1

Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » ГСВГ » Советские военные миссии связи


Советские военные миссии связи

Сообщений 91 страница 120 из 151

91

13779,26 написал(а):

В Германии намерены почтить память одной из неизвестных прежде жертв «холодной войны». В Мекленбурге, рядом с территорией, где прежде располагались советские войска, будет установлен памятный знак в честь американского майора Артура Николсона. Он был застрелен 24 марта 1985 г. часовым, когда сопровождал советские танки на их обратном пути со стрельбищ. Офицер США сделал несколько снимков гарнизона. Артур Николсон служил в Потсдаме, в американской миссии, контактирующей с войсками всех четырех стран, в свое время освобождавших Германию. Члены миссии находились на территории ГДР легально и были вооружены только биноклями и фотокамерами. За их деятельностью наблюдали местные спецслужбы. Согласно их отчету, советский солдат сделал предупредительный выстрел. В документах американской миссии говорится, что огонь на поражение был открыт без предупреждения. Как было на самом деле, можно узнать, только изучив российские военные архивы. В музее союзнических войск в Берлине утверждают, что во время "холодной войны" было немало подобных инцидентов.

http://sh.uploads.ru/c9EQn.jpg

И еще...

Трагический случай произошёл 22 марта 1984г. недалеко от Лейпцига

Представитель французской военной миссии штабсфельфебель Филипп Мариотти ехал на своей машине на место погрузки мотострелковой дивизии ГСВГ, имея намерение сфотографировать новую технику, прибывшую на вооружение. Он был замечен постами ННА и Штази при нарушении запретной зоны. При операции перехват он погиб. Сейчас на месте его гибели стоит памятник. Он тоже стал жертвой "Холодной войны".


Про  инцидент майора Николсона в Техентине не буду повторять  материал,кому интересно вот ссылка
Всякие интересности в тырнете ...

92

29972,8 написал(а):

И вот что он мне выдал

Что там интересно над домом который торцом к миссии под землю уходит?
Стоянка?
Это как раз где на последнем фото прямоугольник серый с картой.

93

29973,10 написал(а):

Ну тем не менее на сколько я знаю у них там в пендостане кто бы ты не был,негр,мексиканец или ещё кто,
по паспорту они все просто американцы.
А то что откуда взяться национальности,согласен с тобой,у них там по моему всё ворованное или купленное,
технологии,учёные и т.д.

Есть?. У Кого нибудь фото паспорта амеровского с графой -национальность?

94

Лазил сегодня по иносайтам,посвященным военным миссиям в ГСВГ. Вот у них даже ассоциация есть, объединяющая тех кто служил в миссиях. А уж различных фото и воспоминаний ... не то что у нас.если бы Сергей не объявился со своими воспоминаниями,мы бы и знать не знали,что в ФРГ срочники служили.
Кстати,прочел на каком-то ресурсе,что здание миссии перешло какому-то социальному агентству по найму жилья. И там теперь что-то типа хостела для студентов.Хотя я могу и ошибаться, в немецком не силен...Но то что по этому адресу сдается жилплощадь,это я уяснил.

95

29979,3 написал(а):

У Кого нибудь фото паспорта амеровского с графой -национальность?

http://sh.uploads.ru/YsS0H.jpg
национальность- негр.

http://s9.uploads.ru/SA5R6.jpg

96

29982,8 написал(а):

национальность- негр.

Значит все же есть графа, значит нет такой народности американцы http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

97

29983,3 написал(а):

Значит все же есть графа, значит нет такой народности американцы

Это ему наши прибалтийские друзья национальность вписали.

Латвийцы «выдали» Обаме паспорт «негра»
28 Июн 2012 • 09:24
Защитники прав русскоязычных жителей Латвии передали в посольство США в Риге символические паспорта «неграждан» Соединенных Штатов, изготовленные для американского президента Барака Обамы, его супруги Мишель, а также госсекретаря Хиллари Клинтон, которая 28 июня прибудет в прибалтийскую республику с официальным визитом

Об этом сообщает «Лента.ру», ссылаясь на сообщает TVNET.

Как стало известно, паспорта «неграждан» США изготовлены по образцу паспортов неграждан Латвии, группы населения, преимущественно русскоязычного, которая ущемлена в гражданских правах по сравнению с обладателями полноценных латвийских паспортов. Неграждане, или как их называют — «негры», не могут, в частности, участвовать в выборах и работать в государственных структурах. Всего в республике таких жителей насчитывается более 300 тысяч. В основном это бывшие граждане СССР, которые приехали в Латвию в советский период, то есть после 1940 года.

Согласно сообщению, неграждане могут получить гражданство Латвии через натурализацию. Для этого им надо сдать экзамен по латышскому языку и истории, а также заплатить госпошлину.

Как отмечает издание, изготовленные для Обамы и Клинтон паспорта «негров» сопровождаются пояснительным текстом, где, в частности, говорится, что ситуация, похожая на ту, что сложилась в Латвии с гражданством, имела место и в истории Америки «где-то 200 лет назад».

«Когда Советский Союз лишил гражданства одного Солженицына, возмутился весь демократический мир. Когда Латвия (как и соседняя Эстония) лишила гражданства сотни тысяч людей, к сожалению, Запад хранил молчание. Но мы верим, что давно уже пришло время для ведущих американских политиков сказать: «Сейчас мы все неграждане Латвии! (Now we are all Aliens of Latvia!)», — пишут авторы документа.

По их мнению, власти Латвии намеренно используют термин «Alien» («чужой»), чтобы ввести в заблуждение своих западных партнеров. «Юридически это означает иностранца, приехавшего в страну пребывания. Но подавляющее большинство тех, кто оказался негражданами, родились в Латвии или прожили в ней более 40 лет. И у них нет гражданства какой-либо страны», — подчеркивают правозащитники.

Накануне латвийское общество «За честность и справедливость», которое борется за права русскоязычного населения, уже обратилось с открытыми письмом к Хиллари Клинтон. Ее попросили выступить посредником в переговорах между латвийскими властями и русским меньшинством в республике.

98

Может быть Владимир Иванович знает,что стало со зданием Американской миссии в Потсдаме?
http://sh.uploads.ru/XlKpi.jpg
http://sh.uploads.ru/MB6lC.jpg
Усадьба, которую с 1947 года занимала американская ВМС, до 1945 принадлежала принцу Сигизмунду, племяннику императора Вильгельма II. В усадьбу входили; 3-х этажный особняк, участок земли у озера (3 акра) и еще несколько отдельных построек.

штаб-квартира в Западном Берлине
В берлинской резиденции USMLM по адресу 19/21 Foehrenweg располагалась оперативная секция миссии, отдел снабжения и технические службы (фотолаборатория, секция печати и репродукции и.т.д.). Тут же хранилась и вся секретная документация.

http://s9.uploads.ru/0RjGo.jpg
4-х этажное(включая мансардный этаж) здание было построено в 1936 году. Во время войны там находилась секретная резиденция фельдмаршала Кейтеля. Два нижних этажа могли использоваться в качестве бомбоубежища. Железобетонные перекрытия этих этажей имели толщину до 90 см, стены – 45см. В подвале был вход в подземный эвакуационный тоннель.
Снабжение.
По соглашению Хюбнера-Малинина снабжать всем необходимым, в.т.ч продуктами питания, американскую миссию должна была советская сторона. В отчете американцы сетовали, что хотя качество снабжения в 1964 году улучшилось, но, тем не менее, осталось значительно ниже американских стандартов, так что требовалась помощь служб снабжения американского гарнизона в Западном Берлине. В декабре, впервые за все время, в поставляемом СССР рационе появились свежие бананы (одно слово - буржуи  ). Большинство продуктов были производства ГДР или Болгарии, но попадались и советские. Были жалобы и на работу советских служб эксплуатации здания. Участились поломки систем водоснабжения, канализации, электрических сетей. Советское обслуживание этих систем ограничивалось только аварийными работами, причем оперативностью наши ремонтники не отличались. Здание миссии требовало косметического ремонта, также требовалось замена ограды по периметру резиденции.

1. Миссии имели разную, но строго ограниченную численность личного состава, оговоренную соответствующими соглашениями. Впереди всех были англичане – 31 человек, затем французы – 18, и на последнем месте американцы -14. Объяснялось это тем, что англичане успели заключить свое соглашение раньше, когда отношения между бывшими союзниками были довольно неплохими.
2. Реальная численность сотрудников западных миссий была существенно больше указанных цифр. У американцев она колебалась в разные годы от 20 до 60 военных и гражданских специалистов, у британцев переваливала за сотню. Достигалось это весьма простым способом. Личные состав миссии делился на две части – аккредитованные сотрудники и не аккредитованные. К примеру, американская миссия имела 14 сотрудников,, официально аккредитованных при штабе ГСВГ, которые имели постоянные пропуска на право свободного проезда по территории ГДР – строго в соответствии с соглашением Хюбнера-Малинина. Это были как правило шеф миссии, его зам, несколько офицеров-разведчиков и сержантов-водителей – то есть те люди, которые непосредственно занимались сбором развединформации, на территории ГДР. Остальные сотрудники миссии – механики, связисты, специалисты по анализу и обработке информации и.т.п. пропусков на право свободного проезда по территории ГДР не имели. Более того, они как правило вообще постоянно не находились на территории ГДР. У американской ВМС имелось две штаб-квартиры – в Потсдаме (ГДР) и в Западном Берлине, где как раз и работали эти сотрудники. При острой необходимости им могли оформить разовый пропуск на поездку в ГДР. Семьи сотрудников ВМС тоже жили в Западном Берлине.
3. Аналогично делился и автопарк ВМС – аккредитованные машины, со специальными номерами и на которые штабом ГСВГ выписывались специальные паспорта и не аккредитованные, предназначавшиеся в основном для перемещений в пределах Западного Берлина или по разовым пропускам в ГДР.
4. Поездки сотрудников миссий с целью сбора развединформации в официальных отчетах именовались турами (tour). Отсюда в отчетах появились словосочетания – тур-офицер или офицер тура (tour officer), тур-машина (tour car), тур-водитель (tour driver), тур-день. Тур-офицеры также назывались офицерами связи (liaison officer). К тур-машинам, понятно, относились те машины которые имели специальные номера и паспорта ГСВГ.
5. Поскольку США долгое время не признавали существование ГДР, то USMLM до 1974 выполняла и функции посольства США в восточной Германии. Они решали все конфликтные ситуации с гражданами США на территории ГДР. Причем официальные контакты миссии с властями ГДР не поощрялись, поэтому действовали как правило через командование ГСВГ. Власти ГДР такое положение не устраивало и они еще в середине 50-х подымали вопрос о ликвидации миссий связи. Но СССР на это не пошел.
6. В основном взаимодействие штаба ГСВГ и иностранных миссий связи происходило через отдел внешних сношений штаба ГСВГ (Soviet External Relations Branch – SERB).
По понятным причинам деятельность миссий широко не афишировалось, но все заинтересованные стороны хорошо знали основной род деятельности этих организаций.
В 2000-х годах американцы начали рассекречивать готовые отчеты по истории своей миссии связи (USMLM). В данный момент доступны отчеты с 1964 по 1988 гг. Более ранние отчеты, видимо еще засекречены.
1. Структура и состав миссии.
Общая численность сотрудников миссии в 1964 составляла 40 человек. Из них 30 (11 офицеров, 19 рядовых и сержантов) представляли армию, 1 человек – военно-морской флот (с 1962 года это был офицер морской пехоты), 8 – ВВС (из них 4 офицера) и секретарша из вольнонаемных служащих армии. 14 человек имели аккредитацию при штабе ГСВГ и соответственно удостоверение на свободного проезда по территории ГДР следующего образца:

http://s9.uploads.ru/FwGUd.jpg
К аккредитованным сотрудникам относились: шеф миссии, его заместитель, старший сержант штаб-квартиры в Постдаме (NCOIC Potsdam installation) – все представляли армию, 8 офицеров связи (5 – армию, 1-флот, 2- ВВС), 3 водителя (2-армия, 1- ВВС)

Все офицеры связи, вошедшие в состав миссии в 1964, свободно разговаривали по-русски, многие неплохо знали немецкий. Большинство из них выпускниками т.н. отряда «R». Отряд «R» (Field Detachment R) был спецшколой армии США в Германии. В нее направляли офицеров проходивших обучение по программе FAST (Army's Foreign Area Specialist Training), специализация СССР. Эти офицеры в течение одного года учили русский язык в армейской школе иностранных языков (Монтеррей, Калифорния), затем еще год изучали советскую историю, экономику, политику и пр. в Колумбийском университете. Лишь затем они попадали в отряд R (Обераммерргау, ФРГ), где еще в течение двух лет изучали язык, культуру, экономику, географию, Вооруженные силы и спецслужбы СССР. Выпускники отряда направлялись либо в миссию связи в Потсдам, либо военными атташе в Москву. Те, кто отправлялся в USMLM, проходили еще 3-х дневный курс обучения фотоделу в школе при заводе Leica (Wetzlar). Большинство офицеров связи были в звании майора, реже – подполковник.
Срок заграничной службы офицера армии США в то время был 3 года. Соответственно, с учетом двухлетней подготовки в отряде R, срок службы офицера связи миссии составлял один год. В отчете отмечается, что уровень ротации кадров в 1964 был слишком высок ( прибыло на замену 7 новых офицеров), что сказывалось на эффективности действий миссии, но ожидалось что ситуация улучшится в связи с недавним принятием решения о возможности продления заграничного тура службы до 5 лет.
Возглавлял миссию полковник Пол Сковронек (Paul G. Skowronek), ветеран Второй Мировой, выпускник Вест-Пойнта 1941 г.
Структура миссии:
http://s0.uploads.ru/cunXU.jpg
Автопарк
К январю 1964 миссия располагала 12-ю автомобилями: 6 седанов Ford Galaxie 1962 года выпуска и 6 Ford Galaxie 1963 г.
http://sg.uploads.ru/7n6Ly.jpg
В течение года было получено 9 новых машин (8 выпуска 1964 г. и одна – 1963) и соответствующее количество отправлено обратно. Как показал опыт, специально переоборудованные оперативные автомобили (тур-машины) миссии, приходилось менять в среднем через 25 000 миль пробега или даже раньше – из-за аварий. В целом, они удовлетворяли предъявляемым к ним требованиям, в том числе и при движении по пересеченной местности.
Десять автомобилей имели аккредитацию ГСВГ – 8 тур-машин, автомобиль скорой помощи и машина шефа миссии (спортивный Шевроле Корветт 1963 г., личная машина полковника Сковронека, регулярно использовалась для служебных поездок, в.т.ч. и разведвыездов).
http://s6.uploads.ru/iQ1gN.jpg

источник:

http://mikle97.livejournal.com/17868.html

99

Советский военный персонал.
Двоякое впечатление – при личных контактах с глазу на глаз с американскими офицерами, свободно владеющими русским языком, наши военнослужащие были достаточно дружелюбны и откровенны. При контактах же с группами советских солдат, впечатление противоположное – замкнутость, недоверие, враждебность.

Жизнь советских военнослужащих достаточно тяжелая - по американским стандартам. Солдаты покидают казарму либо по служебной необходимости, либо когда их в выходной день группой ведут в парк, музей или мемориал. Из других развлечений – радио ГСВГ «Волга», стерильная (sterile - именно это слово употребляется в отчете) русская пресса, иногда – скучные фильмы. Очень распространена рыбалка. На любом водоеме вблизи расположения советских воинских частей постоянно можно наткнуться на рыбаков, в летние месяцы – даже в 3 часа ночи.
Реакция у советских солдат и младших офицеров медленная – по сравнению с немцами. Они предпочитают не сделать ничего, чем сделать что то неправильно, боятся совершить ошибку.
Очень высокое соотношение количества офицеров к количеству солдат. По наблюдениям американских разведчиков, советский офицер часто используются в качестве старшего машины. Также, много офицеров задействуется при задержании разведывательных экипажей миссии.

При контактах с советскими военнослужащими всегда выгодно брать инициативу в свои руки. Например, если машина миссии застряла в запретной зоне, то при появлении советских солдат, рекомендуется первыми подойти к ни и попросить помощи, демонстрируя при этом уверенность в своем полном праве находиться в данном месте. Как указывается в отчете, эта тактика не раз помогала сотрудникам миссии избежать задержания. К примеру, однажды экипаж USMLM, следуя за колонной советских танков к полевому лагерю, застрял в танковой колее. Вырваться при помощи лебедки не удалось. Тогда, офицер-разведчик отправил водителя на поиски трактора в местный колхоз, а сам остался у машины. Внезапно он заметил троих танкистов, идущих через лес к тому месту где застряла машина. Осознав, что через минуту русские неизбежно заметят машину, офицер миссии сам подошел к ним и сказал, что ему требуется помощь, указав на застрявшую машину. Советский сержант быстро мобилизовал проходивших мимо 4-х гражданских немцев, тут же вернулся водитель миссии с трактором, и объединенными усилиями машина была вызволена. Офицер поблагодарил танкистов и разведчики убыли восвояси. Судя по всему, солдаты так и не поняли, с кем имели дело. Возможно, они служили в части расположенной в постоянной запретной зоне и не знали ничего о деятельности военных миссий связи.

Замечу, что подобная тактика выручала американцев и позже.
Из отчета USMLM 1978 года:
Тур-офицер, подполковник Беннинг, вел наблюдение с расположенной в лесу вышки за танковым полигоном Пархим, когда советский младший сержант, собиравший в лесу грибы, внезапно вышел из-за деревьев. Бежать было уже поздно. Медленно спускаясь с вышки, Беннинг спросил первое, что пришло на ум – «Почему они не стреляют сегодня»? Растерянный сержант ответил «Так по воскресеньям вообще стрельбы не проводятся». Затем подполковник мило побеседовал с ним о предстоящем дембеле, угостил сержанта американскими сигаретами, в ответ тот поделился грибами. Пожелав друг другу всего наилучшего, вероятные противники мирно разошлись в разные стороны.

Также отмечается большой интерес советских людей к Америке. У задержанных экипажей миссии советские военнослужащие часто расспрашивали про условия жизни в Америке, цены и зарплаты, спрашивали, сколько стоит такой автомобиль в США, может ли позволить себе купить машину простой американский рабочий, и.т.д.

Как правило, первый вопрос при задержании – «Что вы здесь делаете?». Обычные ответы - мы потерялись, сбились с дороги, остановили на привал и встречный вопрос, как проехать к такому то городу и.т.п.
Если советских военнослужащих было несколько, то один из них отправлялся к начальству за указаниями, если же был только один, то американцам часто удавалось разойтись с ним миром и избежать задержания.

Советский солдат много, тяжело и старательно работает. Он доводит до совершенства свои боевые навыки путем постоянной практики. Особенно это заметно на примере постоянных учений по наведению понтонных мостов и форсирования рек по дну танками, в ходе которых экипажи доводят свои действия до полного автоматизма.. Тем не менее, если солдат попадает в ситуацию или условия, к которым он не готов, то возникают проблемы.
Офицеры плохо ориентируются на местности. Часто можно видеть стоящую советскую автоколонну и группу офицеров с растерянными лицами рассматривающих карту и указывающих руками в разные стороны.
Солдаты в группе, особенно если рядом присутствуют офицеры, неразговорчивы, часто отказываются даже назвать свое имя или сказать который час. С другой стороны, когда он один, например – дорожный регулировщик на посту, временами у него даже можно узнать откуда и куда следует та или иная военная колонна, из какой он части и.т.д.
Отмечается привычность солдат к лишениям – провести день без пищи для них не является большой проблемой. Экипажи USMLM в нескольких случаях замечали советских регулировщиков находившихся бессменно на посту более суток. Голодные, продрогшие и небритые, они не жаловались и не пытались покинуть пост. Впрочем, сэндвичи от американского экипажа принимали охотно.
Рядовым солдатам в отличие от офицеров, не нравится служить в ГДР, вероятно по причине более строгих ограничений, чем на территории СССР.

Сравнивая условия жизни в Германии и дома, он отмечает, что немцы живут заметно лучше. Причем советский солдат не получает денежное довольствие немецкими деньгами и не имеет возможности легально обменять свои рубли на марки. Поэтому если он хочет что то купить в ГДР, он либо вынужден нелегально менять рубли по невыгодному курсу, либо же торговать казенным бензином на черном рынке. По этой причине, советские солдаты редко что то покупают у немцев.
Вообще, внеслужебные отношения между гражданами ГДР и советскими солдатами – большая редкость. Только сержантов-сверхсрочников, офицеров и членов их семей можно часто видеть в немецких городах – особенно в начале месяца. Эти категории военнослужащих часть зарплаты получают в местной валюте. По Германии они передвигаются на служебном транспорте, на мотоциклах, велосипедах или пешком. Собственных машин у офицеров нет. Отмечается использование советскими офицерами служебного транспорта (в.т.ч. и грузовиков) для частных поездок с семьями.

Советские комендатуры располагаются почти в каждом немецком городе. Как правило, во главе ее подполковник, которому помогают не менее 3-х офицеров и 5 рядовых. Комендатура работает 24 часа в сутки. Как правило, коменданты вежливые, деловитые, но твердые. По отношению к задержанным сотрудникам миссии почти всегда ведут себя корректно. В нескольких случая помогали американским экипажам, обратившимся к ним за помощью, устроится на ночлег в немецкую гостиницу.


Июль-сентябрь.
В летние месяцы активность ГСВГ и ННА возросла, хоть и не достигла ожидаемого уровня. Крупномасштабные учения, в.т.ч. с участием сил Варшавского договора, не проводились. Тем не менее, все полигоны были заняты войсками, наблюдалось большое количество новых танков, БТР, радиоэлектронного оборудования. Многие советские комендатуры закрывались или объединялись с другими.

а) Июль
Значительно возросла наземная и воздушная активность. Увеличившееся число Т-62, БТР-60П, гаубиц Д-30 наблюдалось на советских полигонах. Возле польской границы в TRA 8 прошло совместное учение ГСВГ и ННА. Некоторые советские авиачасти получили новые истребители Fishbed D (МиГ-21)
Также в этом месяце офицеры USMLM стали свидетелями большого успеха советских понтонеров. Вот как это было:

В 11.50 16 июля 1964 разведывательный экипаж миссии пересекал Эльбу по автомобильному мосту в районе Дрездена, когда командир экипажа заметил что в 500 м ниже по течению реки проводятся учения по наведению переправы. 6 катеров курсировали по реке, а со стороны Юбигау к ней подходила автоколонна понтонеров. Машина ВМС свернула с автобана и двинулась вдоль берега к месту предполагаемой переправы. Проехав около километра, они поняли что оставаясь в машине не смогут занять хорошую точку для наблюдения. Тогда было принято решение оставить машину и пойти пешком, взяв с собой бинокли и фотоаппаратуру. Три офицера-разведчика (двое из которых совершали свой первый, ознакомительный тур) двинулись к самому берегу, где не было препятствий для наблюдения и фотографирования. Пока они подходили, советская колонна с понтонным парком ПМП уже прибыла к месту наведения переправы. В этот момент разведчики заметили, что через луг к ним несется советский Газ-69. Бежать к своей машине было уже поздно, поэтому один из офицеров побежал навстречу приближающейся машине, а двое других кинулись прятать камеры, бинокли и объективы в кустах на берегу. Советские офицеры (один из которых вероятно был командиром понтонно-мостового батальона) подошли к экипажу миссии, как раз когда колонна ПМП остановилась на противоположном берегу. Они были весьма раздражены и стали спрашивать американцев о причинах их присутствия в данном месте и о местонахождении машины миссии. Во время этой беседы, 17 КРАЗов с понтонными звеньями совершили правый разворот, сдали назад к урезу воды и почти одновременно сбросили понтоны на воду. Тут же 3 американских и один советский офицер посмотрели на свои часы. Было 12.10. Продолжая более-менее вежливую беседу, экипаж наблюдал как в 12.11 к понтонам двинулись 6 катеров БМК-90. В 12.13 понтонные звенья были соединены между собой и катера стали разворачивать понтонную ленту поперек течения реки. В 12.14 мост, удерживаемый на месте катерами, соединил берега реки. Ровно в 12.15 (как все присутствующие засекли на часах) Краз-214 пересек реку по этому мосту. 100-метровый мост был наведен за 5 минут, причем советский подполковник-сапер был не слишком изумлен этим результатом. Но, когда восхищенные американцы стали поздравлять советских офицеров с отличной работой, те были явно польщены.Тем не менее, проследовать в Дрезденскую комендатуру экипажу все же пришлось. После того как их отпустили, разведчики немедленно вернулись на то место, где их задержали и долго разыскивали в темноте спрятанные камеры и бинокли. В конце концов, поиски увенчались успехом. На следующий день, пересекая Эльбу по тому же мосту, они снова увидели учения понтонеров. На этот раз было решено осуществлять наблюдение, остановившись на мосту. Наблюдение продолжалось до того момента, пока на мост не прибыл советский джип-амфибия (видимо МАВ) и разведчикам пришлось ретироваться.

http://sa.uploads.ru/ojNFv.jpg

Понтонное звено парка ПМП (взято с saper.etel.ru)


Август.
Учения ГСВГ и ННА продолжались, в том числе и совместные, но крупномасштабных маневров не было. В Нойштрелице замечен батальон новых танков Т-62.

в) Сентябрь. Новая 7-дневная временная запретная зона и армейские учения, завершающие летний учебный период. Наблюдаются прибытие поездов с молодым пополнением из Союза.

Замечено, что истребители Fishbed D имеют тормозные парашюты. Продолжается передислокация советской авиации на вспомогательные и полевые аэродромы.

1.7.3.4 Октябрь-декабрь
Ожидавшиеся крупномасштабные осенние маневры ГСВГ так и не состоялись, что вызвало разочарование разведчиков USMLM. Некоторым утешением для них послужили добытые в этом квартале учебный выстрел РПГ-7 и противотанковая мина ТМ-46.
а) Октябрь. Последняя в этом году временная запретная зона служила прикрытием для армейских учений в районе Летцингер-Хейде и Альтенграбов. Большая часть войск ННА занималась уборкой урожая. На октябрьском параде в Берлине были продемонстрированы ракетные комплексы SCUD-A и FROG-4, поступившие на вооружение армии ГДР. Замечено строительство аэродрома в районе Яннерсдорф.

Усилилась активность шоферских учебных центров ГСВГ.
Некоторые советские части копают картошку, вероятно для собственных нужд.
Рано утром, 26 октября разведывательный экипаж миссии проник на один из полигонов, регулярно используемый ГСВГ. Свежие следы гусениц показывали наличие советских частей. Двигаясь по проселку вдоль стрельбища, офицер-разведчик заметил на земле разрушенную инертную головную часть учебного выстрела РПГ-7 (Blunderbuss).
В тот же момент водитель заметил группу советских солдат на стрельбище. Тем не менее, экипаж смог сделать остановку, достаточную для того чтобы офицер успел подобрать инертную гранату и несколько других частей, пока не появился советский легкий грузовик, который преследовал машину миссии до выезда из полигона. Затем, на проселке разведчикам удалось оторваться от преследования. Неделю спустя офицеру миссии удалось собрать еще несколько частей выстрела на этом полигоне. Анализ добытого выстрела показал, что дальность огня нового советского гранатомета увеличилась примерно до 400 м, что значительно больше чем у старого РПГ-2 – до 180 м.

б)Ноябрь. Замена уволенных в запас молодым пополнением достигла пика. Деятельность войск сконцентрировалась на обучении основам вождения, связи, огневой подготовке. Тренировке проходили как правило в местах постоянной дислокации.

в) Декабрь. Продолжалось обучение молодого пополнения. Много учений водителей, на полигоны вышли саперы и связисты. Как раз наблюдая за учением саперов на полигоне разведгруппа миссии сумела добыть противотанковую мину ТМ-46.
Утром 9 декабря экипаж ВМС нанес оперативный визит на советский полигон инженерных войск южнее Науэна. Для водителя это был первый разведвыезд. Сначала разведчики увидели как советские саперы строят переправу через канал. Первый наблюдательный пункт им пришлось покинуть, заметив приближающийся Газ-69. Заняв другой НП, они начали фотосъемку учений. В это время советские военнослужащие, ехавшие в грузовике по шоссе заметили машину миссии и свернув с дороги блокировали своей машиной проезд в проволочном ограждении полигона. Американская машина укрылась за большим стогом сена, а советским бойцам явно не хватило терпения. Оставив свою выгодную позицию, грузовик направился к этому стогу, в то время как американцы объехав стог с другой стороны, выскочили в открывшийся проезд.

Следуя дальше, американский экипаж заметил в поле группу солдат и остановился для наблюдения в тени дерева. 2 отделения советских саперов, занимались установкой противотанкового и противопехотного минных полей.

Американцы успели посчитать количество минеров, интервал между ними, количество мин которые они несли, как и где саперы их устанавливали, сделали фотография учения и только после того советский офицер руководивший учениями заметил непрошенных гостей и разведчикам пришлось уехать.

В тот же день экипаж миссии вернулся обратно, уже с более опытным водителем. Единственный въезд на полигон минеров выглядел неохраняемым, и солдат там видно не было. Машина миссии свернула с шоссе и подъехала к минному полю. Офицер-разведчик хотел лично проверить это поле, замерить расстояния между минами, их заглубление. Но перед этим они решили проверить возможного отхода, так как въезд, через который они попали на полигон, мог быть легко блокирован. Машина двинулась вдоль лесополосы в поисках проезда, но все проходы между деревьями были блокированы инженерными заграждениями.
Так же разведчики заметили и уже знакомых саперов, которые занимались строевой подготовкой рядом со своим палаточным лагерем. Все же старший экипажа рискнул сделать остановку, чтобы ознакомиться с минным полем. Когда машина подъезжала к полю, офицер заметил большой ящик стоявший у дерева. Выскочив из машины, он открыл ящик, в котором оказалось полтора десятка противотанковых мин. Схватив одну из них, офицер завернул мину в одеяло и уложил в багажник машины, после чего разведгруппа быстро скрылась с полигона. Но на следующее утро тур-офицер опять вернулся на это место и наблюдал как около 40 советских солдат с щупами ищут мины, установленные днем ранее.
После осмотра добычи разведчиков выяснилось, что это новая, ранее не встречавшаяся модификация противотанковой мины ТМ-46.
Весила она 8.5 кг, корпус окрашен в защитный цвет, снаряжена учебным взрывателем. От старой она отличалась наличием дополнительного резьбового гнезда на дне для установки взрывателя неизвлекаемости (судя по описанию, это мина ТМН-46).
Инциденты и задержания.

Как я уже писал, в 1964 году сотрудники миссии 8 раз попадали в дорожные инциденты и 32 раза задерживались советскими и ГДРовскими властями.

Стандартный сценарий задержания – машина миссии каким-либо образом блокируется, дожидаются прибытия по вызову офицера комендатуры, которому задержанный экипаж сдает свои пропуска. Потом сотрудники миссии отправлялись в комендатуру, где проводилось расследование, и составлялся акт о нарушении границ запретной зоны или о незаконной деятельности (наблюдение или фотографирование военных объектов) или на худой конец о нарушении ПДД. Согласно действовавшей инструкции офицеры ВМС всегда отказывались подписывать подобные акты, вне зависимости от соответствия действительности указанным в акте обвинениям. Иногда в комендатуре требовали засветить пленку в фотоаппарате. В таких случаях дело могло затянуться надолго – если офицер-разведчик не успел до прибытия в комендатуру поменять в фотоаппарате пленку со снимками на пустую. Если же успел – спокойно засвечивал. В целом, сколько продлится задержание было предсказать трудно – от пары десятков минут (когда получалось разобраться без вызова комендатуры) до нескольких десятков часов.
Блокирование в основном осуществлялось при бронетехники или грузовиков. Оружие применялось редко, но все же случалось и такое. К примеру в 1962 ГДРовскими пограничниками был ранен водитель британской миссии, в 1973 обстреляна машина американцев – пуля прошла через носок ботинка сержанта-водителя, чудом не зацепив ногу. Были инциденты со стрельбой и в 1964:

1) 2 апреля экипаж миссии в составе майора Шимчука и специалиста Уэнделла, подъезжая к советской в/ч в г.Бранд, увидел советского часового. Быстро развернулись и поехали обратно, тем не менее часовой дал очередь примерно на 10 патронов. Попаданий в машину не было.
2) 25 сентября, Форст Глюкбург. Экипаж в составе подполковника Кэллахана, капитана Фаррара и специалиста Шульте проезжал по проселку мимо бункера из которого выскочили четверо советских солдат и бросились к машине. Когда водитель выполнял разворот, часовой произвел два предупредительных выстрела. Машина остановилась, но была отпущена через 30 минут советским сержантом.

1.7 Оценка деятельности ГСВГ и ННА ГДР офицерами USMLM по результатам разведвыездов.

1.7.1 ГСВГ.
а) Общая оценка.
В течение года ГСВГ продолжала оставаться в состоянии боевой готовности что обеспечивалось как соответствующей учебной программой, так и модернизацией вооружений, оборудования и оргструктур. Учебный цикл прогрессировал постепенно, от тренировок небольших подразделений до учений дивизионного масштаба. Крупномасштабные весенние учения ГСВГ были внезапно прерваны после сбития американского RB-66. Продолжалось обновление колесной техники, в конце года были проведены двухмесячные учения водителей. В целом сценарий учений ГСВГ выглядел шаблонно.
б) Сухопутные войска.
Так же как и в предыдущие несколько лет при подготовке войск особое внимание уделяется вопросам мобильности, с акцентом на форсирование рек. Некоторые новые образцы техники, такие как «scissor bridge» (видимо ТММ - Тяжелый механизированный мост) поступили в ограниченных количествах, вероятно для полевых испытаний.
Новые образцы вооружения, такие как танк Т-62 (минимум в 3-х танковых дивизиях ГСВГ отмечено появление батальонов этих танков), 122мм гаубица M1963 (очевидно Д-30), противотанковый гранатомет Blunderbuss (РПГ-7), которые уже ранее отмечались, появились в больших количествах. Впервые отмечено появление РСЗО БМ-21. В ракетных частях появились метеолокаторы End tray.
в) ВВС.
В течение 1964 г. 24-я воздушная армия продолжала модернизировать свое оборудование и увеличила оперативную эффективность. Общее количество самолетов несколько снизилось – с 1179 до 1047. Количество истребителей Fishbed C/D/E (МиГ-21) увеличилось со 105 до 126, количество легких бомбардировщиков Brewer (Як-28) и учебных Maestro (Як-28у) увеличилось с 28 до 71, а число устаревших бомбардировщиков Beagle (Ил-28) уменьшилось со 153 до 8. Отмечено появление новой модификации бомбардировщика Як-28 – Brewer B (Як-28Л).
В приложении Н дается точное число самолетов различных типов на аэродромах базирования.
Всего, по данным, добытым западными миссиями связи, в составе 24-й ВА было:
МиГ-21 Fishbed – 228; Су-7 Fitter – 126; МиГ-21У Mongol – 1; Як-25 Flashlight - 12; МиГ-19 Farmer – 72; МиГ-17 Fresco – 116; МиГ-15 Fagot – 28; Ил-28 Beagle – 87; Як-28 Brewer – 54; Як-28У Maestro – 17; МиГ-15 УТИ Midget – 8; Ли-2 Cab – 19; Ан-8 Camp - 34; Ил-14 Crate – 14; Як-12 Creek – 33; Ми-1 Hare – 96; Ми-4 Hound – 67; Ми-6 Hook – 17; Як-25РВ Mandrake – 6; Як-27Р Mangrove -12.

г) ВМФ.
В течение 1964 военно-морские силы СССР на территории ГДР регулярно наблюдались в порту Зассниц – один или несколько охотников за подлодками. Подтверждается, что небольшая часть охраны водного района КБФ базируется в этом порту на постоянной основе.
ННА ГДР.

а) Общая оценка.
В 1964 Вооруженные силы ГДР постепенно улучшались и становились хорошо обученной и оснащенной армией. Политическая надежность ВС оставалась под вопросом. Тем не менее советская сторона передала ГДР значительное количество нового вооружения, кроме того было проведено несколько совместных учений ГСВГ и ННА.

б) Сухопутные войска.

ННА ГДР получила тактические ракетные комплексы FROG (Луна) и оперативно-тактические ракетные комплексы SCUD (Эльбрус). ПТУРы и радары наведения Fan Song “E” для ЗРК С-75 замечались в больших количествах. В целом части ННА оснащались новейшим советским вооружением и оборудованием.

в) ВВС.
Общее количество самолетов ВВС ГДР снизилось – с 503 до 478. Добавились две новых эскадрильи истребителей Fishbed C/E (МиГ-21) и эскадрилья учебно-тренировочных L-29 чехословацкого производства. Всего в составе ВВС насчитывалось: Ил-28 Beagle – 6; Ан-2 Colt – 15; Ил-18 Coot – 2; Ил-14 Crate – 23; Як-12 Creek – 8; МиГ-15 Fagot – 37; МиГ-19 Farmer – 24; МиГ-21 Fishbed – 60; ; МиГ-17 Fresco – 222; Ми-1 Hare – 24; Ми-4 Hound – 44; L-29 Maya – 13.

г) ВМФ.
В течение 1964 наблюдение за военно-морскими силами ГДР велось только в порту Зассниц. Флотилия торпедных катеров, появившаяся здесь в 1963, была передислоцирована из Зассница. Ее там сменил дивизион из 4- сторожевиков проекта 50 (по классификации НАТО- Riga).

1.7.3 Хронология наиболее заметной оперативной активности.

1.7.3.1 Январь-март.
Приход зимы разведывательные экипажи USMLM встретили со смешанными чувствами. Передвижение по дорогам затруднено из-за льда и снега, уменьшилось светлое время суток, удобное для наблюдения, на деревьях нет листвы – природного камуфляжа для наблюдательных пунктов. Зато замерзшая почва на полях дает возможность совершать объезды запретных знаков вне дорог. Также проще было наблюдать и фотографировать объекты из-за отсутствия листвы на деревьях. Советские контрразведывательные мероприятия в этот период свелись к изданию новых карт постоянных и временных запретных зон. Также возросло число случаев агрессивного поведения немецкой наружки. Все миссии связи получили таблички с автомобильными номерами нового образца – гораздо более заметные. Требования советского командования убрать шторки с задних стекол машин миссии были отвергнуты (очевидно, шторки затрудняли работу экипажей наружки по документированию незаконных действий разведчиков).
На эффективность работы USMLM в этот период серьезно повлияли два ЧП со сбитыми американскими самолетами. Британская французская миссия работали в обычном режиме.

а) Январь.
Высокая активность советских водительских учебных центров. На дорогах множество автоколонн с курсантами-шоферами. Значительно пополнилась база данных миссии по советским автомобильным номерам. Советские инженерные части проводили интенсивные учения по организации переправ и строительству мостов на Эльбе. ННА создала временную запретную зону, чтобы скрыть от наблюдения учения 3-х дивизий в 3-м военном округе. Впервые отмечено появление в зоне наблюдения бомбардировщиков Як-28 Brewer и учебных машин L-29. ПТУР на шасси Газ-69, инженерное минно-заградительное оборудование, новая техника ракетных войск, новые мостоукладчики на автомобильном шасси, Т-62 и гаубицы Д-30 появлялись во все возрастающем количестве.

б) Февраль.
В середине месяца советское командование создало новую постоянную запретную зону, которая закрыла от наблюдения ряд интересных мест. В начале месяца экипажи миссии успели последний раз посетить полигон понтонеров на Эльбе, который был наиболее удачным местом для фотографирования советской инженерной и амфибийной техники и наблюдения за учениями по наведению переправ.
Кроме того, две новых временных запретных зоны ограничили передвижение сотрудников миссии во время дивизионных учений ГСВГ. Продолжались учения по наведению переправ на Северном полигоне (р.Эльба) и на полигоне Эльстер-Галлин. 122 мм гаубицы Д-30 замечены в различных частях СА на юге ГДР.
Новые таблички автомобильных номеров получены всеми ВМС. Отличие от старых – вдвое больший размер цифр и яркий желтый фон таблички.
http://sa.uploads.ru/Eapl2.jpg
Советские коменданты задерживали экипажи миссии на более длительные сроки и требовали убрать шторки с заднего стекла. 25 февраля на Хельмштадтском автобане сделано фото метеолокатора End Tray.
Март.
Лейпцигская весенняя техническая ярмарка всегда была важной целью для разведчиков миссии, и 1964 год не стал исключением. Приложением к финальному 45-ти страничному отчету стали 1171 образцов продукции и печатных изданий, 347 отдельных фото и множество дополнительной информации о промышленности ГДР, полученной в ходе бесед и посещения выставок.

Также в этом месяце начались масштабные учения ГСВГ. Войска нескольких армий выдвигались в запретные зоны, где они сталкивались с командами USMLM, занимавшимися поиском пилотов сбитого RB-66. Через два дня после этого учения были внезапно свернуты, войска вернулись в места постоянной дислокации. Также в марте получено первое фото РПГ-7 Blunderbuss на вооружении войск ГСВГ и получено подтверждение что на вооружении ННА появились тактические ракетные комплексы FROG.

1.7.3.2 Апрель-июнь
Появилась одна новая временная запретная зона. Увеличилось светлое время суток, листва на деревьях обеспечивала лучшую маскировку НП. Хорошая погода увеличила частоту полетов военной авиации. Производились выброски парашютистов, учения по наведению переправ продолжали привлекать большое внимание.

а) Апрель.
Несмотря на более осторожную разведывательную политику (из-за множества задержаний во время поисковых работ) апрель был довольно удачным месяцем в отношении добычи информации. ННА готовилась к первомайскому параду, не прекращая интенсивную боевую подготовку. Некоторые советские части вышли на полигоны. Несколько раз были замечены ПТРК Snapper, Swatter, Baby Carriage, советские понтонеры продолжали учения в районе Эльстер-Галлин.

б) Май.
Месяц был тихим, случаи наблюдения активности были редкими. На первомайском параде были продемонстрированы интересные ПТРК. Разведчики миссии наблюдали выброску парашютистов в районе Лобурга (2 Ан-2 Colt выбросили группы по 7-10 человек). Радар ЗРК С-75 Fan Song E впервые замечен в Рауэне. Найдены много новых строительных площадок, возможно военных объектов.

в) Июнь.
Активность ГСВГ и ННА постепенно увеличивалась. Учения понтонеров становились все более интенсивными, крупномасштабные полевые учения впервые наблюдались в районе постоянной запретной зоны (PRA) Альтенграбов.
Новая артиллерийская часть (130 мм пушки) замечена в Вердере. На авиационных полигонах МиГ-21е выполняли бомбометание, а Су-7 Fitter – ракетные стрельбы. МиГ-21 Fishbed D работали с полевых аэродромов (не имеющих твердого покрытия) – ранее о такой их способности было неизвестно. Продолжались тренировки парашютистов.

100

Американская военная миссия связи в ГДР. Год 1964. ч.2
Согласно отчету, в 1964 USMLM успешно справлялась с поставленными задачами – дипломатическими и разведывательными
Миссия оставалась единственным каналом связи между США и СССР в Восточной Германии и наиболее важным разведывательным органом США в Европе, поскольку только в этой зоне американские военные могли наблюдать, фотографировать и оценивать действия советских войск в полевых условиях.

1. Разведка.
1.1 Обстановка.
Разведывательная деятельность миссии осложнялось тем что примерно треть территории ГДР входила в состав Постоянных Запретных Зон (Permanent Restricted Areas – PRA), кроме того, действовало 10 Временных Запретных Зон (TRA), общая продолжительность запрета - 72 дня. В 1964 году, по сравнению с предыдущим годом общая площадь PRA увеличилась на 150 кв. миль, закрыв от наблюдения полигон советских понтонно-мостовых частей на Эльбе и железнодорожные узлы в районе Берлина, через которые проходил основной трафик советских военных эшелонов из Польши. TRA, как правило закрывали от наблюдения зоны учений советских войск. Кроме этого, применялась такая мера как установка на отдельных дорогах знаков запрета проезда для машин военных миссий связи (Mission Restriction Sign – MRS). В 1964 таких знаков действовало свыше 2500 и число это постоянно росло.



1.2 Общие сведения
Основным методом сбора ценной информации для сотрудников военных миссий являлись так называемые туры – поездки машин миссии по заранее спланированным маршрутам, которые проходили вблизи мест дислокаций советских и ГДРовских в/ч, стрельбищ, полигонов, аэродромов, железнодорожных узлов. В ходе эти поездок офицеры MLM вели наблюдения за учениями советских войск, передвижениями военных автоколонн и железнодорожных эшелонов, полетами авиации, делали снимки новых образцов техники, проникали на территорию полигонов, добывали документацию, новые образцы снаряжения и боеприпасов, пытались вступать в контакты с отдельными советскими военнослужащими (не без успеха).

1.3 Статистика
Всего в 1964 г. сотрудники миссии совершили 441 разведвыезд (тур) по территории ГДР, общей продолжительностью 645 дней (одновременно выезжали несколько экипажей). По сравнению с 1963, эти числа уменьшились на 71 выезд и 121 день соответственно. Причиной такого снижения разведывательной активности стали два серьезнейших ЧП – в 1964 над территорией ГДР дважды сбивались американские самолеты. В обоих случаях USMLM вынуждена была полностью сворачивать обычную деятельность и бросать все силы на поиск мест падения самолетов, выяснение судьбы экипажей и.т.п. Про эти ЧП подробнее напишу позже.
Общий километраж этих туров составил 311613 км (в 1963 -326271 км). В ходе поездок экипажи миссии 8 раз попадали в дорожные инциденты и 32 раза задерживались советскими и ГДРовскими властями. Причем если количество инцидентов снизилось почти вдвое, то число задержаний увеличилось на 12 по сравнению с предыдущим годом. По результатам туров было подготовлено 643 отдельных разведывательных отчета и отпечатано 79862 фотографии, не считая ответов на отдельные информационные запросы.

1.4 Подготовка и выполнение туров.

Подготовка к разведывательному выезду (туру) обычно длилась два дня. Примерно за неделю, офицер получал расписание, в котором значилась зона, в которую планировался выезд, фамилия водителя и время тура. Не менее чем за два дня до отъезда, он получал из оперативной секции список целей на данный тур. Как правило, требовалось сделать описание, определить дислокацию, сфотографировать определенный радар или узел связи; описать и зарисовать сооружения, на каком либо полигоне; посетить места расположения воинских частей – определить тип части, укомплектованность л/с и техникой; или же наблюдение на железнодорожных узлах, описания и фото эшелонов с войсками и техникой. Часто ставились задачи наблюдения за советскими учениями по наведению переправ через реки. Вообще, в отчете американцы высоко оценивали уровень подготовки советских понтонеров и характеристики переправочной техники. Замечу, что единственный известный мне образец советской военной техники, который американцы в 70-х полностью скопировали и приняли на вооружение своей армии – это как раз понтонный парк ПМП (состоял на вооружении СА с 1962).
Также ставились задачи по фотографированию новых образцов военной техники на дорогах, и обследования мусорных свалок в районе мест дислокации советских воинских частей на предмет поиска материалов имеющих разведывательную ценность. Как пишется, в связи с отсутствием туалетной бумаги, в советских частях часто использовались не по назначению страницы из уставов, технических руководств, служебной документации, обрывки карт. Так что резиновые перчатки были необходимым элементом снаряжения американского разведчика . Как они шутили: «Разведка – грязный бизнес».
Могли ставиться задачи по покупке карт, путеводителей, военных и научных изданий, имевшихся в свободной продаже.

Имея список целей, и приняв во внимание длительность светлого времени суток, дистанции между целями, состояние дорог, наличие запретных знаков (MRS), тур-офицер планировал точный маршрут и расписание тура. Он изучал имеющееся досье на каждую цель поездки. В досье входили все описания данного объекта, сделанные экипажами американской британской и французской миссий за последние два года. К нему также прилагались подробные карты и фотографии.
По этим данным офицер делал выводы, что именно нужно посмотреть и что следует ожидать увидеть. Типичный маршрут разведвыезда содержал от 5 до 15 целей, в зависимости от расстояний между ними. Средняя продолжительность поездки – два дня. Также тур-офицер перед выездом должен был освежить свои знания советской и ГДР-овской военной техники и снаряжения, просмотрев соответствующие таблицы, и карту дислокации в/ч в зоне тура.
Кроме этого, он должен был определиться со списком необходимого снаряжения.
Обычно брали пару обычных биноклей, фотоаппараты, иногда – 30-ти кратный телескоп, приборы ночного видения, мощные фонари для наблюдения и снимков в ночное время, контейнеры для сбора образцов ГСМ, диктофон – для описаний длинных колонн техники. Также брали блокноты и карандаши, ножницы для резки проволоки, перчатки, карманные фонарики, компас, фотопленку, карты местности. На картах наносились только границы постоянных и временных запретных зон. Нанесение на них запланированного маршрута, целей, дислокации воинских частей – категорически запрещалось, все это офицер должен был держать в памяти.
Когда погода была хорошей, и требовались фото с больших расстояний, то брали мощные телевики к фотоаппаратам. Чего не брали в поездки никогда – это оружие и секретные документы.


Экипаж тура – у американцев, как правило, два человека (тур-офицер и водитель). Офицер, как правило, в звании майор или подполковник, водитель – сержант. Иногда в экипаже могло быть еще один-два офицера – стажеры, недавно прибывшие в миссию. У англичан обычный экипаж состоял из 3-х человек.

Когда тур-офицер был готов к выезду, он оставлял копию подробного маршрута оперативному офицеру и сообщал своему водителю время выезда. Выезжал он сам, из Берлинской резиденции, а водителя подбирал в Потсдаме.
Поездки редко были похожи одна на другую при планировании маршрута и расписания старались избегать шаблона.
Например, практиковались выезды не только с утра, но и с наступлением темноты. Это делалось для наблюдения за ночными маршами советских частей, либо для того чтобы у цели с рассветом. Иногда планы приходилось корректировать на ходу – ехали, чтобы прибыть на точку с рассветом, но ночью наткнулись на колонны военной техники, заполонившие все дороги. Тогда сворачивали с дороги, выбирали удобный наблюдательный пункт и старались составить по возможности наиболее полное описание колонны – количество машин, их типы, регистрационные номера и.т.д. Если уже удавалось выйти к объекту с рассветом, то сначала старались сделать панорамные снимки цели, незаметно исследовать мусорную свалку у объекта. Вообще для наблюдения и фотографирования стались максимально использовать светлое время суток, так как ночные фото делать сложнее и качество хуже. Соответственно, когда миссионеров задерживали, их оставляли до наступления темноты.

Перемещаясь от цели к цели, экипажи миссии часто наблюдали советских дорожных регулировщиков на перекрестках. Это был признак того, что в этом месте или недавно прошла и ли скоро пройдет военная колонна. Изучив карту и двигаясь по концентрическим окружностям, экипаж находил другие посты регулировщиков и определял маршрут колонны. Затем либо садился ей на хвост, либо занимал удобный НП и терпеливо ждал ее прохождения.

Каждый экипаж в каждой поездке рано или поздно натыкался на MRS. Иногда меняли маршрут, чтобы не лезть в закрытую зону, а иногда наоборот – помня, что у них нет сведения о дислокации каких либо военных объектов в данном районе, начинали тщательно прочесывать закрытый район, пытаясь узнать, что же там интересного появилось . Тем не менее, больше минимально необходимого времени в запретных районах старались не задерживаться. Ездить приходилось как по автобанам построенным еще при Гитлере (их было особенно много на юге ГДР) так и по проселкам, а то и по лесным тропам.












Некоторые задания тура могли быть достаточно простыми – узнать прекратила ли работу местная комендатура или сфотографировать ГДР-овскую гражданскую радиовышку. Тем не менее, в ходе выполнения каждого из этих заданий экипаж мог наткнуться на непредвиденный объект представляющий разведывательный интерес. И водитель и офицер –разведчик постоянно высматривали что-нибудь необычное. Неожиданный силуэт машины, антенна, мелькнувшая среди деревьев, следы гусениц на дороге – все было поводом для проверки данного места.

Обычно, в полдень экипаж делал остановку на обед. Чтобы совместить приятное с полезным, место для пикника выбирали с таким расчетом, чтобы с него открывался хороший вид на авто или железнодорожную магистраль, или же на советский полигон, на котором в данный момент шли учения. Наблюдению за движением по железным дорогам вообще уделялось много времени – и не без пользы.

Ночью сотрудники миссии могли осуществлять наблюдение за важной железной или автодорогой, либо наблюдать за ночными учениями на полигоне, либо курсировать по району в поисках интересных военных колонн - наиболее секретную технику (радары, ракетные установки) часто перевозили по ночам.
Все же чаще экипажи ночевали в отелях и продолжали поездку на следующий день. Машину вместе со всем снаряжением, запертым в багажник, оставляли на охраняемой стоянке. Тур-офицер забирал с собой только фотопленку со снимками и блокноты. Часто во время таких остановок офицеры посещали книжные магазины, для покупки карт, книг, местной прессы. На базу в Потсдам машина обычно прибывала к вечеру второго дня. Тур-офицер докладывал о прибытии по телефону в берлинскую штаб-квартиру, затем ехал туда и садился писать краткий рапорт о поездке. Написав, он отдавал пленки на проявку, сдавал снаряжение и запирал блокноты с записями в сейф. После этого он мог идти домой отсыпаться, чтобы на следующий день, вернувшись на службу писать уже полный отчет. На обработку и анализ собранного материала, сверку с данными предыдущих поездок и составление отчета уходило до двух дней. Отчет сдавался в оперативную секцию для проверки и редактирования. После этого тур-офицер начинал готовиться к следующей поездке.

1.5 Противодействие спецслужб ГДР.
В 1964 американцы 58 раз отмечали ведение наружного наблюдения за машинами миссии. Рекорд - в мае, 12 раз. По сравнению с предыдущим годом число заметно уменьшилось ( в 1963 было 82 случая). Но при этом отмечается, что когда наружка вела себя деликатно, ненавязчиво (discreet surveillance) – то такие случаи могли в отчеты не попасть. Отмечалось агрессивное поведение экипажей наружки (harassment surveillance) в случаях, когда сотрудники миссии пытались вести наблюдение за учениями немецкой армии. Наблюдение велось как машинами с экипажами в полицейской форме, так и с экипажами в штатском.



В некоторых случаях наблюдение велось командой из нескольких экипажей – один на Мерседесе или БМВ плюс 3-6 седанов ГДР-овского производства. Случалось, когда такие команды пытались блокировать машину миссии или даже сбросить ее с дороги. Как пишется в отчете, мастерство водителей MLM и выдающиеся характеристики американской техники позволяли отрываться от хвоста, как на шоссе, так и на проселках и пересеченной местности. Причем от Мерседесов и БМВ легче всего удавалось отрываться как раз на проселках – видимо, экипажи наружки старались беречь дорогую импортную машину .
В целом, по мнению авторов отчета, наружное наблюдение не создавало серьезных препятствий для деятельности миссии.



--------------------------------------------------------------------------------

Американская военная миссия связи в ГДР. Год 1964. ч.3
Итак, как обещал – два ЧП которые сильно повлияли на деятельность USMLM в 1964.

1. Т-39 сбитый под Эрфуртом.
28 января 1964 в 14.10 невооруженный учебно-тренировочный самолет ВВС США T-39 Sabreliner взлетел с авиабазы Висбаден (ФРГ) для выполнения рутинного 3-х часового тренировочного полета. ( Collapse )

На борту был экипаж из 3-х человек - пилот-инструктор капитан Джон Лоррэйн и обучаемые подполковник Джеральд Ханнафорд и капитан Дональд Миллард. Все шло без неожиданностей, пока на 47-й минуте полета американские радары ПВО засекли приближающийся к границе с ГДР со скоростью 800 км/ч самолет. Все попытки связаться с Т-39 результата не дали. Через 5 минут после пересечения им границы операторы радаров увидели две приближающиеся отметки советских истребителей. В течение еще 11 минут операторы наблюдали, как все три отметки двигались на восток, затем истребители повернули на запад, а 3-я отметка исчезала с экрана. В 15.14 Т-39 был сбит и упал в 20 км к северу от г. Эрфурт (ГДР).

В 17.00 шеф USMLM получил предварительный приказ привести миссию в готовность к поисково-спасательной операции. Через 40 минут был получен приказ о начале поиска пропавшего самолета и в 18.00 первая поисковая команда миссии составленная из офицеров армии и ВВС, свободно говоривших на русском и немецком языках, выехала из Берлина в Эрфурт. В 19.15 шеф миссии встретился с начальником отдела внешних сношений (SERB) штаба ГСВГ и сообщил ему о сбитом над ГДР американском самолете, о выехавшей на место падения поисковой группе и потребовал помощи в соответствии с соглашением Хюбнера-Малинина. Ответ был ожидаемым – отдел внешних сношений доложит командованию ГСВГ и уведомит USMLM как только что-то станет известно. В 20.00 когда из Потсдама выезжала уже вторая поисковая команда, первая добралась до района крушения, преодолев по обледенелым дорогам 190 миль (300 км) за 2 часа. Точного места они не знали, только примерные координаты – 20 км севернее Эрфурта. Там, не месте, им помог какой то гражданский немец, указав что лучшая дорога к месту крушения будет через Фогельсберг. В Фогельсберге местные указали им дорогу непосредственно к месту крушения и сказали что экипаж погиб. Оказавшись на месте, команда оставила машину и стала подниматься по обледеневшему склону холма к месту крушения. Далеко пройти не удалось, так как их блокировала полицейские ГДР. На вершине холма они увидели советских военнослужащих и услышали звон металла. Когда один из офицеров ВМС позвал русских на помощь, группа солдат быстро скатилась вниз по склону. Во главе их был старший лейтенант, который заявил, что офицеры миссии не могут пройти к месту крушения. Он не сказал ничего о судьбе экипажа самолета, заявив только что команда ВМС сможет посетить место крушения на следующий день. Видя, что дальнейший разговор бесполезен, один из офицеров USMLM попытался пробиться к месту крушения силой. Старлей оттолкнул его назад и пригрозил применить оружие. Затем он посоветовал обратиться за разрешением к коменданту. Когда экипаж вернувшись в машину, выезжал из района падения, они увидели немецких солдат устанавливающих запретный знак (MRS). Дорога была блокирована полицейским грузовиком, но из района американцев выпустили. В Эрфурте один из офицеров поисковой команды пошел докладывать в Потсдам по телефону, другой отправился к советскому коменданту. На просьбу пропустить команду миссии к месту падения комендант ответил, что никакой самолет в окрестностях Эрфурта не падал, а пустить американцев в указанный район он не может, так как тот объявлен временной запретной зоной в связи с учениями. Также он заявил что запрет действует с 18.00 на неопределенный период. Экипаж отправился в гостиницу Erfurter Hof для встречи с второй поисковой командой (той что выехала в 20.00). Обе команды получили указание шефа USMLM не обращать внимание на запретные знаки и продолжать попытки добраться до места падения.

В 23.25 шеф миссии снова посетил SERB с просьбой о предоставлении помощи и информации. В отделе присутствовал только переводчик, который пообещал передать просьбу начальству.

Ранним утром 29 января обе команды выехали из Эрфурта к месту падения самолета. Первый экипаж пытался добраться до точки с востока, второй – с западного направления. Команда с востока сумела оторваться от машин наружного наблюдения после 3-х мильной гонки с выключенными огнями по пересеченной местности и прибыла в точку, с которой место падения хорошо наблюдалось в лунном свете. В течение 4-х часов до рассвета, американцы засекли 12 советских машин посетивших место крушения и советских солдат, продолжавших работы на вершине холма (очевидно, извлекали из обломков ценные детали).

Вторая команда, следуя вдоль полевого телефонного кабеля, сумела приблизиться на расстояние до 200 м от самолета, после чего была обнаружена и вынуждена отойти. Днем они повторили попытку, приблизившись на 75 м, и остановились, наткнувшись на полтора десятка вооруженных советских солдат. Подполковник Фэйр, возглавлявший команду, вышел из машины и потребовал пропустить его к месту крушения именем командующего армии США в Европе (by name CINC USAREUR). На это он получил ответ советского полковника, что никакого падения самолета не было, а тут проводятся учения. Также полковник предупредил, что машины ВМС не имеют права передвигаться по проселкам и тропам в этой районе. Фэйр продолжал настаивать на своем требовании. В итоге, вся команда отправилась под конвоем в Эрфуртскую комендатуру. Третья поисковая команда (выехавшая из Берлина после полуночи) успешно ушла от наружки и проникла на расстояние 150 м от места крушения, пока не наткнулась на 4-х советских военнослужащих. Опять офицер USMLM потребовал пропустить их к месту падения, и опять все закончилось тем же – команда под конвоем отправилась в комендатуру.

Единственная поисковая команда, оставшаяся на свободе, продолжила наблюдать за местом крушения до самого заката, сфотографировав 2 советские штабные машины, 2 кареты скорой помощи, грузовик, две машины с кунгами, и до 100 солдат. Затем они сумели успешно уйти с места происшествия с доказательствами, что крушение самолета таки было, и доставить их в Берлин. Задержанные команды оставались в комендатуре до 14.00. Затем, вернувшись в гостиницу и позвонив в Потсдам, они получили приказ оставить в Эрфурте одну сводную команду, а остальным вернуться в Берлин для доклада.

Тем временем, в полдень 29 января полковник Сковронек передал в SERB письмо командующего армией США в Европе генерала Фримена на имя командующего ГСВГ генерала Якубовского. Письмо содержало описание сбитого самолета, детали инцидента и просьба срочно расследовать судьбу экипажа и оказать помощь американской миссии в соответствии с соглашением Хюбнера-Малинина. К середине следующего дня удалось договориться, что обломки самолета и тела экипажа будут переданы американской стороне, и шеф USMLM немедленно выехал к месту крушения. На закате с авиабазы Темпельхоф в Западном Берлине отправился американский конвой из эвакуационных машин и карет скорой помощи. Полковник Сковронек прибыл на место уже в сумерках и осмотрел обломки самолета и обугленные тела экипажа. Хотя было похоже, что часть электронного оборудования исчезла, все же большая часть обгоревших обломков была на месте. Шеф SERB подготовил акт опознания и передачи, который подписали обе стороны. Американский конвой добрался к цели в 2.00 31 января и останки экипажа были погружены в машины скорой помощи. После прибытия в Берлин тела были доставлены на аэродром Темпельхоф, погружены на борт С-130 ВВС США и отправлены в Висбаден. Оставшийся персонал конвоя занялся погрузкой обломков, но в темноте на обледеневшем холме, больших успехов не достиг. Работы продолжились днем и к ним подключились советские солдаты. Как пишется в отчете, они оказали весьма существенную помощь в поиске и погрузке обломков самолета. К 21.00 конвой с обломками отбыл в Берлин, где оказался к 9.00 1 февраля. Вскоре после этого, экипажи USMLM вернулись к месту крушения и опросили местных жителей. В результате пришли к выводу, что Т-39 был сбит советскими перехватчиками. Начштаба ГСВГ отправил письмо НШ USAREUR, в котором выразил свое удовлетворение работой USMLM при исследовании места происшествия и эвакуации обломков.
Ныне на месте падения построен небольшой мемориал:

101

Американская военная миссия связи в ГДР. Год 1964. ч.4
10 марта 1964 самолет-разведчик RB-66B из 10 тактического разведывательного авиакрыла вылетел с авиабазы Тул Розье (Toul-Rosieres), Франция для проведения тренировочного полета. На борту был экипаж из 3-х человек - пилот капитан Дэвид Холланд, штурман капитан Мелвин Кесслер и штурман лейтенант Гарольд Уэлш. Капитан Кесслер, один из наиболее опытных штурманов авиакрыла, проводил проверку квалификации штурмана Уэлша. Задачей экипажа было провести фотосъемку нескольких мостов на северо-западе ФРГ.

Около 15.00 Холланд вышел на связь с наземной станцией и доложил, что находится в заданном районе - Нордхольц, ФРГ. На самом же деле он находился в 135 милях от указанной точки, углубившись в воздушное пространство ГДР на 70 км, в районе Берлинского международного воздушного коридора. Самолет начал снижаться для выполнения учебного задания и в этот момент экипаж почувствовал попадание ракеты «воздух-воздух», выпущенной советскими истребителем-перехватчиком. Все трое успешно катапультировались и приземлились в сосновом лесу в районе города Гарделеген, к северо-востоку от Хелмштадта, где и были задержаны.



В 17.00 USMLM была приведена в готовность. Через 45 минут была получена информация, что самолет RB-66 ВВС США вероятно разбился в районе Гарделеген, экипаж возможно катапультировался. Парашюты в воздухе видел пилот британского самолета, летевшего по воздушному коридору в Берлин. В 18.30 шеф миссии сформировал 3 поисковые команды:
1) майор Браунли, майор Томпсон (ВВС), водитель - эйрмэн 1-го класса Прейслер (airman – рядовой ВВС США).
2) подполковник Шнейдер, майор Фитзурка (ВВС), капитан Кларк;
3) подполковник Фэйр, майор Джонс, водитель - специалист Е-5 Уэнделл.

Первая команда выехала в 20.00, через полчаса –следующая. В 22.00 шеф USMLM отправился в отдел внешних сношений (SERB) штаба ГСВГ и сообщил советской стороне о упавшем на территории советской зоны Германии (США не признавало ГДР) американском самолете. Он попросил помощи и проинформировал SERB, что поисковые команды миссии отправлены к западному концу центрального воздушного коридора. Начальник SERB ответил, что проинформирует командование ГСВГ, но предупредил, что офицеры миссии не должны пересекать границ постоянных и временных запретных зон. На что Сковронек заявил, что экипажи уже отбыли, и он рассчитывает, что советская сторона поможет поисковым командам добраться до места падения, где бы оно не было.

Ночью первая поисковая команда (Браунли, Томпсон, Прейслер) проскочила через маневрирующие в запретной зоне части двух советских дивизий и сумела собрать несколько кусков обшивки самолета. Не доехав 300 м до места падения, в 6.00 машина миссии была блокирована на узком проселке двумя БТР. Задержанный экипаж под конвоем отправился в советскую комендатуру в Гарделеген. Та же судьба постигла и вторую команду (Шнейдер, Фитзурка, Кларк). Следуя к месту крушения, в 03.15 наткнулись на агрессивно настроенный дозор на БТР и были задержаны. Советский подполковник приказал взять американскую машину на буксир и оттащить в комендатуру.

Третий экипаж выехал из Берлина утром 11 марта и прибыл на место к полудню. Тоже, после недолгого преследования были задержаны и отправлены в комендатуру. В итоге, все 3 экипажа просидели в комендатуре до 23.00 11.03.64, без еды и связи со штаб-квартирой, после чего были выпущены. Офицеры комендатуры упорно отрицали, что знают что либо о судьбе экипажа самолета. Тем не менее, американцам удалось переговорить с кем-то из местных немцев и они узнали, что пилоты выбросились на парашютах, двое приземлились успешно, а один находится в городском госпитале.

Пока поисковые команды сидели в комендатуре, полковник Сковронек весь день пытался встретиться с начальником SERB. В 15.00 он передал дежурному советскому лейтенанту требование немедленной встречи с НШ ГСВГ и передачи американской стороне экипажа сбитого самолета. В 22.00 ему наконец удалось добиться встречи, где он передал письмо командующего армией США в Европе генерала Фримена на имя командующего ГСВГ генерала Якубовского. Тем не менее, советская сторона продолжала отказывать в предоставлении помощи или информации.

К 01.00 12 марта все поисковые команды вернулись в Берлин. После их доклада стало ясно, что посылать новые поисковые команды в этот район бесполезно. В 16.00 шеф миссии передал в SERB просьбу о разрешении посетить американского пилота в Гарделегенском госпитале. Весь следующий день, 13 марта, Сковронек продолжал бомбить SERB, аналогичными просьбами, но положительного ответа не получил. Наконец, в 11.40 16 марта, во время встречи в Потсдаме, шеф USMLM был проинформирован, что офицер ВВС США со сломанной ногой и кровоподтеками находится в Магдебургском советском военном госпитале, где получает всю необходимую медицинскую помощь. Это был штурман, лейтенант Уэлш. Шеф SERB, также заявил, что американский военный врач получит разрешение его осмотреть. В 21.00 хирург ВВС США в Магдебургском госпитале осмотрел офицера, страдавшего частичной амнезией. 17 марта Сковронеку удалось договорить про еще один визит, и на следующий день американца осмотрел ортопед ВВС США, который был впечатлен уровнем медицинской помощи, оказанной пациенту в советском госпитале.

В 15.00 21 марта, лейтенант Уэлш был передан американской стороне, которую представляли шеф USMLM и офицер медслужбы ВВС. Он был вывезен через КПП Хельмштадт в Ганновер, где самолетом отправлен в Висбаден, для дальнейшей госпитализации.

24 марта, во время очередной встречи с шефом SERB, полковник Сковронек выразил благодарность советской стороне за отличное лечение американского офицера и сделал запрос относительно статуса двух оставшихся членов экипажа. К тому времени, в ГДР-овской прессе появились публикации о том, что американские пилоты вскоре предстанут перед судом по обвинению в шпионаже. Как бы то ни было, в 14.30 27 марта капитаны Холланд и Кесслер были переданы американской стороне в Мариенборне.

http://se.uploads.ru/7RgQH.jpg

На церемонии передачи присутствовали офицеры ВВС ГДР, в качестве наблюдателей. Представитель ГСВГ зачитал обвинение в шпионаже, которое было отвергнуто шефом USMLM. В 14.53 начальники USMLM и SERB подписали акт передачи офицеров ВВС США. Они были вывезены через КПП Хельмштадт в машине миссии и также отправлены самолетом в Висбаден.

После окончания процесса передачи НШ ГСВГ передал через SERB свое негодование, по поводу действий поисковых команд миссии, нарушивших границы запретной зоны. Сковронек ответил, что только чрезвычайные обстоятельства и угроза жизни граждан США, вынудила его офицеров нарушить границы запретной зоны, не дождавшись разрешения советского командования. Дальней критики действий миссии от советской стороны не последовало, но вот переговоры о передачи обломков самолета проходившие в марте-апреле, успеха не принесли. До конца 1964 обломки RB-66 так и не были возвращены американцам.

P.S. Интересна дальнейшая судьба одного из участников этого инцидента –капитана Дэвида Холланда. Он продолжил службу в ВВС и был отправлен во Вьетнам. Сбитый во время рутинного тренировочного вылета над Германией, Холланд затем совершил 146 боевых вылетов (на EB-66, самолет РЭБ) во Вьетнаме и вернулся домой целым и невредимым.

102

29972,8 написал(а):

Воспользовался ресурсом http://www.mapandroute.de/

Да интересные карты, некоторой туристической направленности, хотя очень схематично-упрощенные...  Я посмотрел свой г.Ляйсниг...

Отредактировано Serg-Peyzazh (22-07-2016 19:09:59)

103

Недавно мне прислали с Франкфуртаhttp://sg.uploads.ru/t/nvMgE.png.А это машинный переводhttp://sh.uploads.ru/t/6Tks8.png.Да,всем привет.

104

Извините,но не могу не поделиться новостью.Подружился с членом амер.миссии http://s0.uploads.ru/t/ntrm9.png.http://s1.uploads.ru/t/HBAWw.png

105

30037,1681 написал(а):

Извините,но не могу не поделиться новостью.Подружился с членом амер.миссии .

Интересно , а знакомы заочно  или виделись в Гсвг?

106

30039,3 написал(а):

Интересно , а знакомы заочно  или виделись в Гсвг?

Заочно.Но о нем наслышан.

107

30033,1681 написал(а):

Недавно мне прислали с Франкфурта.А это машинный перевод.Да,всем привет.

29980,8 написал(а):

социальному агентству по найму жилья. И там теперь что-то типа хостела для студентов.Хотя я могу и ошибаться, в немецком не силен...Но то что по этому адресу сдается жилплощадь,это я уяснил.

Так и есть, этот ресурс я и читал.

30037,1681 написал(а):

Извините,но не могу не поделиться новостью.Подружился с членом амер.миссии .

David Perk/ его фотографии тоже встречались

108

30037,1681 написал(а):

Подружился с членом амер.миссии

Это здорово, через через 36 лет встретились,хоть и заочно, но может в Скайпе повидались.  :cool:
Кстати Сергей, я полюбопытствовал в Инете... и нашел тебя на сайте Однополчане, ссылка http://www.odnopolchane.net/forum/member.php?u=17987
Теперь мы как говориться, стали ближе и дружнее.  :flag:

Отредактировано Serg-Peyzazh (22-07-2016 23:21:01)

109

30029,12 написал(а):

Я посмотрел свой г.Ляйсниг.

Сергей,там функция с разных сторон света. Очень удобная. Посмотрели?

110

30059,12 написал(а):

Это здорово, через через 36 лет встретились,хоть и заочно, но может в Скайпе повидались. 
Кстати Сергей, я полюбопытствовал в Инете... и нашел тебя на сайте Однополчане, ссылка http://www.odnopolchane.net/forum/member.php?u=17987
Теперь мы как говориться, стали ближе и дружнее. 

Отредактировано Serg-Peyzazh (Вчера 23:21:01)

http://s9.uploads.ru/t/uviHT.jpg

111

30060,8 написал(а):

функция с разных сторон света

Про "Глаз" (Ansichten) речь, да посмотрел, так намного информативнее и интереснее. Спасибо  :cool:
А где Саша, не подскажешь, расшифровка меток прописана? (здания, сооружения пронумерованы цифрами, их видно только при 50м шкале масштаба, на Blom mit Labels)...
Но надо сказать, что в Google Earth г.Ляйсниг смотрится не хуже, давно знаю эту прогу, жаль только вот нет режима просмотра улиц, не добрался туда еще автомобиль Гугла, сканирующий улицы. Зато фото вставок полно и нормального качества.  Вот Лейпциг смотрел, школа где учился и интернат, там улицы уже просканированы, впечатление как будто там сам ходишь прямо счас.  Да все-таки есть польза в Инете  :cool:

Отредактировано Serg-Peyzazh (23-07-2016 23:50:25)

112

Привет всем.Короче-миссия продолжается(шутка).Походил у них на сайте.Много интересного,чего нет в интернете.По возможности буду информировать.http://s5.uploads.ru/t/y8YHt.png

113

30101,1681 написал(а):

Короче-миссия продолжается(шутка)

Интересный ход, в смысле инфы о прошлом  :cool:

114

источник

Приколы с миссиями связи...
После Потсдамского соглашения 1945 г. о разделе Германии на 4 зоны, в каждой из таких зон располагались так называемые «миссии связи». А попросту – военные разведчики.
На территории ГДР, представительства «миссий связи» США, Великобритании и Франции располагались у нас в Потсдаме. Американцы находились в пригороде, а англичане и французы в центре города, в небольших особняках возле нашей военной радиостанции «Волга».
Американцы и англичане во время встречи с советскими офицерами (даже сидя в машинах) всегда отдавали честь и вели себя приветливо и нормально. Ездили они на машинах(вместо автомобильных номеров – флаги их стран) и всегда с кино- и фотоаппаратурой – снимали и фотографировали, как офицерский состав, так и технику с вооружением. Лично меня, американцы фотографировали два раза, - естественно то, что я видел.
Первый раз: когда я шёл по тротуару на работу, - идущая мне навстречу американская легковая машина плавно остановилась, и через открытое заднее стекло, сидевший там офицер-разведчик, спокойно отснял меня несколько раз фотоаппаратом, и помахал мне рукой.
Второй раз: я выхожу с КПП бригады на улицу, одновременно, через ворота КПП выезжает начальник ракетных войск и артиллерии Германии генерал-лейтенант Комаров. Машина его приостановилась возле меня, открывается дверца, и генерал спрашивает меня: «Что за «Волга» поехала к штабу дивизии?»
В этот момент, на дороге перед КПП останавливается американский джип с открытым верхом, и один из американцев, фотоаппаратом делает несколько снимков. Далее все громко смеются, машут нам руками и уезжают.
Летали они ещё и на маленьких самолётах (типа маленького «кукурузника»). И поэтому все передвижения наших войск, были у них на виду.
Как правило, в понедельник во время бригадного развода на занятия, этот самолётик «висел» над строевым плацем, и наблюдал за нами – кому какое воинское звание присваивали и т.д. Опознавательные знаки его были английские. Дело в том, что бригада наша стояла на берегу Хафель канала, а за ним территория Западного Берлина с английской зоной ответственности. И затем, «вместе» с личным составом бригады, убывавшим на занятия, летит в парк техники и вооружения.
Кстати, позже выяснилось, что с телевышки, находившейся на территории Западного Берлина, на расстоянии всего 1,5 км от нас по ту сторону Хафель-канала, англичане с помощью лазерной техники, вели «съём» информации с оконных стёкол нашего штаба, в т.ч. и с окон кабинетов комбрига и начальника штаба.
А вот французы были полной противоположностью – никогда не здоровались, и вели себя надменно по отношению к нам. И на ихздании, в отличие от американцев и англичан, не висел наш советский флаг.
Потом, во время бесед с «некоторыми товарищами» нам объяснили, что во Франции очень сильно развит антикоммунизм и антисоветизм. И данная политика была государственной. Вот «лягушатники»! А простой народ-то в Союзе, готов был в то время «целоваться» с французами. Вот это номер!
И наоборот, самая миролюбивая западная держава Европы, оказалась ФРГ, - после второй мировой войны, немцы оказались самыми умными.
Два раза в год, добирались мы из Потсдама на боевые стрельбы на Магдебургский полигон следующим образом. Из парка своим ходом (на гусеницах), в сопровождении немецкой дорожной полиции, по центру асфальтированной дороги Потсдам – Фалькензее километров семь-восемь до железнодорожной станции Зацкорн. Погрузка на платформы и по железной дороге - до станции Ефениц на краю полигона. И затем своим ходом марш до лагеря.
По асфальту, необходимо было ехать строго по центру дороги, так как, в противном случае правая  гусеница самоходок «рвала» обочину асфальта. И такое случилось один раз со мной, после того, как начальник штаба бригады майор Ткаченко, вечером приказал вывести мою батарею той же ночью в Крампницкий учебный центр (10 км от Потсдама).
Я приказ выполнил в срок, а немцы (дорожная полиция), уже через пару часов были у комбрига, со счётом на 120 тысяч немецких марок за повреждённую дорогу. Комбриг мне слова не сказал, - я ведь выполнял приказ. А у майора Ткаченко – волосы на голове «дыбом» встали, когда узнал о сумме ущерба. Что было дальше – не знаю.
И вот наступил день (вернее ночь) выезда на полигон. Часов в пять утра, колонна самоходок бригады, с сопровождением немецкой полиции, уже двигалась к Зацкорну. По радио мне передали, что в нашей колонне едут английские разведчики. И действительно, они «шныряли» на своих легковых машинах военной окраски, взад-вперёд вдоль колонны, и снимая всё на камеру.
Перед станцией они «пропали». И хотя мы вертели вокруг головами, - так их и не увидели (на то они и разведчики). Наш дивизион в полном составе,минут за сорок зашёл на платформы, и закрепился (самоходки крепились на платформах не проволокой, а с помощью так называемых «шпор» устанавливаемых под гусеницы). И где-то ещё минут через пятьдесят наш эшелон тронулся.
Бойцы залезли в теплушке на нары, а мы, офицеры, стояли в дверном проёме, облокотившись на деревянный брусок. Старшина что-то «мудрил» с завтраком, а мы, в его ожидании, курили и разглядывали проплывавшие мимо деревенские пейзажи.
И вдруг… Всё увиденное далее, - было как в замедленной съёмке. Эшелон ещё не набрал скорости после станции и проезжал под широкой автострадой. Здесь же, под мостом, стояла легковая машина английской разведки (наши «старые знакомые»), а рядом на треноге - кинокамера, снимающая наш транспорт с вооружением, и трое англичан в форменной одежде, радостно машущие нам руками.
Вдруг, с противоположной стороны моста, по направлению к ним, выруливает УАЗ-469 немецкой военной полиции (а скорее всего разведки). Англичане, заученными движениями, и не теряя времени на выключение камеры, закидывают её в машину, ещё быстрее сами туда прыгают (теперь их уже никто не тронет – машина это уже территория Великобритании), и мимо машины немцев уносятся прочь. Мы аж рты пораскрывали. Вот это кино!
Мы оживлённо начинаем обсуждать нами увиденное, смотрим, - а англичане уже едут параллельно нам, по автомобильной дороге вперёд.
Через пять-десять минут, в чистом поле, на нерегулируемом переезде – стоят опять «наши» англичане и снова машут нам руками. И естественно, с работающей камерой.
С. Коляда.

115

Задал вопрос нашему другу Манфреду о зданиях бывших военных миссий в Потсдаме.
Вот какой материал он мне переслал.

данные о Британской и Французской
Миссиях связи в г.Потсдам:
По данным КЭЧа р-на Потсдам они находились
в военном городке №21 Потсдамского гарнизона в Зее-штрассе под номером 34 и 40,
на самом деле однако Seestraße 35-37 und 41.
Смотрите 870000_Потсдам ВГ21_схема КЭЧ р-на Потсдам.jpg.


http://s6.uploads.ru/L4Ohx.jpg
http://sa.uploads.ru/Nneuk.jpg

Здание имеющее названия Villa вундеркинд, а также Белый Villa и  "Вилла Kameke", находится в пригороде Берлина в Потсдам , в Seestraße 35-37, напротив Мраморного дворца , на Святом Престоле . Построено в 1908 году архитектором Павлом Реннером в стиле Итальянского Ренессанса. В 20-е годы прошлого века здание находилось в распоряжении президента Сената прусского административного суда Карл Отто Kameke, поэтому и носит одно из вышеупомянутых названий. В доме жил в 1943-1944 годах дипломат Макс Ульрих фон Drechsel, который из - за его причастности к попытке государственного переворота в Потсдаме был казнен. Во времена ГДР  в здании размещалась Британская военная миссия связи (BRIXMIS).Позже здание выкупил известный модельер  Вольфганг Йооп. В 1999 году он основал компанию "Вундеркинд Art" (Вундеркинд Art GmbH & Co. KG), которая и  имеет свою штаб - квартиру в Потсдаме в Villa вундеркинда.


http://s9.uploads.ru/vkGLo.jpg
http://sh.uploads.ru/e230S.jpg
http://s6.uploads.ru/8pRyi.jpg
Британский миссия связи была создана 16 сентября 1946.  До 1958 года Миссия занимала здание рядом с Потсдамской Kaiserbahnhof .  18 июля 1958 года это здание подверглось нападению толпы.  СССР  заплатили 1200 фунтов стерлингов компенсации и представил новое здание в Seestraße 35-37. Британская миссия завершила свою работу на 2-х уровнях октября 1990 года.

Французская миссия связи (FMLM) существовала с апреля 1947 года. Первоначально она размещалась в пяти , занятых советскими военными властями виллах - в том числе Вилла Rumpf , где условия жизни были очень скромные.  Позже французская миссия переехала в Seestraße 41 .  Миссия была расформирована 31 уровня декабря 1990 года.
С 2005 года в здании бывшей Французской военной миссии располагается посольство Эквадора.

http://s7.uploads.ru/nqcg4.jpg

116

30177,8 написал(а):

Вот какой материал он мне переслал.

Надо же как все подробно, да и по русски. Штирлиц отдыхает.  :D  Чувствуется это наш Архив... когда только его КЭЧ успел продать немцам при уходе. Хотя наверно у них была Копия в соответствующем ГДРовском городском ведомстве.  :dontknow:

117

Сергей, за Манфреда не скажу.Но точно знаю от других немецких товарищей, что очень много документов были просто брошены нашими соответствующими службами при выводе войск. И хорошо, что есть такие люди, как Манфред, сумевшие эти документы сохранить.

118

30213,8 написал(а):

очень много документов были просто брошены нашими соответствующими службами при выводе войск

30213,8 написал(а):

есть такие люди, как Манфред, сумевшие эти документы сохранить.

Ну тут никаких сомнений нет  :mybb:

Отредактировано Serg-Peyzazh (27-07-2016 11:34:50)

119

Армин Вагнер, Матиас Уль - БНД против Советской армии: Западногерманский военный шпионаж против ГДР

Экскурс: военные миссии связи западных союзников

Помимо оптической разведки (imaginery intelligence) с самолетов и позднее со спутников, которыми не обладали в годы Холодной войны ни Организация Гелена, ни БНД, три западные державы-победительницы располагали с 1946 года (Великобритания) и 1947 года (Франция, США) по 1990 год в отличие от всех прочих западных спецслужб важным преимуществом, помогавшим им в ведении военной разведки в СОЗ и в ГДР. При Группе советских оккупационных войск в Германии и позднее при Группе советских войск в Германии у англичан, американцев и французов были аккредитованы военные миссии связи (ВМС). Западные ВМС, как и учрежденные Советами в трех западных оккупационных зонах их эквиваленты, были частью четырехстороннего контроля над Германией. Юридическим основанием для их создания было Лондонское соглашение 1944 года и последовавшие после него директивы и договоренности, связанные с тем, что в июне 1945 года правительственная власть в Германии перешла в руки оккупационных держав. Правовой характер миссий был уникален: из-за своей аккредитации при советских вооруженных силах в Германии западные военные миссии связи не могли поддерживать официальных контактов с государством, на территории которого они осуществляли свою деятельность. Это положение сохранилось и после 1957 года, когда советские войска находились на территории ГДР уже не как оккупационные силы, а согласно договору о размещении советских войск, заключенным между СССР и ГДР. На примере военной миссии связи США можно увидеть, какие возникали коллизии, совершенно невозможные с точки зрения международного права при взаимоотношениях равноправных государств. «Когда она требовала от ГСВГ взаимного иммунитета, такого же противоправного, она не только постоянно нарушала этим отрицаемый Соединенными Штатами суверенитет Восточной Германии — она открыто претворяла это неуважение в жизнь».

Ниже мы рассмотрим только практический вклад военных миссий связи западных государств в осуществление западного военного шпионажа. Официальная задача Военной миссии связи Соединенных Штатов (United States Military Liaison Mission, USMLM), Миссии Британского главнокомандующего при Советских войсках в Германии (British Commander's-in-Chief Mission to the Soviet Forces in Germany, BRIXMIS) и Французской военной миссии связи (Mission Militaire Francaise de Liaison, MMFL) звучала, разумеется, иначе. Они должны были решать вопросы связи, представительства и поддержки и обеспечивать надежный прямой контакт между главнокомандующими оккупационными войсками четырех держав-победительниц. В начале они следили за разоружением и демилитаризацией Германии, решали задачи репатриационных комиссий и защищали интересы своих сограждан в чужих зонах оккупации. До смерти Рудольфа Гесса в западноберлинской тюрьме Шпандау в 1987 году они, кроме того, предоставляли переводчиков этому нацистскому военному преступнику. Особенно первые два послевоенных года западные ВМС в СОЗ особенно интенсивно собирали информацию о развитии там промышленности и сельского хозяйства. В уменьшенном масштабе этой работой они занимались вплоть до своего роспуска в 1990 году. Помимо этого, они должны были помогать при уточнении географических карт Восточной Германии, потому что ни один другой представитель западных держав не мог бы собственными глазами так хорошо оценить изменения в географии и инфраструктуре ГДР, как офицеры ВМС.

Но вся эта деятельность играла де-факто только второстепенную роль в сравнении с взаимным наблюдением за военной ситуацией в соответствующей зоне оккупации. Не позднее 1949 года эта задача стала основной для западных военных миссий связи. Одним из первых поручений американской USMLM и английской BRIXMIS стала рекогносцировка восточногерманского побережья Балтийского моря, чтобы найти на берегу участки, пригодные для высадки морского десанта. Связи с советским штабом и все представительские задачи, когда западные военные встречались с советскими, тоже приобрели разведывательный характер, поскольку в ходе таких контактов можно было узнать много интересного об образе мышления высшего офицерского корпуса ГСВГ.

Офицеры, унтер-офицеры и солдаты западных военных миссий связи представляли собой в некотором смысле замену аппарата военных атташе при посольствах. Ведь западные страны не признавали ГДР до 1972 года и поэтому не располагали никакими дипломатическими представительствами в Восточном Берлине. Персонал миссий пользовался в ГДР как бы определенным дипломатическим иммунитетом и мог передвигаться сравнительно свободно по ее территории. Офицеры миссий использовали эту возможность «на полную катушку», совершая круглые сутки автомобильные поездки во все концы страны. Разумеется, тот факт, что этим военным приходилось ездить только в форме и в служебных машинах со специальными номерами, «разоблачал» их как иностранцев, представителей вооруженных сил «вероятного противника». Но с другой стороны этот западный мундир не только обеспечивал некоторую защиту от восточногерманских органов безопасности, но часто облегчал установление связи с заинтересованным местным населением, которое тогда можно было целенаправленно опрашивать. Однако нужно исходить из того, что военные миссии связи не курировали тайных агентов и не проводили иные тайные операции, не соответствовавшие логике их задач и статуса. С другой стороны, разумеется, официальные возможности миссий связи давали западным державам прекрасную «легенду», чтобы использовать полученную тайным путем информацию и в открытой, публичной форме.

Подписанные в 1946 и 1947 годах соглашения о военных миссиях связи не были составлены единообразно и предусматривали потому обмен разным количеством военнослужащих для службы в них. Американцы могли аккредитовать 14 представителей своих войск, французы 18, англичане даже 31 человека. Но три миссии располагали не только выделенными для них домами в Потсдаме и Ной-Фарланде, но и «тылом» в Западном Берлине, позволявшим с каждым годом оказывать им все большую поддержку и насчитывавшим, в конце концов, несколько сотен сотрудников (из отделов ремонта, снабжения, обеспечения, переводчиков, географической службы, фотолаборатории, обслуживания разведывательных самолетов, радиоразведки). В британской миссии связи в Потсдаме 60 % военнослужащих представляли сухопутные войска, а 40 % — ВВС
Насколько велик был вклад военных миссий связи в военную разведку против ГСВГ? Главнокомандующий американскими войсками в Европе в своем письме к министру иностранных дел США Джону Ф. Даллесу в середине 1958 года отмечал огромную ценность военных миссий связи. Около 90 % всех точных сведений о ГСВГ, по его словам, были добыты именно военными миссиями западных союзников.

«Ценность USMLM для нашей разведки, вероятно, превышает ту ценность, которую имеют для Советов их миссии в Западной Германии. Опыт доказывает, что разведданные, собранные нашей военной миссией, являются самым надежным и точным источником, которым располагает наше командование в плане предупреждения о признаках возможных советских намерений начать неожиданное сухопутное наступление на Западную Европу».

По данным МГБ ГДР западные державы ясно понимали разведывательный потенциал военных миссий связи и в последующие десятилетия они даже расширили диапазон их разведывательной деятельности. Наибольшее количество одиночных поездок их служащих по ГДР было зафиксировано во время размещения в ГДР советских ракет средней дальности SS-20 во второй половине 70-х годов, причем и в последующем десятилетии постоянно возрастали также продолжительность этих поездок и количество объектов, к которым офицеры западных военных миссий связи проявляли интерес.

1960

1978

1982

1987

Поездки

1534

[td]3000

2314

Продолжительность ( часов)

14740

43427

45161

47799

Разведывательные действия

262

1197

2061

3093

Проезд мимо военных объектов или армейских транспортных средств

120

1046

9190

12493

Несмотря на возможности, открывавшиеся при использовании радиоэлектронной и оптической разведки, ВМС поставляли такие сведения, которую не смога бы добыть ни одна техническая разведка. При этом качество и количество их разведывательных операций действительно постоянно увеличивались. В конце 70-х годов только USMLM проявляла около 8000 пленок в год и делала около полумиллиона оттисков. В середине 1987 года Первый главный отдел МГБ ГДР, отвечавший за контрразведывательное обеспечение Национальной народной армии, сообщал, что 15 % всех зафиксированных с начала того года разведывательных операций только против восточногерманской армии осуществляли военные миссии связи, причем чаще всего в этих попытках «засветились» англичане. В следующем году Седьмой главный отдел (наружное наблюдение и расследование), занимавшийся слежкой за ВМС, сообщал, что каждый день по территории ГДР разъезжало от шести до десяти машин союзников с 20–25 сотрудниками. Отдельные поездки продолжались до 120 часов, особенно активны были представители сухопутных войск британской военной миссии.

Благодаря тесному сотрудничеству все три военные миссии связи разведывали территорию ГДР с частой периодичностью по времени и с большой плотностью по пространству. Они поделили для этого Восточную Германию на четыре зоны — А, В, С и так называемую «локальную зону» (Local Area) вокруг Берлина. В каждой зоне (А, В, С) действовал отдел сухопутных войск одной миссии и отдел военно-воздушных сил другой миссии. Смена зон происходила по единому плану примерно каждые 18–22 дня по направлению «против часовой стрелки». В «локальной зоне», в округе Потсдама миссии проводили так называемое краткосрочное патрулирование, целью которого было определить изменения в структуре и расположении войск восточной стороны, которые могли бы быть использованы против Западного Берлина. При этом военнослужащие сухопутных войск трех стран менялись каждые 1–2 дня. По сведениям МГБ ГДР из зафиксированных разведывательных действий военных миссий связи в 1987 году 43 % приходилось на разведку против ГСВГ, 12 % против ННА, 37 % против военных перевозок по шоссе и по железной дороге, еще по два процента против войск и учреждений Министерства внутренних дел и Министерства госбезопасности ГДР, оставшиеся 4 против экономических и политических объектов. Западным военным миссиям связи якобы удалось распознать 95 % всех располагавшихся в ГДР оружейных арсеналов. Технические сведения, полученные Западом о советском вооружении и боевой технике, на 70 % были получены благодаря военным миссиям в ГДР.

Контрразведывательные мероприятия МГБ были интенсивны и проводились с типичной для немецких контрразведчиков тщательностью. Госбезопасность была хорошо проинформирована, но столкнулась с необычными проблемами. Разведывательные зоны А, В и С не совпадали с границами округов ГДР, что мешало работе зажатых в бюрократические рамки окружных управлений госбезопасности. Потому требовалось организовать контрразведывательную работу, управляемую из центра и требующую много сотрудников. Так как все собранные о ВМС сведения необходимо было передавать ГСВГ, то Седьмой лини, отвечавшей за слежку за служащими военных миссий связи, не достались лавры триумфатора. Потому для сотрудников госбезопасности ГДР эта сфера деятельности оказалась непопулярной. Хотя Седьмой главный отдел сотрудничал с советским штабом в Вюнсдорфе, он получал оттуда далеко не всю нужную информацию и с горечью вынужден был осознавать, что западные военные миссии связи были проинформированы о процессах в ГСВГ лучше, чем сами восточные немцы.

Помимо военных миссий связи существовали еще и военные инспекции, которые совершали поездки из Западного Берлина в восточную часть города. Их военнослужащие не были аккредитованы при ГСВГ, а пользовались своим правом, непосредственно предусмотренным статусом Берлина, как города, управлявшегося четырьмя державами-победительницами, а также Лондонским соглашением 1944 года. Их разведывательные задания в Восточном Берлине не отличались от тех, которые проводили военные миссии связи в самой ГДР, не посещавшие «Столицу первого рабоче-крестьянского государства на немецкой земле». Главными целями их поездок обычно были советские объекты в берлинском районе Карлсхорст, учебный пограничный полк в Рансдорфе и здания МГБ, прежде всего центральный офис в берлинском районе Лихтенберг. Еще они не упускали возможности понаблюдать за объектами ННА и МВД в Марцане и за железнодорожными узловыми и сортировочными станциями в Бухе, Карове, Вюльхайде и Панкове.

Тем самым важное, хотя и не официальное задание военных миссий связи и военных инспекций во многом позволяло дополнять собираемые методами радиоэлектронной (SIGINT), оптической (IMINT), агентурной (HUMINT) разведки и разведки с использованием открытых источников (OSINT) данные о боевом порядке и боевом расписании всех войск Варшавского договора, а также об их вооружении, уровне подготовки и внутреннем состоянии.

«Миссии на самом деле стали своего рода системой обоюдного контроля, которая позволяла обеим сторонам быть уверенными в том, что внезапное наращивание военных сил не происходит, что большое количество войск не выдвинуто на позиции для наступления. Нигде в мире русские не позволяли подобный контроль над собой, потому напряжение и опасные недоразумения были сведены к минимуму благодаря разрешению на наблюдение за их военными объектами, чего было достаточно, чтобы понять, что они не готовятся напасть на Западную Германию».

В ходе процесса Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе официальный метод сбора информаций о вооруженных силах другой стороны снова изменился. К сбору официальной информации и наблюдениям сотрудников военных миссий связи добавился официальный обмен военными наблюдателями. После Конференции о мероприятиях, способствующих взаимному доверию, безопасности и разоружению в Европе (Стокгольм) с 1986 года о маневрах, в которых участвуют свыше 13 тысяч человек и больше 300 танков, следовало официально сообщать заранее, приглашать на них наблюдателей из стран, подписавших договор и позволять проведение контроля инспекциями по разоружению. Отправляя своих офицеров в страны Варшавского договора, Запад получал большие, лучшие и, так сказать, законные возможности для шпионажа. ВМС и военные наблюдатели, по сведениям МГБ, согласовывали свои действия. В последние годы существования ГДР поездки сотрудников военных миссий связи нацеливались не столько на сами маневры в Восточной Германии, поскольку туда и так официально приглашались делегации военных наблюдателей согласно Стокгольмскому договору, но концентрировались на фазах подготовки и возвращения участвовавших в учениях войск в места их постоянной дислокации.

При этом улучшились, наконец, и возможности западногерманской военной разведки. Направляемые Бундесвером офицеры были специалистами-разведчиками (G-2), которые давно занимались изучением войск вероятного противника и отвечали за сбор сведений о них. Перед контрразведкой МГБ встала новая задача.

«Противник прямо на месте изучает нашу военную технику в ее использовании, оперативно-тактические принципы управления войсками, уровень их обучения и т. д. Мы должны быть готовы и к этому. Наблюдатели большей частью являются хорошо подготовленными специалистами в военном деле и в разведке. Таким образом, нам необходимо в сотрудничестве с Первым главным отделом и Управлением особых отделов КГБ СССР в ГСВГ оказывать влияние на поддержание принципов сохранения военной тайны, борясь с пацифистскими тенденциями, хвастовством, болтовней и возможной неосознанной выдачей информации. Но с другой стороны нам следует учитывать то, что наши политическо-оперативные контрразведывательные мероприятия должны быть приведены в соответствии с политическим процессом разрядки и ни в коем случае не становиться препятствием на пути этого процесса».

Буквально в преддверии Дня немецкого единства, в начале октября 1990 года деятельность западных военных миссий связи в ГДР и советских миссий связи в трех бывших западных оккупационных зонах была прекращена. Ведение разведки за остававшимися до августа 1994 года в Восточной Германии советскими (российскими) войсками взяла на себя в основном БНД, и в меньшей степени американские разведывательные службы. Вначале и Бундесвер осуществлял шпионаж за Западной группой войск. Но эту практику быстро прекратил запрет Федерального министра обороны Герхарда Штольтенберга после того, как группа из трех военных разведчиков в 1991 году, шпионя за советским объектом в районе Альтенграбова, где хранились ядерные боеприпасы, была обстреляна русским патрулем, и командир группы, майор Бундесвера, был ранен в руку.

120

30255,8 написал(а):

Экскурс: военные миссии связи западных союзников

Интересная статья.  Важное признание Запада, что ВМС собрали 90% всех развед.данныхпо ГСВГ и ГДР, тем более что все это, взаимно с нашими СВМС, было организовано с полным нарушением правовых меж.государственных отношений в отношении ГДР.  Что впрочем понятно... Победители заказывали музыку, а восточным немцам приходилось ее слушать.  :music:


Вы здесь » Форум ГСВГшников » ГСВГ » Советские военные миссии связи