеству — Советскому Союзу. Только вот народная мудрость по этому поводу гласит нечто иное… Помните?.. Единожды солгав…

…В рабочей семье Колесниковых вместе с отцом, скажем высоким евангельским слогом — Учителем, было двенадцать воспитанников. Один оказался иудой.

…Козленко в письме из Америки написал-таки несколько слов правды. А может, они вырвались непроизвольно, как крик души: плохо мне, плохо.

Поделом тебе, иуда.

2

Группа советских, а позже российских войск в Германии. Что происходило с ней в последние годы?

Правда ли, что она «морально разложилась», погрязла во взятках и мздоимстве, стала прибежищем мафиози, отпетых воров и проходимцев?

Верно ли, что некогда элитные войска ее превратились в сборище контрабандистов, торговцев оружием, спекулянтов и коррупционеров?

Приведу два свидетельства, две противоположные точки зрения.

Журнал «Шпигель». Март 1991 года.

«Вирус капитализма уже полгода «свирепствует» между Эльбой и Одером в войсках, которые постоянно считались лучшей частью советских вооруженных сил.

Контакты с Западом заметно разлагают мораль армии. Западная марка манит к себе жадных до валюты военнослужащих… Контрабанда, «шабашные» приработки, спекуляция и коррупция царит в гарнизонных городках…»

Телепрограмма САТ-1. Апрель 1991 года.

«Западная группа войск — это здоровый организм. И только здоровому организму по плечу такая огромная задача, как подготовка к выводу и вывод».

Это мнение Главкома группы, генерал-полковника Матвея Бурлакова.

Кто прав? В споре схлестнулись десятки газет, журналов, агентств, телеканалов, радиостанций, экспертов и аналитиков, парламентариев, представителей правоохранительных органов.

За годы вывода Западной группы каких только комиссий, проверок, ревизий, инспекций не перебывало тут. В том числе самых высоких — из Министерства обороны, из Генеральной прокуратуры, из Верховного Совета и даже от самого Президента.

Но и их компетентные заключения были порою резко противоположны.

27 ноября 1992 года Главный государственный инспектор Российской Федерации Юрий Болдырев направил Президенту Борису Ельцину докладную записку. В ней он докладывал о грубом нарушении должностными лицами ЗГВ и Минобороны государственной и финансовой дисциплины.

На основании этой записки Контрольное управление подготовило проект указа Президента России, по которому «за совершение проступков, дискредитирующих высокое звание офицера», лишались воинского звания генерал-полковник Геннадий Стефановский, генерал-лейтенанты Григорий Каракозов, Николай Садовников, Владимир Блохин, генерал-майор Евгений Круглов.

Министерству обороны предписывалось в месячный срок рассмотреть вопрос о служебном соответствии Главнокомандующего ЗГВ генерал-полковника Матвея Бурлакова и еще двух генералов из состава группы.

Ельцин этот указ не подписал. Юрий Болдырев был отправлен в отставку.

Последователь Болдырева — А. Ильюшенко тоже побывал с высокой проверкой в Западной группе войск.

Но вот незадача. На заключительной пресс-конференции по итогам инспекции новый Главный государственный инспектор заявил совершенно обратное, нежели его предшественник. А именно. Привожу дословно.

«Фактов коррупции комиссией, побывавшей в ЗГВ, не установлено, хотя и имеются отдельные нарушения со стороны военнослужащих».

Спустя два месяца Западную группу посетил председатель Комитета Верховного Совета Российской Федерации по вопросам обороны и безопасности С. Степашин. Он возглавлял делегацию авторитетных парламентариев.

Изучив обстановку на месте, С. Степашин, выступая перед руководящим составом группы, высказался более определенно.

«Пора покончить с попытками в политической борьбе разыгрывать военную карту. Есть все основания, в том числе и юридические, чтобы определить обвинения в адрес Западной группы войск, как голословные, а заявления по поводу коррумпированности ЗГВ оценить, как злонамеренную ложь».

Согласитесь, со стороны эта «перестрелка» высочайших комиссий страны выглядит по меньшей мере странной. И потому всякий гражданин России, а стало быть налогоплательщик, вправе задать вопрос — кому верить? Есть ли, в конце концов, коррупция в ЗГВ или ее нет?

Этот вопрос не потерял актуальности и до сих пор. Ведь споры вокруг Западной группы не утихают и сегодня.

Как ни прискорбно, но думаю, что однозначного ответа на этот вопрос не найти. Хочу быть правильно понятым. Западная группа войск — особое, ни с чем не сравнимое явление в нашей жизни. Своего рода маленький райский уголок в нищей России. Оазис в пересохшей пустыне. Туда тянулись многие. И те, кто хотел купить новые штаны взамен изношенных, и те, кому для полного счастья не хватало десятка-другого миллионов.

Я уже рассказывал о гостях группы. Кого тут только не перебывало за 4 года «валютного бытия». Кто только не припадал к этому «живительному источнику». В меру сил, конечно, а точнее властных полномочий, данных ему Отечеством. Были среди них и те, кому Отечество ничего не поручало, и тогда они брали сами.

Возьмите для примера сферу весьма далекую от армии — артистическую. В своей книге «Возвращение» Главком Матвей Бурлаков приводит любопытный случай.

«Помню… в группу приехал начальник управления торговли министерства обороны СССР генерал Садовников с одним известным в нашей стране певцом. В разговоре со мной этот певец спросил: «Вы знаете, что я подобрал фирмы и кормлю ЗГВ». Я ему в ответ: «Что поешь хорошо, знаю, а вот кормишь нас — нет!» Он сообщил мне, что подобрал в Берлине ряд хороших фирм, которые торгуют и поставляют товары в группу.

Честно скажу, этому разговору я тогда особо не придал значения. Однако вызвал к себе начальника штаба тыла и попросил доложить мне: с какими фирмами мы торгуем и почему? Как выяснилось, многие из фирм являлись очень дорогими для нас. Я приказал разобраться и найти более выгодных партнеров. И такие фирмы были найдены…

Конечно, действия Главнокомандующего ЗГВ вызвали гнев и негодование фирм и их покровителей в Бонне, Берлине и, как ни странно, в Москве. Борясь за рынок в ЗГВ, определенные круги в Германии, России и даже США поставили перед собою цель — снять с должности мешающего им Главкома Бурлакова».

Кто же этот известный певец? Читатель, думаю, уже догадывается. Это любимый наш Иосиф Кобзон. В последнее время пресса много писала о нем, не только как об эстрадной «звезде», но и весьма удачливом коммерсанте.

Но тут уж вольному воля — хочу пою, хочу Западную группу кормлю. Это право никто не ставит под сомнение. Дело в другом. Отлучение некоторых фирм от «валютного корыта» ЗГВ имело свои громкие последствия, как считает Бурлаков. Статья М. Дейча в «Литературной газете», опубликованная в 1992 году, по мнению Главкома, стала сигналом к травле неугодного руководства группы.

Право же, не знаю, так ли это, но, помнится, статья наделала много шума. Прочитав ее, подивился я тогда двум обстоятельствам — поразительной информированности нашего американского коллеги в делах столь неблизкой и весьма закрытой ЗГВ, а также скорому «суду» в прессе над Бурлаковым. Думаю, что Главком едва успел принять огромное, многотрудное хозяйство. К выходу статьи он был у руля ЗГВ всего несколько месяцев, но уже получил первый удар под дых.

Вызывает недоумение и еще одно обстоятельство. Какая из американских газет предоставит российскому корреспонденту в штатах хоть абзац своей площади для разоблачения беспорядков в частях военного контингента США в Европе? Фантастическая ситуация, не правда ли? А у нас проходит, и никто в обморок не падает.

Так что некоторые «деятели» искусств были далеко не носителями высокого в массы воинов, но скорее предприимчивыми «доярами» ЗГВ. Один изо всех сил желал кормить и поить группу, хотя она его об этом не просила. Заметьте, именно группу войск в Германии, а не гарнизон Аплаккурти на Крайнем Севере. Коли уж у вас этакая любовь к армии.

Да, они любят армию, но, как писал поэт, «странною любовью». В дни вывода ЗГВ на родину в прессе проскочило сообщение — один из наших талантливых артистов-юмористов, купив автомобиль в Германии, решил не доставлять его обычным путем. Знаете ли, дорого, суетно, да и небезопасно. Рэкет на дорогах Польши, Беларуси, России. Тем более, что время благородных воров и бандитов прошло, они не посчитаются и с артистом.

Словом, обратился артист к летчикам, попросил перебросить автомобиль воздушным мостом. Перебросили. Прямо в Москву, считай к порогу квартиры. Удобно, ни тебе рэкетиров, ни погони. И главное, пилоты с юмором попались — попросили оплатить провоз. А самолет стоит недешево. Не понял их «юмора» артист, обиделся. Он-то думал о летчиках как о людях серьезных, рассчитывал на «халявный» перевоз. Так что ждем-с, должен же артист как-то «отблагодарить» военно-воздушные силы.

Да уж, «халявщиков» из плотно сомкнутых рядов артистической богемы здесь перебывало немало. Однако пусть не потирают руки представители других богемных и не богемных кланов. От них тоже отбою не было. Если слегка перефразировать классика нашей эстрады, то «всяк хотел урвать кусок масла Западной группы на свой кусок хлеба».

Доказательства? Примеры? Право, я в растерянности. Из их перечисления можно сложить тома. Потому приведу пример весьма распространенный и известный всякому, кто служил в группе. Сам встречал и провожал не одну сотню гостей ЗГВ. Прилетая с тощими портфельчиками, все (подчеркиваю, все до единого) они улетали, увешанные коробками, свертками, сумками, баулами. Заверяю — никто из Западной труппы не улетал, не уезжал без подарков. Каких? Туг уж как заведено — по чину и рангу. Предвидя возмущенные голоса, отвечаю сразу — автор не забыл о кровных командировочных, заработанных в поту и трудах праведных на немецкой земле. Командировочные марки (да простит меня командированный в ЗГВ люд) — тоже своего рода подарок группы. Вспомните, как поили и кормили вас за счет ЗГВ, парили и мягко стелили. А марки советовали приберечь для подарков семье, для пополнения достатка в доме. Понимаю, все от бедности нашей проклятой. Будь чиновник, артист, журналист богат, разве позволил бы он пить да есть за чужой счет, да еще подачки принимать. Только вот беда, не видел я в ЗГВ богатых чинов. Речь, конечно, не о погонах да громких званиях-должностях, а о пустом кармане. Потому, безусловно, порочная практика содержания гостей на полном пансионе стала обычной и обыденной.

Но тогда возникает вопрос, правомерно ли говорить о коррупции только в Западной группе, или речь идет об уровне коррупированности в стране вообще? И не только в рядах чиновников, на которых кивает всяк кому не лень.

Признаюсь, такой постановки вопроса я почему-то не встречал ни в устах парламентариев, ни контролеров, ни инспекторов. Знаете ли, судить себя не сподручно, вот коли Бурлакова топтать, да его генералов-полковников, тут проще. Это они такие-сякие наливали, угощали, топили бани. Но вы — пили, ели, парились. Не забывайте об этом, господа.

Ах не вы? Вам не посчастливилось, простите, было противно ездить в Германию. Тогда спросите коллег по парламенту, правительству, министерству, ведомству, коллегии, редакции, отделу и т. д. и т. п., какую праведную жизнь вели они в российском «оазисе» за бугром. И вам, самым яростным и принципиальным, станет ясно — корни коррупции находятся совсем в другом месте, не там, куда мы чаще всего тычем пальцем.

Что же касается ростков этих ядовитых корней, то о них мне и хотелось бы поговорить. Авось, мы приблизимся к разгадке вечных русских вопросов — кто виноват и что делать? И потому начинаю с себя.

…Я покинул Германию весной 1982 года. Вернулся через одиннадцать лет — весной 1993-го. Сойдя с подножки поезда Москва-Вюнсдорф, особых перемен не заметил. Разве что над крышей немецкого вокзала висел сонный «клюв» подъемного крана, да двухэтажный дойч-поезд был окрашен в непривычно светлые тона белого с голубым. Помнится, в «гэдээровские» времена эти вагончики имели скромный серый окрас.

В день приезда не выдержал, бросив все неотложные дела, махнул в Потсдам, город моей офицерской юности. Здесь, практически в центре, на Ципеллинштрассе квартировала моя родная газета группы войск — «Советская Армия», теперь «Наследник Победы».

Сколько раз в прошедшие годы проделывал этот путь. Вот знакомый перекресток, скрипучая, деревянная дверь и, как прежде, солдат на посту. Взяв под козырек, он пропускает меня и о, чудо! — иду вдоль вереницы автомобилей. Их столько, что рябит в глазах — белые, голубые, желтые. Даже не знаю каких они марок. Читаю на капоте — «БМВ», «Фиат», «Мицубиси», «Мерседес», наши Жигули, «Фольксваген», «Опель»… Боже мой, откуда же столько машин? А, ну да… Потихоньку прихожу в себя, вспоминаю рассказы вернувшихся из ЗГВ товарищей, удобные сиденья их автомобилей. Германия!..

Но «шок» не проходит. Это я потом увижу забитые машинами стоянки в воинских частях, разгляжу прогнившие крылья и кузова, научусь маленько разбираться в иномарках. А сейчас все это для меня иной, сумасшедше богатый, недоступный разуму нищего российского офицера мир. Еще вчера в Москве я думал, как выкроить лишнюю сотню на новые сапоги дочери. Старые-то совсем развалились. Но лишней сотни не было. Да и не могло быть. Офицерское жалованье мое составляло немногим более 10 тысяч, килограмм колбасы перевалил далеко за тысячу, а сапоги, сказать страшно, стоили 25–30 тысяч.

Мне стыдно было смотреть дочери в глаза, но воровать я не умел. И потому она шлепала в старых обносках, больше похожих на лыжи, чем на женские сапоги. И это семнадцатилетняя девушка…

Ответственный секретарь редакции, мой старый друг, с которым мы начинали еще корреспондентами, Олег Зинченко, обнял меня и, извиняясь, сказал:

— Ты подожди минутку, сейчас народ собираем. Сделаем маленькое вливание, и я свободен… Сядем… Поговорим…

— А что надо вливать?

— Не пишут, — развел руками ответсек. — На полосу хоть сам ложись.

— Да ты что, господь с тобой. Вспомни нас десять лет назад. Конкурс материалов, «бой» за место в газете…

— Хе-ге, куда махнул… Мы о чем с тобой думали тогда? О службе, о работе. А они?

И он красноречиво кивнул за окно, на вереницу машин. Это походило на стариковское брюзжание, мол, молодежь пошла… Но перламутровый бок мерседеса доказывал, что старый мой друг прав.

Таким было мое второе свидание с Германией. О чем говорило оно? О падении нравов у офицеров ЗГВ, о загнивании нашей морали? Возможно, я бы и ответил положительно на этот вопрос, но опыт подсказывал иное. Я только что приехал из России, из Москвы и видел, как «загнивали» мы там, как офицерская честь и совесть сгорали в горниле коммерции. Грязной, вульгарной коммерции. Все это лишь служило подтверждением тому факту, что и за три границы группа войск оставалась нашей родной, российской. Она болела теми же смертельными для воинства болезнями, как и вся армия. Только здесь открывалась возможность приторговывать чем-то реальным: старыми подержанными автомобилями, например, а не «воздухом», как случалось в России.

Всякий, кто прочтет эти строки, вправе возмутиться — как же называть тогда офицеров — торгашами, спекулянтами, бизнесменами, предпринимателями? Как хотите… Хоть горшком назовите… Они не хуже и не лучше тех, кто служит в Москве, Ростове, Мурманске, на Дальнем Востоке.

Чем вынужден был заниматься офицер российской армии в последние годы? Дабы прокормить семью — или уходить из армии, или искать «нелегальный» приработок на стороне. Далеко не всем это удавалось. Не позволяла служба, не всяк смел тут ухватить, а там втридорога продать. Иным было просто противно. В конце концов — они офицеры. Однако как странно звучит теперь это некогда высокое и чистое слово — «офицер».

Тот, кто «не смел и не сумел», кто по-прежнему офицер, то есть беден и горд, слывет не иначе, как дураком и неудачником. А в «дураках» оказались очень многие. Особенно кому нечего продать.

Сегодня предельно ясно — армия и бизнес несовместимы. Хотя, думаю, процентов десять российских офицеров считают иначе. Это те, кто прикрываясь мундиром, еще носят погоны так, на всякий случай, и даже изображают служебное рвение, но мыслями и душой они уже там, «в мире денег Адама Смита». Эти люди потеряны для армии. Более того, они опасны для армии. Все что было им дорого вчера — боевое братство, товарищи по подразделению, совесть и честь офицера — теперь превратились в ненужный хлам. Девальвируются их взгляды, выжигаются чувства. Форма нужна лишь для благочинного прикрытия коммерческих делишек.

Нет, я не против коммерции и предпринимательства. Снимаешь военную форму и волен идти хоть в сторожа, хоть в миллионеры.

Став министром обороны, Павел Грачев быстро разглядел, сколь пагубен для армии даже запах коммерции. Он сделал многое для того, чтобы содрать торгашескую рясу с офицерских мундиров.

Но только ли в ней дело. Признаемся, офицеров на дорожку коммерции толкнуло родное государство. Да что там толкнуло, гнало пинками. Начиная с 1985 года, с началом перестройки, армии уготована нищенская судьба. Не среднего достатка, как порой оправдывались правительственные чиновники, а именно полуголодного, полуодетого, вечного просителя…

Я помню то чувство стыда и унижения, когда на станции метро «Пушкинская» вывешивались объявления — требуется оператор уборочных машин, то бишь обычная уборщица, и указывалась сумма оклада. Когда там предлагали 500 рублей, мне, подполковнику, закончившему высшее военное училище и академию, прослужившему более двадцати лет в армии, помотавшемуся по свету без крыши над головой, родной начфин выдавал на руки лишь три сотни. Когда же родное ведомство отвалило наконец полтысячи, метрополитен обещал 700.

Я не говорю о водителе троллейбуса, который стал притчей во языцех и всегда имел больше пилота, поднимающего в небо стратегический бомбардировщик.

В октябре 1993 года телеканал «Останкино» сообщил официальные цифры — зарплата в 30 тысяч — нижний уровень нищеты. Подчеркиваю, нижний. Денежное довольствие лейтенанта в те месяцы было примерно 80–90 тысяч. А в семье, как правило, неработающая жена (в гарнизоне работать негде) да детишки. На троих считайте нижний уровень, а коли на четверых?..

И так не год, не два — десятилетие. Осенью 1994 года «Независимая газета» сообщила — прапорщик в президентской охране получает больше армейского полковника. Газета назвала это геноцидом, развязанным против собственной армии.

Вот почему, говоря, казалось бы, о благополучной и сытой Западной группе войск, я раз за разом возвращаюсь к проблеме нищеты нашей армии.

Вся «дойч-марочная» четырехлетняя история группы прошла под нищенской звездой российского офицерства. Она диктовала правила жизни и службы в ЗГВ, возможности попасть в «валютный рай» или остаться за его бортом, размер мзды и весомость подарков, отправляемых в Москву. Это первая мысль. И вторая. Чтобы раскрыть ее, хочу напомнить безусловно историческое событие, почему-то не замеченное как отечественными, так и зарубежными историками. Событие, которое имело решающее влияние на умы и сердца крупного чиновничества в России. А именно — смерть члена Политбюро, первого секретаря Московского городского комитета КПСС Виктора Гришина. Всемогущего, легендарного Гришина, долгие годы вертевшего многомиллиардным хозяйством города-гиганта, как собственным мизинцем.

Он умер в очереди за нищенской пенсией!!

Это был страшный удар по сознанию чиновничества. В том числе, конечно, и военного. Смерть Гришина стала сигналом бедствия. Пришло время хапать. Сколько можешь, пока руки носят, пока ноги держат. Хапать на одну, на две жизни. На детей, на внуков, на правнуков, на тех, кто еще в чреве матери, и на тех, которые не зачаты.

Что же касается примеров для подражания, их уже было достаточно в нашей стране. Одним словом, никто не хотел умирать… Умирать в очереди за грошевой пенсией.

3

Нищета стояла на пороге нашей армии. Российская нищета писала неписаные законы Западной группы войск.

Редкий генерал в группе проходил службу в «одиночестве». Как правило, на разных должностях служили и работали во благо ЗГВ генеральские домочадцы — зятья, невестки, братья, сестры, не говоря уж о дочерях и сыновьях.

Право, не знаю, с какого высокопоставленного родственника и начать? Не стану врать, родственников Президента в группе не встречал, а вот брата экс-вице-президента, подполковника Руцкого знавал.

Ну а уж званием да родством пониже — этих хоть пруд пруди.

По принципу «а мы что — хуже» действовали наиболее влиятельные полковники. Тут пристроить свое семейство удавалось не всем, не по чину, как говорят.

Выпадали из этого ряда подполковники, майоры, тем самим бы задержаться, не до братьев-сестер. Но была особая категория ЗГВ — прапорщики. Глядя на них, часто думал — удивительную «касту» мы создали в армии. Доблестный представитель этой «касты», старший прапорщик, «продовольственник» 3-го городка Вюнсдорфа, мог ли он позволить служить своему сыну в Забайкалье или на Дальнем Востоке?

Это ниже его «прапорщицкого» достоинства. И потому сын служил, конечно же, в группе.

Однако происходили и более удивительные события. Волей-неволей я сам оказался участником такового.

Скажу прямо: журналисты центральных военных изданий были окружены в группе достаточным вниманием. Нас постоянно принимал Главком, выслушивал, помогал. Видя такое отношение к прессе первого лица группы, подобающим образом относились к нам и подчиненные Бурлакова.

Казалось, что для нас нет закрытых дверей, любая проблема, в принципе, разрешима. Но жизнь однажды развеяла мои заблуждения. Случилось это накануне окончательного вывода. Ко мне в корпункт журнала позвонил офицер автомобильного батальона. Батальон этот обслуживал управление штаба ЗГВ. Так вот, офицер предложил заменить водителя на моей служебной машине. Я наотрез отказался. Каково же было мое удивление, когда на следующий день мне представили другого шофера — вольнонаемного служащего Вооруженных Сил.

Почему это случилось, никто не мог объяснить. Комбат мямлил и кивал на вышестоящее начальство, командир полка обещал разобраться, но прошел день, другой, третий, а прежний водитель не возвращался.

Не хотелось идти к Главкому по такому поводу, и я смирился. Водитель попался никудышный, машину не знал, следил за ней плохо, а однажды исчез совсем. Вместе с командиром полка полковником Лавровым мы стали разыскивать подчиненного. Каково же было наше искреннее удивление, когда узнали — он убыл в командировку. Меня и командира полка даже не соизволили поставить в известность.

Хочешь-не хочешь, воображение рисует облик этакого всесильного генеральского отпрыска, который просто плюет на своих начальников. Увы, нас ждет разочарование, дорогой читатель, за спиной водителя только… мама. Да, да, одинокая женщина, вырастившая двух сыновей. Правда, ей удалось старшего определить в военное училище, а потом послать в Германию, следом за братом в ЗГВ приехал и младший, а потом и его жена с ребенком. Словом, собралась вся семья.

Кто она, эта одинокая мама? Всего лишь рядовая телефонистка на групповом узле связи, которая умеет устроить своих сыновей получше любого генерала. А мы все тычем пальцем — генералы, генералы… Хотя, думаю, что и здесь не обошлось без доброхотов-благодетелей. Не знаю, в каких они чинах-званиях, но уверен — без их крепкого плеча не вытащила бы мать-одиночка всех сыновей, невесток, внуков в Германию. Вот так…

Однако я рассказываю об этом не для того, чтобы создать впечатление, якобы ЗГВ была каким-то особым оазисом семейственности. Совсем нет. Семейственность — проклятие нашей армии.

108

В прежние времена то и дело поднималась проблема «сынков». Главным аргументом «защиты» был тот, что и «сынки» имеют право на выбор профессии. Но разве о праве идет речь?

В войсках давно бытует шутка: сын генерала должен стать генералом, а сын крестьянина может стать майором. При этом ударение делается на два опорных понятия — должен и может.

Много мудрости в шутке!

За двадцать с лишним лет службы в армии мне, конечно же, приходилось встречаться с теми, кто обречен стать генералом. Имел честь быть представленным сыну Маршала Советского Союза Соколова, тогда начальнику штаба дивизии, знавал сына генерала армии Лизичева, еще в бытность его замполитом роты, начинал службу с сыном генерала армии Беликова — Лешей Беликовым. Не повернется язык отказать им в праве на профессию. Хотят быть офицерами — ради Бога, но так, как все — в едином строю, с одинаковыми для всех правами и обязанностями.

А то ведь, что ни сын с известной генеральской фамилией, то крупный военный талант, стратег и полководец — в двадцать восемь командир полка, а в тридцать пять — комдив, а в сорок — командарм, а то и начштаба округа.

Я как-то беседовал с бундесверовским полковником Фрайтагом. Привожу наш диалог дословно:

— У вас (имеется в виду в бундесвере — Авт.) можно стать в 35 лет генералом?

— Нет, — ответил с уверенностью Фрайтаг.

— А полковником?

— Я не знаю ни одного такого.

— Но если он сын самого Министра обороны?

— Ну и что? — пожал плечами бундесверовец, явно не понимая меня. — Министром обороны он может стать, но полковником в тридцать пять — никогда.

Позаимствовать бы нам этакую социальную справедливость. Но что потом? Захочется большего — и достойную офицера зарплату, и такие квартиры, как у военнослужащих бундесвера, и обмундирование. Что ж, хотеть не вредно…

Однако вернемся в ЗГВ. Там служили не только генералы, прапорщики, но и люди без погон. Зарплата у них, как правило, была поменьше денежного довольствия военнослужащего, но все равно не сравнима с родной, российской.

Купить хотелось многое, а марок, увы, не хватало. Страдали от этого особенно женщины — те, которые прибывали по оргнабору. Как один миг пролетали три года, а уезжать так не хотелось. И тогда… Самое время вспомнить незабвенного Остапа Бендера. Как там у Ильфа и Петрова?

«Ипполит Матвеевич опомнился:

— Хочется ведь скорее, — сказал он умоляюще.

— Скоро только кошки родятся, — наставительно заметил Остап. — Я женюсь на ней.

— На ком?

— На мадам Грицацуевой.

— Зачем же?

— Чтобы спокойно, без шума покопаться в стуле.

— Но ведь вы себя связываете на всю жизнь!

— Чего не сделаешь ради блага концессии!»

Так вот, у сына турецко-подданного было немало последователей, вернее, последовательниц в группе войск.

Вспоминаю случай с моим знакомым, старшим лейтенантом. К нему вдруг стала проявлять интерес дама бальзаковского возраста. Служила она по общепитовской части и обладала достоинствами, которым могла бы позавидовать сама мадам Грицацуева.

Молодой офицер терялся в догадках относительно истинных намерений общепитовской дамы, но, слава Богу, она сама вскоре внесла ясность.

Оказывается, заканчивался ее срок пребывания на благославенной немецкой земле, а уезжать ох как не хотелось. Вот и предложила она старшему лейтенанту стать ее мужем. Однако предупредительно заявила, что брак ни к чему не обязывает и даже отметку в личное дело ему не поставят. Уж она позаботится.

К своей «пылкой любви» дама решила приложить гонорар (так сказать, за моральные издержки). Сумма предлагалась немаленькая, равная месячному окладу офицера.

Но старший лейтенант мужественно отказался от сделки. Не соблазнился ни дойч-марками, ни достоинствами дамы. Чем сильно огорчил претендентку на супружеское звание. Правда, разбитная тетка горевала не долго. В ее сети вскоре попался молодой сержант-сверхсрочник.

На языке юристов то, что задумал и осуществил незабвенный Остап Бендер и его последовательница «общепитовская дама», называется не иначе, как фиктивный брак.

Таковые браки, свершаемые явно не на небесах, были не редкостью в наших гарнизонах. Однако опять не скажешь, что это явление присуще лишь Западной группе войск. Разве Фемиде не приходилось изобличать супруга-подлеца где-нибудь в Туле, Саратове или далеком Владивостоке и доказывать, что супружеские узы для него (или для нее) не более чем шаг к заветной квартире, прописке, деньгам…

Но что же тогда было порождением сугубо групповым, какой порок появился именно тут и расцветал пышным цветом? Увы, должен разочаровать моралистов и хранителей нравственных ценностей, ничего этакого, сверхъестественного и особенного не происходило в ЗГВ.

Нет, не капиталистическая мораль и не дойчмарка разлагали лучшие элитные войска Советского Союза, а потом России. Нищенское существование, бедность, неверие в завтрашний день, отсутствие перспективы, оплеванные, попранные идеалы — вот что отравляло сознание всех, кто входил в состав ЗГВ.

В одной из предыдущих глав я привел слова советника Президента СССР академика О. Богомолова, сказанные им еще в 1990 году на германском телевидении, о том, что «Западная группа войск в настоящее время находится в стадии морального разложения».

Будь оно, это мнение, единичным, «штучным», можно было бы и пропустить, не обратить внимания. Но в том-то и трагедия — подобное мнение превалировало в президентском окружении Горбачева. Они панически боялись, что увидев марку, мы потеряем разум, забудем об офицерской чести и совести и продадим за вожделенную валютную бумажку отца и мать родную.

Как показало время — не забыли, не потеряли, не продали. Хотя не скажешь, что вышли мы из Германии без потерь. Но даже эти «потери» не определяют лицо нашего офицерства.

Президентский советник торопил, призывал вывести войска раньше запланированного и без того архикороткого срока.

Но куда? Задавали ли они себе этот вопрос?

Академик боялся морального разложения армии. Но что может более «разложить», чем «однокомнатная, комфортабельная» палатка на семью в двадцатиградусный мороз, омертвевшая техника, занесенная снегом и ты, некогда боевой командир, «сложивший крылья посреди степей».

Кто ты теперь? Плотник, каменщик, бетонщик, кровельщик? Там, куда выведены дивизии Западной группы войск, нужны любые профессии, кроме одной, некогда воспетой в стихах и песнях — героической профессии защитника Родины.

Вот она, истинная трагедия. Но где Президент Горбачев, советники его, академики? Молчат академики. Некому ответ держать.

Что ж, пусть пока тешат себя мыслью, якобы мы все забыли, все простили. У нас хорошая память, господа.

Журнал «Шпигель». Март 1991 года.

«Мораль и дух славной Советской Армии, которая победила фашизм, начинают все более расшатываться. Не только из-за соблазнов капитализма, но и благодаря перестройке и гласности, сумятице в стране, конфликтам, напоминающим гражданскую войну, в которые втягивается вся страна…»

4

Журнал «Шпигель». Март 1991 года.

«Рука легендарной советской мафии простирается почти до Эльбы. Армия бессильна перед профессиональными преступниками»

…Ограбление, намеченное на июль 1992 года, могло стать ограблением века. Во всяком случае для Западной группы войск.

На пути транспорта, в сейфах которого покоилось 15 миллионов (!) немецких марок, чеченская мафия устроила засаду. Такое количество даже родных «деревянных» рублей было тогда весьма немалой суммой, не говоря уж о твердой «дойч-валюте».

Бандиты просчитали все: маршрут от штаба группы войск до города Эберсвапьде, время выхода транспорта, силы охраны и многое другое. Не просчитали только одного — высокого профессионализма людей, которые действовали против мафиози из Чечни.

Через полгода, в январе 1993-го, преступная группировка получила подкрепление из Грозного. В Германию прибыли «высококлассные» специалисты по разбою и грабежам. Вновь в недрах мафиозной структуры тщательно прорабатывалась операция по захвату денег Западной группы войск. Теперь бандитами были взяты под контроль практически все маршруты движения транспорта. Но командование группы, прокуратура вновь получили информацию. На сей раз был найден простой и по-своему гениальный выход — деньги перебросили воздушным мостом. Мафия осталась ни с чем.

Кто же спас «золото» группы войск? Кто тонко и умело вел оперативную работу, накапливал информацию, постоянно держал нас в курсе преступных планов бандитов?

Имя этой организации — «Тайга». Специальное подразделение уголовной полиции земли Бранденбург «Тайга» создано с целью борьбы с организованными преступными группировками из СНГ.

Сбылся прогноз крупнейшего специалиста по борьбе сорганизованной преступностью в нашей стране, доктора юридических наук генерал-майора А. Гурова, который три года назад сказал мне: «Советская мафия устремилась в Европу. Она становится трансконтинентальной».

Первым лакомым куском для этой трансконтинентальной мафии стала Западная; группа войск.

Так что же это за подразделение «Тайга»? И отчего такая высокая честь для нашей мафии — специальное формирование? Или мафиози из Чечни переплюнули саму «Коза ностру»?

На эти непростые вопросы согласился ответить начальник отдела по борьбе с организованной преступностью уголовной полиции земли Бранденбург господин Юрген Альбрехт. Он стоял у истоков создания этого спецподразделения.

В беседе принимали участие непосредственный командир отряда «Тайга» и его заместитель. Однако они попросили не называть их имен, добавив, что у них есть семьи, дети, а «чеченская мафия отличается особой жестокостью».

Оказывается, и здесь «мы впереди планеты всей».

Наш разговор с начальником отдела начался со знакомства с историей подразделения «Тайга».

— ГосподинАльбрехт, стало быть, спецподразделение «Тайга», по существу, и было создано для спасения транспорта с деньгами Западной группы войск?

— Да, «Тайга» существует не так давно, и вначале на нее возлагалось проведение этой, можно сказать, уникальной операции. Но потом появились другие задачи, и мы решили сохранить это формирование, превратить в постоянно действующее.

В состав «Тайги» входят в основном полицейские-восточники, работавшие прежде в полиции ГДР и достаточно хорошо изучившие психологию «гостей» из бывшего Советского Союза.

— «Тайга» занимается в первую очередь оперативной работой?

— Нет, крепкие парни в краповых беретах, преступники, уложенные наземь, щелкание наручников — это последний этап. Возможно, самый эффектный, если смотреть со стороны, как, впрочем, и самый опасный, но основная работа — иная, аналитическая. Чтобы бороться с преступными группировками, надо знать очень многое о них. Состав, структуру, обычаи, национальные традиции, язык, почерк бандитов. И тут нам архитрудно. У нас, например, нет специалиста по чеченскому языку. И негде его взять. А он крайне нужен. Правда, нам оказывают помощь сотрудники Министерства внутренних дел России, но основная работа на наших плечах.

— Вы упоминаете лишь чеченскую мафию, а украинская, русская?..

— О, этого «добра» у нас достаточно. Есть и украинская, и русская, и балтийская. У них свои сферы влияния. Так, например, в районе Потсдама особенно сильна украинская мафия. Это объясняется, как вы понимаете, не какой-то особой любовью к определенному городу. Просто нынешние мафиози служили прежде в этом районе солдатами. В танковом полку, например, или в артиллерийской дивизиии. У них есть определенные связи с местным населением, они хорошо знают город. Живут в домах, которые покинули российские войска.

Архив военной контрразведки ЗГВ.

Секретно.

«По данным подразделения по борьбе с организованной преступностью г. Берлина, с которым у военной контрразведки ЗГВ налажено сотрудничество, на территории ФРГ действуют около 400 групп из эмигрантов и граждан СНГ, в том числе бывших военнослужащих группы, которые, имея связи на территории содружества, активно устанавливают контакты с международными преступными структурами».

— Говорят, жестокость — это отличительная черта преступных групп из СНГ. Или она характерна также для мафиози из других стран — Америки, Югославии, Италии?

— Готовность к насилию отличает чеченскую, кавказскую мафию от каких-либо других. Даже от всемирно известной «Коза ностры». Хотя нельзя считать, что мафия из СНГ находится в ребяческом возрасте. Просто о ней не принято было прежде говорить. Нам рассказывали коллеги из России> что уже не одно десятилетие существуют маковые плантации, к уничтожению которых привлекаются войска. Называется цифра — в Москве более двух тысяч преступных группировок. Так что российская мафия достаточно опытна и сильна.

Что же касается жестокости, то, думается, это может стать решающим для мафии из стран СНГ. Они уже сейчас прокладывают себе дорогу все больше на Запад и вступают в борьбу за передел поделенного «пирога».

Архив военной контрразведки ЗГВ.

Секретно.

«Противоправная деятельность преступных группировок в значительной степени влияет на обстановку в войсках Группы. Участились случаи насильственных действий в отношении личного состава и объектов ЗГВ. Так, группа лиц кавказской национальности у КТП 310-й артиллерийской бригады ограбила и жестоко избила старшего лейтенанта Приходько и прибывших по гостевым визам граждан России Утюнина и Турина. В непосредственной близости от жилых домов гарнизона Нойштрелитц эти преступники, угрожая оружием, ограбили лейтенантов 16-й танковой дивизии Каблукова и Метельского. В гарнизоне Эберсвальд 6 эмигрантов совершили разбойное нападение на квартиру военнослужащего Костюка. Угрожая пистолетом «ПМ», преступники избили хозяина и находившихся там трех его знакомых, забрали их документы, личные вещи и скрылись на автомобиле Костюка. В гарнизоне Гоосс-Дельн тремя неизвестными совершено нападение на авиамеханика расчета подготовки самолетов младшего сержанта сверхсрочной службы Вишнякова, который был избит и ограблен. В гарнизоне Финов совершено вооруженное нападение на квартиру прапорщика Токмакова.

При следовании в составе колонны, убывшей с пункта отправки (Франкфурт-на-Одере), были ограблены на объездной Варшавской дороге военнослужащие 16-й танковой дивизии подполковник Кудинов и прапорщик Онищенко. В дневное время их остановили на трассе 3 автомашины («Опель», «Мерседес» и «БМВ»), в которых находилось более 10 человек, вынудили заехать в лес и, угрожая обрезом карабина, забрали все вещи и деньги.

14 ноября 1992 года в 80 км от Варшавы совершено нападение на отставших от колонны военнослужащих 94-й мотострелковой дивизии лейтенанта Литвиненко и прапорщика Бабний. Двумя автомашинами («Опель» и «БМВ») их прижали к обочине и ударили в борт, после чего автомашина врезалась в дерево. У находившихся в бессознательном состоянии после получения травм различной степени тяжести военнослужащих были похищены все вещи. Пострадавших подобрала полиция и доставила в больницу г. Лович, где они находились 2 суток, затем через военную комендатуру г. Франкфурта-на-Одере они были переправлены в военный госпиталь гарнизона Шверин.

Противоправные действия групп криминальной направленности приобретают все более сосредоточенный характер. Между ними не стихает вражда за зоны влияния. Эти группы являются как «национальными» (чеченскими, армянскими, азербайджанскими), так и «интернациональными», состоящими в основном из бывших военнослужащих и служащих ЗГВ и других граждан СНГ».

— Аналитики подразделения «Тайга», видимо, хорошо изучили преступников из России, Украины, Чечни. А если попытаться дать обобщенный портрет мафиози из СНГ? Кто приезжает сюда, что это за люди, нападающие на наши гарнизоны?

— Не простой вопрос. Дело в том, что бандиты из Советского Союза приезжали в Германию до ее объединения. В таких городах, как Берлин, Мюнхен, Дюссельдорф, давно концентрировались преступные элементы с Востока. Сегодня они уже разбогатели, являются владельцами магазинов, фирм. Особенно преуспели и, по существу, захватили рынок, связанный с игорным бизнесом. В Берлине есть улица Каркштрассе, там около 90 процентов магазинов принадлежат русским эмигрантам.

Это, если так можно выразиться, первый пласт эмигрантской преступности. О втором мы говорили: тут речь идет о бывших военнослужащих из группы войск. Они увольнялись в запас, выезжали на родину и через некоторое время возвращались в ФРГ Среди них очень много рабочих и служащих, которые прежде работали в ЗГВ.

Нередко эти люди возглавляют преступные группы. А в состав банд входят их друзья, знакомые, примкнувшие уголовные элементы.

Архив военной контрразведки ЗГВ.

Секретно.

«В последнее время активизировалась деятельность преступных группировок, состоящих из граждан СНГ, в том числе и бывших военнослужащих ЗГВ, по различным каналам прибывших в Германию.

Так в г. Финов выявлена группа лиц кавказской национальности, возглавляемая бывшим офицером 20 общевойсковой армии Хохлачевым, уволенным из рядов Вооруженных Сил летом 1992 года.

Установлена группа чеченцев, состоящая из 8–9 человек и занимающаяся рэкетом в отношении эмигрантов, торгующих в г. Равенсбрюк и Потсдам.

В Потсдаме, на Паппельаллее вот уже длительное время проживают эмигранты из бывшего СССР. В одном из боксов 64-го мотострелкового полка, выведенного в Россию, устроили мастерскую по ремонту и перепродажной подготовке автомобилей, перепродают спиртные напитки и табачные изделия. Есть основания полагать, что там же находятся группы рэкетиров».

— Создается впечатление, что для преступников не существует границ, и Германия для них страна с распахнутыми дверями… Но, насколько мне известно, в немецком консульстве в Москве не так-то просто получить визу на въезд. Как проникают сюда уголовники мафиози?

— Путей очень много. Виза нужна для честного, законопослушного человека. Уголовник за визой не пойдет, знает: его все равно не пустят в Германию. И потому они едут нелегально на поездах, самолетах, морскими транспортами из Клайпеды в немецкий порт Мукран. Попадают из Польши, Чехии и Словакии. Представьте себе: граница нашей земли Бранденбург с Польшей 250 километров. И это открытая граница.

Конечно, есть и те, кто приезжает с официальной визой и остается. В нашей практике достаточно арестов именно таких людей.

Есть и те, которые располагают фальшивыми военными документами. После проверки оказывалось, что в войсковых частях такого человека нет и никогда не было.

Архив военной контрразведки ЗГВ.

Секретно.

«Военной контрразведкой группы войск были задержаны два человека, по национальности татары, прибывшие из СНГ.

На допросе показали: за 1 тысячу долларов в Москве, в штабе Сухопутных войск они приобрели воинское предписание с печатью и поддельной подписью начальника управления кадров генерал-лейтенанта Пшеничникова. В предписании указывалось, что они сопровождают секретные документы в отдел кадров ЗГВ. Пользуясь визой на бесплатный пролет, задержанные беспрепятственно пересекли границу на самолете военно-транспортной авиации Вооруженных Сил России».

— Для разбойных действий нужно оружие. Было время, когда о Западной группе войск в немецкой печати писали, как об оружейной лавке, где направо и налево продавались автоматы, пулеметы. Вот лишь одна цитата. Берлинский журнал «Экстра». Март 1991 года. «Из советских гарнизонов в Восточной Германии исчезают автоматы, пистолеты и даже части ракет. Разве две бутылки спиртного не стоят одного пистолета?»

Что вы скажете по этому поводу?

— Оружие действительно для мафиозных группировок крайне необходимо. Кроме того, что они вооружаются сами, это часть их преступного бизнеса.

Бывали случаи, когда представители преступных группировок подходили к российским солдатам на посту или на контрольно-пропускном пункте и просили продать оружие. Однако в освещении проблемы продажи оружия пресса явно переусердствовала. Доказательством этой мысли может служить то, что и на сегодняшний день спрос на оружие вокруг гарнизонов очень велик. Если бы так просто было купить оружие, как «в оружейной лавке», вряд ли продолжались бы нападения на часовых, воинские склады, штабы. Вспомните город Альтенграбов, дерзкое нападение чеченской преступной мафии на штаб войсковой части. В результате этой акции было похищено двенадцать пистолетов Макарова.

Нет сомнения, если бы мафиози могли приобрести эти пистолеты за деньги, они бы не рисковали своими жизнями.

— В телепрограмме РТЛ германского телевидения была названа цифра в 100 миллионов марок. Таков, по мнению журналистов, ущерб, нанесенный немецкому государству мафией из стран Содружества независимых государств. Не велика ли сумма?

— Дело не только в сумме. Она явно взята с потолка и приведена в расчете на сенсацию. Ну как можно конкретно подсчитать ущерб от преступных действий русской или итальянской мафии? Да, реально было бы оценить ущерб, нанесенный, к примеру, воровством автомобилей. Здесь есть точные данные, на них можно опираться.

Кстати, по поводу мафии, размера ущерба, нанесенного ею, говорится много глупостей. Печально, что все эти разговоры идут не на бытовом уровне, порой даже наша прокуратура приводит невероятные факты, цифры. Но когда мы начинаем спрашивать конкретно, никто не может сказать, откуда взяты эти расчеты.

Что же касается программы РТЛ — так этот канал не может жить без сенсаций. Мы не против сенсаций, если они правдивы и основаны на реальном материале.

Мы же выросли и много лет проработали в полиции. А эта работа как на Западе, так и на Востоке, требует конкретности, объективности, реального взгляда на проблему.

— Российские войска покинули Германию, а что же мафия, которая «гкормилась» разбоем и грабежами вокруг наших гарнизонов, ушла она или осталась с вами, господин Альбрехт?

— Сомнений нет, преступные группировки остались на немецкой земле. Прежде чеченская мафия устанавливала негласное правило — нападать только на своих соотечественников. Расчет прост: авось немецкая полиция не будет вмешиваться, а до русской милиции далеко.

Однако они просчитались. И если вчера мы изучали и анализировали деятельность преступных групп из СНГ, то сегодня нами отработан комплекс мер по пресечению деятельности не только мелких мафиозных структур. Мы вышли на крупные кланы.

Придет время, и мы освободим немецкую землю от этой нечисти. Нашему государству с нею не по пути.

Я верю немецкому полицейскому Юргену Альбрехту, его коллегам. Они не пишут указы и не создают многочисленные комиссии по борьбе с организованной преступностью. Они просто борются с ней днем и ночью, каждый час. Подтверждение этому я видел совсем недавно собственными глазами.

…Воскресным днем к нелегальному рынку на привокзальной площади Вюнсдорфа, где нередко мафия сбывает краденое, подкатил обычный рейсовый автобус. В салоне дремали редкие пассажиры, сонно поглядывая на юрких «продавцов» на привокзальной площади.

Автобус затормозил, из него выпрыгнули спортивные парни в краповых беретах, с короткоствольными автоматами «Узи» в руках.

В мгновение ока они окружили площадь. В кольце «беретов» заметались испуганные люди, стараясь прорваться на свободу. Но вскоре они уже лежали лицом к земле, на капотах машин с наручниками на запястьях.

«Храповые береты» только ведомым им путем отделяли «продавцов» от покупателей, зевак от подозреваемых. Автобус и полицейские машины пополнялись задержанными.

Кто-то из толпы наблюдающих спросил по-русски стоявшего в оцеплении двухметрового полицейского:

— «Тайга»?

Тот, не оборачиваясь, с улыбкой кивнул:

— Я, я, «Тайга»!

5

«Создается впечатление, что подобные типы пытаются за время пребывания в Германии хапнуть сразу на две жизни вперед…»
(М. Бурлаков. Эксклюзивное интервью) (РИА «Новости».)
Наши бабушки и Дедушки хорошо помнят задорную песню их юности: «Прокати нас, Петруша, на тракторе». Спустя много лет в Западной группе войск передовой опыт Петруши с успехом применит первый заместитель командующего 16-й воздушной армии генерал-майор авиации Николай Селиверстов. Своих пилотов он использует в роли Петруши, но «катать» будут не советских колхозниц до околицы их родной деревни, а немецких граждан. Разумеется, не бесплатно, а за твердую валюту.

Право же, в том нет ничего предосудительного. Годы вывода советских, а потом и российских войск на Родину — это годы открытости и сближения с нашими бывшими противниками в «холодной войне». Не стану перечислять сотни мероприятий стой и с другой стороны, которые способствовали укреплению политических, военных, да и просто человеческих связей. Назову лишь некоторые из них. Офицеры ЗГВ побывали на американском полигоне Графенвер, британском учебном центре Зеннелагер и авиабазе Гютерсло. В свою очередь военные делегации США, Англии, Франции, Германии посетили наши гарнизоны — Мальвинкель, Планкен, Виттнток, Вюнсдорф.

Уже в 1991 году советские солдаты проводили рождественские праздники в немецких семьях, вместе высаживали на Зееловских высотах лес Мира. Особой любовью немцев пользовались дни открытых дверей в частях ЗГВ. Сюда приходило огромное количество людей. Многие приезжали с западных земель ФРГ.

Ну а «прокатиться» на советском боевом вертолете, об этом только приходилось мечтать. И поэтому от желающих стать пассажирами воздушных извозчиков отбою не было. Однако осуществлять благотворительное «катание» дело слишком дорогое. Решили брать плату. И немцы, привыкшие к тому, что за удовольствие надо платить, выкладывали свои дойч-марки.

Никто не сомневался в правильности такого решения. Западная группа, брошенная родным государством, по сути, на произвол судьбы, должна была зарабатывать. На жизнь. На встречу многочисленных гостей. На покупку квартир бездомным офицерам.

Доход от посещения немцами наших авиационных гарнизонов и вывоз их на вертолетах составил около 162 тысяч бундесмарок. Эти тысячи и поступили в кассу ЗГВ. Однако ни одна тысяча не была подтверждена документально. Но тогда возникает вопрос — почему 162 тысячи, а не 262, к примеру, или больше? Или, наоборот, меньше?

Да, билеты продавались, но точного числа их практически никто не знал. За исключением главного организатора праздников генерала Селиверстова. Таким образом, открывалась дорога для злоупотреблений.

Потом в печати неоднократно склонялась фамилия первого зама командующего 16-ой воздушной и всякой раз раскрытие финансовых злоупотреблений приписывалось энергичным следователям Генеральной прокуратуры России. Оказывается, все было значительно прозаичнее. Первыми неладное почуяли инспекторы финансовой службы ЗГВ. Начальник инспекции полковник Капров и его подчиненный Алексеев раскопали это, ставшее впоследствии громким, дело, и акт ревизии, как и положено, направили в прокуратуру группы. Оттуда «дело Селиверстова» передали в Генпрокуратуру.

В ходе следствия обнаружились и другие злоупотребления. Так, член правления Ново-Апостольской церкви земли Бранденбург господин У. Краузе и начальник строительного отдела церкви господин Б. Вендт обратились с предложением к генералу Н. Селиверстову о заключении договора на перевозку грузов в Целиноград. В Казахстане немцы строили и оборудовали церковь.

Российская сторона предложила оплатить два рейса транспортного самолета АН-12 из расчета 3934 марки за час полетного времени.

Заказчики отказались. Дорого. Вот тогда Селиверстов предложил более дешевый вариант. Рейс будет стоить вдвое дешевле, ну и в знак, так сказать, благодарности генерал хотел бы получить наличными по 10 тыс. марок за каждый рейс.

Ударили по рукам. На аэродроме Селиверстову дважды вручали конверт с деньгами. Однако понадобился и третий рейс. Не влезал в самолет церковный орган. Генерал дал «добро», но договор заключать не стал. Ибо все это пришлось бы согласовывать с финслужбой. Словом, совет церкви на сей раз выдал Селиверстову на руки 35 тысяч марок. Тот обещал лично передать их финансистам, но, по всей видимости, «запамятовал».

Следствием также доказано, что Селиверстов организовывал наземные гонки самолетов российских ВВС с немецкими гоночными автомобилями. За что получил наличными в валюте.

Кстати говоря, за что и расписался в германских финансовых документах. Немцы, как известно, народ пунктуальный.

На этом пожалуй, можно было поставить точку, если бы не октябрь 1993 года. Москва. Белый дом. Арест Руцкого. В ноябре генерал Селиверстов неожиданно дает новые показания военному суду Московского гарнизона.

Вот как об этом сообщает газета «Коммерсантъ»:

«Как стало известно «Ъ» из источников, близких к Генеральной прокуратуре, на судебном заседании арестованный впервые остановился на личных взаимоотношениях между ним и бывшим вице-президентом России Александром Руцким и назвал причины предвзятого отношения к нему со стороны бывшего вице-президента. Во-первых, Николай Селиверстов был против присвоения г-ну Руцкому звания Героя Советского Союза, так как тот «необоснованно рисковал жизнью своих подчиненных при выполнении боевых задач». Во-вторых, в период службы в ЗГВ Николай Селиверстов настаивал на своевременном (то есть в течение 1991 года) выводе из Германии части, где замполитом эскадрильи служил брат г-на Руцкого. Часть вывели по графику, но брата г-на Руцкого перевели в другое подразделение, которое должно быть выведено позже*. В итоге отношения между вице-президентом и генералом Селиверстовым охладились».

Заявление на суде генерала Селиверстова вызвало в группе войск скептическую улыбку. Причем тут Руцкой и охлаждение их отношений, если первый зам находился под следствием по обвинению в хищениях и получении взяток (статьи 931 и 173.3 УК РФ).

В личном деле Руцкого, к сожалению, нет документальных свидетельств того, что Селиверстов имел свое, особое мнение по поводу присвоения Александру Владимировичу звания Героя Советского Союза.

Наградной лист, подписанный командующим ВВС 40-й армии генерал-майором авиации В. Котом в апреле 1986 года, где он считает, что «за личное мужество и героизм, умелое командование полком…Руцкой достоин присвоения звания Героя Советского Союза», — есть. Еще одно представление уже нового командующего ВВС генерал-майора авиации Д. Романюка от 23 августа 1988 года с визой командующего 40-й армии генерал-лейтенанта Б. Громова тоже есть. Существует и Указ, подписанный М. Горбачевым. Он подшит в дело. Но, увы, ни слова сопротивления Селиверстова. Возможно, генерал устно высказывал свое мнение, но, как видим, оно не повлияло на решение вопроса. Руцкой получил Золотую Звезду.

Что же касается брата бывшего вице-президента — подполковника Владимира Руцкого, то он действительно служил в Западной группе войск практически до ее вывода. В сообщении газеты просматривается явный намек на то, что братец остался в Германии благодаря заботе Руцкого-старшего. Ведь эскадрилья-то ушла, а Владимир оказался переведенным в другую часть.

Не знаю, была ли проявлена подобная «забота», не была, но генерал Селиверстов, делая свое сенсационное заявление, умолчал об одной весьма существенной детали — еще в 1990 году майор Владимир Руцкой проходил службу в г. Ряжске Московского военного округа. Это значит, что приехал он в ЗГВ либо в конце 1990 года, либо весной 1991-го. А эскадрилья выводилась в 1991-ом году. Выходит, не успел приехать — собирай чемоданы. При таких обстоятельствах командование, кадровые органы старались поступить по-человечески, переводили офицера в другую часть, которая выходила позже, чтобы дать возможность послужить, подзаработать, поддержать семью. И так было не только с Руцким, но с сотнями офицеров и прапорщиков.

Как сообщила газета, «следствие проявило к новым показаниям г-на Селиверстова необычайный интерес», но посчитало «нецелесообразным освобождать его из-под стражи».

Интерфакс. 13 января 1995 г.

«Бывший первый заместитель командующего ВВС Западной группы войск генерал-майор авиации Николай Селиверстов приговорен в четверг Военной коллегией Верховного Суда РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. Он признан виновным «в присвоении вверенного ему имущества». Суд обязал генерала возместить государству 64 млн. рублей.

Следствие инкриминировало генералу получение взяток на общую сумму в 20 тыс. ДМ от Новоапостольской церкви за перевозку ее имущества из Германии в Казахстан. Кроме того, он обвинялся в хищении государственных средств на общую сумму в 64,1 тыс. ДМ.

Приговор Военной коллегии окончательный и обжалованию не подлежит.»

Другим генералом, оказавшимся под стражей за свои неблаговидные делишки в Западной группе войск, был начальник службы горюче-смазочных материалов В. Семин.

Суть преступления проста: топливо группы войск продавалось по заниженным ценам. Россия потеряла миллионы марок.

Но ситуация здесь в корне иная, чем в случае с генералом Селиверстовым. Семин оказался лишь одним из звеньев этой преступной цели. Дело в том, что непосредственно Западной группе войск реализовать топливо не разрешили. Слишком уж это лакомый кусочек. Центральное управление ракетного топлива и горючего Минобороны России во главе с генерал-лейтенантом В. Блохиным в июне 1991 года заключило договор с совместным российско-швейцарским предприятием «Мосэнико-Инвест», которому было представлено монопольное право на реализацию топлива ЗГВ. Оно и реализовывапо. Моторное топливо, к примеру, продавалось по ценам, заниженным против мировых в 1,5 раза.

Как констатировала комиссия Ю. Болдырева, «упущенная выгода от таких сделок составила около 12 млн. немецких марок».

Конечно, сыграла свою роль и наша сущая безграмотность в вопросах рынка. Российский генерал, будь он семи пядей во лбу, приехавший в ЗГВ из внутреннего округа, был более похож на слепого котенка, нежели на чиновника, призванного защищать интересы государства и армии. Видимо, прежде чем посылать его продавать, реализовывать, торговать, следовало хоть познакомить с азами рыночной экономики. Но кому до этого дело? Счастье, что «Дойче-банк», совместно с министерством экономики ФРГ бережно учили и наставляли наших военных финансистов. Но тут была прямая заинтересованность — денежки-то немецкие. И уж Германии никак не хотелось, чтобы мы по недогляду, недомыслию, а тем паче низкой профессиональной подготовке пустили их не туда, куда положено. Потому и заботились. Но топливо, как известно, принадлежало не бережливой, расчетливой ФРГ, а России, и потому уплывало в чужой карман почитай за полцены.

Были, конечно, в ЗГВ и другие, не столь громкие дела.

Два офицера управления группы, подделав документы и сговорившись с немецкой фирмой, пытались сдать в цветной металлолом гильзы от снарядов.

Начальник вещевой службы дивизии сбывает «модное» на местных толкучках обмундирование. Особенно отличалось подобной «предприимчивостью» управление торговли группы. Так, начальник управления торговли дрезденского гарнизона подписывает немцам-поставщикам накладные на получение товара, который он потом и в глаза не увидит на своем складе. Те же в свою очередь продают его на внутреннем рынке по более высокой цене. Ну а дележ выручки — не более чем дело техники.

Или еще один пример. Директор магазина с хорошей такой русской фамилией Степанов грузит машину спиртного и пытается ее реализовать немцам. Разумеется, водка идет по более высоким ценам.

Справедливости ради надо сказать, что у многих желающих «хапнуть» на пути вставала прокуратура группы, местная полиция, но были и те, которые выходили сухими из воды. Мне рассказывали прокурорские работники, сколь умело и много наворовал полковник Басюк, бывший заместитель командира артиллерийской дивизии ЗГВ, сумевший скрыться в суверенной Украине. Увы, обращения к правоохранительным органам «самостийной» республики ничего не дали. Тут уж, как ни горько говорить, действует правило некоторых украинских политиков: чем хуже, тем лучше.

Писать об этом тяжело, но уверен — надо. Ибо персонажи столь трагического действа никуда не исчезли. Кое-кто вернулся в наручниках, но многие вышли из Германии с почетом и почестями. Вчера они обворовывали Западную группу войск. А кого будут обворовывать сегодня? Тебя, меня, нас?

6

На этом, собственно, и заканчивался криминальный раздел моей книги. Был еще жив и здоров Дмитрий Холодов. Никто не знал, да и не мог знать о грядущей трагедии.

Последние, завершающие слова главы, думаю, служат подтверждением тому, что я не тешил себя наивными надеждами, якобы в ЗГВ нет преступников, по которым плачет тюрьма. Но это и не означало, что группа поголовно погрязла в аферах и коррупции.

Наверное, можно было подробнее и ярче расписать «злодеяния» генералов-коррупционеров Селиверстова, Семина, посвятить их темным делишкам не маленькую главу в семь страничек, а добрую четверть повествования, а то и половину. Но я исходил из того, что о генералах немало написано и в центральной прессе, не говоря уже о местной — групповой, армейской. Ну что тут переливать из пустого в порожнее. Да, воровали, за что и находятся под судом.

Однако сколь наивен я был. Оказывается, если вытащить старое, даже крепко пропахшее нафталином тряпье, и в нужный момент потрясти его, пыль поднимется не малая.

Как я писал уже, заявление главного редактора «МК» после смерти Холодова казалось многообещающим. В тот момент взоры людские были обращены в сторону Павла Гусева. Народ устал от воровства, мздоимства, бандитизма, нескончаемой цепи убийств и потому готов был верить и молиться любому, кто поднимет голос против криминала. И какое же это, право, разочарование, обмануться в надеждах.

Вместо настоящего, обещанного разоблачения мафии вдень похорон Холодова, «МК» публикует статью о покупке двух «Мерседесов» в Германии. Так что ж тут нового? Об этих «Мерседесах» написаны тома. При всяком удобном и неудобном случае как правая, так и левая пресса колет глаза генералу Павлу Грачеву уже полтора года кряду. Впервые об этом написала «Российская газета». Даже заголовок статьи не «МК», его ввел в оборот Прохановский «День». По правде говоря, если уж и писать о «мерседесах», то возникает вопрос: почему именно машинам Министерства обороны отдается предпочтение? Не пора ли уделить внимание и другим «мерсам», они ничем не хуже грачевских. Ну, например, автомобиль той же марки, купленный на денежки, отпущенные ФРГ для переподготовки военнослужащих замами министров Госкомтруда и Гособразования СССР Ковригой и Перегудовым. Сегодня нет уже ни первого, ни второго ведомства, ни самого Советского Союза, а где интересно «мерседес»? Ведь он не мог исчезнуть вместе с Советским Союзом?

Следующая наиболее заметная публикация, содержащая не эмоциональные выпады и взаимную перебранку, а конкретные факты и обвинения — это вновь почти полосная статья «Богатые генералы бедной армии». Подзаголовок гласит — доклад Болдырева. Да, есть такой доклад. О нем знали в группе войск, да и в стране. Но газета пишет: ««Доклад Болдырева» стал легендой. Все о нем слышали — никто не читал». Я перечитываю эти строки с удивлением и до сих пор. Зачем понадобилось Александру Минкину, мягко выражаясь, лгать? Ведь два дня назад он гневно обличал в этом Грачева, а теперь вот сам…

Обидно. Легендарный «Доклад Болдырева» был опубликован 8 апреля 1993 года в печати. Нет, не в заводской многотиражке и не в ротном боевом листке — в газете Верховного Совета России, выходящей весьма солидным тиражом. Утройте этот тираж, как минимум. Статью «Уходим из Германии, обворованные до нитки» читали не только в семьях, но передавали из рук в руки родственникам, друзьям, знакомым.

Так что же вы нас за лохов держите, господа?

Такого рода пассажи вряд ли укрепляют веру читателей в правдивость публикаций.

Кстати, о правдивости. В конце сентября в «МК» была опубликована сенсационная корреспонденция. Называлась она «А мы их танками закидаем». Автор публикации утверждает: «Некоторое время назад в результате странного соглашения МО с Турцией Западной группой войск этому государству было передано около 16,5 тысяч танков».

Эту цифру я впервые услышал случайно в вагоне электрички. Один из мужчин, прочитав заметку в газете, стал громко возмущаться: мол, смотри, что делают, сволочи. Распродают Россию. И сунул газету своему товарищу, сидящему рядом. Тот долго читал заметку, потом поднял голову, усмехнулся: «X… все это. Обувают нас, Петя, как дурачков». Однако Петя не согласился с замечанием. Разгорелся спор.

Победил-таки Петин товарищ, усомнившийся в правдивости заметки. И доказал свою правоту доброй половине вагона на удивление просто. На что способен всякий, послуживший некогда в армии. Потому не могу удержаться от соблазна пересказать сей монолог.

— Во взводе три танка, — начал мужичок, — Так, Петя? Сомнений ни у кого не было. Это все равно, что дважды два — четыре.

— В роте три взвода по три танка. Итого — девять. Плюс танк комроты — десять, — Петин товарищ хитро подмигнул: — В батальоне — три роты по десять танков — тридцать штук. — Говоривший задумался: «Не знаю сколько в управлении батальона танков. Ну, пусть две штуки. Всего — тридцать две машины».

— В полку три батальона. Девяносто шесть танков. Сюда приложим командирский танк, управление. В общем, грубо — сто танков.

— В танковой дивизии — два танковых полка

— 200 танков и еще отдельный танковый батальон. Стало быть, в дивизии на все про все — двести тридцать танков. Ну, пусть для круглого счета — двести пятьдесят штук. В группе войск было двадцать дивизий — значит, самое большее там 5 тысяч танков.

Петя сидел с раскрытым ртом. Его только и хватило на то, чтобы смачно выругаться. Усмехнулись мужчины на соседних скамейках, потупив глаза, они ведь тоже поначалу поверили в 16,5 тысяч танков, хотя каждый из них знал — во взводе — три танка и ни танком больше.

Хочу добавить лишь только то, что Петин друг делал расчеты, как он выразился «грубо», то есть без учета мотострелковых дивизий. А они в ЗГВ были. Целая общевойсковая армия. Так вот в этих дивизиях по штату было не два танковых полка, а один. Это значит на 100 танков меньше. Ибо мотострелки имели на вооружении боевые машины пехоты и бэтээры.

Петя и его товарищ недоучли и еще некоторых обстоятельств, которые не мог не знать журналист, тиражирующий в тысячах экземпляров столь тяжкое обвинение. Впрочем, даже если автор и не знал и не собирался перепроверять эти воистину фантастические цифры, то просто исходя из здравого смысла он должен был поставить перед собой некоторые вопросы. ЗГВ было передано Турции 16,5 тысяч танков, утверждает журналист. Факт свершившийся. Но как они переданы, каким образом вывезены? Те самые пять тысяч мы тащили через Польшу, Чехословакию, Белоруссию, Украину, морем через Мукран и Росток, потом через Литву с диким напряжением почти 4 года. А тут в три раза больше! Как удалось нам с такой танковой лавиной перемахнуть несколько морей или пройти незамеченными по территориям нескольких стран? И это при самом строгом контроле со стороны немецких властей, представители которых рассчитывали график движения эшелонов и провожали их до границ своего государства.

Свидетельством тому слова ответственного чиновника земли Бранденбург, которые на страницах «Литературной газеты» приводит В. Запевалов, собкорр в Бонне.

«Мы не можем выступить в роли судей, для этого необходимы доказательства преступлений и нарушений генералитетом ЗГВ. Между тем и федеральная, и наша, земельная, полиция держала Вюнсдорф под постоянным контролем, сопровождала российские военные железнодорожные составы и автоколонны аж до самой польской границы, но ничего серьезного не обнаружила».

Вот так, сумели мы облопошить неусыпных немецких стражей порядка, вывезли в Турцию 16,5 тысяч «бронированных крепостей», а они «ничего серьезного не обнаружили».

Но довольно. В эти сказки при всем искреннем уважении к популярной газете весьма трудно поверить. Поверить еще и потому, что за каждый наш вагон и платформу платила Германия, а не мы. Неужто и вправду в чьем-то воспаленном мозгу могла родиться безумная мысль, будто германское государство оплатило транзит 16,5 тысяч российских танков до Стамбула.

Возвратимся еще раз к докладу Болдырева. Теперь уже не к вводным словам и оценкам журналиста, а непосредственно к его сути. Документ серьезный. Требующий юридической проработки каждого факта, примера, цифры. Насколько мне известно, ни один из генералов, названных в докладе, не лишен воинского звания, не посажен на скамью подсудимых. А пора бы поставить все точки над «i». Если в докладе указаны истинные злоупотребления, за них должны ответить истинные виновники. Обязательно с широким оповещением общественности.

Если же юристы, работающие по докладу Болдырева, не нашли доказательств преступлений, следует снять подозрения раз и навсегда. Об этом опять же надо рассказать в прессе.

Вообще, рискуя получить от коллег-журналистов увесистую оплеуху, хочу тем не менее признаться: мне жаль Матвея Прокопьевича Бурлакова. Спешу успокоить подозревающих. Нет, мы не родственники и не друзья. Мы принадлежим к разным классовым прослойкам армии — он крупный генерал, заместитель министра, я — рядовой журналист, офицер. Мне очень не хочется, чтобы Бурлакова «вырывали» из контекста событий, из той жизни и обстановки, в которой он находился.

В ноябре 1994 года «Комсомолка» опубликовала статью «В армии у всякого своя нужда». Статья доказательная, в ее основу положены материалы прокурорского расследования. Там говорится о закупленных в Германии ваннах, раковинах, биде, сушилках, ковриках, светильниках, ручках, замках, дверных цепочках, обоях ит. д.

Не знаю, в гостях у Бурлакова не был, но с трудом верю, что все эти ванны, биде, сушилки с дверными цепочками расставлены и развешаны в его квартире. Ну сколько нужно биде Бурлакову? Тут и ослу ясно.

Как ясно и другое, что Бурлаков был ни больше, ни меньше — командующим округом. Да, именовался он Главкомом и командовал особой, крупнейшей группой войск, но по своему служебному положению являлся лишь одним из многих. Над ним — главкомы видов, заместители министра, сам министр. И все его, Бурлакова, начальники, командиры.

Однако он являлся слугой не только родного военного ведомства. Группа готовила недвижимость, а реализовывало ее Министерство внешних экономических связей. С руки ли ему ссориться с таким могучим министерством? Стало быть, надо служить.

А Минфин? Могло ли оно упустить из поля зрения живую «германскую валютку»? Наезжали комиссии и оттуда. Спорить с всесильным минфином? Только окончательно выживший из ума пойдет на это.

Ну а Госкомтруд и Госкомобразование существовавшего тогда СССР, назначенные переобучать и переквалифицировать военнослужащих ЗГВ, как думаете, они ходили в подчиненных у Бурлакова?

А Госкомимущество России и его представители в Германии? В моем архиве хранится немало документов, в которых то и дело чиновники этого ведомства шлют послания Главкому, где настаивают «использовать опыт и возможности Западной группы» для решения различных проблем.

Да что там говорить о министерствах и ведомствах. Возьмите сугубо частные визиты. Ну, например, министра безопасности России. Он начальник для Главкома Бурлакова или нет? А министр здравоохранения? А глава администрации Ставропольского края, куда выходит несколько дивизий из ЗГВ?

Вопросы весьма интересные. Встаньте на место Бурлакова и попытайтесь ответить хотя бы на некоторые из них.

Я же не юрист и не имею права никого обвинять, пока вина не доказана в судебном порядке. Однако в подтверждение только что сказанному предложу читателю лишь одно соображение по докладу Ю. Болдырева. Прочитайте внимательно еще раз этот документ. Вот лишь некоторые выдержки из него:

«Комиссия по использованию имущества ЗГВ при Правительстве России (председатель Е. В. Арапов), управление подготовки собственности Минобороны России (начальник М. А. Филимонов), рабочая группа государственной внешнеэкономической комиссии по экспорту и импорту вооружения и военной техники Министерства внешних экономических связей России (руководитель В. В. Шляхтенко)… работают плохо».

«Бывший начальник центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны России генерал-лейтенант В. П. Блохин… заключил договоры…»

«Начальником Главного технического управления Министерства внешних экономических связей России контр-адмиралом С. Н. Красновым были выданы доверенности…»

«По письменным указаниям бывшего начальника Главного управления торговли Минобороны России генерал-лейтенанта Н. Г. Садовникова и его заместителя генерал-майора Е. М. Круглова было переведено в Банки США, Швейцарии, Финляндии… 17 млн. марок».

«Бывшим начальником ГУТ МО России генерал-лейтенантом Г. А. Каракозовым в нарушение распоряжений Правительства…»

Арапов, Филимонов, Шляхтенко, Блохин, Краснов, Садовников, Круглов, Каракозов, Стефановский… Кто эти люди? Они никогда не состояли в списках личного состава Западной группы войск. Вы уже догадались — это высокопоставленные чиновники из Правительства России, Министерства внешних экономических связей, Минобороны. А кто стоит за ними? Узнаем ли мы когда-нибудь их имена?

Это по их указанию реализовывали имущество и недвижимость, продавали топливо и горючее, подписывали договора, переводили деньги в зарубежные банки… Но их почему-то незаслуженно редко вспоминают. Эхом по страницам газет катятся две фамилии — Грачев и Бурлаков. Оказывается, они самые богатые и коррумпированные. Верит ли кто-нибудь в это? Даже тот, кто кричит об этом на каждом углу? Но если так случилось, и сегодня все кому не лень тащат этих двух к барьеру, уверенные, что именно таким образом истребят коррупцию, то я уверен в ином — шеренга эта намного шире и открывается совсем иными фамилиями — негромкими и внешне вполне благопристойными. Эти фамилии не любят шума и газетной трескотни. Они смеются над сегодняшними разоблачениями. Ибо знают им цену.

Газета «Известия». Ноябрь 1994 года.

«…Те, кто два года назад занимал ключевые посты в правительстве «либеральных реформ» и не только не помогал нам, а и чинил препятствия, теперь вдруг принимают резолюции на политсоветах с требованиями привлечь к ответственности, освободить министра обороны; хочу спросить их: неужели армия по масштабам коррупции превосходит другие государственные структуры?

Что два года назад кто-то чего-то не знал? И почему так узко — только об армии?»

Бывший Гпавный государственный инспектор России Ю. Болдырев.

109

110

Огромное небо капитана Капустина

- Юра, прыгай, - голос Капустина был спокоен.
- Я остаюсь, командир.
Бортовая записывающая аппаратура бесстрастно зафиксировала эти две последние фразы экипажа советского истребителя-перехватчика Як-28П. Капитан Борис Капустин и старший лейтенант Юрий Янов погибнут через несколько секунд. Спастись могли оба, но тогда неуправляемый самолет рухнул бы на густонаселенные районы Западного Берлина. Никто бы их не обвинил: с земли уже поступила команда на катапультирование. Но летчики не могли допустить неминуемой гибели десятков мирных людей. Они пошли на смерть ради жизни других людей, и это вовсе не высокая фраза.
Уже потом была написана известная песня "Огромное небо" на стихи Роберта Рождественского. Уже потом именем Капустина в Ростове была названа улица и школа. Потом в память о подвиге были возведены три мемориала в Германии. Там помнят о русских летчиках Капустине и Янове. В современной России о них практически забыли.

http://s4.uploads.ru/t/rF3xw.jpg

В Советском Союзе была очень популярна песня Эдиты Пьехи "Огромное небо". Она была посвящена двум советским летчикам, Борису Капустину и Юрию Янову, которые ценой своей жизни предотвратили падение боевого самолета на густонаселенные кварталы Берлина.
Эту песню часто исполняли по телевидению и радио, мы учили ее в школе на уроках пения, и я лично до сих пор наизусть помню эти слова:

Об этом товарищ не вспомнить нельзя:
В одной эскадрилье служили друзья,
И было на службе и в сердце у них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо - одно на двоих!
Летали-дружили в небесной дали,
Рукою до звёзд дотянуться могли,
Беда подступила как слёзы к глазам:
Однажды в полёте, однажды в полёте,
Однажды в полёте - мотор отказал!

Один из этих легендарных летчиков, Борис Капустин, вырос в Ростове-на-Дону. Здесь, на Братском кладбище в центре города, покоятся останки героя.
Вдова летчика, Галиной Андреевной Капустиной, которая сейчас живет в Ростове. Она хранит память о Борисе, и многое рассказала о его судьбе. Из семейного альбома Капустина взяты уникальные фотографии, которые использованы в этом очерке.
Борис Капустин родился в соседнем Краснодарском крае, но с трехлетнего возраста жил в Ростове, так что его можно считать коренным ростовчанином. В десять лет он пережил ужасы войны: налеты на Ростов немецкой авиации, взрывы, горящие дома, душные бомбоубежища и глубокие щели, вырытые прямо посреди улиц.
Вспомнил ли он это, когда отводил падающий самолет от домов мирных жителей Берлина?

http://sh.uploads.ru/t/8FqBw.jpg
http://sa.uploads.ru/t/TelDc.jpg
http://s1.uploads.ru/t/04hpg.jpg

                              Детство, юность, курсантские годы.

С первого по седьмой класс Капустин проучился в школе № 51, а потом поступил в Ростовский индустриальный техникум (был и такой). А в конце 40-х годов в стране объявили "сталинский призыв" в авиацию. Борис мечтал стать летчиком, и поэтому сразу отправил документы в авиационное училище. Поначалу хотел стать истребителем, но все же пришлось учиться в бомбардировочную авиацию. Впрочем, за свою карьеру Капустин освоит все типы военных самолетов.
Для прохождения службы Капустин был направлен в авиационную часть в Ровенской области. Там он познакомился с будущей женой Галиной…
В хрущевские времена авиация подверглась значительному сокращению: Никита Сергеевич был уверен, что будущее за ракетами и безжалостно резал самолеты, увольнял летчиков. Была сокращена и часть, где служил Капустин. Летчикам предложили переходить в ракетные войска, но Капустин отказался и полгода был безработным. Пока наконец, не решился вопрос о дальнейшей службе. В 1960 году Борис Капустин прибыл в Германию. Его 668-й бомбардировочный авиаполк 24-й воздушной армии дислоцировался в городке Финов, в 38 километрах восточнее Берлина. Там Капустин прослужил шесть лет, до дня своей гибели.

http://sa.uploads.ru/t/WTbzn.jpg
http://s3.uploads.ru/t/iNUPD.jpg
http://s7.uploads.ru/t/IYsOP.jpg

Будни авиаполка: полеты, парады, повседневный быт. На снимке слева - Капустин в новейшем тогда противоперегрузочном костюме для летчиков-истребителей, которые привезли в полк для испытаний

Закрытая воинская часть по сути одна дружная семья. Все живут рядом, все друг у друга на виду. Благодаря неунывающему характеру Борис стал душой коллектива. Его называли "Профессор" и "Седой". Первое прозвище потому, что Капустин был летчиком первого класса и знал о самолетах все или почти все. А второе _ из-за ранней седины в волосах: летная наука не дается легко. Капустину доверили возглавить суд офицерской чести, который решал многие вопросы жизни полка.
О характере Бориса говорит тот факт, что одну комнату в своей трехкомнатной квартире он отдал сверхсрочнику, которому негде было жить. В пустовавшем подвале устроил мастерскую, где дети летчиков занимались моделированием. Любил возиться по дому. В теплый апрельский день 1966 года затеял мыть окна в квартире: все соседи оглядывались на Бориса, который весело тер стекла, напевая песенку.
А командиру полка уже поступил приказ: выделить лучших летчиков для перегона пяти новейших самолетов Як-28П с заводского аэродрома на аэродром города Кетен, юго-западнее Берлина.

http://s4.uploads.ru/t/4ykE6.jpg
http://s4.uploads.ru/t/nPzVD.jpg

Двухместный сверхзвуковой истребитель-перехватчик Як-28П был создан в 1960 году, и в то время считался новейшей, секретной разработкой наших конструкторов. Самолет предназначался для борьбы с воздушными целями на малых и средних высотах, в большом диапазоне скоростей, днем и ночью, при любой погоде. Он был вооружен ракетами с тепловой и радиолокационной головками наведения, тоже новейшим словом в вооружении. Выпускался на Новосибирском авиационном заводе.
Особенностью Як-28П была возможность применения стартовых пороховых ускорителей. Это позволяло резко взлететь с разбегом всего 400 метров, что в совокупности с высокой скороподъемностью сокращало время выхода на цель. При посадке выпускалась штанга с датчиком, после касания которым земли сразу же срабатывала система выпуска тормозного парашюта.
Короткие взлет и посадка, мощное вооружение - наш истребитель по тому времени превосходил аналогичные самолеты блока НАТО. Новейшей техникой решили усилить Группу советских войск в Германии.

http://sg.uploads.ru/t/afoeg.jpg
http://s7.uploads.ru/t/5xnYt.jpg

Прием новой техники в авиаполку. Новейший по тем временам истребитель-перехватчик Як-28П.

Вспоминает Галина Андреевна Капустина:
- Самолеты перегоняли для другой части, но они неожиданно совершили посадку 3 апреля на нашем аэродроме в Финове, хотя до места назначения оставалось всего 15 минут лета. Когда Борис пришел домой, признался: еле дотянул, барахлил двигатель. Самолеты не выпускали с аэродрома три дня, с ними возились техники. 6 апреля разрешили дальнейший перелет в Кетен.
Борис в тот день так не хотел уходить из дома! Никак не мог со мной проститься: обнимал, целовал. Перешагивал за порог, потом снова возвращался. "Наверное я устал, пора в отпуск", - говорил он. На плите уже кипел обед для сына, которого я ждала из школы. "Ну иди же", - сказала я Борису. Он кивнул и вышел. А у меня перехватило горло от дурного предчувствия. Бросилась к окну на кухне. Уже ушли на аэродром все пять экипажей, а Борис еще стоял возле дома, переминаясь с ноги на ногу. Словно чувствовал: идет навстречу смерти.
О гибели Бориса я узнала лишь на вторые сутки. Мне боялись об этом говорить, я узнала эту весть последней. Но уже чувствовала: произошло что-то плохое. Сын-первоклассник, вернувшись из школы, лег на диван, отвернулся к стенке. Видела, как плачут, собравшись вместе, жены офицеров. А когда в квартиру вошли не снимая обуви замполит, парторг и командир полка, я поняла все. Спросила только: "Он жив?" Командир отрицательно покачал головой. И я потеряла сознание.

http://sf.uploads.ru/t/E4Axa.jpg

                      Советские самолеты в небе над Берлином.

http://s4.uploads.ru/t/14EoQ.jpg

                   Капустин и его боевой друг Юрий Янов незадолго до гибели.

http://s1.uploads.ru/t/pMiBf.jpg

Боевое звено капитана Бориса Капустина

Что же произошло в небе над густонаселенным берлинским районом Шпандау? Как явствует из документов, на 12-й минуте полета, или через четыре минуты после набора высоты произошел отказ сразу двух двигателей. В тот день была низкая облачность. Когда Капустин и Янов снизились под облака, то увидели под собой Берлин. Вдали виднелись река Шпрее, озеро и широкая поляна за ним. Решение пришло мгновенно: попытаться, пользуясь набранной скоростью, дотянуть до озера и приводниться на нем.

И надо бы прыгать не вышел полёт,
Но рухнет на город пустой самолёт,
Пройдёт не оставив живого следа -
И тысячи жизней, и тысячи жизней,
И тысячи жизней - прервутся тогда!
Мелькают кварталы и прыгать нельзя,
Дотянем до леса решили друзья,
Подальше от города смерть унесём -
Пускай мы погибнем, пускай мы погибнем,
Пускай мы погибнем - но город спасём!

Янов и Капустин погибли на глазах сотен свидетелей, которые потом рассказывали о трагедии в немецких газетах. Так, строитель Юрген Шрадер, работавший на строительстве 25-этажного дома, описывает, как из-под облаков вдруг вынырнул самолет, за которым тянулся черный шлейф дыма. Он двигался толчками: видимо летчики отчаянно пытались запустить двигатели. Самолет последним усилием преодолел два жилых многоэтажных дома, едва не чикнув фюзеляжем по антеннам на крыше. Летчикам еще удалось перелететь через дамбу, по которой шло оживленное автомобильное движение.
После этого скорости для приводнения уже не осталось. Истребитель свалился на крыло и камнем рухнул в озеро Штессензее.

http://s3.uploads.ru/t/m3tGb.jpg

                 Озеро Штессензее, куда упал советский самолет.

http://sd.uploads.ru/t/NwKZb.jpg

Секретный истребитель вытаскивают из воды англичане и западные немцы

- Мне рассказали, что фонарь самолета был открыт, - говорит Г.А. Капустина. - Боря и Юра могли катапультироваться в любой момент, но этого не сделали. Самолет на два метра зарылся в донный ил. Руки Бориса намертво впились в штурвал, да так, что ногти прорвали кожаные перчатки. Они боролись до последней секунды!

http://sg.uploads.ru/t/wlFH9.jpg
http://sf.uploads.ru/t/47kt2.jpg

Стрела самолёта рванулась с небес,
И вздрогнул от взрыва берёзовый лес,
Не скоро поляны травой зарастут,
А город подумал, а город подумал,
А город подумал: ученья идут...

Ничего поделать было нельзя: самолет упал на чужой территории.

Секретный советский истребитель упал в озеро в английском секторе Западного Берлина. Большего подарка натовская разведка не могла и придумать. Англичане целые сутки не признавались, где именно произошла катастрофа. А когда начался подъем, наотрез отказались пустить туда представителей советского командования. Нашим высокопоставленным офицерам оставалось только с берега наблюдать в мощные бинокли, что англичане делают с самолетом.

Когда англичане передали наконец самолет и тела наших летчиков советской стороне, в самолете отсутствовала система СРО ("свой-чужой"). В заводских документах не оказалось сведений об установке системы самоликвидации этого секретного блока. Военно-техническая разведка НАТО с удовольствием познакомилась еще и со станцией радиокомандного наведения "Лазурь", и с другими техническими новинками Як-28П.
Наше командование сделало вывод: истребитель рассекречен. И хотя к тому времени построили уже 435 таких самолетов, в серию он не пошел, и официально на вооружение так и не был принят.

http://s7.uploads.ru/t/CPguq.jpg

Натовцы потешались издалека над нашими военными.

http://sf.uploads.ru/t/nWIBk.jpg

Тем временем заработала наша пропагандистская машина. Мы сразу вспомнили, как при аварии самолета ВВС США в небе над испанской деревней Паломарес американские летчики, спасая свою жизнь, сбросили на землю бомбы с ядерной начинкой.
"Аварии бывают разные, - писала тогда газета "Красная Звезда", центральный печатный орган Министерства обороны СССР. - В одном случае пилоты теряют головы, им ничего не стоит ради своего спасения сбросить куда попало водородные бомбы. В другом они идут на верную смерть ради жизни других".
Германия (ГДР) была восхищена мужеством советских летчиков. Их сразу признали национальными героями. На прощание с летчиками прибыли делегации от каждого восточногерманского города. В почетном карауле стояли взрослые и школьники.

http://sf.uploads.ru/t/rsCUR.jpg
http://s9.uploads.ru/t/f2Vdz.jpg

В родной части с Капустиным и Яновым простились как с героями. Их последний раз пронесли мимо боевых самолетов. Потом, по воздуху, два гроба с останками летчиков, были отправлены в Советский Союз. Такой памятник из черного габбро, работы скульпторов Аведикова и Кондакова, был установлен на могиле Капустина в Ростове.

- Ко мне подошел побеседовать немецкий генерал, порученец Эриха Хоннекера, - говорит Г.А. Капустина. - Он передал предложение похоронить летчиков в Трептов-парке, а нам предоставить квартиру в Берлине и пожизненную пенсию от правительства ГДР. Пока я раздумывала, как мне ответить, вмешался стоявший рядом замполит: "Она здесь не останется, а поедет в Ростов к родителям". В принципе для меня, члена партии, другого решения в то время и не могло быть. Я сама хотела в Ростов: Борин папа для меня был как отец.
С похоронами вышла задержка. В те дни шел XXIII съезд КПСС, и когда о случившемся доложили Л.И. Брежневу, он распорядился: хоронить будем как героев, но по окончании съезда.
Галине Андреевне пришлось в один день хоронить сразу двух близких людей: и мужа, и свекра. Отец Бориса, Владислав Александрович Капустин, был персональным пенсионером. Работал директором по науке научно-исследовательского института сельского хозяйства, был награжден Орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. И очень любил своего сына.
- Он тогда перенес два инсульта, и лежал дома, не вставая, - вспоминает Г.А. Капустина. - Ему боялись говорить о случившемся. Но все равно он узнал. Сказал только: "Раз Борис ушел, и мне здесь нечего делать". Он умер меньше чем через сутки. Отца и сына похоронили рядом друг с другом в один день, 12 апреля.

http://s0.uploads.ru/t/uW9qA.jpg
http://s8.uploads.ru/t/TW2aM.jpg

Отец Бориса Капустина не смог прожить и дня после гибели сына. Некролог по поводу смерти В.А. Капустина, опубликованный в газете "Вечерний Ростов". Прощание с отцом и сыном Капустиными на Братском кладбище, проститься пришли сотни людей.

http://s0.uploads.ru/t/uAWb8.jpg

Капустин и Янов были посмертно награждены орденами Красного Знамени. Званий Героев Советского Союза (которые они заслужили) им не дали из-за того, что секретный самолет попал в руки противника.
Тем не менее они были героями в глазах советских людей. Эдита Пьеха пела песню "Огромная небо". В Ростове именем Капустина назвали его родную школу, а также улицу в Ворошиловском районе. В нее пошел доучиваться в первом классе сын летчика Валера. И… был вынужден перевестись в другую школу.
- Он плакал по ночам, - вспоминает Галина Андреевна. - Бывает, кушает, да так и застынет с ложкой в руке. Я повела его к врачу, и нам посоветовали сменить в школу. В 51-й все напоминало ему об отце.
В то времени строители возводили гранитную стелу на Комсомольской площади. Две плиты с этого строительства выделили для памятника Борису Капустину на его могиле на Братском кладбище. Изготовили памятник известные ростовские скульпторы Николай Аведиков и Борис Кондаков.

http://sd.uploads.ru/t/RHWtX.jpg
http://sd.uploads.ru/t/cNpZh.jpg

Галина Капустина получает орден Красного Знамени, которым посмертно был награжден ее муж. Мероприятия, посвященные памяти героя, в советское время проводились часто.

http://s5.uploads.ru/t/hUHDs.jpg

Эдита Пьеха, уже исполнившая песню "Огромное небо", знакомится с экспозицией о Борисе Капустине в музее истории СКВО окружного Дома офицеров в Ростове.

http://s6.uploads.ru/t/y9OKQ.jpg

Когда пришли другие времена, кое-то попытался взглянуть по другому на подвиг наших летчиков. Была скандальная публикация в "Комсомольской правде", где авторы (скрывшиеся за псевдонимами) утверждали, что экипаж Як-28П погиб из-за воздушного хулиганства в небе над Берлином. И что из-за этого, якобы, едва не разгорелась третья мировая война.
- Я подала в суд на "Комсомольскую правду" и выиграла процесс, - говорит Г.А. Капустина. - Хотя газета и напечатала извинения, но мне рассказывали, что по этой публикации в 51-й школе проводили уроки с детьми и рассказывали, что никакого подвига не было, а летчик Капустин - обычный воздушный хулиган. Был расформирован музей, куда я в свое время передала личные вещи, награды и документы мужа - все это пропало неизвестно куда. Исчез и бюст Капустина работы скульптора А.И. Александровой-Санамянц, стоявший в вестибюле школы…

http://s2.uploads.ru/t/oMgS7.jpg
http://se.uploads.ru/t/rkchB.jpg

Галине Андреевне, хоть не без труда, но удалось отстоять добрую память о своем погибшем муже. Сейчас на стене школы, в которой учился Борис, установлена мемориальная доска (автор - ростовский скульптор Борис Николаевич Кондаков)

http://sa.uploads.ru/t/G4MHf.jpg

Вот так немцы вспоминают Янова и Капустина, возлагая цветы к их самолету, который сейчас памятник (недавняя публикация в одной из берлинских газет).
В Германии сейчас есть три мемориала, посвященных Капустину и Янову. Немцы восстановили и самолет, потерпевший крушение, и он тоже сейчас установлен в качестве мемориального знака. Ежегодно 6 апреля проводятся мероприятия, посвященные памяти советских летчиков Капустина и Янова. Их организовывают, как правило, представители левых партий. Широко отмечалось 40-летие подвига. К гранитной плите, где начертаны фамилии летчиков и нарисован абрис падающего самолета, возлагал цветы бургомистр города Эберсвальде. Присутствовали представители российского посольства, левых партий Германии. В местной школе ученикам тоже рассказывают о подвиге советских летчиков. Галина Андреевна написала им на память: "Пускай небо над Германией и над Россией всегда будет чистым".

http://s4.uploads.ru/t/v8gUk.jpg

На Братском кладбище в Ростове в 2010 году на могиле отца и сына Капустиных был установлен новый памятник из светлого мрамора.

http://sf.uploads.ru/t/PjGml.jpg

В микрорайоне Военвед в Ростове тоже стоит в качестве мемориального знака Як-28П, точно такой, на котором летал и погиб Борис Капустин. Но на этот самолет, в отличие от того, что установлен в Германии, без слез смотреть невозможно

В могиле лежат посреди тишины
Отличные парни отличной страны.
Светло и торжественно смотрит на них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо - одно на двоих!

   Источник Ссылка

111

http://s7.uploads.ru/t/BvSdf.jpg

112

http://sf.uploads.ru/t/DSobn.jpg

113

http://s5.uploads.ru/t/hfxHi.jpg

                                      Перед уходом

114

64687,64 написал(а):

Перед уходом

Какая часть интересно?

115

Главком ГСВГ генерал армии Михаил Зайцев, наблюдает за маневрами на военном участке Вольерштедта с наблюдательного пункта. 17 марта 1981 года.

.

http://s7.uploads.ru/t/uczqT.jpg

116

Газета ГСВГ "Советская Армия" от 8.9.1987 г. № 208. ГК ГСОВГ генерал армии Соколовский Василий Данилович.
http://s7.uploads.ru/t/CgqS4.jpg
Ежедневная газета ГСВГ "Советская Армия" от 1.10.1987 г. № 228. ГК ГСВГ генерал-полковник Гречко Андрей Антонович.
http://s3.uploads.ru/t/0B5jD.jpg
Ежедневная газета ГСВГ "Советская Армия" от 16.10.1987 г. № 240. ГК ГСВГ генерал армии Захаров Матвей Васильевич.
http://s7.uploads.ru/t/Va6MG.jpg
Ежедневная газета ГСВГ "Советская Армия" от 29.10.1987 г. № 251. ГК ГСВГ генерал-полковник Якубовский Иван Игнатьевич.
http://sd.uploads.ru/t/Mym1x.jpg
Газета ГСВГ. "Советская Армия" от 1.12.1987 г. № 277. ГК ГСВГ генерал армии Кошевой Пётр Кириллович
http://s3.uploads.ru/t/aTk2p.jpg

117

12.11.1987 г. скоропостижно скончался Главнокомандующий ГСВГ генерал армии Беликов Валерий Александрович ( 19.7.1925 - 12.11.1987 ). Похоронен в г. Киев.

http://sd.uploads.ru/t/49YGO.jpg


Вы здесь » Форум ГСВГшников » ГСВГ » Группа Советских войск в Германии