Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Здравствуй юность в сапогах » Воспоминания о армии.‡( Записки служивых)&


Воспоминания о армии.‡( Записки служивых)&

Сообщений 1 страница 30 из 78

1

Воспоминания Владимира Федорова ( с его разрешения взято с ОК)

http://se.uploads.ru/Xtmcz.jpg
http://s6.uploads.ru/4OSlx.jpg
http://s4.uploads.ru/72vJc.jpg
http://sa.uploads.ru/75fjg.jpg

2

http://www.pskov.kp.ru/daily/26385.7/3263069

Незабываемый парад Победы в Берлине

Это было в 1965 году. Спустя два десятилетия после капитуляции Германии по улицам Берлина вновь прошли советские солдаты.

http://sf.uploads.ru/t/t2Hex.jpg

После парада Победы для всех был дан большой праздничный концерт (второй слева - наш герой).После парада Победы для всех был дан большой праздничный концерт (второй слева - наш герой).

В редакцию псковской «Комсомолки» пришло письмо от участника этого парада, жителя Новосокольнического района Петра Егоровича Воронцова. И сегодня мы предлагаем своим читателям рассказ от первого лица об этом событии.

70 лет отделяют нас от великого праздника - Дня Победы над фашистской Германией. С годами не меркнет значимость этой даты. И напрасно отдельные государства и их руководители стараются умалить его роль и подвиг нашего советского солдата. Их действия отзываются болью в сердцах ветеранов Великой Отечественной войны, горечью и возмущением всех россиян.

Это можно понять: наш народ вынес все тяготы и лишения второй мировой войны. Нет ни одной семьи, которая бы не испытала ужасы гитлеровского нашествия, трудности послевоенной разрухи и восстановления страны.

В 1963-1966 гг. мне довелось нести службу в составе группы советских войск в Германии. Служил в ракетной бригаде в/ч п/п 17850 полковника Фесина, которая была подчинена командующему ракетными войсками и артиллерии группы советских войск в Германии. Дислоцировались на полигоне в двух километрах от деревни Драхаузен. Бригада была оснащена ракетами 16-го комплекса с радиусом действия до 300 километров. Данные ракеты могли нести как обычные, так и ядерные боеголовки. Служил в батарее управления бригады радиотелеграфистом, затем начальником радиостанции Р-118 большой мощности.
http://sh.uploads.ru/t/CX7zG.jpg

Петр Воронцов на занятиях в классе по спецподготовке.

В то время служба в Вооруженных силах считалась почетной обязанностью каждого гражданина Советского государства. В армии дедовщины не было. И в нас, солдатах, видели защитников социалистического строя. Все мы старались стать отличниками боевой и политической подготовки, классными специалистами, нести службу с достоинством и честью. Тем более, у многих отцы воевали в Германии и одержали победу. Мой отец Воронцов Егор Савельевич в составе 525-го стрелкового Померанского полка 171 стрелковой дивизии 1-ого Белорусского фронта дошел до Берлина. Был награжден медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За отвагу», орденом Отечественной войны 1-й степени и множеством благодарностей Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Мне и члену моего экипажа - ефрейтору Николаю Вороткову как одним из лучших в воинской части была оказана высокая честь - принять участие в военном параде в честь 20-летия Победы в Великой Отечественной войне, который состоялся в Берлине 8 мая 1965 года. Он стал историческим, так как больше парадов в Берлине не проводилось.
http://s0.uploads.ru/t/q2Htw.jpg

Петр Воронцов проводит строевые занятия со своим отделением.

Подготовка началась за месяц и шла в обстановке строгой секретности на аэродроме Шенефельд под Берлином. Сам парад запомнился великолепной солнечной погодой. Он проходил вдоль Берлинской стены, Бранденбургских ворот, по центральной площади Карл Маркс - Фридрих Плац. На протяжении всего пути нас приветствовали жители Берлина - цветами, флажками, улыбками и аплодисментами.

На парад были приглашены первые секретари ЦК компартий социалистических стран Ярослав Гомулка, Янош Кадар, Николай Чаушеску, Иосиф Броз Тито, Юмжагийн Цеденбал, а также другие почетные гости из многих стран мира. Принимал парад первый секретарь Социалистической единой партии Германии Вальтер Ульбрихт. На параде присутствовал Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин, в числе почетных гостей был первый космонавт СССР Юрий Алексеевич Гагарин.

На параде демонстрировалась боевая техника, которая состояла на вооружении наших войск, несущих службу в Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии и других братских странах. И мы были горды, что представляем Советский Союз, мощь и боеготовность нашей армии, являемся достойными продолжателями славных традиций воинов-освободителей - наших дедов и отцов.

По окончании парада Победы перед нами выступили с концертом известные артисты, в том числе Тарапунька и Штепсель (Тимошенко и Березин). С экскурсией участники парада посетили Трептов-парк.
http://s5.uploads.ru/t/6H8te.jpg

Маршалы Советского Союза Василий Чуйков и Андрей Гречко инспектируют бригаду. 1965 год.

За три года, что я служил в Германии, мне, как секретарю комсомольской организации батареи управления бригады, довелось побывать с экскурсией в концлагерях Равенсбрюк и Зексенхаузен, в городах Лейпциге, Потсдаме и Дрезденской картинной галерее.

Во время службы окончил полковую школу в с. Медведь Новгородской области, в 1965 при войсковой части 66553 - двухмесячные курсы офицеров запаса. Учились в одном взводе с сержантом Геннадием Зюгановым. После демобилизации мне было присвоено звание младшего лейтенанта запаса. За успехи в службе, боевой и политической подготовке, примерную воинскую дисциплину поощрялся краткосрочным отпуском на Родину, был сфотографирован у развернутого боевого Красного знамени бригады, награжден Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ, а также медалью «20 лет Победы в Великой Отечественной войне».
http://sd.uploads.ru/t/rk2e8.jpg

Петр Егорович Воронцов

После демобилизации работал в образовании, преподавал начальную военную подготовку. С 1972 по 1976 год работал в школах №50 и №70 в Южной группе войск в Венгрии. Преподавал математику и начальную военную подготовку. Затем работал инспектором школ района, директором Новосокольнической средней школы, а позднее, до выхода на пенсию, - учителем математики и преподавателем основ безопасной жизнедеятельности (ОБЖ) в средней школе №72.

Рад поздравить наших дорогих участников Великой Отечественной войны, ветеранов, всех, кто в далекие годы нес и кто продолжает в настоящее время нести службу в Вооруженных силах, с великим праздником - Днем Победы! Здоровья вам и вашим семьям, долгих лет жизни!

П.Е. ВОРОНЦОВ,

ветеран педагогического труда,

старший лейтенант в отставке.

3

http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif КАК Я НЕ СТАЛ......

http://s0.uploads.ru/oOdKG.jpg

4

42378,3 написал(а):

КАК Я НЕ СТАЛ......

Так же как я не стал понтонёром.
А Яшкин земляк.

Отредактировано Александр Уханов (03-02-2017 10:32:43)

5

42379,10 написал(а):

Так же как я не стал понтонёром.
А Яшкин земляк.

Отредактировано Александр Уханов (Сегодня 12:32:43)

Внимательно послушаем :D

6

42394,3 написал(а):

Внимательно послушаем

Лениво!!

7

42405,10 написал(а):

Лениво!!

А в " Солдатский клуб" заходить не лениво  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/18235.gif

8

42411,3 написал(а):

А в " Солдатский клуб" заходить не лениво

Он в ленте попался,а так в х... он мне не упёрся ваш клуб http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

9

42423,10 написал(а):

Он в ленте попался,а так в х... он мне не упёрся ваш клуб

Ну не знаю , когда я вижу в ленте  o.O твои реплики то у меня , никаких реплик про не упёрся не возникает :).  ... А в ту группу и твои земляки заходят и вот Крымчанин ( Виктор Селедков ) бывает и Сергей Полеваев , да и просто там бывают интересные комментарии !

Удалить
Валерий Миклин
Вячеславу Яшкину
Не молодые...это какие....я так думаю#u9b079a3836s# молодые черпаки уже запросто это могли....да другие некоторые....был бы доступ к этим вшивникам#u9b079a3836s#
вчера 22:03
ОтветитьКласс!

Удалить
Валерий Миклин
Вячеславу Яшкину
О да ты продвинутый...у меня не было #u9b079a3836s# Но зато был самый!!!! пресамый  ..вшивник.. в полку  Такая синяя с длинными рукавами футболка!!! И на ней я во всю грудь....белой краской!!!! ФИРМЕННЫЙ логотип ..Мальборо.. оттрафаретил!!!!   Короче когда поймали меня...то командиры выпали в осадок!!!!
вчера 22:06
ОтветитьКласс!

Удалить
Вячеслав Яшкин
Валерию Миклину
Сводный словарь Армейского жаргона гласит:вшивник-неуставное нижнее бельё под гимнастеркой в зимнее время.
вчера 22:12
ОтветитьКласс!

Удалить
Валерий Миклин
Вячеславу Яшкину
Да уж....когда на плацу...были проверки на предмет этого неуставного...то было прохладно...не спорю✌
вчера 22:15
ОтветитьКласс!

Удалить
Вячеслав Яшкин
Валерию Миклину
У нас рвали в лоскуты!
вчера 22:15
ОтветитьКласс!

Удалить
Валерий Миклин
Вячеславу Яшкину
Неуставное    Сегодня вшивник ты достал...а завтра Родину предал#u9b079a3836s#
вчера 22:17
Ответить1•Класс!

Удалить
Вячеслав Яшкин
Валерию Миклину
Интересно,кроме вшивника, ещё как называли?Что то братья ГСВГшники не включаются...
вчера 22:19
ОтветитьКласс!

Удалить
Валерий Миклин
Вячеславу Яшкину
Подождем..............
вчера 22:20
ОтветитьКласс!

Удалить
виктор селедков
Вячеславу Яшкину
у нас аналогично - "Вшивники"
00:27
Ответить1•Класс!

Удалить
Валера Обремский
форма одежды №2...вшивником назывался х/б спортивный костюм производства ГДР (синего,бордового цвета) с внутренней белой подкладкой.
00:55
ОтветитьКласс!

Удалить
Николай Онищенко
В ПВО(почти военная, или полувоенная организация) поддъевка под нижнее белье тоже называлась "вшивником". Но это ничего с тем, как одевались дембеля, ветераны,после приказа (особенно осеннего , т. е. 26 сентября( у меня был приказ № 231 от 26.09 1983г от дедушки Устинова).  Гимнастерка должна быть, только косовороткой(т.е: застежка на верхние три пуговицы, не как у гимнастерки, которая застегивалась полностью и ремень носился , по уставу между четвертой и пятой пуговицей.) , причем пуговицы должны были быть обязательно полевого цвета. Брюки галифе, тоже должны были быть старого образца , т.е. с огромными ляшками,ка у партизан, и чем шире, тем лучше. Это все покупалось за свои деньги, как правило, у старшин со складов НЗ, затем стиралось в хлорке до светло-песочного цвета. Сапоги , обязательно кирзовые, желательно проходившие больше положенных, последних , уставных восьми месяцев, без всяких излишеств, типа: гармошек, каблуков, подковок и пр.. Осенью, командир дивизии издавал приказ о переходе на зимнюю форму одежды, так вот, дембелями этот приказ, как только можно было игнорировался : носили пилотки вместо шапок, если уж и шапка, то только без кокарды. На погонах обязательно у буквы "А" , вырезалась перегородка и получалось: "Л", что в транскрипции"СЛ" читалось, как, свободная личность. Шинели должны были быть максимально длинные, обязательно без хлястиков . Ремни только кожанные, с полностью выпрямленной бляхой(прямая дорога на дембель).  Вообщем эдак числа после 20 октября в полку наступала полная вакханалия по вопросу формы одежды в старослужащих и ждущих увольнения в запас. Вдруг , в какой-то определенный день, на построение полка . все , ну, или . почти все дембеля выходили одетыми, как военнопленные....Причем  в полку ПВО в/ч 42107 ИА, что базировался в г. Запорожье это было традицией , и отступать от неё было "западлом" . Доходило до отправки на гауптическую вахту.Но , на моей памяти-эта традиция характеризовала полное презрение и пренебрежение к всяческой дисциплине после приказа. Доходило до абсурда: особо рьяно чтивших традицию увольняли, как правило после 20 декабря... К стати, я уволился 22 декабря...
03:24
ОтветитьКласс!

Удалить
Sergey Dashkovsky
Этот предмет назывался вшивник, и носили его только после года службы, иногда дед по наследству постираный оставлял
09:26
ОтветитьКласс!

Удалить
Sergey Dashkovsky
Старшина иногда грозился, что отберет
09:26
ОтветитьКласс!

Удалить
Сергей Полеваев
у нас "вшивники"
10:30
ОтветитьКласс!

Удалить
Редактировать
Валерий Миклин
Николаю Онищенко
Очень интересно 👍
10:56
ОтветитьКласс!
Обновить В начало

10

42429,3 написал(а):

Ну не знаю , когда я вижу в ленте   твои реплики то у меня , никаких реплик про не упёрся не возникает .  ... А в ту группу и твои земляки заходят и вот Крымчанин ( Виктор Селедков ) бывает и Сергей Полеваев , да и просто там бывают интересные комментарии !

Я в ваши группы не захожу,вижу только в ленте.То что я вижу на ОК зайдя туда это лента с сообщениями моих друзей я так понимаю.
То есть пока ты у меня в друзьях,я буду всё это видеть,и ни куда от этого не денешься.Вообще то есть варианты,но это пока лишнее.

11

42432,10 написал(а):

Я в ваши группы не захожу,вижу только в ленте.То что я вижу на ОК зайдя туда это лента с сообщениями моих друзей я так понимаю.
То есть пока ты у меня в друзьях,я буду всё это видеть,и ни куда от этого не денешься.Вообще то есть варианты,но это пока лишнее.

Ну так среди друзей можно и помягче  :D а то на х...упёрся  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/85288.gif

12

42456,3 написал(а):

а то на х...упёрся

Что я так сказал? Не может быть.
Валера,а полковник Пупыкин тоже у вас там?
Что то его в последнее время не видно.

Отредактировано Александр Уханов (04-02-2017 20:16:47)

13

42460,10 написал(а):

Что я так сказал? Не может быть.
)

42423,10 написал(а):

,а так в х... он мне не упёрся ваш клуб

14

42468,3 написал(а):

Сегодня 12:18:42

Та ну... o.O
На вопрос лучше ответь.

15

42470,10 написал(а):

Та ну... 
На вопрос лучше ответь.

Я знаком с двумя подполковниками , полковников не знаю.

16

42477,3 написал(а):

Я знаком с двумя подполковниками , полковников не знаю.

Фамилию я написал

17

Гвардейцы из  эскадрильи Маресьева

Репортаж майора Бернда Шиллинга из гвардейской летной воинской части ГСВГ.   (перевод с немецкого) http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

Гвардии капитан Рустем Минлишев проснулся сегодня в 4 часа утра. Хотя для него ночь закончилась очень рано, но спать лётчик должен был не менее 8 часов – таково требование авиационной медицины и врач эскадрильи обязательно об этом спросит. Сегодня – день полётов, план боевой подготовки - очень напряженный, он обязательно расписан по минутам.

   

     Лишь несколько минут занимают обычные утренние дела – умыться, побриться, надеть форму. 29-летний лётчик привык собираться на службу очень быстро, эта способность тоже является частью его профессии. Вся семья ещё спит - жена Любовь и две дочки – Зарема и маленькая Настя, родившаяся совсем недавно, в мае 1984 года здесь же в гарнизоне. Уходя, Рустем закрывает дверь очень тихо, чтобы никого не разбудить.

      Дорога от жилого городка до лётной столовой занимает совсем немного времени. Рустем очень любит завтракать со своими товарищами по эскадрильи истребителей. Завтрак – это не только вкусная еда и возможность что-то обсудить за столом. Прежде всего – это возможность зарядиться, подготовить себя к напряжённому дню полётов. Рустем заказывает яичницу с колбасой, крепкий и горячий чёрный чай, пару бутербродов из чёрного хлеба с маслом. Этого должно хватить до следующего приёма пищи.

После переодевания в высотный костюм следует обязательный предполётный медицинский осмотр. Пульс – 72. Давление – 115 на 70. Рустем почти неосознанно запоминает эти цифры. «Спали хорошо?» – «8 часов» – «Поели?» – «Позавтракал в столовой». Температура - нормальная. Лёгкие тоже в порядке. Рустем чувствует себя отлично, он готов к любым нагрузкам в полёте. Осталось только принять обязательные перед полетом поливитамины.
http://s1.uploads.ru/t/lmhYw.jpg
Капитан Минлишев поднимает знамя ВВС.

    Выходя на улицу после совещания у командира эскадрильи, лётчики внимательно смотрят в небо. Я подумал: при такой погоде полёты едва ли состоятся! Сумерки совсем не рассеиваются, низко нависают чёрно-серые облака. Погода становится совсем нелётной, начинает моросить пронизывающий холодный дождь. Но советские лётчики не привыкли отступать. Гвардии капитан поднимается по лестнице, ведущей на башню КП. Он подходит к флагштоку, чтобы поднять флаг советских ВВС – флаг, на котором изображены небо и  солнце, а в центре поля – эмблема советской авиации. Флаг поднимается в тёмное небо несмотря на совсем испортившуюся погоду. Спустя несколько минут, ровно в 7 часов руководитель полётов запускает в небо две зелёные ракеты. Полёты в эскадрильи по традиции начинаются с запуска в воздух ракет и подъёма флага ВВС. Но почему именно Минлишеву доверено сделать это?

     Замполит эскадрильи сразу отвечает на мой вопрос. Но начинает он издалека. Он подробно рассказывает о традициях своей эскадрильи. Подполковник рассказывает мне про Алексея Маресьева. Жизнь этого знаменитого лётчика стала основой сюжета романа Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Лётная судьба Маресьева начиналась именно в это эскадрильи. После тяжёлого ранения ему были ампутированы обе ноги, но ценой огромных усилий и упорных тренировок ему удалось вернуться в небо, вновь стать военным лётчиком. Ставший Героем Советского Союза А.П.Маресьев, выступая 23 апреля 1949 года на Всемирном конгрессе сторонников мира, обратился к его участникам с такими словами: «Сегодня каждый молодой человек должен спрашивать себя – что я делаю сам для защиты мира?» И лётчики эскадрильи Маресьева могут служить образцом такого отношения к своему делу. Можно привести немало примеров того, как молодые лётчики эскадрильи отвечают на этот вопрос своими поступками. И эти поступки часто можно назвать героическими. Замполит рассказывает мне о гвардии капитане Алексее Елисееве – одном из девяти Героев Советского Союза, удостоенных этого звания среди лётчиков эскадрильи. Ценой своей жизни он уничтожил вражеский самолёт, Лётчик, совершивший воздушный таран, был навечно занесён в списки части. И самый лучший лётчик эскадрильи теперь удостаивается чести поднять флаг перед началом полётов. Сегодня это доверено капитану Минлишеву.

http://s8.uploads.ru/t/egw0K.jpg
Кого называют лётчиком-снайпером?

Капитан Минлишев – среднего роста, темноволосый, с карими глазами. По национальности он татарин. Его личный налёт составляет 1300 часов. Если можно как-то оценить его личный вклад в дело защиты мирного неба над границей между социалистическими и империалистическими странами, то, по его мнению, это,  прежде всего, его квалификация военного лётчика 1-го класса. Минлишев уверен, что скоро станет лётчиком-снайпером. Этого почётного звания в советских ВВС может быть удостоен только такой лётчик, который на протяжении многих лет способен соответствовать квалификационным требованиям лётчика 1-го класса. При выполнении любых учебно-боевых задач – высшего пилотажа, ведении огня по наземным, воздушным и морским целям, нанесении бомбовых ударов – оценка может быть только отличной – средний балл не ниже 1,25 (вероятно, по немецкой системе – (прим.перев). Рустем Минлишев – из таких лётчиков. Сам он так оценивает своё лётное мастерство: «Я могу пилотировать свой самолёт в любое время суток в любых погодных условиях и участвую в обучении этим навыкам молодых пилотов. Сегодняшняя погода – вовсе не плохая, наоборот, такая погода только способствует обучению пилотов, подготовке их к решению более сложных боевых задач». 

Взлёт звена Минлишева.

Сегодняшнее боевое задание – воздушный бой в составе звена против активно маневрирующих воздушных целей. Звено Минлишева – четвёрка МИГ-23 - поднимается в воздух парами. Сам взлёт занимает лишь несколько секунд. Чем ближе находишься от взлётно-посадочной полосы, тем более незабываемое впечатление получаешь от  этой картины. Я стою всего в 15 метрах от бетонной полосы. У МИГ-23 – изменяемая геометрия крыла, сейчас крылья максимально повёрнуты в стороны. Размах крыльев в таком положении - 14,5 метров, это делает готовый к взлёту истребитель-перехватчик внешне несколько неуклюжим. Но это впечатление обманчиво! Готовые к взлёту самолёты стоят уступом, совсем близко друг от друга. Обороты турбин растут, при этом начинает казаться, что их свистящий звук как бы затихает. Но проходит буквально несколько секунд и звук двигателей становится просто оглушительным, его растущие децибелы уже практически невозможно выносить. Два самолёта, две сложнейшие 17,5- тонные боевые системы молниеносно набирают скорость и спустя лишь несколько сотен метров взмывают в воздух. Несущая площадь крыла составляет 27,3 метра способствует быстрому набору высоты, самолёты быстро исчезают из вида. Лишь струи горячего воздуха над взлётной полосой какое-то время напоминают о взлёте звена Минлишева.

Подготовка к полётам началась на самом деле задолго до сегодняшнего дня. Рустем Минлишев и его коллеги много раз отрабатывали на тренажёрах отдельные элементы боевой задачи. Составлялись схемы полётов, на которых поэтапно уточнялись все этапы выполнения упражнений. Подробно обсуждался боевой опыт советских лётчиков, накопленный во время войны. Рустем охотно цитирует слова генерал-майора ВВС Арсения Ворожейкина, который ещё сорок лет назад в своей книге «Истребители» написал, что «техника пилотирования должна быть отработана лётчиком до такой степени, чтобы он мог выполнять любые фигуры высшего пилотажа с закрытыми глазами». Это – один из ключей к успеху. Воздушный бой протекает, как правило, с огромным напряжением всех сил лётчика, когда от перегрузок попросту темнеет в глазах. Но и в такие моменты пилот не может терять контроль над ситуацией. Он должен в любой момент быть способен управлять самолётом, не теряя пространственной ориентации, чтобы не попасть под огонь противника или не столкнуться с землёй. Эти слова были обращены к молодым лётчикам поколения Великой Отечественной войны, летавшим на одномоторных «Лавочкиных», «Петляковых», «Ильюшиных» и «Яковлевых» на скоростях 500-600 км/ч. Но слова Ворожейкина стали тем более актуальными в наши дни. Скорость МиГ-21 – 2125 км/ч., МиГ-23 уже в 2,5 раза быстрее скорости звука, а МиГ-25 летит со скоростью примерно 3200 км/ч. И это всё происходит в любом диапазоне высот – от самых низких и до 20-30 километров над землёй! МиГ-23 с его изменяемой геометрией крыла ставит перед пилотом непростые задачи. При каждом положении крыльев изменяются и аэродинамические характеристики самолёта. Можно выразиться так, что лётчик в процессе полёта всё время должен переключаться на управление как бы другим самолётом, с совсем иным поведением машины в воздухе. И здесь многократно возрастает значение способности лётчика действительно мастерски управлять самолётом.

Наземные помощники пилотов 

(дословно – «Такие техники, как Фёдоров»)

Боевая готовность эскадрильи обеспечивается, однако, не только профессионализмом лётчиков. Секретарь комсомольской организации эскадрильи гвардии капитан Михаил Степанов может назвать имена многих наземных специалистов эскадрилии, которые добросовестно выполняют свой долг и по комсомольски ответственно относятся к общему делу: «Все без исключения техники и механики у нас имеют классность не ниже «2», а более опытные – только «1». Он начинает перечислять мне своих сослуживцев, с уважением называя их полные имена и отчества: «Техник гвардии старший лейтенант Верёвкин Дмитрий Владимирович, специалист по вооружению гвардии младший сержант Галицкий Владимир Николаевич, механик гвардии прапорщик Байков Александр Николаевич…» Было бы интересно поговорить с кем ни будь из них, подумал я. Мы подходим к просторному ангару, где на контрольном стенде находится МиГ-23, с которым производит какие-то работы один из техников. «А можно поговорить с этим товарищем?» спрашиваю я.

http://s3.uploads.ru/t/3KCAn.jpg
http://s6.uploads.ru/t/DsrQy.jpg
«Почему же нет?» – так отвечает секретарь комсомольской организации: «У на все – хорошие товарищи!». Сказано это было с очень искренней и обезоруживающей интонацией, в словах моего собеседника чувствовалось глубокая уверенность. «Ну, пойдём!» – сказал он на русском. Мы подошли к МиГу.

Техник расположился на второй ступеньке прислонённой к самолёту примерно двухметровой металлической лестницы. При этом он ухитряется работать в кабине пилота! Забираться по ступенькам выше гвардии старшему лейтенанту Николаю Фёдорову не нужно. В этом я убедился, когда он спустился на землю. Рост 1м 88см позволяет ему достаточно часто и не пользоваться лестницей при проведении различных работ по обслуживанию самолёта с изменяемой геометрией крыла. Но его большой рост – не единственная причина познакомиться поближе с этим 26-летним парнем из Литвы. К «старым лисам» среди лётных техников Николай себя не причисляет. Трёхлетний стаж, конечно, уже что-то означает, но есть и гораздо более опытные техники. Тем не менее, вряд ли стоит упрекать Николая в излишней самоуверенности, когда он не без гордости говорит: «1-й класс у меня уже есть, а мастером я стану уже в этом году!» Это звучит, как нечто само собой разумеющееся, хотя квалификация мастера – высшая из четырёх возможных в Советской Армии для оценки военно-технических специалистов. Экзамен для получения этой квалификации – очень строгий и в части можно по пальцам пересчитать таких специалистов.

Красный самолётик на фюзеляже.

Между тем в разговор вступает замполит ремонтно-эксплуатационного подразделения гвардии капитан Роман Прямичкин. По вполне понятным причинам его заинтересовало, о чем беседуют с гостем его сослуживцы. У капитана можно узнать много важного и интересного работе авиационно-технической службы. Он со знанием дела объясняет, что означает этот красный силуэт самолётика, нарисованный на фюзеляже. «Отличный самолёт» – это означает, что уход и обслуживание самолёта проводятся только на «отлично». Подтверждением именно такого отношения к самолёту и служит эмблема на фюзеляже. Замполит уверен, что МиГ должен выглядеть именно так! Заслужить право нанести на самолёт такую эмблему непросто. «Чтобы самолёт стал «отличным» – это не только технический вопрос», - рассказывает гвардии капитан: «Решение принимается строгой комиссией, в работе которой участвуют не только инженерная служба и командование, но и политическое руководство подразделения, представители комсомольского и партийного бюро. При принятии решения учитываются все оценки за полугодие, состояние самолёта проверяется постоянно и очень тщательно. Но такое звание присваивается не навсегда. Достаточно один раз получить оценку «3», чтобы лишиться этого звания». Вот такие строгие требования! Но Николай Фёдоров не боится лишиться этого звания. Он, вместе с другими первоклассными специалистами готов дать гарантию, что такая эмблема постоянно будет украшать фюзеляж самолёта, подтверждая высокое качество обслуживания и ремонта.

Комсомольская гарантия для МиГов.

Работать с комсомольской гарантией – так называется инициатива, с которой выступили молодые советские военнослужащие. Целью её является желание принимать активное и прямое участие в поддержании самого высокого уровня боевой готовности эскадрильи. «Особое внимание мы уделяем помощи нашим самым молодым техникам, которые только что прибыли из военных училищ», - так полагает будущий «мастер» Фёдоров. Сам он стал так быстро высококлассным специалистом благодаря изначальной помощи старших товарищей. И теперь гвардии старший лейтенант уже сам способен многому научить других, например своего коллегу гвардии лейтенанта Александра Гарина. Николай прежде всего постарался убедить его в том, чему и сам научился в самом начале своей работы – сразу не бывает готовых специалистов, чтобы стать хорошим специалистом – нужно многому учиться. Вот на таких комсомольцев и могут всегда положиться Рустем Минлишев и его товарищи. 

Точная посадка.

Приближается полдень. Минлишев со своим звеном успел уже в четвёртый раз подняться в воздух для выполнения боевых заданий. Уже в который раз на меня производит большое впечатление то, с каким мастерством лётчики выполняют посадку. В начале взлётно-посадочной полосы имеется так называемая зона точной посадки. Она обозначена белыми полосами. Именно в этой зоне должны коснуться полосы колёса самолётов при приземлении для получения отличной оценки в соревновании лётчиков на самую точную посадку. Никто из пилотов МиГов не выходит за пределы этой 30-метровой зоны, но и здесь есть свои особенности. Колёса основных стоек шасси стирают краску с самой последней из белых полос с точностью буквально до считанных сантиметров. Когда я спрашиваю Рустема Минлишева об этом, он хитро улыбается. Что это – лётный кураж или боевое мастерство? А на вопрос о том, доволен ли он сегодняшними полётами, Минлишев отвечает уже с искренней признательностью: «Техники отлично выполнили свою работу». Это лучшая похвала для тех, о ком в своё время написал такие слова трижды Герой Советского Союза Маршал авиации Покрышкин: «Кем были бы лётчики-истребители без техников! Они последними уходят с аэродрома и самыми первыми, ещё до рассвета, приходят. Своими руками они заботятся о моторах и обшивке самолёта, чувствуют их и ухаживают за ними, как матери за детьми». Конечно, Рустем сегодня устал, он сам в этом признаётся. Каждая фаза полёта от взлёта и до посадки требует от пилота высочайшей концентрации. Мне самому даже трудно представить, насколько всё это сложно, какие требования предъявляются к пилоту современного истребителя. Но когда я вижу кабину МиГа, до отказа наполненную таким количеством приборов, рукояток, переключателей – мне становится ясно, что это очень сложная работа как для рук и ног лётчика, его глаз и ушей, но, главное и прежде всего – для его мозга. Ведь он должен быть хозяином положения в любой ситуации.
http://s0.uploads.ru/t/vkUai.jpg
«Речь не идёт о том, что нужно постоянно наблюдать за всеми приборами»,- объясняет Рустем, сидя в кабине МиГа-23. «Я должен прежде всего следить за теми, которые дают мне наиболее важную информацию в зависимости от определённого этапа полёта». От 85 до 90% информации в полёте лётчик воспринимает при помощи зрения. Таким образом, самая большая нагрузка приходится на глаза пилота. Ориентируясь на показания приборов, анализируя эту сложную комбинацию символов и цифр, лётчик должен точно определять положение своего самолёта в воздухе, состояние всех его систем. Современный самолёт устроен очень и очень непросто, и хотя многочисленные устройства предназначены для максимального облегчения труда пилота, но всё равно в этой сложной системе «человек-самолёт» всё-таки решающим фактором остаётся человек. Личный состав Маресьевской эскадрильи в полной мере соответствует этим постоянно возрастающим требованиям. Для них примером является сам Алексей Маресьев, они всегда помнят его слова о военной службе: «Никто неожиданно не становится героем и героями никто не рождается. К подвигу люди готовятся всей своей жизнью». Наши товарищи Рустем Минлишев и Николай Фёдоров – из таких людей. И то, что они носят квалификации «Лётчик-снайпер» и «Мастер» – это их личный подвиг в мирные дни, это их отношение к своей службе, это их готовность к защите социализма с оружием в руках

Отредактировано Государкин Сергей (21-02-2017 14:33:05)

18

Служба советских солдат в ГДР

Были времена, когда Германия была чуточку ближе русскому человеку. Мы побеседовали с участниками тех событий, а именно с Петровым Андрианом Викторовичем, проходившем службу в ГДР.

http://sd.uploads.ru/t/oXVYx.jpg
1. В каком году Вас призвали в армию?
- Март 1982
2. В каких войсках и в каком городе/населёном пункте/месте Вы служили?
- Мотострелковые войска(43 ОПОО) Вюнсдорф
http://se.uploads.ru/t/ziDrP.jpg
3. Сколько времени Вы провели в ГДР?
- Два года. Был в туристической поездке по истечении 5 лет после службы в мае 1989 года.
4. Какие были первые впечатления о ГДР?
- Чистота.
5. Были ли у Вас контакты с немцами, если да, то расскажите о них пожалуйста поподробнее? Немцы учили русский в школе, а нужен ли был немецкий язык советским солдатам? На каком уровне он был у Вас и у других сослуживцев?
- Да были. На мопеде «Симсон» приезжал трубочист в униформе, жил в Нойхове. Улыбчивый, добродушный мужчина лет 45. Часть бывала на заготовке овощей под Барутом. К нам приходил одноногий пожилой мужчина и рассказывал, как в боях под Великими Луками за станцию Насва в 1944 году ему оторвало ногу и он был благодарен судьбе, что так случилось. Не многим его товарищам удалось там выжить. Теперь я живу в Великих Луках, а под Насвой в том же 1944 году погиб дед моей жены артиллерист 662 артполка 208 стрелковой дивизии рядовой Орлов Алексей Иванович.
Немецкий советским солдатам был нужен. Я в школе охотно изучал немецкий, смотрел ТВ программы без переводчика, разговорный язык был сложнее литературного… При проверке документов на гарнизонных КПП мог общаться с немцами. Понимал разговор, происходящий между немцами, что было достаточно важно при несении службы. К сожалению, не все на достаточном уровне владели немецким языком, но элементарные навыки общения имели.
http://se.uploads.ru/t/p8Kwq.jpg
6. Как воспринимали Вас и ваших сослуживцев местные жители, дружелюбно, враждебно?
- Мне кажется, что нас воспринимали дружелюбно. Например, я служил в ГДР уже в третьем поколении. Мой дед гвардии подполковник Андреев Николай Андреевич закончил войну в Берлине и служил до 1947 года в Паузине (северо-западнее Берлина), отец Петров Виктор Иванович служил в Бернау в 113 АПАП (1965-68), брат служил в Дрездене (1978-80), а я в Вюнсдорфе (1982-84) Местные жители довольно часто угощали шоколадом, сигаретами.
7. С чем у Вас ассоциируется служба в ГДР/ может быть какое-то воспоминание? Отличалась ли она от службы в СССР?
- Служба в ГДР отличалась от службы в СССР, мы были представителями нашей державы, потомками тех, кто победил фашизм. Наши гарнизоны были расположены далеко впереди пограничных застав СССР и при получении приказа мы были обязаны первыми вступить в бой, дав возможность тыловым округам на принятие нужных мер.
8. Как удавалось поддерживать отношения с родными и близкими во время службы?
- Отношения с родными и близкими поддерживались почтовыми сообщениями. Мне за образцовое несение службы командованием части было объявлено два краткосрочных отпуска по 10 дней без учета дороги к месту жительства и обратно для пребывания на Родине.
http://sh.uploads.ru/t/tLwnN.jpg
9. Как происходило возвращение на Родину?
- Возвращение на Родину… за 2 года наше подразделение стало одной большой семьей, тяжело было расставаться с друзьями, с которыми делилось все, что было в армейской жизни. Наши командиры стали нам старшими братьями и товарищами.
10. Повлияла ли служба в ГДР на Вашу дальнейшую жизнь и если да, то как/ в чём это выразилось? Есть ли у вас связи с кем-то из сослуживцев, знаете ли как сложилась их судьба?
- Да, служба в ГДР повлияла на мою дальнейшую жизнь. Армия воспитала во мне качества, пригодившиеся в дальнейшей жизни. Я побывал в стране, где закончилась самая кровопролитная война человечества и завершил эту войну советский солдат. Все мужчины нашей семьи воевали, одна из бабушек пережила Блокаду Ленинграда.
Связь с сослуживцами имеется! Мы же армейские друзья! Наши командиры, лейтенанты стали полковниками и генералами, мы стали директорами, агрономами, менеджерами, водителями, строителями и, в целом, хорошими людьми, готовыми к общению с друзьями молодости и помощи друг другу. Теперь у нас есть уже взрослые дети, а у некоторых и внучата, теперь и они причастны к нашему общему прошлому — службе в ГСВГ!

Отредактировано Государкин Сергей (22-02-2017 12:04:57)

19

http://pantv.livejournal.com/1046357.html

Как я служил оккупантом Германии ..
.
May. 23rd, 2016 at 10:45 PM

В   Германию я поехал из Литвы, где служил в "Северном городке" Вильнюса.
Как раз при мне там их самостийность и душили. Но больше делали вид что душили))) Когда прибыл во Франкфурт, в "отстойнике", познакомился с бывшим выпускником Уссурийского СВУ. Повезло. И я его оканчивал. Оказалось, что именно он распределял офицеров. Так я стал блатным. Все, ясное дело, стремились попасть в части, выводимые попозже и находящиеся в приличных местах. Я не оригинальничал. В результате попал в пригород Берлина – Потсдам, а моя новая часть вывелась предпоследней. Позже нас, убыла на Родину только "Берлинская бригада"... последней...

http://s2.uploads.ru/t/XAW1S.jpg
Выехать из Литвы на службу в Германию было не так просто. Нужно было обладать здоровьем космонавтов. Не только самому, но и иметь здоровую жену и детей. Если все здоровы, давали справку.
http://s3.uploads.ru/t/q1UoV.jpg
Проверяли досконально. Даже зубы. Кишку глотали отечественную для проверки желудка. Кстати, все внутренности мне помню поцарапали. Повторяться не буду, об этом я писал здесь Литва и выезд в ГСВГ
http://s9.uploads.ru/t/wZJI8.jpg

Служебные паспорта были синие, как и положено. И фотографии в гражданке. Это мой первый советский паспорт, так как в армии я был с 13 лет и паспорта общегражданского не имел никогда - у меня сразу был "Военный билет", а потом "Удостоверение личности офицера".
http://sg.uploads.ru/t/VhkLJ.jpg
Свитер гражданский при фотографировании я на военную  рубашку с галстуком надел )))

http://s0.uploads.ru/t/8YG3s.jpg

Германия запомнилась серьёзным отношением к службе. Служить довелось в части элитной!

Это 286 гвардейская гаубичная самоходно-артиллерийская Пражская Краснознамённая орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада, в составе 34 артиллерийской дивизии ГСВГ.
http://s0.uploads.ru/t/Ug7GC.jpg
http://se.uploads.ru/t/M1Uxk.jpg
Картинка с обозначением зданий (кликабельна).

http://s2.uploads.ru/t/wPf4j.jpg
Рядовой Бердыев моей батареи принимает военную присягу на плацу части.

Солдаты все иностранцы ))) т.е. не русские. Зато размеренная служба и боевая подготовка.
"Вылететь" (быть высланным) в Союз можно было за 24 часа. И не только из-за залета по службе, но и по вине супруги. К примеру, за её работу у немцев, хотя у немцев работали жены практически у всех.

Ещё Германия запомнилась неуемным желанием любого начальства выгнать побольше машин и вывести эшелоном на Родину побольше строительных материалов. Часть материалов уходила в сторону )))) Машины начальники выгоняли непрерывно. Для этого в частях имелись прапорщики и сержанты сверхсрочники.

Командир нашей бригады выгнал около 30 штук, зампотыл около 50, замполит около 10.

Единственным светлым пятном был начальник штаба. Он выгнал всего лишь около четырех. Строительные материалы тоже пользовались повышенным спросом. Все, что можно было снять и упаковать, солдаты снимали и упаковывали. Сняли даже пол в спортзале – он приглянулся какому-то генералу. Снимали бетонные заборы, унитазы, батареи отопления и т.д.

Всё имущество грузили в контейнера, составляли опись загруженного в нескольких экземплярах. За этим строго следили.

Когда вывелись, ни одного отправленного эшелона с имуществом мы так и видели. Учений с боевой стрельбой, почти не проводили, ограничивались стрельбой на ВАПе (винтовочный артиллерийский полигон).

Солдат в батарее было не много – 28. Это были узбеки (из 28 только трое русских). Тогда их специально привезли в ГСВГ, почему именно их, не знаю. Наверное командование ГСВГ и ВС России полагало что граждане РСФСР могут попроситься остаться в Германии и стыда не оберешься, а вот если попросятся узбеки, то не страшно.  Славян в моей батарее было всего два сержанта. У нас весь дивизион был узбекский )))

Обратите внимание на шеврон. Серп и молот в то время приказали срезать на всех шевронах. Осталась просто красная звезда.

Располагались мы в казармах бывшего полка "СС" на Недлицштрассе.

http://s8.uploads.ru/t/NBu2k.jpg
Вооружение - 8 самоходных орудий 2С3-М и комплекс машин управления 1В12. Узбеков мы хорошо обучить не успели. Должен сказать солдаты из них не плохие. Но там тейповая система. И узбек с Ферганы был авторитетом даже для более крепких соотечественников. При правильном распределении сержантского состава, батарея была вполне управляемая, хотя с русским в первое время были большие проблемы.
http://sf.uploads.ru/t/fvHXA.jpg

http://s0.uploads.ru/t/48GUW.jpg
Казармы были супер. Отдельные кубрики на каждый взвод, одноярусные койки, канцелярии для офицеров. Каждая батарея занимала один этаж. Дивизион – одно трехэтажное здание из красного огнеупорного кирпича.

Какие у меня были подвалы. Там кладовки и прочее. Потолки сводчатые... красота!
Офицеров и прапорщиков в батарее было девять. Имелись заместители командира батареи – освобожденный СОБ и замполит. Комбат был царь и бог (т.е я))). Германия – единственное место, где я смог насладиться управлением людьми и ведением батарейного хозяйства. Благодаря отличному старшине и неплохому технику, проблем было мало, и они решались с пол тыка.
http://sg.uploads.ru/t/IALwl.jpg

http://s5.uploads.ru/t/RIwf0.jpg
Новобранцы - узбеки после принятия военной присяги. Я в первом ряду второй слева.

Со мной была жена, сын, я получал приличную зарплату и вполне могу занести это сложное время к себе в актив. Ниже на фото сын Вася в Потсдаме. Обелиск - центр Европы (как считают немцы). К сожалению не был я тогда блогером. И фоток оттуда мало и делались они на убогий фотоаппарат-мыльницу.

  http://s8.uploads.ru/t/yBzJE.jpg
   
Жена быстро устроилась работать в городе Потсдаме во французском отеле. Хоть официально это было и запрещено.

Начала работать горничной, затем стала старшей на этаже. Случилось это случайно. Она вернула 2000 марок владельцем отеля. Их забыл под подушкой постоялец. К ней присмотрелись. А затем она объясняла клиентам на английском как и куда добраться в городе. немцы как-то с иностранными языками в то врем не дружили и очень удивились что русская знает и немецкий и английский. Спец. школа иностранных языков в Питере даром не прошла. И ее быстро повысили.
Взять с работы что-то и там было святым делом. Особенно ценилось дегтярное мыло. Все что оставалось от клиентов нужно было справедливо распределить между всеми горничными. И немки не брезговали брать домой и мыло и шампунь. Говорила что за право унести дегтярное мыло (было и такое) даже немки бились )))

Каждое утро она вставала в 6 утра, вылезала на Недлицштрассе через дырку в заборе и пешком шла на работу в центр города (около 3 км каждый день). Через КПП выходить было нельзя. Там могли заметить что идет работать к немцам и доложить куда следует. И на автобусной остановке по этой же причине нельзя было показываться. Зато платили хорошо. Наверное две моей зарплаты ежемесячно.

Офицерам служившим в Германии платили в марках и полный оклад за звание и должность в рублях автоматом клалось на книжку. Получать их надо было уже после вывода в Россию или в отпуске.

http://sg.uploads.ru/t/IwcS1.jpg

Я с сыном торт едим )))

В службе проблем не было, кроме караула. Особенно, если он попадал на день начальника штабы бригады. К его ночному приходу всё вымывалось и блестело, как у кота яйца, в туалет выливалось немереное количество одеколона, цветы протирались тряпочкой и обязательно поливались.

http://s1.uploads.ru/t/4DXfE.jpg

Если на улице непрерывно шел дождь, к приходу НШ всё равно разгонялись лужи. Удовлетворить его требования удавалось крайне редко.
Обычно, его прихода, рядом с караулкой, уже ждал замполит и начальник штаба дивизиона от которого назначен караул. Приходили сами – всё равно вызовет. Если недостатки были незначительными, всем объявлялось взыскание. Если значительные – начальника караула менял другой начальник, вплоть до командира дивизиона. Начальник штаба бригады ввел много интересных служебных новшеств.
В комнате дежурного по части, у сейфа с пистолетами, под одной из досок пола, была сделана потайная кнопка и закрыта линолеумом. Заметить её было невозможно, а при нажатии сразу включалась сигнализация в караульном помещении.

По инструкции, уточнять, что случилось у дежурного, мы не могли. Поэтому приходилось поднимать "караул в ружьё" и лететь… окружать комнату дежурного. Для этого нужно было пересечь жилую зону и серьёзно запыхаться. Когда, после твоего забега, к тебе выходил улыбающийся дежурный и объяснял, что случайно наступил на эту доску… типа… даже не помню, когда… чудом удавалось сдержать себя и не дать подчиненным совершить на него реальное нападение. Кроме различных проблем для караула, начальник штаба контролировал обучение офицерского состава (чистого зама у комбрига не было).

Помню как один раз мы выехали в войска ГДР. Там шел на "распил" артиллерийский дивизион 2С3, такой же как наш и нам разрешили взять любые запчасти которые нужны. Приехали мы и ахнули. Новые самоходки, зипы, все на месте! Ночные приборы, новые двигатели. прямо взяли бы и поменяли наши старенькие машины на эти. Но нельзя. В результате сняли там все что можно, а потом устроили небольшой совместный ужин с баварскими сосисками и русской водкой.

И ФК ЦСКА помню. 3 марта 1993 года они играли с французским Олимпиком (Марсель), кажется в Кубке европейских чемпионов. Почему-то домашний матч в Москве проводить было нельзя, должно было быть нейтральное поле и его решили провести в Берлине и привезти на него наших офицеров. Вот на этом выезде я был с сыном. Помню, что бы запомнил, купил ему восемь сникерсов (он их тогда любил). Так вот сникерсы те он до сих пор помнит и теперь уже не любит их, а вот сам футбол забыл. наши проиграли, а я весь матч махал флагом России (с Ленинской комнаты его взял и древко обломал (с длинным не пускали).

http://s9.uploads.ru/t/xamUg.jpg
Марсель (Олимпик) в тот год выиграл турнир, обыграв в финале Милан 1 -0.

Два раза в неделю в дивизионах проходили занятия. Решали задачи по стрельбе и тактике. Листы с оценочными ведомостями сдавались НШ. В дни своего ночного ответственного бдения, он просматривал их, и частенько давал дополнительные задания двоечникам. Ночью. Их вызывали по тревоге, вручали конверт с заданием и они решали задачи. Затем сдавали их дежурному и уходили досыпать.

Ниже я подписываю документы в парке боевых машин. Слева замполит батареи Слава Ляхов.

http://sf.uploads.ru/t/9FTvV.jpg

Под «вывод» (на Родину из Германии), когда терять было нечего (западные марки и машины на Родине не светили), получив вызов по тревоге и прибыв к дежурному, некоторые разгильдяи раскрывали конверт с заданием, и с удовольствием, аккуратно писали напротив каждого вопроса: "не знаю"… "затруднился ответить"… "не могу сосредоточиться"… "забыл" и т. п. Если в конце задания нужно было подать команду, то писали нечто вроде: «Море огня огонь!».
Затем, сдавали ответы и шли досыпать. Но это самые без башенные, большинство просто выясняло по телефону причины вызова и просили передать, что выгуливали собаку на улице… до утра… и вообще рекомендовали впредь, ночью по пустякам не беспокоить.

Утром соплей было много, но порочную практику НШ прекратил. Командиром бригады был полковник Яцюк. Наша артиллерийская дивизия, вообще была уникальной. Все командиры бригад – хохлы с ярко выраженными фамилиями. А на гербе дивизии, на желто-голубом фоне было начертано: "СЛУЖИМ РОССИИ".

Позже, когда уже вывелись в Россию и командир бригады перестал быть для меня недосягаемой величиной (начальники стали ближе) я, будучи дежурным по бригаде, разговорился с комбригом. Я знал, что он навыгонял кучу машин, купил квартиры дочерям и куче родственников, имел три квартиры в Киеве для сдачи в наём... даже, по утверждению земляков, построил на родине, в пригороде Киева, шикарный трехэтажный особняк рядом большим с озером. Понятно что все надо было делить на три, но все равно впечатляло.

Все ждали, что он уйдет на пенсию или поедет служить самостийной Украине. Ожидали этого ещё в Германии, но он не уходил. Решили, что после вывода уйдет. Но он и тут не ушел. Хотя, говорят что его настойчиво звали служить на Родину.

Я спросил его: "Товарищ полковник, почему Вы служите здесь, в России, ведь ваша семья, родственники, да и вообще корни на Украине. Неужели там не устроиться на службу?". Он помолчал, затем ответил: "Устроиться там легко, давно зовут. Но не могу пока уехать... понимаешь... платят в России больше...". И я понял что он настоящий хохол, которые всегда там где лучше))) не осуждаю, время было такое что многие гребли сколько выгребалось, не боясь последствий.

В Потсдаме мой сын пошел в первый класс, а я неудачно не выгнал две машины...

http://s8.uploads.ru/t/Tv69U.jpg

Часть фото из личного архива и публикуются впервые, часть (С) http://nazadvgsvg.ru/

20


КАК СЛУЖИЛИ В ГСВГ. ЗАПИСКИ СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА

Евгений Семечаевский
Журнал «Солдат удачи» №3, март 2009

Это ностальгия по настоящей, полнокровной и полноценной службе, которая была в Советской Армии. Наверное, многие, кому довелось служить в те времена, невольно тепло улыбнутся, уже прочитав заголовок. Да, каждому былому советскому офицеру есть что вспомнить. Разумеется, хорошее.
Остается лишь сказать, что автор этих воспоминаний Евгений Германович Семечаевский служил в Группе советских войск в Германии (ГСВГ, с 1989 года – Западная группа войск, ЗГВ) в 286-й гвардейской Краснознаменной, орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого Пражской самоходно-гаубичной артиллерийской бригаде.

НАЧАЛО СЛУЖБЫ

Бригада, в которой я начинал служить, осталась в моей памяти как самое яркое воспоминание не только в службе, но и в жизни. Я по-настоящему занимался тем, чему меня учили, было очень интересно. Конечно, случались и неприятные моменты, но они забылись.
Когда мы, молодые лейтенанты, прибыли в бригаду, нас отправили прямо на винтовочный артиллерийский полигон (ВАП). Там проверяли, кто из нас может быть командиром 1-го огневого взвода, а кто – командиром взвода управления батареи. В бригаде командир 1-го огневого взвода не был старшим офицером батареи («собом»). Надо сказать, эта должность была освобожденной, «соб» являлся заместителем командира батареи.
Отстрелялся я тогда неплохо, но меня назначили командиром взвода управления в 7-ю батарею. Кто-то из принимавших стрельбу после ее окончания ненавязчиво посоветовал мне:
– Семечаевский, вот вам пять марок, купите, пожалуйста, пару бутылочек коньячку и что-нибудь закусить, отметим ваше назначение…
– Так не хватит пяти марок, – удивленно и наивно отвечал я.
– Вы неплохо стреляли, разберетесь…
Это было начало. Что греха таить, первый месяц нас проверяли на прочность…
Прибыл я как-то в парк проверять и принимать технику. На подходе к дивизиону меня встретил зампотех Дмитрий Иванович Новиков со словами: «Вы, товарищ лейтенант, почему в подштанниках?» Я долго не мог понять, чего от меня хотят, пока не был отправлен переодеваться в комбинезон. Пытался объяснить, что я, мол, командир взвода и сам решаю, в чем мне ходить. Дальше мне было очень популярно объяснено, куда идти и что делать. Я быстрыми шажками перемещался в казарму…
Новикова солдаты между собой называли дядей Димой. Я потом долго обходил его стороной. Дядя Дима запомнился и тем, что, когда в 1987 году загорелась самоходка, он вывел ее, горящую, за пределы парка боевой техники. Это был поступок настоящего офицера, за что он получил медаль «За боевые заслуги».
Через месяц мы выехали в учебный центр, где мой механик-водитель пересел на «собовскую» машину, а у меня временно никого не осталось. Как назло, «закусило» вторую и заднюю передачу (это была болезнь наших МТ-ЛБУ). Меня бросили в поле рядом с машиной, командир батареи капитан Александр Георгиевич Игнатов пересел на 4-е орудие.
Батарея ушла. Я мужественно стал восстанавливать машину. К трем часам ночи вытащил все: полики, саму кулису, все рычаги, все тяги. Все лежало на броне. В машине осталась только голая коробка передач. Молотком бил по кулакам, но они не двигались с места.
Только утром приехал Сережка Храбров (механик-водитель «соба»). Залез в машину, выжал сцепление, что забыл сделать я, и, легко постукивая молоточком, поставил обе передачи на место…
Я готов был провалиться сквозь землю. Но Сережка был парень замечательный и никому не рассказал о ночной работе горе-лейтенанта.
Командиром взвода управления я пробыл недолго. Через 8 месяцев стал «собом» 4-й батареи. Не секрет, что это было престижно: должность освобожденная, а если «соб» был стреляющий, то уважение проявлялось не только со стороны командования, но и рядового состава. За каждую успешную стрельбу кто-то ехал в отпуск. Из дивизиона же за учебный период уезжали 3–4 человека.
Однако с новым назначением начался кошмар в моей службе. После рассудительного, очень внимательного, толкового и уже бывалого по возрасту командира батареи Игнатова я попал в руки к старшему лейтенанту Александру Васильевичу Кревскому. Сейчас все вспоминается с юмором, но тогда было не до смеха. Бедные бойцы и я вместе с ними! Телепрограмма «Служу Советскому Союзу» отдыхала! В программе все по уставу, а у нас было так, как скажет комбат. Много мата, ругани, и все должны были передвигаться только бегом! Все это для того, чтобы стать лучшими в бригаде.
Надо сказать, что сам Кревский стрелял отлично. Умел и организовать всех независимо от национальности, возраста, звания, положения и т.д. Вскоре он был назначен начальником штаба дивизиона.
http://s1.uploads.ru/t/F3hJU.jpg

МОСКОВСКАЯ ПРОВЕРКА

…Главная инспекция Министерства обороны СССР. 1987 год. Такая проверка была в моей службе всего один раз. Но этого хватило для воспоминаний на всю жизнь.
Хорошо помню начало проверки и строевой смотр. Проводил его генерал армии Сорокин. Если учесть, что командира бригады, подполковника, я обычно видел только в понедельник и издали, то от вида большого количества генералов на плацу у всех нас захватило дух…
После строевого смотра и сдачи строевой подготовки мы отправились в парк. Тут неожиданно приехал заместитель начальника инспекции по артиллерии генерал-полковник Кляпин. Он стал ходить по парку, выспрашивать, высматривать: сколько масла в запасе, где боекомплект, все ли загружено и т.д. Мы были предупреждены, что инспекция любит поднять по тревоге и проверить боевую готовность. Так что отнеслись спокойно. Ну, выгонят из парка, а потом назад.
Однако все пошло так, как никто из нас не мог предположить даже в страшном сне.
Когда пошел сигнал, мы легко вывели машины из парка, построили их в колоны и ждали обычной команды «Отбой», чтобы вернуться обратно.
Вместо этого поступил приказ: «Марш своим ходом». Причем не на близлежащий Крампницкий учебный центр, а на Ютербогский полигон, до которого километров шестьдесят.
Мы успели взять только оружие и тревожные чемоданы. На марш отправились кто в чем – кто в парадной (!) форме, не успев переодеться, кто в повседневной, кто в комбинезоне, кто в плаще…
Нет, до конца еще не верилось…
Началось движение. Прошли мост, он был полностью застелен резиной. Ну, думаю, все равно только на погрузку идем, ведь другой дороги нет. Каково же было мое удивление, когда мы выехали на автобан и пошли в сопровождении машин! Шли всей бригадой, а это около ста единиц гусеничной техники и несколько сот автомобильной.
Чудеса марша невозможно описать. В третьем дивизионе заклинило двигатель – новый «вбросили» за ночь. Машина настигла нас и стала в строй. Машины с боеприпасами, не заводившиеся, скажем так, со времен Великой Отечественной, шли в автомобильной колонне. Их тащили. Двигатели стреляли, пыхтели, дымились. Но все-таки доползли. Марш длился всю ночь. Утром прибыли на полигон. Все ждали команды привести себя в порядок и т.п. Очень хотелось есть.
Окончательно мы все перестали удивляться, когда получили команду на занятие боевого порядка. Через каких-то двадцать минут мы открыли огонь. Без ограничителей стволов, без обычной в таких случаях сложной подготовки и проверки начальником директрисы. Огонь вели для контроля, но всеми орудиями.
Шли вторые сутки. Пару часов мы поспали и все ждали команды «Отбой». Особенно тяжело было механикам-водителям. Машины были неновые, и если сразу не завел, то воздуха на вторую заводку уже не хватало. Огневые позиции перемещались постоянно, хоть и на небольшие расстояния, до 500 метров, но мучило и это. Специалистам не надо объяснять, что боеприпасы мы тащили за собой. Не успели выгрузить – идет команда на новое перемещение. И так много раз.
Вместо «Отбой» поступила команда приготовиться к совершению марша на «Магдебург» (Магдебургский полигон, самый большой в ГСВГ). Все «потухли»…
…Дальнейшие действия выполнялись как во сне, в «зомбированном» состоянии. Опять марш своим ходом… Правда, прибыв на полигон, уже успели сделать привязку на местности, провести подготовительную работу. После занятия боевого порядка время останавливали по разрыву снаряда. Это был верх совершенства нашей бригады, демонстрация ее возможностей.
Приехал генерал армии Сорокин. Генерал-полковник Кляпин доложил ему, что оценка «плавает» между «хорошо» и «удовлетворительно», проверяющие не могут определиться. Никто не ожидал последовавшего предложения. Прозвучало оно приблизительно так: «Ну что, комбриг, принимай решение. Выбери одну батарею, пусть она выполнит огневую задачу. Какую оценку получит батарея – ту и получит бригада в целом. Или будем мучить вас дальше».
В это время мы находились на огневой позиции и о принятом решении не знали. Мой наблюдатель доложил, что в нашем направлении по полю мчат уазики. Выглядываю из люка, смотрю – быстро едут, вроде к нам… Боже, прямо ко мне! И тут началось… Какие-то генералы, полковники окружили мою «собовку», у меня от страха голос пропал. Спасибо Кревскому, он парень прямой и всех их отправил куда подальше. Проверяющие отошли от машины и наблюдали издалека. С КНП передали, что стреляет командир 4-й батареи старший лейтенант Коноплев. Данные для стрельбы готовились на огневой.
За подготовку данных я не переживал: начальник штаба дивизиона Кревский трижды предупредил, что проверит данные и на ЭВМ, и на ПУО (приборе управления огнем). Командиры взводов, и не только мои, а всего дивизиона, были уже возле моих орудий.
В такие моменты память отчетливо фиксирует мелочи. Вспоминаю такой момент – командир дивизии генерал-майор Мардасов подточил карандашик и передал его Коноплеву. Сегодня я понимаю его, он всем своим видом пытался сказать: мол, не переживайте, мужики, все нормально, мы рядом.
Переживания же мои больше всего были связаны с орудиями. Все, кто служил в то время, знают – не было такого, чтобы не заклинило досылатель, или он вдруг «передумал» опускаться. Или клин затвора не закрывается. В общем, постоянно что-то происходило, что-то где-то клинило.
Пошла команда. Передо мной секундомер, работали четко. Проходит 10 секунд, дирекционный угол и дальность уже у меня, отлично. Начал подавать команду, стараюсь говорить медленно и четко. Через 25 секунд пошел прицел и доворот. С огневой передали: «Один снаряд залпом, огонь». Плохо, времени не оставили.
Командир основного орудия Юрка Ледащев не подвел. Закончив повторять команду, сразу сказал: «Четвертое готово. Угломер такой-то».
Дальше – тишина. Перевалили за минуту. Подтянулись остальные, кто был рядом. Больше всего я удивился, когда, высунувшись из люка с тангентой в руке, глаза в глаза столкнулся с начальником политотдела бригады подполковником Ветошкиным.
Слышу доклады: «Первое готово. Второе готово. Третье готово. Пятое готово. Шестое готово. Седьмое готово. Восьмое готово». Смотрю, времени еще вагон. Оглянулся: телефонист машины начальника штаба дивизиона держит большой палец вверх – значит, прицел и доворот верный. Ну, с Богом… «Батарея, залпом – раз… два… три!» Грохот, слышу в наушниках: «Первое – выстрел. Второе – выстрел» – и так далее все восемь орудий. Про себя думаю: надо же, ничего не застряло и осечки не было.
Дальше, огневики меня поймут, пошли минуты ожидания, самые напряженные. Там, на КНП, уже радовались и обнимались с Сашей Коноплевым, а мы сидели еще целых четыре минуты, ждали. Потом, когда уазики рванули на КНП, стало ясно, что цель поражена. Меня, конечно, все обнимали, поздравляли. Поступила команда «Отбой»…
Но на этом история не закончилась. С КНП звонит комбат и говорит: «Женя, остаешься сам, я буду завтра. Не расслабляйся, проверь все, особенно оружие, боеприпасы, шмотки. Только потом можете отдохнуть». Я даже не спросил, куда он едет. Мы собрались, выстроились в колоны.
Обратно, естественно, шли уже эшелоном. Если кто из служивших в Германии помнит, эшелон можно было заказать только за пять суток. То есть отдыхаем, чистим орудия, технику приводим в порядок. Смотрю, какой-то щеголь в новой форме идет к нам и улыбается. Саша Коноплев! Но не могу понять, почему блестит весь, вымытый и чистый, новые сапоги сияют, и на погонах – очень много звезд.
Так он же уже капитан! Вначале был шок, потом Саша рассказал, что привезли его в Вюнсдорф, в штаб ГСВГ. Начальник вещевой службы его одевал лично. А вручал погоны… лично министр обороны Язов!
Второй шок для меня был, когда мы вернулись на зимние квартиры и после сдачи инспекции начались кадровые перемещения. Начальник политотдела бригады стал начпо дивизии, наш командир дивизиона майор Курганский ушел в Альтенграбов на начальника штаба бригады. Сколько орденов и медалей было вручено! А из 4-й батареи солдат и сержантов в отпуск уехало аж восемь человек, я уже молчу про благодарственные письма на родину и грамоты.
Саша Коноплев заменился в Союз, и я принял 4-ю батарею. Прокомандовал месяц, как вдруг приехал новый командир батареи, и я снова стал «собом»… Вмешался комбриг полковник Караваев. Он пробил эту стену, и меня назначили командиром батареи, только 6-й.
(В дальнейшем свою 6-ю батарею я успел сделать лучшей в бригаде, но полного удовлетворения не получил: не хватило времени, чтобы реализовать все задуманное. В мае 1990 года я заменился в Союз и уехал на Украину.)
http://s2.uploads.ru/t/hi2PU.jpg

«ФЕЛИЧИТА» НА ПРОЩАНИЕ…

Теперь расскажу о некоторых людях, которые особенно запомнились по службе в 4-й батарее.
Незабываемый случай произошел с одним из сержантов. Фамилия его была Ткаченко, а имени уже, к сожалению, не помню. В то время он был просто выдающейся личностью. Окончив три курса Московской консерватории, попал служить в артиллерию! Конечно, это издержки того времени. Играл на всех музыкальных инструментах, какие мы ему находили. Гармошки, баяны, аккордеоны, гитара – все ему было под силу. И главное, как в нынешнем фильме «Диверсант», он мог подобрать любую мелодию, расписать аккорды, просто слыша музыку, не беря в руки инструмент.
Однажды мы разгружали боеприпасы. Ткаченко загнал занозу в безымянный палец. Вытащить сам не смог и никому ничего не сказал – парень был очень скромный, интеллигент в лучшем смысле этого слова. А тут еще надо заступать в караул, ему – разводящим.
После караула пошел в санчасть, и какой-то горе-фельдшер решил промыть рану, предварительно надрезав ее. Зацепил нерв.
И рука после этого стала автоматически самостоятельно подниматься и переворачиваться. Мы были в шоке. Парня увезли в госпиталь. А на строевом смотре (во время той самой вышеописанной мною московской инспекции) старший лейтенант Кревский, когда очередь дошла до него, докладывает: «Товарищ генерал армии, у меня есть жалоба и заявление!» Тут подтянулись генералы и офицеры политуправления Группы войск. Честь и хвала генералу армии Сорокину. Выслушав всю историю, он поворачивается к начальнику медицинской службы Группы, тоже генералу: – Чем можно помочь?
– Только в госпиталь Бурденко.
– Тогда возьмите мой самолет и отправьте парня. Пока идет инспекция, пусть посмотрят.
Ткаченко сделали операцию. Естественно, палец ему заблокировали, и он не двигался, но главное – рука работала. Тем не менее, вот тебе и карьера музыканта…
Он на самом деле парень золотой, произошедшее никому не ставил в вину. Вел себя по-мужски. Когда в Москве ему предлагали дослужить и уволиться на месте, он отказался, придумав историю, что не сдал оружие и т.д. И сам поехал опять в бригаду. При этом на протяжении пути приходилось объяснять всем патрулям, офицерам свою историю, ведь честь он мог отдавать только сложенной кистью, как будто в ней мячик. А когда приехал в бригаду, тут же наступило время увольняться.
Конечно, все офицеры были тронуты поступком этого сержанта. Вышли перед штабом и провожали всем дивизионом, когда увольняющиеся садились в машину. И вдруг Ткаченко просит подождать минуту и убегает в расположение батареи. Потом появляется оттуда с трехрядной гармошкой. Тремя пальцами правой руки – указательным, средним, мизинцем – и, естественно, левой рукой начал наигрывать «Феличиту» – итальянская музыка в то время была очень модной. Смотря на это, мы не могли сдержать слез…

«ПОПУГАЙ ПОВЕСИЛСЯ!»

После «учебки» к нам в 4-ю батарею попал младший сержант Рома Разумный, очень добродушный и симпатичный паренек.
Для начала расскажу о его физических способностях. Мы иногда устраивали соревнования, кто больше подтянется или сделает подъем переворотом. И Рома делал подъем переворотом не по количеству раз, а на время! На счете после шестидесяти все сбивались, а он продолжал крутиться.
Надо еще раз сказать и об упомянутом ранее командире батареи Кревском, его характере и способах воспитания. Если какое-то ЧП происходило, то с полной выкладкой, в противогазах и с вещмешками за спиной, бегали не только бойцы, но и все офицеры батареи, ничем не отличаясь.
Так вот, купили мы двух попугаев. И чтобы им было уютно, построили в углу казармы своеобразный павильон. Для этого отгородили участок леской, протянув ее от пола до потолка, на расстоянии сантиметра нить от нити. Естественно, при натягивании появились петли разных размеров, но тогда мы не обращали на это внимания (почему я упоминаю об этом, станет ясно далее).
Кстати, нашего комбата возмутил приказ заместителя бригады по тылу, требовавшего записать птичек в… книгу учета материальных средств! Это был нонсенс, но делать было нечего. Записали. И теперь каждое утро при докладе комбату о происшествиях дежурный сообщал и о самочувствии попугаев. Кревский проходил вперед и, посмотрев на них, удалялся в канцелярию (отмечая каждый день, что все плохо, и давая указания, что надо сделать).
И вот стою я как-то ответственным по батарее. Ночью тихонько улегся на свободную койку, приоткрыв дверь. Вдруг будит меня Рома, который стоял дежурным по батарее:
– Товарищ лейтенант, тут такое дело, попугай сдох!
Я посмотрел на него, посочувствовал и попытался продолжить прерванный сон. Но Рома начал причитать: дескать, мне конец, почему он умер именно на моем дежурстве, это какой-то рок судьбы, ведь у меня отец лесничий и т.д. Я пытался успокоить его, но мои старания были тщетны.
Рома не унимался. Пробовал посадить попугая на жердочку, прикрепив его пластилином, но тот падал. Тогда он пытался как-то усадить попугая внизу, упирая клювом в тарелочку, как будто тот пьет воду. Главное для него было – комбату доложить, а дальше будет видно. Так Рома и провел возле умершей птицы всю ночь.
Утро. Все копошатся, бегают. Рома бледный. Его замкнуло, он в ступоре, ничего не слышит и не понимает, что происходит. Приходит комбат. Рома подходит строевым шагом, нога поднимается на уровень подбородка: «Товарищ, старший лейтенант, во время моего дежурства происшествий не случилось, за исключением: попугай сдох».
Если б Рома сказал как-то мягче, реакция была бы, возможно, другая, но тут посыпался поток самых «добрых и ласковых» слов в адрес сержанта. Рев стоял до обеда, типа: вы убийца, товарищ сержант, на тумбочке будете стоять до дембеля! В итоге Рома с того дня дежурил постоянно. Утром его снимали с наряда, а после обеда он шел на инструктаж, заступая снова.
Так прошло недели три. Я вновь стою ответственным по батарее. То есть потихоньку сплю. Вдруг меня будит Рома и говорит: «Товарищ лейтенант, попугай…»
Я сам был в шоке, говорю: не может быть! Так вот, картина оказалась следующей. Попугай летал и пытался присесть на леску, всунул голову в петлю, крыльями взмахнул, и жизнь оставила его.
Рома плакал от бессилия. Даже я растерялся. Рома повторял попытки по опыту прошлого происшествия, пытаясь посадить мертвую птицу на жердочку или клювиком в тарелочку, но она падала.
Утро… Вокруг в дивизионе суета, а в батарее – тишина. Мертвая тишина.
У всех опущенные глаза. Заходит комбат, Рома шагает строевым и докладывает: «Товарищ старший лейтенант, во время моего дежурства происшествий не случилось, за исключением… Попугай повесился».
У комбата даже челюсть отвисла. В первые секунды он не мог даже ничего сказать. Это был шок. Нам всем жалко было Рому. Он «потух» полностью…
И вот как-то работаем мы в парке, чистим клинья затворов. С Ромой это делать было легко, он один их доставал из орудия, носил сам. Вдруг приезжает командир дивизии. Строит батарею и начинает задавать вопросы. В основном они касались нормативов («к бою», «отбой» и т.д.). Если бойцы отвечали неправильно, спрашивал меня. А Рома был на своей волне. Ему было все равно, кто перед ним, хоть министр обороны. Тут вопрос:
– Сколько надо времени, чтобы разобрать клин?
Естественно, стал отвечать Рома. Последний вопрос:
– А вы можете разобрать и собрать клин затвора на время?
– Могу, – отвечает Рома.
Я не помню, сколько там отводится времени, но со своей силищей сержант разобрал и собрал его, как картонный ящичек (артиллеристы хорошо знают, каково приходится вставлять пружину с ударником в клин затвора гаубицы 2С3). В общем, генерал был поражен. Вывел Рому из строя и объявил ему десять суток отпуска. Приказал отпустить прямо завтра. Приходим в батарею, я докладываю комбату. Тот в ответ: «Только через мой труп».
Но Рома все-таки уехал. Все советовали ему не возвращаться, придумать что угодно – перевестись в другую часть и т.д. Кревский сам был удивлен, когда сержант вернулся. Но их отношения в корне изменились. Рома приехал другим человеком, повзрослевшим. Был назначен замкомвзвода, а под дембель стал старшиной. Ему доверяли все. Заставить сделать какую-нибудь гадость его никто не мог. И напугать чем-то после того, что он пережил, тоже не мог никто.
Рому очень любили все, а офицеры уважали за честность и справедливость. Все мы до конца службы его называли только по имени. Он всегда защищал младшие призывы и никогда не прогибал спину…

21

Вячеслав Якшин.

Что русскому полковнику впрок,то немецкому смерть!

Когда его перевели в автобат бригады материального обеспечения армии на должность водителя автозаправщика, он ни разу не видел машину, за которой был закреплён согласно штатному расписанию, т.к. числился на этой должности формально. Он даже не имел на тот момент водительского удостоверения, а на занятиях по боевой готовности, в случае тревоги, имел предписание бежать не автопарк, а в штаб батальона, чтобы выносить сейфы в ходе эвакуации. В бригаде Литовченко в качестве переводчика использовали на полную катушку. Он, помогая согласовывать организационные моменты, то и дело колесил с начальником продовольственной службы по северным округам ГДР, объезжая местные сельхозпредприятия, поставлявшие в бригаду овощи и фрукты. С заместителем командира бригады по технической части посещал ремонтные предприятия, когда требовались запчасти для каких-то служебных машин высоких начальников в штабе армии. Нередко Егора в тех же целях «сдавали в аренду» другим службам армии или вышестоящим начальникам для решения их личных вопросов, в основном медицинского характера.
Но чаще всего к услугам младшего сержанта прибегали политработники. Как-то раз ему пришлось даже сопровождать генерала – члена военного совета армии – в один из полков, где с участием солдата срочной службы произошло происшествие, в котором пострадали местные жители, и надо было уладить некоторые вопросы с районной полицией и пострадавшими.
Выезды офицеров-политработников к «братьям по оружию», куда непременно брали Литовченко, обычно заканчивались обильными возлияниями. Однажды один из таких визитов возглавил сам начальник политотдела бригады Заливаев, здоровенный полковник, грузный, с большим животом, но при этом с хорошей осанкой, мясистым рыхлым лицом, не позволявшим точно определить его возраст. Он, должно быть, имел термоядерную печень, ибо никогда не обнаруживал признаков опьянения, хотя поглощал спиртное в неимоверных количествах. В тот раз в состав делегации кроме полковника входили пропагандист бригады подполковник Белобоков, а также заместитель командира автомобильного батальона по политической части майор Забодалов, любитель выпить, читать философско-воспитательные нотации и обладатель язвы желудка в запущенной форме. Внешне он напоминал ожившую мумию какого-нибудь Аменхотепа IV – настолько он был сух, скрючен и тёмен кожей.
Прибыв в крупную воинскую часть ННА, дислоцировавшуюся в городе Пренцлау в казармах ещё времён кайзера, делегация была радушно принята немецкими коллегами – командованием и высшими политработниками части. После официальной части, когда все формальности были соблюдены, а торжественное мероприятие проведено «для галочки», хозяева предложили гостям продолжит беседу в неформальной обстановке в кабинете замполита части. Участники «беседы» заняли свои места за приставным столом хозяина кабинета, тот открыл сейф и советские коллеги ахнули: вся верхняя половина этого хранилища была плотно нашпигована горизонтально лежавшими бутылками разноцветных спиртных напитков. Пока принимавшая сторона вытаскивала часть этого боекомплекта на стол, начальник политотдела бригады прямо, по-военному, без экивоков, но с глубоким уважением в голосе поинтересовался у своего коллеги по функционалу:
– А вы это за свои деньги покупаете?
– Да нет же, что вы?! – ужаснулся вопросом «собрат по оружию» – На это нам выделяются средства из презентационного фонда, – «успокоил» он посетителей.
– Ничего себе! – сразился таким ответом глава делегации – Вот это я понимаю, на должном уровне у вас политработа поставлена, молодцы!
– А мы вот даже на представительские цели за свои приобретаем, – выдал военную тайну подполковник-пропагандист в порыве откровения и нахлынувшей обиды, тяжело и с завистью вздохнув при этом.
Слово за слово, и потекла задушевная беседа, прерываемая частыми опрокидываниями сосудов за братство по оружию, за наши армии, за успехи в службе, за германо-советскую дружбу. Когда спиртосодержащий боекомплект иссяк настолько, что высвободил всю занятую им ранее половину сейфа, старший немецкий офицер, как гостеприимный хозяин счёл важным обратить внимание советских коллег на ту незначительную деталь, что арсенал был, вообще-то, рассчитан на пару месяцев. Ну да чёрт с ним, чем только не пожертвуешь ради братства по оружию?
Первым из строя выбыл замполит батальона, старый майор-язвенник Забодалов. Он, еле держась на ногах, испросил у начальника политотдела разрешения отдохнуть в УАЗе и дождаться там завершения этого политического мероприятия. Начальник политотдела бригады не возражал, и младший сержант Литовченко сопроводил майора до машины, где вместе с водителем уложил потерявшего силы политработника на заднее сидение.
Вернувшись назад, сержант боковым зрением зарегистрировал, что сидевший по левую руку от него немецкий полковник – хозяин кабинета – заметно сник, закрыл глаза и оставался так некоторое время в сидячем положении. Его неучастие в беседе остальных нисколько не беспокоило, и на него перестали обращать внимание. Но тут, неожиданно для всех, он привлёк к себе внимание тем, что в один «прекрасный» момент склонился на правый бог и грохнулся на пол, довольно сильно ударившись об него головой. Литовченко показалось, что даже трезвый человек потерял бы сознание от удара такой силы. Оживлённая беседа прервалась, участники «обмена опытом», проходившего без каких-либо закусок, хмуря брови, уставились на свалившееся тело в полковничьей форме. Первым прервал молчание руководитель советской делегации, предложив отвезти несчастного домой. Так и решили, к великой радости других офицеров ННА, силы которых также опустились ниже нулевого значения. Как говориться, что русскому впрок, то немцу смерть. Один из немецких офицеров вызвался показать путь к военному городку, где проживали семьи военнослужащих ННА. Не приходящего в сознание спящего на заднем сидении майора Забодалова пришлось ориентировать вертикально, чтобы освободить место для других. Рядом с ним разложили тело полковника ННА и отправились к нему домой. Когда дверь его квартиры распахнулась, то ужаснувшаяся супруга увидела обмякшее бессознательное тело своего мужа, висевшее на плечах двух советских офицеров. При этом сопровождавший немецкий офицер, заместитель полковника, бросился давать обомлевшей женщине пояснения, дескать, вот затянулось совещание с советскими друзьями. «Короче, куда класть?» – подвёл он итог. Оставив полковника на попечительство ошарашенной супруги, все вернулись к машине. Тут немецкий подполковник заявил:
– А знаете, я здесь рядом живу в военном городке, может, подбросите, ко мне зайдём?
– Поехали! – скупо и решительно распорядился начальник политотдела бригады, для которого всё только начиналось.
Подъехали к блочной пятиэтажке, в которой проживал подполковник с семьёй. Оставив в УАЗе на попечительство водителя бесчувственный полутруп замполита, наверх, в квартиру немецкого коллеги поднялись начальник политотдела бригады Заливаев, подполковник-пропагандист Белобоков и младший сержант Литовченко. В уютной, но малогабаритной трёхкомнатной квартире немецкого брата по оружию пропагандист находился исключительно для мебели с целью сопровождения своего начальника и изо всех сил боролся с действием алкоголя и одолевавшим его сном. Полковник же опустошил несколько рюмок шнапса, к явному неудовлетворению хозяйки неуклюжим движением руки разбил пару фужеров, залив содержимым мягкое напольное покрытие гостиной, и, заметив, что пропагандист из последних сил отбивается от объятий Морфея, принял бесповоротное решение выдвигаться в пункт постоянной дислокации, озаботившись тем, что тела сослуживцев надо бы ещё развести по домам.
«Не с кем работать!»
На обратном пути начальник политотдела пребывал в прекрасном расположении духа: оживлённо разговорился, подшучивал над мучавшимися опьянением сослуживцами, вспоминал слабака-полковника ННА, грохнувшегося на пол. Когда до расположения части оставалось ещё около сорока минут езды, он внезапно обратился к Литовченко:
– Слушай, а ты не знаешь, тут где-нибудь, поблизости, нет ли какой деревенской пивной?
– Да будет тут одна деревенька, только с трассы километра 3-4 съехать придётся. Ну а в каждой деревне обязательно найдётся пивная. Вот, кстати, и съезд сейчас справа будет – ответил младший сержант, хорошо изучивший округу благодаря частому сопровождению различных начальников в их служебных поездках.
– Сворачивай! – приказал полковник водителю.
– Товарищ полковник, – взмолился пропагандист Белобоков – так, до дому тут уже рукой подать, зачем ещё в пивную?
– Замолчи, ничего с тобой не случится, если на пол часа позже приедем – задушил дискуссию в зародыше старый опытный политработник – хочу посидеть в немецкой пивной, тем более вон переводчик под рукой – кивнул огромной своей головой в сторону Литовченко.
Появление советских офицеров в звании подполковника и полковника в пивной этой захолустной деревушки вызвало заметное недоумение среди немногих посетителей, обернувшихся в сторону входной двери. Очевидно, такие гости там были редкостью. Громкость разговоров сразу уменьшилась вдвое. Заняв свободный столик и расположившись поудобнее, полковник обратился к Литовченко:
– А ну-ка пойди, закажи нам шнапса! Да, и себе чего-нибудь возьми.
– Разрешите пива? – уточник сержант, пользуясь случаем и рискуя нарваться на неприятности.
– Валяй, разрешаю – снизошёл начальник политработников, нарушая служебную субординацию и устав, но проявляя человечность.
Когда хозяин пивной принёс шнапс в стандартных, предусмотренных для этого, рюмках, полковник, изображая негодование, «наехал» на сержанта:
– Это что такое, что за мензурки?
– Товарищ полковник, шнапс принято подавать в такой таре и в таких объёмах. Максимум можно заказать двойную дозу – ввернул Литовченко этнокультурное пояснение.
– Ты давай тут не умничай, а пойди и закажи в нормальных стаканах или вот, например, пускай, как тебе в кружки нальёт.
Когда сержант передал возле стойки эту просьбу трактирщику, тот изумлённо уставился на него, затем, похоже, подумав, что от русских ожидать нечто подобное вполне уместно, наполнил доверху две пивные кружки шнапсом и доставил их к столу. Посетители пивной, заметив это, прервали свои разговоры, в помещении воцарилась мёртвая тишина. Рыхлое и полное лицо начальника политотдела, перевалившись через воротник, расплылось по погонам в довольной улыбке:
– Ну вот, совсем другое дело! Так, давайте выпьем да поедим – он поднял свою кружку. Но тут взмолился пропагандист:
– Товарищ полковник, разрешите мне не пить, не могу, поверьте, даже смотреть уже не могу на это – кивнул на свою кружку.
– Это что за бунт на корабле! – изобразил негодование его начальник – Ты не подчиняешься моему приказу?
– Пей, мать твою!…
Неуверенным движением руки подполковник взял, было, свою посудину, но, приблизив её ко рту, резко поставил на стол и быстро выбежал из помещения на улицу. Его вырвало.
– Тьфу, блин! – выразил своё брезгливое отношение к этому поступку партийный работник старой закалки. Затем, нескольким глотками, опустошил пивную кружку со шнапсом, около половины отпил из второй, не использованной Белобоковым, глубоко вздохнул и, обращаясь к Литовченко, грустно выдохнул, кивнув в сторону выхода, очевидно имея в виду и пропагандиста, и лежавшего в машине замполита батальона:
– Видишь, брат, с кем работать приходится? Не с кем работать! Одни слабаки.
При этих словах вернулся помятый Белобоков. Он имел жалкий, виноватый вид, словно промотал в элитном борделе всё золото партии и явился на суд чести. Не исключено, что завсегдатаи той пивной до сих пор слагают легенды о крепком русском полковнике, и будут передавать их из поколения в поколение.
Прибыв в расположение части и высадив пропагандиста, полковник, выходя из машины, приказал водителю и Литовченко доставить домой замполита батальона, покоившегося на заднем сидении УАЗа. Полуживую мумию язвенника парням пришлось взвалить себе на плечи, вытащить из машины и волочить ногами по ступенькам крыльца, слава богу, жильё располагалось на первом этаже одного из особняков. На звонок открылась дверь, в проёме которой появилась сухая низкая фигура многолетней боевой подруги, являвшейся по совместительству председателем женсовета части. Супруга вскинула руки в драматическом жесте – была такая склонность у неё – и не менее драматично, выпучив и без того навыкате глаза, выкрикнула в адрес солдат такой вполне «уместный» в данной ситуации и будничный вопрос:
– Боже мой! Что вы с ним сделали?
Разумеется, на это был дан лаконичный и стандартный солдатский ответ:
– Это не мы.
Такой ответ не удовлетворил подругу жизни замполита, и с укором обращаясь к Литовченко, она спросила:
– Егор, ну ты-то куда смотрел?
Вопрос обезоружил своей неуместностью: Егор не ожидал, что председатель женсовета закрепила за ним шефство над замполитом батальона.

22

ГСВГ ЧУДЕСА ВВС
  Юрий Воякин

          Проходят учения "Братство по оружию-80", над Польшей у нашего истребителя что-то с двигателем случилось, перебои, заглох или что-то еще. Я не летун, судить не могу, да и дело давнее. В общем, пилот с земли получает приказ катапультироваться. Команду выполнил, отстрел катапульты произошел штатно. Купол над головою белизной радует, опускается пилот, ножками болтает да на солнышко щурится. А покинутый самолёт, как подбитый ястребом голубь, обреченно валится к земле и вдруг, о чудо (!) двигатель чихнул и заработал нормально. Вектор полёта выровнялся и... Пилот загрустил, провожая взглядом удаляющийся МИГ.
          В общем, удравший от хозяина неуправляемый самолёт летел по прямой еще долго, пока не закончилось топливо в баках. Грохнулся он уже где-то в Бельгии, и развалив сарай угробил выводок поросят с местным крестьянином. Но как же абалдели пилоты НАТО рванувшие на перехват, и уже над ФРГ попытавшись принудить самолёт-нарушитель к посадке. На радио-вызов никто из нашего самолёта не отвечал, а на предупредительную стрельбу не реагировал. Поравнявшись, заглянули в кабину, и слева направо принялись креститься, в кабине советского МИГа никого!
          В общем-то неприятная история, руководство ГСВГ "на ушах", все части и гарнизоны подняты по тревоге, ожидалась ответная реакция, все же нарушение границ Варшавского договора и НАТО. Слава Богу все обошлось. Руководители военных ведомств оперативно связались, наши принесли извинения и замяли неприятный инцидент.
          Знакомый авиатор Иван Бойко позже пояснил:
Именно так всё и было. Дело в том, что МиГ-23 летал на совмещённом режиме САУ (система автоматического управления), т.е. как только лётчик бросит ручку управления, сразу включается САУ и выполняет полёт в автоматическом режиме. Вот он и пролетел всю ихнюю Европу. Аналогичный случай был в Армавире в 80-х, когда пилоты катапультировались на взлёте в ночное время из-за самопроизвольного выхода тормозного парашюта, который РП (руководитель полётов) принял за самовыключение двигателя и дал команду катапультироваться. Самолёт в режиме САУ продолжил полёт по прямой с набором высоты более 15000 м и после выработки топлива упал где-то на Ставрополье. Увы, ВВС - страна чудес!

23

44701,2423 написал(а):

У нас на батальонных учениях на Витштоке отрабатывали взаимодействие с приданным танковым подразделением, а,  в целях экономии моторесурса, делали это по принципу "пеший по танковому". То есть танкисты шарашились по полю пешком, изображая свои танки. Может быть и тут что-то подобное?

   Пеший по танковому , - это все танкисты набегались до сыта , особенно это касалось танковых бригад , где количество танков в ротах равнялось шестнадцати штукам .  :mad:

24

44701,2423 написал(а):

"пеший по танковому"

Пеший по танковому, это было в учебке, в линейке же воевали уже по настоящему. Так что бег с повязками наверное это не про танкистов http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/97906.gif

25

44709,5 написал(а):

Пеший по танковому, это было в учебке, в линейке же воевали уже по настоящему. Так что бег с повязками наверное это не про танкистов

     Нет - нет ! Именно в линейке у нас в роте было много танков , и если надо было повернуть роту так , что один фланг оставался на месте ,а второй поворачивался на 180 градусов , то бежать надо было с соблюдением интервала , не один километр ! :mad:  Немного проще было второму взводу , в котором я и служил :- бегать приходилось чаще ,чем первому и третьему , но преодолевать меньшее расстояние  :rofl:

26

44713,1403 написал(а):

Нет - нет

Саш, я не спорю, у нас был всего лишь батальон приданный пехотному полку, поэтому и воевали всегда вместе.

27

44686,7 написал(а):

Может дистанционный пуск ракеты


Ну правильно! http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/37242.gif

http://s8.uploads.ru/t/jM2m4.jpg

Вот тебе за это гостинец...
http://s8.uploads.ru/t/N0gCh.jpg

Вас же там в Евросоюзе ни чем не удивишь... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/18235.gif

Кстати, довелось единожды наблюдать в живую пуск такой ракеты...

У нас были тактические занятия на Штаковском стрельбище и мы находились в районе "аэродрома" (или взлетки)...  Для понимания все участников форума, наш Штаковский учебный центр практически примыкал к Либеройзенскому полигону и появление на "нашей" территории военнослужащих и техники других частей было не редкостью...

Так вот на этом самом "аэродроме" мы и увидели подобную установку, которую экипаж готовил к запуску, а затем произвел пуск...
Интересно было наблюдать, как ракета относительно медленно сползала со стапеля и начала подниматься вверх, затем, видимо включился маршевый двигатель и она моментально исчезла...  :dontknow:
Здесь на фотке стекла тягача почему то не закрыты, а тогда, во время пуска экипаж, помнится закрыл их металлическими листами...

Видимо просто отрабатывают норматив, а пускать не собираются...

Отредактировано Государкин Сергей (14-03-2017 05:31:24)

28

44724,26 написал(а):

Так вот на этом самом "аэродроме"


Аэродромом мы называли песчаную полосу в лесу которую эпизодически лопатили инженерными машинами, затем приезжали бойцы с голубыми погонами и летчискими петлицами и лопатами ровняли всю эту полосу и застилали ее металлическими пластинами, подготавливая таким образом взлетную полосу для полевого аэродрома... Затем пластины эти снимали, грузились и уезжали... Видимо у них тоже был какой то норматив.... Тренировались, стало быть...

Вот порылся в НЭТЕ.. выглядело это примерно так:

http://s7.uploads.ru/t/7SBor.jpg
http://s9.uploads.ru/t/0RrNY.jpg

Ну а сами пластины вот так:

http://sd.uploads.ru/t/tNIQr.jpg
http://sd.uploads.ru/t/vKJbd.jpg
http://s8.uploads.ru/t/EjXt7.jpg

Отредактировано Государкин Сергей (14-03-2017 05:48:50)

29

Ракеты , ракеты этим в армии не удивишь  :D а вот фото оставшееся неотгаданнм оно одно в ГСВГ( я о  завуалированном предмете )

30

44731,3 написал(а):

Ракеты , ракеты этим в армии не удивишь


Да кто в армии служил, тех вообще ни чем не удивишь... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/18235.gif


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Здравствуй юность в сапогах » Воспоминания о армии.‡( Записки служивых)&