Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Война войной, а обед по расписанию » Вопрос питания на войне


Вопрос питания на войне

Сообщений 61 страница 90 из 96

61

http://s8.uploads.ru/t/BgeWU.jpg

Что «для храбрости» потребляли немецкие солдаты на Второй мировой.

О том, что такое «фронтовые сто грамм» знают все. В условиях постоянного стресса, переутомления, а зачастую и холода, сто грамм водочки для солдата – незаменимое подспорье. Во многих армиях мира бодрость духа рядового состава поддерживают таким незамысловатым образом. А как обстояло с этим в армии вермахта?

                                                                            Шнапс.

Немецкие солдаты на Восточном фронте так же получали свою порцию горячительного. Однако, о его количестве существуют разноречивые сведения. В самом начале войны, летом 1941 года солдат Генрих Янзен пишет домой: «Живем мы хорошо, еда регулярная и приличная, получаем много курительного, на трех человек бутылочку водки, которую распиваем за здоровье нашего фюрера». К апрелю 1942 года ситуация меняется. Пленный ефрейтор Едвент Кнель на допросе называет меньшую дозу: «На каждые полтора дня солдаты получают водку, по полбутылки на 7 человек». Другой солдат Армин Шейдербауер вспоминал, что в 1943 году шнапс выдавали только по воскресеньям. Неожиданное увеличение дозы шнапса солдат не радовало, поскольку это было признаком грядущего наступления и близости серьезных боев. Немецкий пехотинец Бенно Цизер, оставивший уникальную книгу воспоминаний «Дорога на Сталинград» описывает такой эпизод: «Полевая кухня прибыла ночью для раздачи пайков. Каждый получил по бутылке шнапса. Горький опыт научил нас не особенно радоваться такой щедрости: это было определенно плохим признаком. Нам не пришлось долго ждать: было приказано атаковать в шесть утра. Мы плохо спали в ту ночь».
Голь на выдумки хитра Помимо «официальной» пайки спиртного, солдаты вермахта, как и любые солдаты любой армии мира, были весьма изобретательны по части добывания выпивки. Сохранились рассказы Готтлиба Бидермана -- офицера 132-й пехотной дивизии вермахта, который начал свой боевой путь рядовым солдатом. Он вспоминает, что ротный фельдфебель-интендант однажды привез в часть три бочонка сладкого крымского вина, и солдаты соорудили «винопровод» из куска шланга, протянув его в открытое окно помещения, где остановились на ночлег. «Мы без помех всю ночь пили сладкое крымское вино в лучших традициях Петра Великого и императрицы Екатерины» -- предается Бидерман приятным воспоминаниям. Он же описывает, как все тот же ротный фельдфебель соорудил самогонный аппарат из разбитой русской полевой кухни: «Печь он переделал для нашего пользования и получал самогон с помощью сложного сплетения медных трубок и кусочков резиновых топливных шлангов, а загружал ее порциями картофеля и ревеня, подобранных нами в брошенных деревнях или захваченных в партизанских тайниках».

                                              «Первитин» и кокаин.
http://sd.uploads.ru/t/ug5kv.jpg

Официально выдаваемый шнапс и самолично изготовленный самогон – это все на фронте дело обычное. Но в армии вермахта боевой дух солдат поднимали не одним лишь шнапсом. Сохранились свидетельства того, что гитлеровские солдаты для храбрости принимали и более жесткие препараты. Газета «The Daily Mail» сообщает, что с 1939 по 1945 год солдатам рейха было выдано около 200 миллионов таблеток «Первитина». Это препарат на основе метамфетамина. Он оказывает длительное и сильное психостимулирующее действие на центральную нервную систему, уменьшает чувство усталости, вызывает прилив сил, снижает потребность в сне и подавляет аппетит. В нашей стране метамфетамин и производные от него препараты относятся к числу запрещенных наркотических веществ. Исследователи утверждают, что именно под воздействием «Первитина» немецкие солдаты разгромили Францию, Бельгию, Польшу, Голландию. Помимо «Первитина», по утверждениям ассоциации немецких медиков, опубликованных в «The Daily Mail», нацисты разрабатывали стимулятор на основе кокаина. Они тестировали его на заключенных в концлагерях, а к 1944 году стали выдавать солдатам на передовой. Вещество с кодовым названием D-IX испытывали на людях в лагере «Закзензаузен».Результаты испытаний впечатлили: истощенные заключенные, некоторые весили не более 30 килограммов, без отдыха совершали марш-броски более чем в 100 километров. На солдатах новые препараты тоже показали себя прекрасно. «Наркотики были истинным топливом блицкрига. Простые пехотинцы, матросы и летчики становились буквально роботами со сверхчеловеческими возможностями», – вспоминал позднее фармацевт Кемпер. Массовое внедрение наркотических препаратов на передовой было сорвано наступлением союзников. Впрочем, вряд ли оно помогло бы изменить исход войны.

62

Почему солдатам советской армии давали перловку.

В советское время появилась примета: если мужчина на дух не переносит перловку, значит, он служил в армии. У нескольких поколений россиян эта каша прочно ассоциируется с солдатским меню. Перловкой столовая «радовала» новобранцев и опытных бойцов регулярно. И на то были свои причины.

                                               Плюсы перловой каши.

Одним из определяющих факторов была цена на перловую крупу, килограмм которой до 1990 года стоил меньше 40 копеек. Рацион солдат строился по принципу «дешево и сытно». Перловка полностью соответствовала этому требованию. Из-за дешевизны раньше ее даже называли «мужицким рисом». Невысокая стоимость совсем не говорит в этом случае о низком качестве продукта. Совсем наоборот. Перловка — крайне полезная и сытная каша, богатая ценными питательными веществами. Производят ее из ячменя, одного из самых неприхотливых злаков. Энергетическая ценность крупы равна 350 калориям на 100 грамм, что немало. Перловка хорошо насыщает и долго переваривается, обеспечивая человеку чувство сытости на несколько часов. Помимо массы витаминов (А, В, РР и пр.), ячменная крупа богата лизином. Это незаменимая аминокислота, необходимая для построения новых тканей. В сочетании с физическими нагрузками перловка дает хороший прирост массы тела. Недаром многие парни возвращаются со срочной службы заметно окрепшими и возмужавшими. Лизин положительно сказывается на работе сердца, помогает сохранить острое зрение, стабилизирует работу ЖКТ, укрепляет иммунитет. Перловая крупа устраняет воспаления и снижает риск возникновения аллергии. Такой набор полезных свойств делает ее незаменимым продуктом питания для молодого организма, испытывающего повышенные нагрузки. Вполне естественно, что перловку не могли не включить в рацион солдат.

                                 Чем кормили в армии до 1917 года.

Каши составляли основную часть рациона солдат еще в царской армии. Недаром гарнизонных поваров называли «кашеварами». Об этом писал в 1904 году один из участников обороны Порт-Артура, инженер Михаил Лилье. В приоритете были рисовая и гречневая каши. Поскольку с последней в осадной крепости было туго, большинство блюд готовилось из риса. Помимо каш, военнослужащим давали щи, супы и борщи с зеленью, порцию мяса (в Порт-Артуре это была конина) или треть банки мясных консервов. По дореволюционным понятиям это был очень скромный рацион, поэтому к провианту полагались так называемые «приварочные» и «чайные» деньги. На них можно было купить определенное количество мяса (200 грамм на человека в день), капусты (300 грамм), гороха (320 грамм), сливочного масла (40 грамм) и других продуктов. Закупкой занимался ротный артельщик. Он приобретал снедь для всей роты и передавал ее кашеварам. За обеспечение целого полка отвечал помощник командира по хозчасти, обычно имевший чин подполковника.

Источник Ссылка

63

61511,64 написал(а):

если мужчина на дух не переносит перловку, значит, он служил в армии

Вот и отслужил не один день, а перловку уважаю. В отличие от гречки (на дух ее не переношу). А супруга наоборот. Вот и получается, что гречку чаще в доме готовят (ну да я ее не ем).

64

61523,106 написал(а):

Вот и отслужил не один день, а перловку уважаю. В отличие от гречки (на дух ее не переношу). А супруга наоборот. Вот и получается, что гречку чаще в доме готовят (ну да я ее не ем).

Я тоже такого мнения,гречку тоже не особо,а перловку люблю.

65

61523,106 написал(а):

Вот и отслужил не один день, а перловку уважаю. В отличие от гречки (на дух ее не переношу). А супруга наоборот. Вот и получается, что гречку чаще в доме готовят (ну да я ее не ем).

61525,10 написал(а):

Я тоже такого мнения,гречку тоже не особо,а перловку люблю.

   А я , как раз наоборот ! Тем более , что гречку с тушёнкой , нам давали исключительно по праздникам . :cool: Мне сосед рассказывал , что в армии он тоже любил перловку , и когда её ставили на стол , то из десяти человек , которые сидели за столом , все отказывались от перловки в его пользу . Когда , в очередной раз , он вывалил весь бачок себе в тарелку , и начал есть перловку один , - то его за этим занятием поймал командир полка , и чуть не отправил на "губу", решив , что старослужащий объедает весь личный состав ... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

66

Снабжение населения продуктами питания во время Великой Отечественной войны.

http://sd.uploads.ru/t/JH0gF.jpg

Неспроста партийные органы называли вопрос снабжения хлебом "политическим". Дело в том, что наличие либо отсутствие в магазинах хлебобулочных изделий являлось для граждан своеобразным показателем ситуации в стране. Если, например, не хватало молока, спичек или соли, но еще имелся в достатке хлеб – значит, положение не было критическим. Такие продукты, как крупы, каши, соль и сахар, обычно население всегда держало про запас. Хлеб же продукт скоропортящийся, его надо покупать каждый день. Поэтому отсутствие его в магазине воспринималось как предвестник голода со всеми вытекающими последствиями. С другой стороны, люди связывали эту ситуацию с тем, что дело в стране и в частности на фронте плохо. Перебои с поставками хлеба начались уже в конце июля 1941 г. Это сразу же повлияло на настроения населения, началась паника, некоторые рабочие даже отказывались выходить на работу.

http://s7.uploads.ru/t/I2VEg.jpg

В 30-е годы в СССР продовольствие никогда не было в избытке, как впрочем, и в другие времена, а с началом Великой Отечественной войны ситуация стала еще более ухудшаться. Поэтому постепенно была введена карточная система распределения. В столице она была введена уже в первый месяц войны. 16 июля отдел торговли Моссовета подписал распоряжение № 289 о введении карточек на некоторые продукты и промтовары в городе Москва. Затем 18 июля карточки были введены в Ленинграде, и окрестных городах. На председателей исполкомов райсоветов возлагалась задача "разъяснить трудящимся значение карточной системы для организации бесперебойного снабжения населения".
В августе 1941 г. хроническая нехватка хлеба и других продуктов стала ощущаться практически во всех городах Советского Союза. Из продуктов питания карточки вводились на хлеб, крупу, сахар, масло, мясо, рыбу, кондитерские изделия; а из промтоваров – на мыло, обувь, ткани, швейные, трикотажные и чулочно-носочные товары. Нормы снабжения устанавливались в зависимости от наличия (с учетом производства) тех или иных товаров и были дифференцированы по группам населения в зависимости от характера и важности выполняемой работы. Но были и исключения. Попав в категорию "ударников" и "стахановцев", можно было получить дополнительные талоны. Их также получали рабочие горячих цехов, доноры, больные и беременные женщины.
Карточки и талоны сами по себе создавали широкое поле для мошенничества и спекуляции. В первые месяцы войны не было установлено должного контроля за работой учреждений и домоуправлений по выдаче карточек, начались различного рода злоупотребления, бесконтрольно работали продовольственные магазины. «Ошибочно выданные или обманно полученные карточки приводили к дополнительному расходованию продуктов питания, а в условиях осады города это равносильно удару в спину. Однако эгоисты, в худшем смысле этого слова, фабриковали ложные справки, мошеннически, где удавалось, получали дополнительные карточки. Пути к незаконному приобретению их изобретали самые различные. Некоторые управдомы в сговоре с дворниками выписывали карточки на вымышленных лиц; возвращаемые жильцами карточки на выбывших или умерших людей в ряде случаев присваивались нечестными работниками в домоуправлениях, на предприятиях. Они использовали каждое упущение управления по учету и выдаче продовольственных карточек... Карточка была дороже денег, дороже картин великих живописцев, дороже всех других шедевров искусства» (Павлов Д.В. «Ленинград в блокаде», Л., Лениздат, 1985 г., с. 107).
Кроме этого, карточки воровали работницы типографии, на которой они печатались. Все это заставило руководство Ленинграда во главе со Ждановым принять меры. Во-первых, выдача разовых талонов была запрещена. Во-вторых, карточки потребовали выдавать только после тщательной проверки первичных документов. В-третьих, было решено укрепить кадры работников по учету карточек "лучшими людьми" и коммунистами. С целью пресечь использование фальшивых карточек Ленинградский горисполком принял решение с 12 по 18 октября провести массовую перерегистрацию выданных продкарточек на октябрь. Злоумышленники подбирали бумагу, краски и каллиграфически, от руки изготовляли фальшивые карточки. В магазинах при тусклом освещении лампы или мерцающем свете коптилок часто трудно было отличить фальшивки от подлинников. Но людей катастрофически не хватало, поэтому мероприятие поручили проводить все тем же домоуправлениям и предприятиям, которые ранее эти карточки и выдали. В итоге на них просто ставили штамп "Перерегистрировано".
"Однако определенный результат это дало. В октябре было выдано на 97 тысяч карточек меньше, чем в предыдущем месяце. Но в эту цифру также входят погибшие в результате бомбардировок и артобстрелов, а также эвакуированные через Ладожское озеро. При общем числе выданных карточек по городу в 2,4 млн. штук, разница была не такая уж большая. Таким образом, ситуация в целом не изменилась". (Там же с.108).

http://s8.uploads.ru/t/nBlOh.jpg

В Ленинграде каждый день гремели взрывы и полыхали пожары, выли сирены воздушной тревоги. При утере карточек районные бюро должны были выдавать новые. Но "мода" на потерянные карточки стала расти, как снежный ком. "Спасаясь от обстрела, утерял", "Карточки остались в квартире, а дом разрушен", "Украли в суматохе" и т.п. – причины, которые указывали граждане в заявлениях. "Если в октябре районные бюро выдали взамен утерянных 4800 новых карточек, то в ноябре – уже около 13 000. В декабре предприимчивые питерцы "утеряли" уже 24 тысячи карточек. В итоге государство отреагировало тоже по-советски: повторную выдачу карточек просто запретили. Сделать это можно было лишь в редких случаях, да и то чуть ли не после личного приказа Жданова. Кроме того, вводилась практика прикрепления граждан к определенным магазинам, а на карточках появились дополнительные штампы типа «Продмаг №31» ". (Зефиров М.В. Дёгтев Д.М. «Всё для фронта? Как на самом деле ковалась победа», «АСТ Москва», 2009 г., с 330).
Конечно, все эти меры несколько сократили и усложнили незаконное получение карточек. Но наиболее предприимчивые люди за осенние месяцы успели создать некоторый запас продовольствия, который позволил многим из них не только пережить гибельную блокадную зиму, но и спекулировать продуктами питания на рынке. Так что больше всего пострадали как раз честные граждане, всецело доверившие свою судьбу государству.
На рынках цены на продукты держались высокие: молоко – 4 руб. литр, мясо – 26-28 руб., яйца – 15 руб., масло – 50 руб., но и за такие деньги его было не просто купить – выстраивались огромные очереди. Часто на базарах не было и овощей, даже картофеля и капусты. Строгие городские власти под давлением общественного мнения приказывали колхозникам установить "твердые цены" на продукты. Казалось, что скоро сбудется заветная мечта покупателя. Молоко отныне должно было стоить не более 2 руб. 50 коп., мясо – 18 руб. и т.д. Однако крестьяне отреагировали на это по-своему, – уничтожили продукты и попросту сбежали с базаров. В итоге рынки опустели, а торговля к августу 1941 г. продолжилась только ягодами и грибами, на которые твердых цен не установили. Молоко, яйца, масло и мясо практически исчезли полностью.
1 сентября постановлением правительства карточная система распределения продуктов была введена повсеместно. Правда, пока это касалось только хлеба, сахара и кондитерских изделий. Нормы и карточки на другие товары появились позднее. Все население делилось на две категории. В 1-ю вошли рабочие военной, нефтяной, металлургической, машиностроительной, химической промышленности, работники электростанций, железнодорожного и морского транспорта и др. Во 2-ю группу – рабочие и ИТР, служащие других отраслей промышленности и все остальные, не вошедшие в первую категорию. Им были установлены следующие дневные нормы отпуска хлеба и сахара:
http://sd.uploads.ru/t/rxeOt.png

Однако это же постановление разрешало местным властям параллельно с карточным распределением вести торговлю хлебом без карточек по повышенным ценам. Фактически карточная система сосуществовала параллельно с коммерческой торговлей. Насколько хлеб был политическим продуктом, говорят события осени 1943 г. В результате летних налетов Люфтваффе на города Поволжья, отправки зерна в освобожденные от немцев районы и плохого урожая, государству в ноябре почти повсеместно пришлось пойти на снижение норм выдачи хлеба по карточкам. В среднем – с 800 до 600 граммов в день для 1-й категории граждан.
В результате население стало проявлять массовое недовольство. По данным органов НКВД, в декабре имели место следующие высказывания граждан, подобные высказыванию механика летно-испытательной станции авиазавода №21 Кирясов: "Товарищ Сталин сказал, что войне скоро будет конец, так почему же убавляют нормы, значит, война будет продолжаться долго, народ и так голодает, а тут еще хлеб отнимают, многие люди будут пухнуть и умирать". Или сотрудницы планового отдела завода боеприпасов №558 Вагановой: "Вот тебе и победа, города опять отдаем, нормы на хлеб снизили, и скоро, по-видимому, давать не будут, значит, дела на фронте не из блестящих". (Там же с. 341).
В дальнейшем отказались и от регулирования цен на продукты на рынках. Это была крупная победа крестьян над советской властью! Недополученную же за последнее время прибыль колхозники просто заложили в цены, которые выросли в четыре-пять раз по сравнению с довоенными. Так, литр молока в октябре 1941 г. стоил уже 10 рублей вместо двух рублей в июне. Но и за таким дорогим продуктом теперь надо было стоять в очереди по 2-3 часа. В коммерческих магазинах пока тоже стояли большие очереди. Проанализировав ситуацию, вскоре государство решило, видимо, что у людей слишком много наличности. Поэтому 30 декабря 1941 г. был введен так называемый "военный налог", составлявший 12% от зарплаты.
"Впереди была зима, а между тем из-за нехватки рабочих рук в сельском хозяйстве убрать урожай 1941 г. не успели. Замаячила перспектива голода. Партийные власти решили бросить на уборку всех кого только можно. Так, Горьковский обком партии 26 сентября приказал «привлечь в порядке трудовой повинности для уборки сельскохозяйственных культур все трудоспособное сельское население, в том числе учащихся обоего пола, а также население городов и поселков городского типа, однако не в ущерб работе госучреждений и предприятий». Районные комитеты партии были обязаны разъяснить данное постановление населению и обеспечить его выход на уборку урожая". (Там же с. 334).
В конце 1941 г. были введены карточки на рыбу, крупы, мясо и макароны. Мяса, в среднем по стране, полагалось всего 1,2 кг на человека в месяц. Затем в 1942 г. во многих городах ввели нормирование на продажу населению керосина и соли. Нередко дефицит продуктов в магазинах объяснялся не только условиями военного времени, но и тем, что они по разным причинам не доходили до прилавков, а "чудесным образом" оказывались на рынках по баснословным ценам. Стоимость одной буханки сначала дошла до 200-250, а позднее и до 400 рублей! При этом зарплата квалифицированного рабочего на военном заводе составляла 800 рублей в месяц. Чуть больше – ставку в 1080 рублей – имели профессора. Но ведь существовали и совершенно мизерные оклады. Так, технички и гардеробщицы получали всего 100-130 рублей. В тоже время цена, к примеру, килограмма моркови на базарах в мае 1942 г. достигла почти 80 рублей!
Сотрудники милиции регулярно проводили оперативные мероприятия по изъятию спекулятивного хлеба, устанавливали пути его поступления на базары. Порой приходилось даже вести слежку за хлебными фургонами. Нехватка хлеба и другого продовольствия, безусловно, объяснялась не только его фактическим отсутствием. Хищения зерна происходили и на селе. "В некоторых колхозах администрация и прочие работники умудрялись расхищать по 50% урожая. При этом показатели урожайности искусственно занижались. Чем меньше указывалась урожайность с гектара, тем больше пшеницы было украдено… В ноябре 1943 г. был разоблачен колхоз им. 2-й пятилетки. Фактически отсыпая в "закрома Родины" только по 250-260 центнеров зерна, руководство вписывало в отчеты 400 центнеров. Базой «Заготзерно» выписывались фиктивные авансовые квитанции на приемку зерна… Рядовые колхозники, пухшие от голода, тащили поменьше, кто сколько мог. Но именно их чаше всего и ловили. Так, одна жительница города Лысково работала на складе зерна, перелопачивая пшеницу. Устав глядеть голодными глазами на это изобилие, она пришила к юбке два потайных кармана и выносила в них по нескольку щепоток зерна. Несчастная женщина была поймана и получила три года лишения свободы, несмотря на то, что на ее попечении находились трое малолетних детей". (Там же с. 336-337).
Несмотря на все принятые меры, избежать голода не удалось. Он, конечно, не везде имел трагические черты блокадного Ленинграда, но все же ощущался как в крупных городах, так и в сельской местности. В первую очередь люди недополучали хлеба, что усугублялось нехваткой и других продуктов. Постоянная нехватка продовольствия заставила горожан "по совместительству" стать крестьянами. Все газоны и клумбы возле домов весной 1942 г. были засеяны картошкой и капустой. Кто не успел захватить участок в городе, получал официально или занимал сам плантации в пригородах. Можно было также арендовать землю у граничащих с городом колхозов. Некоторые граждане нанимались в колхозы на сезонную работу за хлеб. В общем, выживали, как могли. Всё это, конечно, не могло не сказаться на здоровье людей…
Инфляция в годы войны достигла огромных масштабов. Об этом свидетельствует рост цен на основные продукты питания. Если в январе 1942 г. килограмм картофеля на рынках Горького в среднем стоил 1 руб. 60 коп., то через год – уже 12, а в январе 1943 г. – 40 руб.! Стоимость килограмма свежей капусты выросла с 3 руб. 70 коп. в январе 1941 г. до 20 рублей в январе 1942 г., а через год возросла еще вдвое. Лук подорожал с 3 руб. 50 коп. до соответственно – 14 и 78 рублей. Десяток яиц в январе 1941 г. в среднем стоил 16 руб., в январе 1942 г. – 52 руб., а в январе 1943 г. – уже 190 руб.! Но самым рекордным был рост цен на животное и растительное масло, молоко и мясо (руб./кг.):

http://s3.uploads.ru/t/DNA4B.png

Таким образом, наиболее высокие цены на продовольствие имели место в конце 1942 г. – начале 1943 г. Затем по некоторым товарам наметилось снижение, но по сравнению с началом войны рост цен все равно остался высоким. Больше всего поражает рост цен на сливочное масло и молоко, подорожавшие за указанный период в 14 раз! Впрочем, здесь были упомянуты только товары первой необходимости, а в дефиците были и многие другие. Например, шампанское к 1943 г. подорожало в среднем до 160 рублей за литр. Но самым дорогим продуктом, обогнавшим всех «конкурентов», конечно же, была водка. Стоимость одной бутылки на рынке к середине войны достигала астрономической суммы в 1000 рублей! То есть даже месячной зарплаты квалифицированного рабочего было недостаточно, чтобы купить ее. Но раз установилась такая цена, значит, был и спрос.
В дефиците были не только продукты питания – постоянно не хватало и промтоваров. Профессор Добротвор описывает интересный случай, увиденный им 3 июня 1942 г. в центре Горького: "Дикая картина около универмага. Там сегодня выдают шерстяную материю. Это зверинец спекулянтов всякого рода. Один купил отрез на костюм за 900 руб. и тут же продал за 3500 руб. Около магазина драка. 50 милиционеров, но не для порядка, а чтобы тоже получить материал. Вакханалия спекуляции и блата. Жутко честному человеку". («Забвению не подлежит. Страницы нижегородской истории 1941-1945 годы», Н. Новгород, 1995 г., с. 528).
Наиболее голодными в СССР стали 1944-1946 гг. Это потом в художественных фильмах и литературе весну победного 45-го года будут изображать оптимистическим и счастливым временем. Вот выдержки из писем учащихся Работкинского сельскохозяйственного техникума, о содержании которых стало известно даже на самом высшем уровне. В частности, информация дошла до заместителя председателя советского правительства Микояна А.И. Изголодавшиеся учащиеся писали:
"11.4.45 г. ...Начиная с 1 числа, в техникуме не давали ни разу хлеба, все студенты слегли, некоторые начали опухать. Занятия прекратились, но отпуска не дают. Все очень ослабли.
9.4.45 г. ...Совершенно ослабли. Вот уже 9 число, но нам хлеба еще не давали ни разу, не знаем когда будет. Да притом у нас нет ни картошки, ни денег, пришел «капут».
10.4.45 г. ...13 дней живем без хлеба. В нашей группе две девушки опухли. Дров в техникуме нет, воды тоже, в связи с этим завтрак бывает в обед – одна свеклина, а обед – в ужин, ужина совсем не бывает. В техникуме сейчас такой беспорядок, такое волнение, студенты вовсю бунтуют.
11.4.45 г. ...Хлеба не давали ни грамма с 1 апреля. Студенты даже не могут ходить, а лежат на постели еле живые. Сейчас мы не учимся и не работаем, сидим в своей комнате. Когда будут давать хлеб, неизвестно". (Зефиров М.В. Дёгтев Д.М. «Всё для фронта? Как на самом деле ковалась победа», «АСТ Москва», 2009 г., с 342).

Источник Ссылка

67

63292,64 написал(а):

Наиболее голодными в СССР стали 1944-1946 гг

    По словам моей матери (она и сейчас жива и здорова) , самым голодным годом на Украине (конкретно Запорожье) был , именно, 1946-й год.  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

68

Александр Твардовский.

«Как обед варить искусно, чтобы вовремя и вкусно»

Бой в тот день кипел суровый.
Ранен повар. Как тут быть?
И приходится Гвоздеву
Для бойцов обед варить…
Взял он все на скору руку:
Как гласит один стишок,
На приправу перцу, луку
И петрушки корешок.
                2
Хорошо идет работа,
С говорком кипит вода.
Только вдруг из минометов
Начал немец бить сюда.
— Боем — бой, обед — обедом,
Все иное нипочем.
Мины рвутся? Я отъеду,
Сберегу котел с борщом.
                 3
Борщ досыта, чай до пота
Будет вовремя готов.
Глядь — накрыли самолеты,
Залезай-ка в щель, Гвоздев.
Забирай с собой лукошко
Ждут борща бойцы-друзья.
Пусть бомбежка, а картошку
С шелухой в котел — нельзя.
                4
И случись же так для смеху,
На помеху так случись,
В лес, куда Гвоздев отъехал,
С неба — скок! — парашютист.
Подсмотрел Гвоздев фашиста,
Поспешил котел прикрыть,
Приложился. Грянул выстрел…
— Не мешай обед варить.
               5
Борщ поспел, крупа упрела,
Не прошло и полчаса.
И Гвоздев кончает дело:
Борщ готовый — в термоса.
Ничего, что свищут мины,
Не стихает жаркий бой.
Развернул шофер машину
И давай — к передовой.
           6
На переднем нашем крае,
Примостившись за бугром,
Борщ отменный разливает
Повар добрым черпаком.
Кто ж сегодня так искусно,
Сытно, вовремя и вкусно
Накормить сумел бойцов?
Вот он сам: Иван Гвоздев.

69

63443,64 написал(а):

Александр Твардовский.

«Как обед варить искусно, чтобы вовремя и вкусно»

Классно!!

70

http://s7.uploads.ru/t/zIp3y.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Xy6Bc.jpg
http://s8.uploads.ru/t/n6CKe.jpg
http://sh.uploads.ru/t/zYrXR.jpg
http://s5.uploads.ru/t/0ATot.jpg

71

Его высочество мясной консерв.

http://sd.uploads.ru/t/vCm3R.jpg

Говоря об армейской кухне, рано или поздно любое рассмотрение приходит к консервам. Без них вообще нереальны были военные действия длительного характера. Расширение империй, завоевания и открытия новых земель… И так далее.
И чем далее, тем больше еды нужно было нести с собой.
Хорошо, когда идешь завоевывать хорошо знакомого соседа, прекрасно зная, где у него города и деревеньки, где можно было пограбить. А если «за горизонт»?
В принципе, те стада, которые еще римские легионы гнали за собой, вполне можно назвать живыми консервами. Или самоходным мясным пайком. В любом случае, без мяса война как-то плоховато понимается. Оно и с мясом – не подарок, но без мяса совсем тоска и печаль.
Древнейшие консервы – солонина, вяленое мясо, сушеная и вяленая рыба. Сало. Соленое и копченое. Главные источники белка. Потому что на кашке, сваренной на водичке, воевать хреново. Доказано римлянами. И надо мясца, пусть и восстановленного, говоря современным языком, оливок, брюквы, сыра да винца. И можно навешать хоть Карфагену, хоть Персии далекой.
Была бы еда и вода.
На протяжении многих веков соление и сушка (вяление) были единственными способами сохранения провизии в цивилизованном мире. Так и ехали за марширующими армиями телеги и повозки с вяленой свининой и козлятиной, сушеной рыбой, овощами, мукой и прочими военными припасами. И трусили быки, запряженные в повозки. Сегодня бык – тягловая техника, завтра… Завтра мог быть иной расклад. Менее приятный для быка.
Стол у солдат средневековья, сами понимаете, был так себе.
Все изменилось в 19-м веке. Император Наполеон, вдоволь наевшись соленых и вяленых «деликатесов» во время своего Египетского похода, озаботился именно тем, что в Великом походе его армия должна была иметь вполне приличный рацион. И озадачил этим подданных.

http://s9.uploads.ru/t/wloB7.jpg

И пошли в историю имена.
Имя первое. Николя Аппер.

http://s9.uploads.ru/t/ZT4Cp.jpg

Бывший кондитер при дворе одного из мелких германских герцогов, рассчитанный при разорении своего господина и вернувшийся во Францию, принял вызов Бонапарта и выиграл.
Да, Аппер использовал первоначально стеклянную тару, которая была не очень удобна в военных походах, но тем не менее, хранение продуктов довольно длительное время было возможно.
Способ, изобретенный Аппером, не заменил, а дополнил уже испытанные способы хранения продуктов – сушку и соление. Просто во Франции того времени не существовало заводских мощностей для производства консервов в нужных объёмах. Например, для снабжения всей наполеоновской армии. Но тем не менее, апперовские консервы стали большим подспорьем для офицерского корпуса.
А солдаты вполне могли обойтись и привычной солониной.
В 1810 году Николя Аппер за своё изобретение получил звание и награду – 12 тысяч франков из рук самого Наполеона Бонапарта.
Но история военных консервов не была бы полной без еще одного имени.

                              Ладзаро Спалланцани.

http://s8.uploads.ru/t/8NOBi.jpg

Итальянский натуралист, физик, зоолог и… иезуит. Как и все священники Общества Иисуса, Спалланцани был весьма неплохим ученым.
Зная об объявленном Директорией конкурсе, иезуит очень внимательно следил за опытами Аппера.
Аппер закладывал продукты в стеклянную тару, банки с высоким горлом, герметично закупоривал, а затем подвергал кипячению в солёной воде в целях увеличения температуры кипения, причём маленькие банки находились в кипятке полтора часа, более крупные – три-четыре часа при температуре чуть выше 100 градусов. Автоклавирование, как ни крути.
Многие сегодня скажут – классика, ничего нового. Сегодня – да, а 200 лет тому назад это был не просто прорыв. Это на грани открытия философского камня. Но что круче – философский камень или тушенка? Я вот за тушенку голосую. Желудком.
Так вот, Спалланцани, подглядывая за Аппером, тоже провёл целую серию экспериментов с бараньим бульоном, который он заливал или в банки с крышкой, или в банки, которые запаивались огнём горелки. И тоже варьировал время кипячения.
Так иезуит обнаружил, что в плотно запаянных и хорошо прогретых банках никаких «маленьких животных» нет. Они были только в тех банках, которые были неплотно закрыты и недостаточно долго прокипячены, и, вероятнее всего, проникли туда из воздуха или же сохранились после кипячения, а вовсе не зародились сами по себе.
Так Спалланцани в 1797 году доказал несостоятельность концепции самозарождения, а также попутно выявил существование мельчайших организмов, способных переносить непродолжительное – в течение нескольких минут – кипячение. Никакой награды он не получил, но, с другой стороны, и ничего с иезуитом не случилось неприятного. Теория «божьей искры» не пошатнулась. Фактически Спалланцани стал отцом процесса пастеризации.
В 1810 году на свои наградные Аппер публикует труд «Искусство сохранения в течение нескольких лет животной и растительной субстанции». Предприимчивый изобретатель открыл в Париже магазин «Разная снедь в бутылках и коробках», где каждый вошедший покупатель сразу видел полученную от Наполеона почётную грамоту.
Магазин вёл продажу консервов, приготовленных и расфасованных по методике Аппера. Производство велось на небольшой фабрике при магазине. Однако особой популярности, даже в наполеоновской армии, консервы Аппера не снискали. А обычного покупателя отпугивала цена.

http://s3.uploads.ru/t/mqujw.jpg

Именно ему пришла в голову идея заменить хрупкие стеклянные банки на металлические. Дюран даже запатентовал изобретение в том самом 1810 году, когда Аппер праздновал свой успех. Сам Дюран внедрить изобретение в производство не смог про причине отсутствия на это денег и просто продал патент производителям мяса Брайану Донкину и Джону Холлу. Всего за одну тысячу фунтов стерлингов.
Так началась история жестяной банки с консервами, которую фабрики Донкина и Холла производили для нужд британской армии и флота.

                            Еще одно имя. Питер Дюран.

http://s8.uploads.ru/t/QPDkY.jpg

Именно ему пришла в голову идея заменить хрупкие стеклянные банки на металлические. Дюран даже запатентовал изобретение в том самом 1810 году, когда Аппер праздновал свой успех. Сам Дюран внедрить изобретение в производство не смог про причине отсутствия на это денег и просто продал патент производителям мяса Брайану Донкину и Джону Холлу. Всего за одну тысячу фунтов стерлингов.
Так началась история жестяной банки с консервами, которую фабрики Донкина и Холла производили для нужд британской армии и флота.

http://s9.uploads.ru/t/wAdp1.jpg

Мы все в курсе, насколько в те времена суровые британцы были круты. Консервные банки Дюрана изготавливались из выкованного вручную и покрытого оловом железного листа. Шов корпуса паялся оловом вручную, по внутренней стороне банки. Дно припаивалось к корпусу, а крышка в последнюю очередь, после того, как в банку закладывалось твёрдое содержимое. Мясо или каша с ним.
Если же в банку следовало залить какую-либо жидкость типа супа, то банка спаивалась полностью, но оставлялось отверстие на крышке, через которое загружалось жидкое содержимое, после чего отверстие запаивалось.
Весила самая лёгкая банка не менее фунта, то есть около 450 граммов. И была весьма дорогой. Ручная работа все-таки. Умелый слесарь на фабрике изготовлял не более пяти банок в час.
Но «фишка» заключалась в том, что самый дьявольский нюанс заключался в том, что для того, чтобы открыть такую банку, нужен был набор инструментов. Молоток, долото или топор и сила.
Были известные случаи смерти от голода потерпевших кораблекрушение моряков, у которых имелся в шлюпках запас консервов, но не было того, чем можно было бы вскрыть такие консервные банки.
История оставила нам множество приказов о дисциплинарных наказаниях для британских солдат во время Крымской войны. Солдаты ломали свои штыки просто в устрашающих количествах, в попытках открыть консервы. Командование издало приказ, запрещающий использовать штыки для этой цели, но приказ проблемы не решил. Банки продолжали выигрывать у штыков и ножей.
Вскоре репутация консервов была изрядно подпорчена. Припой, которым паялись банки, состоял из олова и свинца. Свинец, надо сказать, не самый полезный для организма металл. Наличие свинца в припое гарантировало медленное отравление человеческого организма.
Свинец был признан одной из причин смерти части экипажа британской арктической экспедиции Джона Франклина, что не добавило популярности консервам.

                                        Следующее имя. Генри Бессемер.

http://s9.uploads.ru/t/W1QeA.jpg

Родился в 1813 году, чуть позже консервов, но внес огромную лепту в это дело. Вообще, Бессемер изобрел много полезных вещей, более 100 патентов, но нас интересует одно его изобретение, а именно – бессемеровский конвертер.
В 1856 году Бессемер зарегистрировал патент на конвертер для переплавки жидкого чугуна в сталь продувкой воздухом без расхода горючего, который стал основой бессемеровского процесса.
Если коротко, то Генри Бессемер изобрел один из способов получения на выходе жести – тонкой и легкой стали.
Появление жести позволило отказаться от пайки при изготовлении банки, применив закатку. Постепенно консервные банки приобрели современный вид. Более того, стало возможно их вскрытие без топора, долота или штыка. Консервные банки вообще возможно стало открывать даже без консервного ножа!
К началу 20 века производство консервов разделилось на два направления. Одно призвано было удовлетворить потребности армии и отправлявшихся в далёкие края экспедиций, второе было направлено на сохранение вкусовых качеств различных деликатесов.
В Российской империи первый консервный завод был открыт только в 1870 году, в Санкт-Петербурге. Владелец завода Франсуа Франциевич Азибер, французский предприниматель, осуществлял консервирование по методу Аппера.

http://sh.uploads.ru/t/61dvP.jpg

Естественно, главным потребителем консервов была императорская армия. Для армии выпускались:

— жареная говядина;
— жареная баранина;
— овощное рагу с мясом;
— каша с мясом;
— мясо с горохом;
— гороховая похлёбка.

http://s8.uploads.ru/t/ME3qp.jpg

Главным преимуществом таких консервов был длительный срок хранения при высокой калорийности содержимого. Стоит отметить, что для производства таких консервов использовались самые лучшие и отнюдь не дешёвые ингредиенты.
В 1904-1905 гг. на частных консервных заводах Петербурга, Борисоглебска, Одессы, Риги и Митавы, работающих на военное ведомство, выпускалось до 250 000 консервных банок в день. В год – почти 70 миллионов банок.

http://sg.uploads.ru/t/6plTo.jpg

Так что если где-то Россия отставала, что в те времена было нормально, то наверстать/догнать и перегнать у нас тоже умели.
Последнее имя в нашем списке отцов консервного дела будет русским.

                                Евгений Степанович Фёдоров.

http://sg.uploads.ru/t/HJIE1.jpg

Военный инженер, изобретатель, преподаватель Николаевского инженерного училища и Офицерской воздухоплавательной школы в Санкт-Петербурге.
Евгений Степанович изобрел много чего, но нас интересует его саморазогревающаяся консервная банка. Придумал ее талантливый инженер в 1897 году.
Суть его изобретения была очень проста и дешева в изготовлении. Банка Фёдорова имела двойное дно, в котором находились герметичная ёмкость, наполненная негашёной известью, и вода. При повороте днища ёмкость с известью разрушалась, вода и известь вступали в химическую реакцию, и таким образом банка нагревалась.
В общем, карбид в воду в детстве почти все бросали.
Евгений Федоров умер очень рано, в 1909 году. Как огромное количество русских учёных, патентами и защитой своих авторских прав не забивал себе голову. И в этом оказался положительный момент. Как только началась Первая Мировая война, сразу несколько производителей без проблем приступили к производству самоподогревающейся тушёнки.
Начиная с 1915 года партии саморазогревающихся консервов в банках Федорова начали поступать на фронт. Сохранилось много свидетельств тому, что банки Фёдорова зачастую становились единственным способом для бойцов получить горячее питание.
Генерал, а тогда еще есаул, Шкуро, попивший немало крови у турок в рейдах по тылам на Кавказском фронте, в мемуарах с благодарностью вспоминал тушёнку с самоподогревом, которой было очень удобно пользоваться в турецком тылу, не опасаясь демаскировки.
Конечно, после революции и Гражданской войны выпуск консервов был прекращён фактически полностью. И самоподогревающихся, и обычных. Не до консерваторий было.
Тем не менее, идея Евгения Степановича Фёдорова жива до сих пор. Существует немало производителей, которые выпускают продукты в консервных банках, используя его изобретение. Меняются реагенты, но суть остается прежней.
Вот так мы прошли путь от стеклянных банок/бутылей с бараниной господина Бонапарта до вполне современных консервных банок 20 века. Путь долгий, но полезный. Мясной консерв стал действительно властителем если не полей сражений, то минут затишья на войне точно.

Источник Ссылка

72

Армейская кухня в Петровские времена.

http://sh.uploads.ru/t/c1hYi.jpg

Поговорим (долго и со вкусом) о самом святом, что есть в армии. Наверное, все уже поняли, что речь идет об обеде.
Возможно, многие будут не согласны с нами, особенно генералы диванных войск, не служившие ни одного дня. Да, можно пылко и яростно вещать о долге, о чести, обо всех прочих вещах. Да, Знамя, долг, честь, победоносная история, это все ДА!
Но ждешь почему-то обеда.
Завтрак – ты еще не проснулся, там в организм что-то такое прилетело, он это переработал и все, уже надо нестись, как раз выполнять все, что связано с долгом. Ужин… Ну да, упал в желудок хек или минтай, но организм опять-таки в предвкушении отработки взаимодействия морды с подушкой.
А вот обед… Обед – это квинтэссенция армейского дня. Благословенные 45 минут на прием пищи (не жрать, не хавать, нет – принимать пищу, как белый (ну, почти) человек!) и как минимум потом еще полчаса, пока переварят отцы-командиры и устроят очередную пакость.
Кстати, будучи молодыми отцами-командирами, на себе испытали, что после обеда сила гравитации возрастает многократно. И идти воспитывать этих ленивых косячников ну нет просто никаких сил… И вся надежда только на старого волчару-комбата… Взвыл батяня – и остальные загавкали. Армейский день пошел к своему завершению.
Между тем так было далеко не всегда. И мы предлагаем окунуться в увлекательнейшее (очередное) многосерийное путешествие в военную историю.
Конечно, серьезный исторический труд невозможен без рассказов о полках Александра Македонского или римских легионах, покорявших весь цивилизованный мир. Но речь в нашем историческом исследовании пойдет о значительно более поздних временах. Хотя к истории питания военного древнего мира мы вернемся позже.
Наше повествование начинается с 1700 года.
До указанной даты, а еще точнее, до создания Петром Великим регулярной армии, государство вообще не заботилось об армейском продовольствии. Продукты солдаты добывали сами, покупая их на жалование у жителей тех мест, где проходила служба. Или не покупали, все зависело еще от лояльности мест, где проходила или квартировала армия. Грабили, то есть.
И вот 1700 год. Царь Петр издает указ «О заведовании всех хлебных запасов рамных людей Окольничему Языкову, с наименованием его по сей части генерал-провиантом» и инструкцию по провиантскому обеспечению. Это стало началом провиантской службы или как есть, службы тыла русской армии.
Согласно этой инструкции, уже в 1707 году солдатам выделялся провиант, состоящий из муки, крупы, овощей, соли и денежного довольствия на покупку мясных продуктов. Кроме того, официально полагались к выдаче водка и пиво.
Дальше начались заимствования у запорожских казаков. У тех была практика, что в каждом курене (150-200 человек личного состава) был выделенный повар и 2-3 помощника, которые ежедневно готовили еду на весь курень.
В русской армии были по примеру куреней организованы артели. Выбирались артельные выборные, которые закупали продукты на деньги, получаемые от заведующих питанием офицеров, а затем сообща готовили себе еду в походных котлах на кострах.
Как правило, в те времена, при совершении марша, обоз с провиантом и посудой выдвигался по маршруту раньше войска и, прибыв на место стоянки, обозники и кашевары начинали готовить еду, чтобы прибывшие роты могли сразу поесть. Готовить пищу впрок и перевозить её уже готовой или сварить с ночи, чтобы у солдат был завтрак, возможности не было — посуда была, как правило, медная, и хранить в ней продукты было нельзя.
Согласно старой русской военной поговорке «Щи да каша — пища наша» эти два блюда действительно были основными и готовились повсеместно. Благо, видов щей и каш в русской кухне хватало, были бы продукты и руки, способные приготовить нормальную еду.
Кстати, именно с тех времен пошло выражение «наказать медным гулом». Провинившегося при приготовлении еды кашевара запихивали в медный котел, закрывали крышкой и лупасили по котлу кто чем. Так что вполне такая почетная должность кашевара была, скажем так, с повышенным риском. Времена-то были простые и недемократичные.
А могли по доброте душевной и утопить в том же котле. Прецеденты случались в истории.
1716 год стал эпохальным для русской армии. Все уже поняли, что речь идет о Воинском Уставе 1716 года, который стал основополагающим документом. Даже сегодня в нем все понятно. Шедевральный документ.
В Уставе есть две главы, полностью посвященные питанию военных. Некоторые части до сих пор цитируются, что дело неплохое, но мы процитируем две статьи полностью и без обычных сокращений.
Глава пятьдесят третья. «О пропитании и маркетентерах».
1) Пропитание как людям, так и скоту наиглавнейшие дела суть, о чем мудрый и осмотрительный Генерал всегда мыслить должен, ежели хочет, чтоб сущее под его командою войско в том никакого недостатку не имело, и всегда в добром состоянии пребыло.
Сих ради причин учрежденный Комисариат, который всепорядчное и прилежное старание иметь должен, дабы войско ни в чем как в пропитании, так и фураже никакого недостатку не имело, где б оное ни обреталось.
А особливо надлежит того смотреть, чтоб как хлеб, так и мука гнилая и вонючая не была, дабы из того никакой болезни в войске не произошло. Такожде надлежит над полевыми хлебниками доброе надзирание иметь, чтоб они хлеб надлежащим образом выпекали, и во определенном весу по учреждению никакого ущербу не чинили.
Такожде в фураже, лошадям, как в овсе, так и в сене и сечке, чтоб никакова недостатку не было.
2) И понеже недовольно, чтоб при войске токмо один хлеб был, но надлежит и иные припасы съестные и питье всемерно иметь, и того ради зело изрядно и потребно есть, когда многие маркетентеры при войске обретаются, тогда надлежит оных сколько возможно в привозе и отвозе защищать.
Полторы статьи, три десятка строк. Но все просто, как у великого царя было. Хлеб должен выпекаться полевыми хлебниками из не вонючей муки.
Полевые хлебники – это появившиеся при Петре Алексеевиче небольшие передвижные печки для выпекания хлеба в полевых условиях. До этого хлеб выпекался только там, где были печи, то есть, при размещении в деревнях и городах.
Но самое интересное в конце Устава. Там впервые была применена табель о выдаче продуктов согласно рангу военнослужащего.
Вообще, многие исторические источники тех времен, описывают многочисленные грабежи со стороны русских войск, определенных на постой в русских же деревнях. Это неудивительно.
Солдатское жалованье было невелико, выдавалось нерегулярно, да из него еще и делались вычеты на военную одежду. Кроме того, в те времена деньги вообще в полунатуральном крестьянском обиход не играли существенной роли. Местные жители иной раз просто не хотели продавать солдатам продукты за деньги, либо, что тоже нормально, не сходились в цене. Ну а дальше все шло к тому, что голодный солдат решал вопросы своеобразно, но не всегда достойно.
И вот Петр Первый решил это дело если не прекратить, то изрядно улучшить. «ПОРЦИОНЫ И РАЦИОНЫ в чужой земле, а в своей только рационы давать надлежит посему».
Продовольственное снабжение делилось на порцион и рацион. К порциону относились продукты, выдаваемые для питания людей, а к рациону — фураж для питания лошадей, которых использовал военнослужащий (очевидно, как казенных, так и собственных). Несколько непривычно, но как есть.
И порцион, и рацион для всех категорий военнослужащих были совершенно одинаковы. Разница в уровне питания заключалось в том, сколько порционов и рационов получал военнослужащий.
Один суточный порцион состоял из следующих продуктов:
Хлеб — 2 фунта (819 граммов).
Мясо — 1 фунт (409,5 граммов).
Вино (водка) — 2 чарки (246 граммов).
Пиво — 1 гарнец (3,27 литра).
Кроме того, на один порцион на месяц выдавалось:
Различных круп – 1,5 гарнца (4.905 литра, или весом 6,13 кг.).
Соль — 2 фунта (819 граммов).
Да, в нормах снабжения совершенно не предусматриваются жиры, рыба, овощи. Также не предусмотрено вроде бы никаких замен мясу в периоды религиозных постов, продолжительность которых в то время достигала 200 дней в году.
Правда, устав предусматривал выдачу и других продуктов, кроме нормированных, но "по случаю".
Здесь же, в Уставе, четко расписывалось, сколько рационов и порционов получал каждый военнослужащий. Понятно, что рядовой пехоты получал один порцион, а фураж ему не выделялся. Высший чин, генерал-фельдмаршал, получал 200 порционов и 200 рационов.
Понятно, что 82 кг мяса человек, даже будучи генерал-фельдмаршалом, сожрать не в состоянии. Равно как приговорить за месяц 49 литров водки. Речь шла о денежном эквиваленте, понятное дело, выделяемом для закупки провианта помимо солдатского жалования.
Опять же, 250 граммов водки махнуть есть возможность не каждый день, особенно на марше или при штурме, соответственно, «разбег» из которого можно выделить суммы на закупку рыбы или овощей – не вопрос. Были бы деньги и что на них купить.
Кстати, вопрос доступности водки или пива при осаде крепости тоже весьма остро мог встать. Вот после взятия – без проблем. Тем более что Устав предусматривал право военачальников разрешать грабеж населения вражеских населенных пунктов.
Если грубо прикинуть, калорийность этого суточного порциона составляла около 3 000 ккал. Без пива, просто потому, что сложно определить, какое оно тогда было и какое пиво имелось в виду.
Современная суточная потребность в питании мужчины в возрасте 18-40 лет, занятого тяжелым физическим трудом, составляет 4500 килокалорий.
Маловато? Ну да. Но могло быть еще хуже, как, собственно, было до Петра. Дали пищаль, и вертись как хочешь.
Разумеется, в те времена в России не знали картофеля, макарон, а сахар и перец были экзотикой для дворян и купечества. Это все так.
Но русская кухня 16-18 веков (о рецептах поговорим в следующей части) в основном состояла из различных овощных супов (щей/борщей), каш и пирогов. Недостающие для нормального питания овощи солдаты должны были покупать на свое жалование либо вместо пива/водки. Как и насколько это было возможно сделать за рубежом, трудно сказать. Потому-то Устав и говорил о выдаче порционов «в чужих землях».
А снабжать армию овощами и прочими «Съестными потребностями и не только», как предусмотренными снабжением от казны, так и нет, должны были частные торговцы, следующие при войске, именуемые "маркетентерами". Позднее это слово преобразуется в "маркитанты", уже более исторически понятное.
Уставом предусматривалось, что эти торговцы должны быть при каждой роте и полку, а соответствующие командующие и командиры должны брать их под опеку и защиту, обеспечивать им возможность заниматься своим делом. Им выделялись требуемые помещения и квартиры.
Ну вы уже поняли, так появился «Военторг» в России.
Любопытно, что в отличие от Морского Устава, который мы тоже изучим в плане еды, сухопутный не регламентировал раскладку продуктов по дням недели и по приемам пищи. Очевидно, тут все отдавалось на усмотрение ротных командиров. Известно, что вплоть до конца существования Русской Армии в 1918 году в каждой роте избирались артельщик и кашевар, которые занимались продуктами и приготовлением пищи под надзором фельдфебеля и одного из офицеров роты.
Естественно, что в различных условиях, и в разных ротах организация питания могла значительно различаться.
Но, повторим, о рецептах и методах приготовления армейской пищи – в следующей части.
Главное же, что создал император Петр Великий, царь-бомбардир в плане обеспечения набития живота своих солдат, – это службу тыла и «Военторг». Что само по себе дело неплохое, как нам кажется.

Источник Ссылка

Автор: Александр Ставер, Роман Скоморохов

73

http://sh.uploads.ru/t/ORIqn.jpg

                              Императоры и солдаты

Давным-давно, точнее, совсем давно, когда еще не было армии как таковой, были княжьи дружины. Дружины выполняли роль армии вполне нормально, ходили в походы, завоевывали новые земли и так далее, согласно распорядку.
Естественно, о животе своем дружинники просто обязаны были заботиться. Понятно, что съестной припас каждый брал для себя сам из дома. Однако если поход затягивался, то начиналось, скажем так, «самообеспечение». То есть грабеж. Или, как писали летописцы тех времен, «корм живота сбирали, насилье творяху».
Понемногу сборные дружины начали уступать место профессиональным (по меркам того времени) стрелецким полкам. Да, стрельцы служили уже за жалованье, в которое входили «прокорм, одежа и огневой припас».
Однако был нюанс. Жалованье стрельцам выплачивалось два раза в год. По тем временам, в отсутствие нормальной бухгалтерии, силами посадских дьяков – вполне. Но мы с вами прекрасно понимаем, что такое бюджет. И в те времена задержка была делом нормальным. Причем дело не только в том, что царь взял и деньги на чемпионат по лапте потратил. Нет.
Тогда денег вообще мало ходило. А оброки собирались натурой, которую еще надо было реализовать, превратить в «звонкую монету». Плюс, простите, дьяк мог провороваться и лишиться головы. Биржи труда тогда не было, да и дьяки ученые были весьма редким явлением.
Так что вслед за былинными богатырями и легендарными княжескими дружинами стрельцы… Правильно, тоже занимались самообеспечением! То есть грабежом.
В этом плане очень разумно поступил царь Алексей Михайлович Романов Тишайший (9 марта 1629 — 29 января 1676), который вообще много сделал для появления у России регулярной армии.

http://s3.uploads.ru/t/LotX4.jpg

Алексей Михайлович хоть и оставил (пока) пропитание воинов на самих воинов, но для облегчения жизни ввел в обиход весьма полезную вещь. Стрельцам и рейтарам выделялись либо земельные наделы, где они в свободное от службы время могли крестьянствовать, либо давалось право заниматься ремеслами.
То есть не рыба, но удочка. А там от войны до войны крутись, служивый.
Далее эстафету заботы о солдате принял сын Алексея Михайловича, Петр Алексеевич, он же Петр Первый, он же Петр Великий.

http://s3.uploads.ru/t/0GTsy.jpg

Петровские реформы, по идее, просто обязаны были быть удачными, ведь император, не мудрствуя лукаво, позаимствовал всю схему во время своих заграничных турне по Европе. Основная часть тыловых нововведений была взята в австрийской и голландской армиях, которые в то время никто не посмел бы назвать отсталыми.
Как уже говорилось в предыдущих материалах, с 1711 года каждому русскому солдату, кроме жалования, полагались деньги на продовольствие и обмундирование. А на время пребывания «в чужой земле» вместо денег всем нижним чинам выдавались продуктовые «порционы», а лошадям – «рационы».
Напомню, что, согласно петровскому указу, солдату полагалось в день один фунт мяса (409,5 грамма), два фунта хлеба, две чарки (около 240 граммов) водки и гарнец (3,28 литра) пива. Ежемесячно к этому добавлялось еще два фунта соли и полтора гарнца крупы.
Петр Алексеевич повелел, чтобы солдатский провиант был "самым добрым". Но тут вмешалась российская действительность. «Хотели, как лучше, вышло как всегда». И дело даже не в жуликах-интендантах, они тоже имелись, но царь рубил головы, не заморачиваясь душевными терзаниями, и воровать при Петре было делом непростым, а, главное, опасным.
Сложным оказалось вообще наладить это дело, хранение и снабжение. Провиантские склады оборудовались зачастую из не самых подходящих помещений, что вело к порче припасов. Логика элементарная – не мое. Ну и наши дороги, которые хоть и были, но однозначно мешали своевременному подвозу провианта частям. Особенно весной и осенью.
Отдельной даже не головной болью, а раком мозга, оказалась выпечка хлеба. Ну так вышло исторически, что без хлеба русский человек толком не воюет, да и не живет. В то время походных печей еще не было, они появятся почти через 100 лет, и хлеб выпекали в местах постоя, то есть, в деревнях и городах. Значит, не так регулярно, как хотелось бы.
С мясом было все еще хуже. Особенно в дальних походах. Дело в том, что в таких походах командование частей брало с собой только денежный ящик части, а все снабжение ложилось на интендантов и маркитантов.
Последние были отнюдь не дураки, и по мере удаления от мест обжитых, повышали цены на свой товар, бредущий вслед войскам. Мычащий и блеющий. Тем же самым образом действовали представители населения, старающиеся продать как можно дороже самую захудалую скотину.
Причем, если верить Ярославу Гашеку (а нет причин ему не верить, поскольку он участвовал в Первой мировой войне), даже через 200 лет ситуация не сильно изменилась.
В итоге зачастую провиантмейстеры сажали солдат на вынужденный пост, так как с мясным довольствием бывали проблемы. Конечно, испытанный дедовский способ снабжения (грабеж) никто не отменял. Но подобный образ действий позволяли себе только казаки, в целом русская армия уже начала соблюдать принятые нормы ведения войн, и тотальных грабежей историей в той же Северной войне не отмечено.
В царствование Елизаветы Петровны ситуация только усугубилась. Началась раздача офицерских патентов людям, мягко говоря, далеким от армии. И, как отмечают историки-современники, ничего не смыслящим в армейских вопросах.
При Елизавете Петровне питание стало отвратительным. Одновременно был вроде бы найден способ облегчить жизни интендантам. Вместо муки и круп в армию зашли сухари.
Вроде бы неплохая идея, да. Для перевозки сухарей требовалось меньше транспорта, чем для доставки муки, сухари легче хранить, а каждый солдат мог нести запас сухарей в собственном ранце. Даже установили правила замены: в месяц вместо 72,5 фунтов муки на каждого солдата стали выдавать 52,5 фунта сухарей.
Однако вскоре у сухарной диеты обнаружился существенный недостаток, наблюдавшийся во время долгих «стояний» на одном месте, типа осад крепостей. Запасы свежего продовольствия в местности, где происходила осада, как правило, быстро иссякали, и у солдат начинались кровавые поносы.
Долгое употребление сухарей приводило к постоянному раздражению кишечника и желудка и повреждениям их слизистой оболочки, на которую сухари действовали раздражающе. Можно заметить, что даже в наше время сухари – отличное средство при диарее.
Однако тут снова дьявол кроется в нюансах. Да, сухари прекрасно останавливают и лечат диарею. Будучи, правда, употреблены с некрепким и обязательно горячим бульоном и овощами. А просто съеденный в поле, например, под Очаковом, сухарь, можно приравнять к листу съеденной наждачной бумаги. Приятного переваривания, так сказать.
«Сухарный понос» стал постоянным спутником русской армии.
При Александре Первом ситуация только усугубилась. Как раз, как назло, русская армия постоянно воевала, в том числе, в Европе. И, как на грех, царь охотно передавал вопросы снабжения своей армии союзникам, австрийцам и пруссакам.
О том, как союзники снабжали русских солдат в то время, написано много и жестоко. Цинга считалась вполне нормальной болезнью русского солдата в европейском походе, а поговорка "Щи да каша — радость наша" была отражением не действительности, а солдатской мечты, поскольку в реальности нижние чины русской армии питались зачастую вещами, далекими от настоящей еды в понимании нормального бойца.
Соответственными были и результаты кампании Александра Первого и союзников. Наполеон Бонапарт, прошедший офицером не самую легкую Египетскую кампанию, о своей армии предпочитал заботиться. И, кстати, первые хлебопечки на колесах появились именно у Наполеона. Вместе с мясными консервами.
После воцарения Николая Первого все стало еще печальнее.

http://sg.uploads.ru/t/0B9vk.jpg

Современники отмечали, что мясо солдатам выдавалось в количествах, далеких от предписанных, к тому же если была возможность для его доставки. Недоедание и цинга стали обыденным явлением не только при «стояниях» в осадах, но и в походах, и даже при размещении войск на зимних квартирах. Император не уделял должного внимания своей армии, точнее, уделял, но не в вопросах снабжения. За что был бы наказан результатами Крымской войны, если бы дожил до них.

http://s3.uploads.ru/t/CiWxY.jpg

Дмитрий Алексеевич Милютин, современник и будущий военный министр при Александре Втором, писал в своих мемуарах:
«…Даже в деле военном, которым император занимался с таким страстным увлечением, преобладала та же забота о порядке, о дисциплине, гонялись не за существенным благоустройством войска, не за приспособлением его к боевому назначению, а за внешней только стройностью, за блестящим видом на парадах, педантичным соблюдением бесчисленных мелочных формальностей, притупляющих человеческий рассудок и убивающих истинный воинский дух».
Второй «свидетель», доктор медицины Александр Митрофанович Пучковский.

http://s9.uploads.ru/t/HzoUc.jpg

В своей диссертации «Исторический очерк пищевого довольствия русской армии», доктор писал следующее:
"Во все время царствования Императора Николая Первого в армии не переводилась цинга и уносила немало жизней. С 1 ноября 1825 года по 1 ноября 1826 года в военных госпиталях и полковых лазаретах перебыло 442 035 больных...
Количество больных в армии в 1828 году было не менее велико — 449 198...
Два года спустя заболеваемость в войсковых частях нижних чинов достигла прямо-таки колоссальной величины — 759 810 человек, 71 855 из них умерли".
Что немаловажно, свою огромную лепту в армейский быт вносила церковь. Солдат продолжали муштровать и во время длительных постов, а продовольственный расклад того времени строго соответствовал всем православным канонам. Так что количество истощенных солдат нарастало год от года. Врачи, не смея спорить с церковью, осмеливались писать лишь о том, что в рационе солдат явно недостаточно мяса и жиров.
Но пока естественную убыль солдат возмещали новые рекрутские наборы крепостных, проблема особенно не волновала никого.
Между тем попытки улучшения солдатской жизни в плане питания, как это ни странно звучит, продолжались. Фридрих фон Зекендорф, обрусевший мелкий прусский дворянин, в то время изобрел некий порошок из сушеного мяса и овощей, который надо было просто заваривать кипятком. «Кружка Магги» образца 1846 года. Военное ведомство не оценило изобретение, хотя оно было ничем не хуже, а возможно, даже лучше того, что применялось в «развитой Европе».

http://s9.uploads.ru/t/j4zYd.jpg

Вот это могло появиться в России несколько раньше...
А в Европе опыты по снабжению солдат носимым мясным консервом велись аж с 1860 года. Законодатели военной моды французы именно тогда впервые предприняли попытку наладить снабжение солдат мясным сухим концентратом.
Ну а в 1804 году Николя Франсуа Аппер собственно, и ввел в армейский обиход консервы в настоящем понимании.
Немцы отдавали предпочтение мясному экстракту Либиха. Он представлял собой сильно концентрированный путем обычного выпаривания крепкий бульон. Славился просто омерзительным запахом и не слишком приятным вкусом. Но был принят для употребления и даже скопирован для своих нужд американцами.
Вообще, в странах, вставших на путь капитализма, процесс шел семимильными шагами. Немудрено, кстати, ведь армейские заказы – это хлеб с маслом и икрой на долгие годы!
Ежегодно изобретались и предлагались сотни способов копчения, засолки и консервации продуктов. Один из самых оригинальных способов был запатентован в Соединенных Штатах и даже в России был построен завод по консервации этим методом. Вареное или жареное мясо опускали в сладкий кленовый сироп и высушивали, в результате чего продукт покрывался непроницаемой, но довольно хрупкой коркой.
Россия же стояла в стороне от консервного бума. Николай Первый продолжал считать, что с армией все в порядке и ничего нового изобретать не стоит.
Иллюзия закончилась после начала Крымской войны. Как оказалось, значительных запасов продовольствия для войск в стране не существовало. В первую очередь потому, что никаких продуктов длительного хранения, кроме квашеной капусты и сухарей, российские интенданты заготавливать не умели.
Но даже то, что было быстро заготовлено в Черноземных губерниях, доставить войскам в Крым оказалось большой проблемой. Крымский скот ушел под нож в первые же месяцы войны, а доставить новые запасы мяса оказалось невозможно по разным причинам. За все время кампании, длившейся до 1856 года, войска не видели и свежих овощей, доставку которых интенданты тоже не смогли наладить.
Отвага русских солдат оказалась бессильной против отсутствия боеприпасов и продуктов. Сложно сказать, как обернулась бы судьба государства Российского дальше, ибо противники желали воевать дальше, до полного расчленения России.
Однако пришел Александр Второй Освободитель.

http://sh.uploads.ru/t/3by4Y.jpg

Как понимающий в армейских делах человек, новый император счел одной из причин поражения отвратительное снабжение русской армии. И, заключив пусть и невыгодный, но своевременный Парижский договор, приказал приступить к исследованиям для выбора наиболее пригодного для отечественных условий «мясного и иного консерва».
А пока суд да дело, в США и Австралии закупили в 1869 году партии мясных консервов и начали их изучать/испытывать. В Германии была закуплена большая партия либиховского мясного экстракта, сухих овощей и супов. Данные консервы приняли участие в Хивинском походе русской армии в 1873 году.
Результат был ошеломляющий: солдатами иностранные концентраты были проигнорированы. Что, в свою очередь, породило много рассуждений на тему того, что русский солдат не понимает, а не поняв, не принимает непривычных ему вещей.
В целом же иностранные консервы и концентраты не вошли в обиход русской армии не столько из-за вкусовых качеств, сколько из-за цены. И было предпринято решение об изучении возможностей немногих отечественных производителей.
1870 год стал для России годом рождения консервной промышленности. На тот момент в стране существовали два основных направления консервирования и соответственно два крупных производителя консервов.
Первым стал француз Ф. Азибер, наладивший производство консервов по способу Аппера в Санкт-Петербурге. Вторым производителем стало общество «Народное продовольствие», которое на своем заводе в Борисоглебске Воронежской губернии консервировало мясо по способу А. Данилевского.
Способ напоминал американский метод засахаривания мяса. Сваренные куски мяса в специальном барабане обваливались в казеине, извлеченном из творога, а затем высушивались и укладывались в жестянки. Герметичная упаковка и пастеризация при высокой температуре не предусматривались, и потому на вкус такое мясо отличалось от продукции Азибера в лучшую сторону.
Можно говорить о некоей предвзятости, но на самом деле предпочтение отдали чисто русскому предприятию без иностранных корней, чтобы в случае войны не налететь на санкции или еще чего похуже типа саботажа. Только массовых отравлений в армии не хватало.
Однако без скандала не обошлось. В 1877 году началась очередная русско-турецкая война. Огромные партии консервированного мяса от "Народного продовольствия" и небольшое количество экспериментальных жестянок от Азибера были отправлены на фронт. И по прибытию выяснилось, что картина весьма далека от идеала.
73% мяса из Борисоглебска было безнадежно испорчено. Способ консервации с помощью казеина оказался неприемлемым. Продукция Азибера тоже подверглась порче, но процент был минимален – всего около 5% банок взорвалось по причине плохой герметизации.
Интенданты русской армии оказались в сложном положении. Дело взято на контроль императором, а в нем, в деле, все не очень гладко. Отечественные консервы не переносят тряски, неизбежной при транспортировке, а жестянки Азибера на вкус очень сильно так себе, несмотря на специи и приправы. Кроме того, французские консервы очень плохо переносили повторное кипячение при разогреве. Баранина так и вообще превращалась в неаппетитное пюре.
Далее хочется отметить момент, который сыграл весьма значительную роль и определил дальнейшее развитие военных консервов на ближайшие с 150 лет.
Именно при Александре Втором интенданты и медики сообща определили, какой должна быть «военная консерва». От мясорастительных миксов отказались, и отказались весьма надолго. Овощи можно консервировать более дешевыми способами, отдельно от мяса. Тогда же из консервов были исключены баранина и свинина. Всех победила «ее величество» тушеная говядина!
Она при пастеризации почти не теряла вкуса и для солдат стала наиболее лакомой едой. Так официальная «говядина тушеная» превратились в «тушенку». Название это появилось в конце 19 века и не собирается уходить с армейского стола. Незачем.
При Александре Втором его интендантами была выработана наиболее рациональная тара для тушенки. Было много проб, но победил индивидуальный суточный рацион солдата: 1 фунт мясного продукта. Тогда же появились официальные предписания и рекомендации по употреблению тушенки. Солдатам вменялось вскрыть банку ножом (или штыком), разогреть и есть прямо из банки.
Ну и наконец, в начале нового, 20-го века, тушенка прочно прописалась на складах русской армии. Вместе с квашеной капустой, солеными огурцами, сушеными луком, морковью и картофелем.
Если к этому добавить стандартный набор круп, согласитесь, это уже что-то. По крайней мере, если в обозримом пространстве в боевых условиях нет возможности обеспечить солдат убоиной в виде коров, свиней, птицы, на выручку вполне может прийти тушенка. Обеспечив нормальный рацион как в виде первых блюд, так и в виде второго.
Вот и вышло в начале прошлого века, что щи да каша – радость наша, при наличии всего-навсего тушенки.
В итоге этого небольшого экскурса хотелось бы подвести некий итог написанному. В нашей военной истории было много царей, цариц, императоров и императриц, но, по моему скромному мнению, трое правителей из династии Романовых все-таки выделяются, и выделяются сильно.
Алексей Михайлович Тишайший, который, собственно, начал формирование профессиональной регулярной армии в России и который первым задумался о хлебе насущном для солдата.
Петр Алексеевич Великий, который создал первый Устав, в котором закрепил за солдатом право на «рацион и порцион» и определил норму довольствия. Ну и повеление «солдатскому провианту быть самым добрым» тоже многого стоит.
Александр Николаевич Освободитель, который много сделал для того, чтобы русский солдат реально «желудком доволен был». Здесь одной тушенки достаточно в принципе, чтобы быть благодарным этому императору.

Источники: Ссылка

74

300 лет армейской кухни. Затишье перед боем.

http://sd.uploads.ru/t/e2p5l.jpg

Применение мясных и мясорастительных консервов облегчало жизнь всем. Интенданту, которому не надо было транспортировать или гнать и кормить коровьи туши/коров, повару, которому стало меньше мороки в плане выделения порций, офицерам (настоящим, у кого башка болела за сытого солдата) и, естественно, солдату, у которого двухдневный мясной паек мог находиться в вещмешке/ранце.
Всеобщая лепота? Почти. Но об этом чуть позже, а пока, раз мы остановились на гипотетической границе, поговорим о том, что вообще употреблял в пищу русский солдат 19 века.
Вообще, начиная с Отечественной войны 1812 года, в плане приготовления еды и ее употребления, русской армией был сделан если не прорыв, то весьма значительная эволюция. Особо подчеркиваю, что именно в 19 веке, именно потому, что Россия участвовала во множестве войн, все это произошло. Именно тогда начался переход от «солдат, прокормись сам» до «солдат должен быть накормлен». Здесь, конечно, огромную роль сыграли личности в нашей военной истории. Начиная от Суворова и заканчивая Игнатьевым.
«Кашеварные повозки впереди с палаточными ящиками. Братцы пришли – к каше поспели. Артельный староста – «к кашам!». На завтраке отдых четыре часа. То же самое к ночлегу отдых шесть часов и до осьми, какова дорога. А сближаясь к неприятелю, котлы с припасом сноровлены к палаточным ящикам, дрова запасены на оных» (А. В. Суворов, «Наука побеждать»).
Это на совершаемом марше. Пока походные колонны пылят по дорогам и направлениям, кашевары и интендантами вместе с конницей уходят вперед, к рубежу окончания марша. Там готовится либо завтрак, после которого вторая часть марша, либо обед. После обеда ставились палатки и начиналась ночевка.
В целом питание солдат того времени было двухразовым. Кстати, до конца Великой Отечественной войны ничего не изменилось, поскольку это было не то что удобно, это было целесообразно.
Солдат кормили с утра либо в обед и на сон грядущий. Да, с точки зрения современной гастрономии не очень, зато дымки кухонь не демаскировали в сумерках расположение частей. А уж далее, касательно Первой мировой (поговорим отдельно), когда появилась тяжелая артиллерия…
Роясь в различных источниках (кстати, много интересного можно почерпнуть в Музее Бородинской битвы, как ни странно), пришел к выводу: ничем завтрак от обеда или обед от ужина, тут можно называть как угодно, не отличался.

Я уже говорил, что прием пищи – это не просто так. Это не тупое получение калорий, это еще и период психологической разгрузки, релаксации, если хотите. Расслабления. А расслабляться солдату лучше всего на полный желудок.
И вот мы плавненько подошли к тому, чем, собственно, наполнялся желудок русского солдата.

Первое, что всему голова. Хлеб.

С хлебом, прямо скажем, было не очень. Хлеб выпекался, но тут нюанс: где и как. Естественно, в местах постоянной дислокации частей пекарни были. В походах начинались сложности в плане того, что если часть зашла в деревню, где можно было привлечь к выпечке местное население в плане использования печей, это одно. В полях – увы, все вопросы к его высочеству сухарю.
Да и то, далеко не всегда имелась возможность на марше выпекать хлебушек в попутных деревнях. Процесс приготовления теста длился около 30-32 часов, плюс время на выпечку и подготовку. То есть, с неизбежными потерями времени (то, что в армии именуется сегодня термином «тупить») – до двух суток.
И это несмотря на простейшую рецептуру. Для приготовления хлеба использовались вода, мука, дрожжи и соль. Яйца и сливочное масло, понятное дело, отсутствовали. Походные условия, все-таки…
Их этого же хлеба готовились и сухари, просто процесс сушки добавлял еще 2-3 часа.
леба солдату полагалось 3 фунта в день. Здесь речь идет о так называемом русском фунте, который 409,5 грамма. И все в армии измерялось только этим фунтом, в отличии от гражданской жизни, где вполне нормально в Российской империи сосуществовали еще английский и аптекарский фунты.
Но для меньшего напряга мозгов в дальнейшем я все переведу в граммы. Будет смотреться иногда удивительно, зато понятно.
Итак, 1228,5 грамма хлеба в день. Или (в походе) 717 граммов сухарей.
Примечательно, но сухарями в 19 веке злоупотреблять уже перестали. Напрочь. Массовые сухарные поносы научили уму-разуму интендантов, да и присутствие докторов все увеличивалось в войсках.
Тем более что в русской армии наконец-то появились полевые пекарни. 1888 год. И печеный хлеб стал непременным атрибутом солдатского обеда даже в полях.
Но не хлебом единым сыт человек вообще, а солдат в частности. Нужно мясо.
Суточная норма потребления мяса для нижних чинов еще со времен Петра Первого была 1 фунт, то есть 409,5 грамма. Речь идет о говядине, без костей. Чистого, так сказать, веса. Причем в русской армии использовалась только говядина, в отличие от многих армий Европы, где вполне нормально использовали баранину и свинину.
Так как в русской армии служили представители мусульманского мира, для которых даже вводили особые награды (георгиевские знаки с надписью «За царя и Отечество» вместо привычного «За веру, царя и Отечество»), то в свое время (в правление Александра Второго) было принято решение использовать для нужд армии только говядину.
И отменено это было только в 30-е годы 20-го века.
Мясо – это была отдельная головная боль снабженцев и интендантов. До появления консервов – тем более.
Возьмем роту пехотного полка того времени. Это 220-240 рядовых и унтер-офицеров и 4 офицера. Применив калькулятор, получаем 100 килограммов мякоти говядины в сутки. 100 кг мякоти – это упитанный такой бычок, весом килограммов под 200. Может и больше даже, поскольку субпродукты в расчет не брались вместе с костями, жилами и прочими ливерами.
В год роте требовалось около 200 животных, поскольку посты никто не отменял. Сколько рот в армии, считать не будем, но понятно, что речь идет о целых стадах скотины, которую надо было мало того, что пригнать к месту базирования войск, накормить/напоить по пути, забить, разделать и так далее. То есть, до момента выдачи мясной порции солдату, работы было вагон с тележкой.
Употреблялась говядина исключительно в вареном виде, так как варилась одновременно с приготовлением супов. Никаких котлет, шницелей и отбивных. Вопрос, возможно, не столько в квалификации поваров-кашеваров, сколько в том, что вареное мясо все-таки могло храниться дополнительное время.
Стоит пару слов сказать о постах, да. Религиозные обряды, к сожалению, в русской армии соблюдались довольно тщательно. Почему к сожалению? Да потому, что в пост солдатский рацион урезался, и урезался весьма сильно.
В пост про мясо можно было забыть. Оно заменялось рыбой, но не привычными нам минтаем, треской или хеком. В русской армии это были снетки.
Снеток – это не вид рыбы, а способ приготовления. Снетки – это озерная или речная мелкая рыбка, которую сперва вялили на солнце, а потом досушивали в печах. Получался рыбный консервированный полуфабрикат с забавным вялено-печеным вкусом «с дымком».
Из снетков готовили щи, да и в кашу можно было добавлять легко и непринужденно.
В пост русский солдат получал 100 граммов снетков и 100 граммов крупы. Маловато в сравнении с 400 г мяса и 200 г крупы в мясоед. Но пост был пост, ничего тут не поделать.
Кстати, в пост русских солдат могли побаловать (вполне официально) таким блюдом, как щи с грибами.
Тем не менее, система питания в пост была, мягко говоря, несколько нелогичной. По моему мнению, довольствие, принятое в советский армии конца прошлого века было более рациональным. 100 г мяса приравнивались по ценности к 150 г свежей или соленой рыбы.
Теперь идем дальше. Овощи и крупы. В супы обязательно клались свежие или сушеные овощи. Суточная норма солдата примерно 250 г свежих или около 20 г сушеных овощей. Понятно, что салатов и рагу в те времена не готовили, так что все овощи шли исключительно в супы.
Если верить документам и мемуарам, то впервые сушеные овощи стали использовать во время Крымской кампании в 1856 году. Сперва это были импортные овощи, но после войны было налажена собственная сушка овощей в промышленных масштабах для нужд армии.
Выпускался так называемый суповой овощной набор, представлявший собой плитки весом около 900 граммов. Смесь состояла из сушеной капусты (20%), моркови (20%), свеклы (15%), репы (15%), лука (15%), лука-порея (5%), сельдерея (5%) и петрушки (5%).
Особняком стоял набор сушеных овощей для приготовления борща. Он состоял из капусты (50%), свеклы (45%) и лука (5%).
Естественно, не сбрасывались со счетов исконно русские способы консервации овощей методом засолки и квашения. В некоторых регионах применялась совсем уж экзотика: сушение квашенных капусты и свекла.
Картошки и помидоров в раскладках того времени мы не найдем, если даже очень захотим. Просто их время еще не пришло.
С крупами тоже все было, как и при Петре Первом. Гречневая, ячневая/перловая, полба, пшено. Рис в армии не приживался упорно, так как был с одной стороны, дорог, с другой стороны, крепил.
Крупа. Ну как можно представить армейскую кухню без нее? Во-первых, из них варили каши, во-вторых, крупы в больших объемах добавлялись в первые блюда, в щи и супы. Причем, в щи их добавляли вместо подболточной муки, "сколько требуется для вкуса и густоты". Ну и гороховый суп, сами понимаете, варился из гороха.
В русской армии 150 лет назад использовались крупы: полбенная, овсяная, гречневая, ячневая, просяная (пшенная). Рис в табели о рангах не участвовал, но в критических случаях дозволялось заменять крупы рисом.
В советской армии рис был допущен к столу, но во всех нормах выделялся отдельной строкой.
Говоря о готовке в конкретике, все было очень просто. В полевых условиях, до появления походных кухонь Турчановича (1907 год) все готовили в котлах. Сперва медных, а при опять-таки Александре Втором котлы стали алюминиевыми. И легче, и не опасно для здоровья.
Варили в 19-м веке все еще артельно или по отделениям. Ротная кухня появилась приблизительно в 80-х годах, но изменились лишь методы закладки, так как порций стало больше.
Самой распространенной емкостью был ведерный котел. Он же был отделенной (в смысле, на отделение) емкостью для приготовления пищи. На 10 человек.

Самый простой рецепт приготовления щей выглядел так:

В 10-12 литров воды закладывали норму мяса (4 кг), 3-4 кг квашеной капусты, крупы «для густоты», овсяной или пшена, для той же цели можно было использовать муку (200 г), соль, лавровый лист, перец и лук – по вкусу.
Собственно, это и были настоящие армейские щи. 2-3 часа работы – и ведро щей готово к употреблению. Говядина вынималась и делилась на порции отдельно.
Когда готовился полевой борщ, то рецептура была абсолютно той же, за исключением того, что половина капусты заменялась свеклой. Как говорится, просто и со вкусом.
И обратите внимание, никакого картофеля. Ни в щах, ни в борще. Вообще картофель в русской армии присутствовал, но я нашел один рецепт, в котором он применялся. Так называемый картофельный суп.
Ведро воды, 4 кг мяса, около 6 кг картошки, 100 г муки и 2 кг овсяной или перловой крупы. Естественно, все доступные специи и соль.
Вообще о рецептах армейских блюд мы более подробно поговорим в следующей статье. Нельзя сказать, что блюд немного или они похожи. Довольно разнообразно, но главная отличительная особенность кухни того времени – простота и практичность.
Очень важной составляющей солдатского довольствия был чай. Чая в России вообще пили громадное количество, что наложило отпечаток и на армию. Русский солдат получал 6,4 г чая и 21 г сахара в день.
Для сравнения: советский солдат получал 2 г чая и 35 г сахара, современный российский – 4 г чая и 60 г сахара. Так что в плане «почаевничать» русский солдат был мягко говоря, не обижен.
Сегодня (да и раньше) военнослужащих нельзя было удивить компотами и киселями в качестве напитков. Не один же только чай пить.
А в русской армии был квас. Более того, при возможности русский солдат мог пить много кваса! Красного ржаного кваса, который готовился в любом месте, где присутствовали печи.
Что можно сказать в итоге, перед тем, как пристально начать рассматривать армейскую кухню конца 19 – начала 20 века. Просто, но сытно. Как я уже говорил, питание было все-таки двухразовым. Завтрак из хлеба и чая, обед из супа и каша, ужин из кашицы. Кашица от каши отличалась исключительно густотой. То мясо, которое не пошло на суп, отваривалось (очень редко практиковалась обжарка с луком) для каши или кашицы. При этом, как правило, 2/3 мясного пайка употреблялось на обед и 1/3 — на ужин. Согласитесь, давиться на ужин пустой кашей как минимум, не интересно.
В целом же в 19-м веке армия сделала огромный шаг вперед. Дело даже не в появлении походных пекарен, кухонь (ну чуть позже) и консервов. Изменился сам подход к вопросу питания солдата.

75

Аппетит просыпается в бою.

http://s8.uploads.ru/t/gAIr9.jpg

Кто лучше ел в окопах Первой мировой войны.

Какой солдат лучше воюет — сытый или голодный? Первая мировая война так и не дала однозначного ответа на этот важный вопрос. С одной стороны, действительно, солдат Германии, которая в итоге проиграла, кормили куда как скромнее, чем армии большинства противников. Вместе с тем, на протяжении войны именно немецкие войска не раз наносили сокрушительные поражения армиям, питавшимся лучше и даже изысканно.

                                             Патриотизм и калории.

История знает много примеров, когда голодные и изможденные люди, мобилизовав силу духа, побеждали сытого и хорошо обмундированного, но лишенного пассионарности врага. Солдат, понимающий, за что он воюет, почему за это не жалко отдать жизнь, может воевать без кухни с горячим питанием… День, два, неделю, даже месяц. Но когда война затягивается на годы, одной пассионарностью сыт уже не будешь — вечно физиологию обманывать нельзя. Самый пламенный патриот просто умрет от голода и холода. Поэтому правительства большинства готовящихся к войне стран обычно подходят к вопросу одинаково: солдата обязательно надо кормить, причем кормить хорошо, на уровне рабочего, занятого тяжелым физическим трудом. Каким же были солдатские пайки разных армий в годы Первой мировой?
В начале ХХ века рядовому бойцу русской армии полагался такой ежедневный рацион: 700 граммов ржаных сухарей или килограмм ржаного хлеба, 100 граммов крупы (в суровых условиях Сибири — даже 200 граммов), 400 граммов свежего мяса или 300 граммов мясных консервов (строевой роте в день надо было, таким образом, доставить минимум одного бычка, а в год — целое стадо в сотни голов крупного рогатого скота), 20 граммов сливочного масла или сала, 17 граммов подболточной муки, 6,4 грамма чая, 20 граммов сахара, 0,7 грамма перца. Также в день солдату полагалось примерно 250 грамм свежих или около 20 грамм сушеных овощей (смесь сушеной капусты, моркови, свеклы, репы, лука, сельдерея и петрушки), которые шли в основном в суп. Картофель, в отличие от наших дней, даже 100 лет назад в России был еще не так распространен, хотя когда поступал на фронт, тоже использовался при приготовлении супов.

http://s3.uploads.ru/t/zcHj8.jpg

                             Русская полевая кухня.

Во время религиозных постов мясо в русской армии обычно заменялось рыбой (в основном не морской, как сегодня, а речной, часто в виде сушеных снетков) или грибами (в щах), а сливочное масло — растительным. Крупы в пайке в больших объемах добавлялись в первые блюда, в частности, в щи или картофельный суп, из них варили каши. В русской армии 100-летней давности использовалась полбенная, овсяная, гречневая, ячневая, пшенная крупы. Рис, как «крепящий» продукт, интенданты раздавали только в самых критических условиях.
Общий вес всех продуктов, съедаемых солдатом в день, приближался к двум килограммам, калорийность — более 4300 ккал. Что, к слову, было сытнее рациона бойцов Красной и советской армии (на 20 граммов больше по белкам и на 10 граммов — по жирам). А по чаю — так советский солдат и вовсе получал в четыре раза меньше — всего 1,5 грамма в день, чего явно не хватало на три стакана нормальной заварки, привычных солдату «царскому».

                                  Сухари, солонина и консервы.

В условиях начавшейся войны пайки солдат вначале были еще более увеличены (в частности, по мясу — до 615 граммов в день), но чуть позже, по мере ее перехода в затяжную фазу и иссякания ресурсов даже в тогда еще аграрной России, снова уменьшены, причем свежее мясо все чаще заменяли солониной. Хотя, в целом, вплоть до революционного хаоса 1917 года русскому правительству худо-бедно удавалось поддерживать нормы питания солдат, ухудшалось лишь качество продовольствия.
Дело тут было не столько в разорении деревни и продовольственном кризисе (та же Германия страдала от него в разы сильнее), сколько в вечной российской беде — неразвитой сети дорог, по которым интенданты должны были подгонять на фронт стада бычков и привозить по колдобинам сотни тысяч тонн муки, овощей и консервов. Кроме того, в зачаточном состоянии тогда находилась и холодильная промышленности (туши коров, овощи и зерно надо было в колоссальных объемах как-то сохранять от порчи, складировать и транспортировать). Поэтому ситуации, подобные привозу гнилого мяса на броненосец «Потемкин», были явлением частым и не всегда только из-за злого умысла и воровства интендантов.
Непросто было даже с солдатским хлебом, хотя его в те годы выпекали без яиц и масла, из одной лишь муки, соли и дрожжей. Но в условиях мирного времени его готовили в пекарнях (по сути — в обычных русских печах), расположенных в местах постоянной дислокации частей. Когда же войска выдвинулись к фронту, оказалось, что выдавать солдату по килограммовой буханке в казарме это одно, а в чистом поле — совсем другое. Скромные полевые кухни не могли испечь большое количество буханок, оставалось в лучшем случае (если тыловые службы вообще не «терялись» по дороге) раздавать солдатам сухари.
Солдатский сухарь начала ХХ века — это не привычный нам золотистый сухарик к чаю, а, грубо говоря, засушенные куски той же простой буханки. Если долгое время питаться только ими — люди начинали болеть авитаминозом и серьезным расстройством желудочно-кишечной системы.
Суровую «сухарную» жизнь в полевых условиях несколько скрашивали консервы. Для нужд армии тогдашняя российская промышленность уже выпускала несколько их разновидностей в «жестянках» цилиндрической формы: «жареная говядина», «рагу из говядины», «щи с мясом», «горох с мясом». Причем, качество «царской» тушенки отличалось в выгодную сторону от советских, а тем более нынешних консервов — 100 лет назад для изготовления использовалось только мясо высших сортов из задней части туши и лопатки. Также при приготовлении консервов в годы Первой мировой мясо предварительно жарили, а не тушили (то есть закладывая в банки сырым и отваривая уже вместе с банкой, как сегодня).

Кулинарный рецепт Первой мировой: солдатские щи.

В котел заливается ведро воды, туда бросают около двух килограммов мяса, четверть ведра квашеной капусты. Крупа (овсяная, гречневая или ячневая) добавляется по вкусу «для густоты», для этих же целей засыпают полтора стакана муки, по вкусу соль, лук, перец и лавровый лист. Варится около трех часов.

                                  Французская кухня.

Несмотря на отток множества рабочих рук из сельского хозяйства и пищевой промышленности, развитая аграрно-индустриальная Франция в годы Первой мировой войны сумела избежать голода. Не хватало только некоторых «колониальных товаров», и то эти перебои носили несистематический характер. Хорошо развитая дорожная сеть и позиционный характер боевых действий позволяли оперативно доставлять продукты на фронт.
Однако, как пишет историк Михаил Кожемякин, «качество французского военного питания на разных этапах Первой мировой значительно различалось. В 1914 — начале 1915 года оно явно не соответствовало современным стандартам, но потом французские интенданты догнали и даже перегнали иностранных коллег. Наверное, ни один солдат в годы Великой войны — даже американский — не питался так хорошо, как французский.
Главную роль тут сыграли давние традиции французской демократии. Именно из-за нее, как ни парадоксально, Франция вступила в войну с армией, не имевшей централизованных кухонь: считалось, что нехорошо заставлять тысячи солдат есть одно и тоже, навязывать им военного повара. Потому каждому взводу раздавали свои комплекты кухонной утвари — говорили, что солдаты больше любят есть, то, что сами себе приготовят из набора продуктов и посылок из дома (в них были и сыры, и колбасы, и консервированные сардины, фрукты, джем, сладости, печенье). А каждый солдат — сам себе и повар.
Как правило, в качестве основных блюд готовились рататуй или иной вид овощного рагу, фасолевый суп с мясом и тому подобное. Однако уроженцы каждого региона Франции стремились привнести в полевую стряпню нечто специфическое из богатейших рецептов своей провинции.

http://sg.uploads.ru/t/5o6aV.jpg

Французская полевая кухня. Фото: Библиотека Конгресса США

Но такая демократическая «самодеятельность» — романтические костры в ночи, кипящие на них котелки — оказалась в условиях позиционной войны роковой. На огоньки французских полевых кухонь тут же стали ориентироваться немецкие снайперы и артиллерийские наводчики, и французская армия несла из-за этого поначалу неоправданные потери. Военным снабженцам, скрепя сердце, пришлось унифицировать процесс и тоже вводить передвижные полевые кухни и жаровни, поваров, разносчиков еды из ближнего тыла на передовую, стандартные рационы питания.
Паек французских солдат с 1915 года был трех категорий: обычный, усиленный (во время боев) и сухой (в экстремальных ситуациях). Обычный состоял из 750 граммов хлеба (или 650 граммов сухарей-галет), 400 граммов свежей говядины или свинины (или 300 граммов мясных консервов, 210 граммов солонины, копченого мяса), 30 граммов жира или сала, 50 граммов сухого концентрата для супа, 60 граммов риса или сушеных овощей (обычно фасоли, гороха, чечевицы, «сублимата» картофеля или свеклы), 24 граммов соли, 34 граммов сахара. Усиленный предусматривал «прибавку» еще 50 граммов свежего мяса, 40 граммов риса, 16 граммов сахара, 12 граммов кофе.
Все это, в целом, напоминало русский паек, отличия состояли в кофе вместо чая (24 граммов в день) и спиртных напитках. В России получарка (чуть более 70 граммов) спиртного солдатам до войны полагалась только по праздникам (10 раз в год), а с началом войны был и вовсе введен сухой закон. Солдат французский тем временем выпивал от души: вначале ему полагалось 250 граммов вина в день, к 1915 году — уже пол-литровая бутылка (или литр пива, сидра). К середине войны норма спиртного была увеличена еще в полтора раза — до 750 граммов вина, чтобы солдат излучал оптимизм и бесстрашие настолько, насколько это возможно. Желающим также не возбранялось и прикупать вино на свои деньги, из-за чего в окопах к вечеру встречались солдаты, не вяжущие лыка. Также в ежедневный паек французского воина входил табак (15-20 граммов), в то время, как в России на табак для солдат собирали пожертвования благотворители.
Примечательно, что усиленный винный паек полагался только французам: так, бойцам из воевавшей на Западном фронте русской бригады в лагере Ла-Куртин выдавали лишь по 250 граммов вина. А солдатам-мусульманам французских колониальных войск вино заменяли дополнительными порциями кофе и сахара. Причем, кофе по мере затягивания войны становился все более дефицитным и стал заменяться суррогатами из ячменя и цикория. Фронтовики сравнивали их по вкусу и запаху с «сушеным козлиным дерьмом».
Сухой паек французского солдата состоял из 200-500 граммов галет, 300 граммов мясных консервов (их везли аж с Мадагаскара, где специально наладили целое производство), 160 граммов риса или сушеных овощей, не менее 50 граммов супа-концентрата (чаще куриного с макаронами или говяжьего с овощами или рисом — два брикета по 25 граммов), 48 граммов соли, 80 граммов сахара (расфасованного на две порции в пакетиках), 36 граммов кофе в спрессованных таблетках и 125 граммов шоколада. Сухпай также разбавлялся спиртным — на каждое отделение выдавалась пол-литровая бутылка рома, которой распоряжался сержант.
Французский писатель Анри Барбюс, воевавший в Первую мировую, так описывал еду на передовой: «Основная пища каждого дня, которую следовало называть «супом», состояла из мяса либо со свалявшимися в упругий комок макаронами, либо с рисом, либо с фасолью, более или менее проваренной, либо с картофелем, более или менее очищенным, плававшими в коричневой жиже, покрытой пятнами застывшего жира. Не было никакой надежды получить ни свежие овощи, ни витамины».

http://s8.uploads.ru/t/Ou678.jpg

Французские артиллеристы за обедом. Фото: Imperial War Museums

На более спокойных участках фронта солдаты питанием были скорее довольны. В феврале 1916 года капрал 151-го линейного пехотного полка Кристиан Бордешьен писал в письме родным: «За неделю у нас два раза был гороховый суп со свиной солониной, два раза — сладкий рисовый молочный суп, однажды — говяжий суп с рисом, однажды — зеленая фасоль и однажды — рагу из овощей. Все это вполне съедобно и даже вкусно, но мы поругиваем поваров, чтобы они не расслаблялись».
Вместо мяса могла выдаваться рыба, которая обычно вызывала крайнее неудовольствие не только мобилизованных парижских гурманов — даже солдаты, набранные из простых крестьян, жаловались, что после соленой селедки хочется пить, а добыть воду на фронте непросто. Ведь окружающая местность была перепахана снарядами, завалена испражнениями от длительного пребывания на одной точке целых дивизий и неубранными телами убитых, с которых капал трупный яд. Всем этим пахла окопная вода, которую приходилось процеживать через марлю, кипятить и потом снова процеживать. Чтобы наполнить солдатские фляги чистой и свежей водой, военные инженеры даже проводили на передовую трубопроводы, в которые вода подавалась с помощью морских насосов. Но германская артиллерия часто разрушала и их.

                                                     Армии брюквы и галет.

На фоне торжества французской военной гастрономии и даже русского, простого, но сытного общепит, а немецкий солдат питался более уныло и скудно. Воюющая на два фронта сравнительно небольшая Германия в затяжной войне была обречена на недоедание. Не спасали ни закупки продовольствия в соседних нейтральных странах, ни ограбление захваченных территорий, ни государственная монополия на закупки зерна.
Продукция сельского хозяйства Германии в первые два года войны сократилась почти вдвое, что катастрофически сказалось на снабжении не только гражданского населения (голодные «брюквенные» зимы, смерть 760 тысяч человек от недоедания), но и армии. Если до войны пищевой рацион в Германии в среднем составлял 3500 калорий в день, то в 1916-1917 годах он не превышал 1500-1600 калорий. Эта настоящая гуманитарная катастрофа была рукотворной — не только из-за мобилизации в армию огромной части немецких крестьян, но и из-за истребления свиней в первый год войны как «пожирателей дефицитного картофеля». В результате в 1916 году и картошка не уродилась из-за плохой погоды, и уже катастрофически не хватало мяса и жиров.

http://s8.uploads.ru/t/sayXq.jpg

Германская полевая кухня. Фото: Библиотека Конгресса США

Широкое распространение получили суррогаты: брюква заменяла картофель, маргарин — масло, сахарин — сахар, а зерна ячменя или ржи — кофе. Немцы, кому довелось сравнить голод в 1945 году с голодом 1917 года, потом вспоминали, что в Первую мировую было тяжелее, чем в дни крушения Третьего Рейха.
Даже на бумаге, по нормативам, которые соблюдались только в первый год войны, суточный рацион немецкого солдата был меньше, чем в армиях стран Антанты: 750 граммов хлеба или печенья, 500 граммов баранины (или 400 граммов свинины, или 375 граммов говядины или 200 граммов мясных консервов). Также полагалось 600 граммов картофеля или других овощей или 60 граммов сушеных овощей, 25 граммов кофе или 3 грамма чая, 20 граммов сахара, 65 граммов жиров или 125 граммов сыра, паштета или джема, табак на выбор (от нюхательного до двух сигар в день).
Немецкий сухой паек состоял из 250 граммов печенья, 200 граммов мяса или 170 граммов бекона, 150 граммов консервированных овощей, 25 граммов кофе.
По усмотрению командира выдавалось и спиртное — бутылка пива или стакан вина, большая рюмка бренди. На практике командиры обычно не разрешали солдатам прикладываться к спиртному на марше, но, как и у французов, разрешали в меру напиваться в окопах.
Однако уже к концу 1915 года все нормы даже этого пайка существовали только на бумаге. Солдатам недодавали даже хлеба, который пекли с добавкой брюквы и целлюлозы (перемолотой древесины). Брюква заменяла почти все овощи в пайке, а в июне 1916 года начинает нерегулярно выдаваться и мясо. Как и французы, немцы жаловались на отвратительную — грязную и отравленную трупным ядом — воду вблизи передовой. Фильтруемой воды часто не хватало людям (фляжка вмещала всего 0,8 литра, а организм требовал до двух литров воды в сутки) и особенно лошадям, а потому строжайший запрет пить не кипяченную воду не всегда соблюдался. От этого были новые, совершенно нелепые болезни и смерти.
Скудно питались и британские солдаты, которым приходилось везти продовольствие по морю (а там орудовали немецкие подводные лодки) или закупать провиант на месте, в тех странах, где шли военные действия (а там его не любили продавать даже союзникам — самим едва хватало). В общей сложности за годы войны англичане сумели переправить своим частям, сражающимся во Франции и Бельгии, более 3,2 млн тонн продовольствия, чего, несмотря на поражающую воображение цифру, было недостаточно.

http://s8.uploads.ru/t/l5yPC.jpg

Офицеры 2-го батальона Королевского полка Йоркшир обедают на обочине дороги. Ипр, Бельгия. 1915 год. Фото: Imperial War Museums

Паек британского солдата состоял помимо хлеба или галет всего из 283 граммов консервированного мяса и 170 граммов овощей. В 1916 году норма по мясу была уменьшена тоже до 170 граммов (на практике это означало, что солдат получал мясо не каждый день, части, поставленные в резерв — и вовсе лишь на каждый третий день и норма калорийности в 3574 калории в день уже не соблюдалась).
Как и немцы, британцы тоже начали использовать при выпечке хлеба добавки из брюквы и репы — муки недоставало. В качестве мяса нередко использовалась конина (убитые на поле боя лошади), а хваленый английский чай все чаще напоминал «вкус овощей». Правда, чтобы солдаты не болели, англичане додумались баловать их каждодневной порцией сока из лимона или лайма, а в гороховый суп добавлять растущую вблизи фронта крапиву и другие полусъедобные сорняки. Также британскому солдату полагалось выдавать по пачке сигарет или унции табака в день.
Британец Гарри Патч — последний ветеран Первой мировой, умерший в 2009 году в возрасте 111 лет, так вспоминал тяготы окопной жизни: «Однажды нас побаловали сливовым и яблочным повидлом к чаю, но галеты к нему были "собачьи". Печенье было так тяжело на вкус, что мы выкинули его. И тут неизвестно откуда прибежали две собаки, чьих владельцев убили снаряды, начали грызться за наше печенье. Они сражались не на жизнь, а на смерть. Я подумал про себя: "Ну, я не знаю… Вот двое животных, они сражаются за свою жизнь. А мы, две высоко цивилизованные нации. За что мы боремся здесь?»

Кулинарный рецепт Первой Мировой: картофельный суп.

В котел вливают ведро воды, кладут два килограмма мяса и примерно полведра картофеля, 100 граммов жиров (примерно полпачки масла). Для густоты — полстакана муки, 10 стаканов овсяной или перловой крупы. По вкусу добавляют коренья петрушки, сельдерея и пастернака.
Автор: Сергей Петрунин
Первоисточник: Ссылка

76

О военной каше и хлебе.

Вспомним о полевых кухнях Великой Отечественной войны. Для наших солдат они были не просто передвижными столовыми, где можно утолить голод. Полевая кухня помогала вспомнить дорогую атмосферу мирной жизни. Более того, здесь ведь частенько были не только солдаты, но и местные жители.
Базировались такие кухни на передвижном шасси или платформе грузового автомобиля и включала обычно от одного до четырёх больших котлов. Руководство нашей армии исходило из того, что сам солдат в своём отдельном котелке готовить не должен — общая еда, готовится на всех, и это очень верно и логично. А в котле вода закипала обычно минут за сорок — если говорить и о костре, и о самой кухне, которая была приспособлена для топки дровами. Стало быть, обед или ужин готовился никак не менее полутора часов.
Вот некоторые нормы суточного довольствия красноармейцев и младшего начальствующего состава: хлеб — от 800 до 900 граммов (в зависимости от времени года), крупа — 140 г, мясо — 150 г, картофель — 500 г, сало или комбижир - 30 г, плюс ещё овощи, соль, растительное масло, чай (1 г), макароны. Рацион, может быть, и не особенно изысканный, зато питательный. Хотя, конечно, условия войны часто вносили в меню свои коррективы. А любимыми блюдами у наших бойцов были кулеш, борщ, щи, гречка с мясом.
Вот некоторые рецепты полевой кухни.
Кулеш. С грудинки срезать мясо, а кости поставить в воду — вариться минут 20-30. После этого в бульон засыпать пшено, положить нарезанный кубиками картофель. Пока всё это варится, мясо отдельно обжарить с луком и тоже добавить к будущему блюду. Не выключать огонь ещё минут десять. Вот вам и жидкая каша или густой суп, но при том очень вкусный.
Вообще, кулеш считают не русским блюдом, а, скорее украинским. А само это название — венгерского происхождения и означает «просо, пшено» или «густая каша». Надо сказать, кашам в полевой кухне уделялось особое внимание. Ведь сама по себе сваренная крупа не даёт особой силы да и быстро приедается. Поэтому кашу старались разнообразить, внося в рецепты различные дешёвые компоненты, изменяющие вкус или добавляющие пряность. Главные палочки-выручалочки - лук и чеснок. Но в большой цене были и петрушка, укроп, дудник. Вместо масла обычно использовали сало: топлёное, нутряное, солёное, копчёное. Из него делали шкварки и добавляли к каше. А в кулеш, как видно из рецепта, клали не только крупу, но и картофель — всё сытнее и гуще.

http://sh.uploads.ru/t/ltDbO.jpg

Кстати, знаменитая сказка о солдатской каше из топора появилась не просто так, а с предысторией. В один из дней альпийского перехода Александру Васильевичу Суворову доложили, что запасы продуктов на исходе, а солдат надобно чем-то кормить. Великий полководец посоветовал повару сварить кашу из всего, что есть: сала, мяса, остатков разных круп и гороха. Главное — чтобы блюдо получилось сытным и желательно — ароматным. Повар так и поступил. А солдатам в шутку сказал, что сварил кашу из топора. Но вернёмся к рецептам.
Пшённая каша с чесноком. Потребуется пшено, вода, растительное масло, лук, чеснок, соль. Пропорция: на три стакана воды — один стакан крупы. В кастрюлю (это, конечно, по сегодняшнему времени, а так — в котелок) налить воду, засыпать крупу и поставить на огонь. Тем временем поджарить на масле лук и добавить его, как только вода закипит. Посолить. Через десять минут выключить огонь, положить в кашу мелко порезанный чеснок, плотно закрыть и по-возможности укутать на полчаса, чтобы каша пропарилась и получилась ароматной и нежной.
Гречневая каша. Обжарить лук, желательно на сале. Смешать его с тушёнкой и гречневой крупой. Посолить, залить водой и варить до готовности.
Морковный чай. Очищенную морковь натереть на тёрке и просушить в духовке или на сухой сковороде вместе с чагой, а потом просто залить кипятком и дать настояться.
«Макаловка». Замороженную тушёнку очень мелко порезать, обжарить лук, смешать его с тушёнкой, добавить воды и вскипятить. Густую часть блюда ели так, а в получившийся бульон макали кусочки хлеба, отсюда и название. Вместо тушёнки можно использовать сало или какой-нибудь жир всё, что есть под рукой у повара.
О поварах Великой Отечественной тоже молчать не годится: это люди не только смекалистые, но и храбрые. Не могу не вспомнить историю, которая приключилась с Героем Советского Союза Иваном Павловичем Середой, поваром 91-го танкового полка 46-й танковой дивизии 21-го механизированного корпуса Северо-Западного фронта. В августе 1941 года наши войска сражались с фашистами в районе Двинска Латвийской ССР. В небольшом лесу Иван Павлович готовил обед для своих однополчан. Суп был уже почти готов, когда совсем близко послышался гул мотора и появился немецкий танк. А у нашего повара только винтовка и топор. Перебегая от дерева к дереву и оставаясь незамеченным для врага, Середа выскочил перед самым танком... запрыгнул на него и изо всех сил рубанул топором по стволу пулемёта. На смотровую щель он ловко набросил кусок брезента и забарабанил по броне.
- Капут! - громко кричал отважный повар. - Приготовить гранаты! Окружай его, ребята!
Фашисты растерялись. И настолько испугались, что практически сразу же решили сдаться в плен. Открылся люк, из него показались две вытянутые вверх руки.
Когда на подмогу повару прибежали красноармейцы, около танка уже стояли четверо сдавшихся в плен фашистов. По-видимому, фрицы никак не могли поверить в то, что с ними справился один-единственный повар с винтовкой и топором. А наши солдаты, вдоволь насмеявшись, принялись за свой ещё не остывший обед.
Отдельный разговор — о фронтовом хлебе. Огромная заслуга в том, что армия была обеспечена «главой стола» - тружеников тыла, в большинстве своём — женщин.
Заказы воинских частей выполнялись хлебозаводами и пекарнями в первую очередь, люди не щадили себя, работали порой сутками без выходных. Не всегда была возможность доставить хлеб на линию фронта, и тогда бойцы сами выпекали хлеб в самодельных печах. Если не могли доставить и муку, то её делали из всего, что в тот момент было под рукой: овощей, грибов, отрубей. Добавляли труху пней, лебеду, сено, солому, древесную кору. Получившуюся муку смешивали с картофелем и пекли солдатские блины. Печи же изготавливали из глины и кирпичей.
Так, в 1941 году неподалёку от верховья Волги находился исходный рубеж. Пекарные печи ставили прямо на берегу реки (недаром их называли земляными). Внутри их обмазывали толстым слоем глины или облицовывали кирпичом. Обычно в таких печах выпекали подовый хлеб.
Несколько лет назад я побывала в верховье Волги. Экскурсовод, рассказывая о военных годах, показала на берег и сказала: «Вот здесь, на этой земле, и бои шли, и концерты во время затишья, и раненых лечили, и обеды готовили, и блины в самодельных печах пекли...»
Часто бойцам доставляли хлеб местные жители. Вот воспоминания участника Ржевской операции Виктора Алексеевича Сухоставского: «После ожесточённых боёв нашу часть весной 1942 года отвели в деревню Капково. Хотя эта деревня находилась в удалении от боёв, но продовольственное дело было налажено пока слабовато. Деревенские женщины принесли нам хлеб «Ржевский», он был выпечен из картофеля и отрубей. Они носили нам этот хлеб каждый день, а мы всё думали: как же эти женщины успевают выпекать столько хлеба? И главное — сколько остаётся им самим? Вряд ли столько, чтобы хватало для сытой жизни...»
Вот рецепт этого «Ржевского» хлеба: картофель сварить, очистить от кожуры и тщательно растолочь. Добавить отруби, соль, замесить тесто и выпечь.
Ржаной муки во время войны было мало, её часто заменяли ячменной. Особых изменений в технологию выпечки это не вносило, разве что увеличивалось время приготовления, так как тесто, замешанное на ячменной муке, плотнее, оно дольше пропекается. А хлеб получался вкусным.
Нельзя не вспомнить блокадный хлеб... После того, как фашисты взяли город в кольцо, запасы города быстро истощились (впоследствии муку стали доставлять до Дороге жизни). В состав блокадного хлеба входили обойная мука, жмых, смётки муки с оборудования, пищевая целлюлоза, хвоя.
Бывший директор липецкой школы №29, коренная ленинградка Антонина Александровна Карпова (в девичестве Елисеева), вспоминала: «Для нас это было что-то святое. Всего 125 граммов хлеба, держишь в руке ломтик и знаешь, что ни крошечки нельзя уронить. Дорога на работу у меня пролегала мимо хлебозавода. Здесь обычно собиралось много людей -— из тех, кто ещё мог ходить. Мы стояли и дышали вкусным запахом, кружилась голова. В моей послевоенной жизни не было ни дня, чтобы я выбросила хлеб, пусть и засохший, заплесневевший...»

http://s5.uploads.ru/t/7gAu6.jpg

«Хлеб войны не может оставить равнодушным любого человека, особенно того, кто испытал на себе страшные лишения в период войны — голод, холод, издевательства. Мне волею судьбы пришлось пройти гитлеровские лагеря. Уж мы-то, заключённые. Знаем цену хлеба и преклоняемся перед ним. Гитлеровцы выпекали для русских военнопленных хлеб по особому рецепту. Назывался он «остен-брод» — только для русских. Вот его примерный рецепт: 40% отжима сахарной свёклы, 30% отрубей, 20% древесных опилок, остальное — мука из листьев или соломы. Правда, во многих лагерях не давали и такого хлеба. Но я его отведал...»

http://s3.uploads.ru/t/qpOHN.jpg

Воспоминания Дмитрия Михайловича Иванищева, ветерана войны. Дмитрий Михайлович был призван в армию в 1941 году, в звании сержанта служил в составе 422 стрелкового полка 194 отдельного сапёрного батальона. Прошёл концлагеря — Освенцим и Бухенвальд — но остался жив. Победу встретил в Берлине, а потом долгое время работал в Ишиме на ковровой фабрике.

Источник Ссылка

77

Немецкие полевые кухни.

Полевых кухонь в вермахте - "гуляшканоне" (Gulaschkanone или G-Kanone) - было несколько типов, которые отличались размерами: к большим модификациям относились Feldkochherd Hf. 11 и Feldkochherd Hf. 13. Малые кухни назвались Feldkochherd Hf. 12 и Feldkoche Hf. 14.
Большая полевая кухня Вермахта состояла из передка (Vorderwagen), расположенного слева и главного котла, установленного справа. В передней части располагались: контейнеры для кофе, соли, чая и сахара, 200 банок тушенки, ящик со 100 порциями консервированных овощей, канистры для воды, лопата и топор, корм для лошадей (52 кг сена). Во второй части устанавливались два котла: главный котел и небольшой котел для кофе.
Нередко немецкие и советские войска "обменивались" кухнями. Немцы очень часто пользовались трофейными советскими полевыми кухнями: были части, которые полностью были оснащены трофейными кухнями. В Германии уже советские повара из-за задержек тыла часто варили в немецких. И эти кухни среди поваров пользовались успехом.

http://s5.uploads.ru/t/GgKxP.jpg

78

66776,64 написал(а):

Немецкие полевые кухни.


А вот воспоминания про обычный сухпаек времен СССР.

Армейский сухпай, который нам выдавали в начале 80-х. По моему мнению, он был великолепным http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/37242.gif
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/dfc5e0024b8ef768c7f4c99edc0d4c2f-full.jpg
Наш полк занимался интенсивной боевой подготовкой. Два раза в год обязательно выезжали на полигон на учения, плюс к этому два раза в году мы, минометчики, обязательно выезжали на артиллерийские сборы, да еще были и дивизионные учения. Я как-то посчитал, что за первый год службы мы на полигоне находились больше 7 месяцев. Впервые я выехал на полигон ещё до того, как принял присягу.

Так как из Свердловска до Чебаркульского полигона нам приходилось добираться по железной дороге больше суток, всегда выдавали сухой паёк. Выдавался в сухой паёк и тогда, когда с полигона возвращались в казармы 32 городка.

Хорошо помню, что во время первого выезда нам просто выдали по три банки консервов на человека, хлеба, сахара по нормам. Что там было еще, это надо было узнавать у старшины, так как даже консервы полностью не дошли до батареи.

А выдавали консервы из расчета: одна банка тушенки и две банки мясорастительных консервов на человека в сутки.

Больше подобной выдачи сухого пайка за все 2 года службы я не видел. В последующем, все сухие пайки старшина получал в серых картонных коробках, и каждый боец получал положенную ему норму.
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/5237a51ab90a1f8297d666fa1a3ba1c6-full.png
Примерно в таких коробках выдавался сухпай, только они были из картона серого цвета. Было ли на них что-то написано, уже не помню
Я особо не интересовался, какой сухой паек выдаётся сейчас в российской армии. Говорят, что очень неплохой и сбалансированный. Но и сухпай того времени, я считаю, был очень питательным.

Возможно, в других родах войск, у десантников, морпехов, авиаторов, он был другим, но и наш сухой паёк, предназначенные для сухопутных войск, позволял прожить сутки вполне комфортно.

Даже в одной партии, которую получал старшина на батарею, коробки с сухим пайком отличались друг от друга. Однажды, в нескольких наших сухпайках оказалась даже сгущёнка. Я даже помню, как наши сержанты искали сухие пайки, в которых находилась маленькая баночка со сгущёнкой.

Да, попадались и такие пайки, в которых была сгущенка, но это была лишь раз, и, возможно, это был сухпай, предназначенный для других родов войск, и у него истекал срок хранения. Хорошо помню, как сержант в предвкушении сладкого, открыл подобную банку, но там оказалась субстанция, негодная к употреблению. К остальным другим продуктам у нас претензий не было ни разу. Все другое, что находилось в коробке, всегда была отменного качества, ну может, не считая, сухарей.

И так, что же входило в сухпай солдата ВС СССР в начале восьмидесятых годов? В серой картонной коробке находилось 3 банки консервов весом, примерно, 340 граммов каждая. В общем, банки точно такие же, как и те , в которых сейчас продаются тушенка и различные каши. Одна банка была обязательно мясная. Это была тушенка: или говяжья, или свиная. Что о ней можно было сказать? Это было Тушенка с большой буквы. Не знаю, выпускается ли такая тушенка сейчас. Несколько раз, ради интереса, брал гостовскую тушенку в наши дни, но с продуктом того времени она и рядом не стояла.

Мне кажется, даже запах у той тушенки был другой и если ее разогреть, то, в отличие от современной тушенки, жира было очень мало. В основном это было высококачественное мясо, никаких жил, сои или ещё непонятно чего, не было. Лишь высококачественное мясо. Тушёнка в нашем сухпае была, в основном, производства Троицкого мясоконсервного комбината. Возможно, это было потому, что он находился в нашем регионе, на Урале. Хотя, двоюродный брат, служивший в ГСВГ, говорил, что и им часто попадалась Троицкая тушенка.
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/dc32c7f36c23a42abf8b29783f2e5345-full.png
Советская тушенка
Первый раз удивился, когда увидел вместо тушенки банку " Завтрак туриста". Я хорошо помню " Завтрак туриста", который был на гражданке. Это были какие-то рисовые колобки в томатном соусе, смешанные с рыбой, и запакованные в килечную банку. Употреблять ее можно было, наверное, только как закуску, и то, если больше закусывать нечем. В этой же банке, которая по форме не отличалась от тушенки, находилось великолепное мясо, залитое желе. Ни до этого, ни после, я ничего подобного не встречал.

Две банки в коробке были обязательно мясорастительными. Это были или рисовая, или гречневая или перловая каша с мясом. Да, и это действительно было вкусно. У нас многие предпочитали рисовую кашу, ну а мне, хоть я и не являюсь любителем перловки, именно больше нравилось перловая каша с мясом. Рыбных консервов в нашем сухпае не было никогда.

Обычно многие, отслужившие в армии, рассказывают, что банки с консервами они вскрывали ножами. Мы же ножами пользовались очень редко. Наверное, у каждого бойца нашей батареи в кармане лежала открывашка для патронного цинка. Подобные открывашки для консервов я потом видел в продаже, только они были не зеленого цвета, как у нас, а никелированными.
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/c4861ad9ccfdca2355f5f7b3003b0cd8-full.jpg
Чем-то подобным мы открывали консервы, только они были у нас зеленого цвета и ими открывали цинки с патронами
В качестве заменителя хлеба в коробке могли лежать сухари, галеты, а однажды нам попались даже ржаные хлебцы. Это были совсем другие хлебцы, не те которые сейчас продаются в супермаркетах. Подобные хлебцы продавались в наших магазинах в середине семидесятых годов, но очень редко.
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/7032fafad16511481f5df25c84b158c5-full.jpg
Такие хлебцы, именно в такой упаковке попались за два года лишь раз. Может кто нибуль и вспомнит их.
Как-то, в середине девяностых я, будучи на хлебозаводе им. Григоровича в Челябинске, поинтересовался, выпускают ли у нас в стране что-то подобное сейчас, на что мне технолог ответил: " Их выпускали где-то в Московской области, а сейчас эти технологии уже утеряны". И действительно, ничего подобного я после не встречал. Галеты чем-то походили на нынешнее галетное печенье, но они были пресными, твердыми, а сухари были черными-пречерными и по твердости напоминали камень.

Было такое ощущение, что их засушили еще до начала Великой Отечественной войны. Кроме этого, в сухом пайке были еще упаковочки с сахаром, похожие на те, что выдавали в поездах.
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/9/4/66632c8119380c31bd5664e9c535867d-full.png
Сахар в сухом пайке
Также был чай в пакетиках, но не в таких как сейчас, одноразовых. Он был запакован в целлофан, или возможно в другой, похожий на целлофан, прозрачный материал. Обычно, этот пакетик вскрывался, и его содержимое высыпалась в котелок.

Конечно, с того времени прошло уже больше 30 лет и точно не могу сказать, сколько в сухом пайке было сахара и чая.

Скажу только одно, рацион было очень питательным и для одного бойца на сутки его хватало за глаза. Конечно, сейчас в российской армии уже другие сухие пайки и разработано их множество. Я же рассказал лишь о том, что видел и чем снабжали нас.

Для того времени это было великолепно. Конечно,  возникала проблема, как все это разогреть, но и холодном виде консервы съедались за милую душу. Интересно было бы сравнить вкусовые качества нынешнего сухпая и того, что вы давали нам.

79

66800,26 написал(а):

начале восьмидесятых годов? В серой картонной коробке находилось 3 банки консервов весом, примерно, 340 граммов каждая.

Если тушёнки не было, то было четыре банки, мясорастительных. Вообще, вариантов было много и рыбные так же были и в томате и в масле.Немцы покупали только в томате. Был и вариант, с одной, большой банкой тушёнки, но такой подходил только если на полигоне была возможность готовить самим, что не всегда удавалось ..картошку, либо варили или жарили, ну или макароны..а без этого, вариант не очень удачный. Что то мне кажется, что мясорастительные консервы, были меньше, чем стандартные, с тушёнкой..

Отредактировано Матвеев Олег (04-09-2018 08:40:29)

80

66800,26 написал(а):

Примерно в таких коробках выдавался сухпай

Нам в такой белой коробке давали когда в Германию везли,больше не видел такого.
Каша гречневая с мясом,перловка с мясом,сосисочный фарш,паштет,хлебцы,сахар.Это так,по памяти,может что и забыл.
Вообщем такая коробка и булка белого хлеба на сутки,давали на двое суток.Хватило аж до части,сержанты в карантине в первую очередь о нём спрашивали,не остались ли.Уважали они его.

81

66806,10 написал(а):

Нам в такой белой коробке давали когда в Германию везли,больше не видел такого.
Каша гречневая с мясом,перловка с мясом,сосисочный фарш,паштет,хлебцы,сахар.

  Нам давали ,именно , такие ! То есть , - в белой коробке . Выдавали всегда , когда ездили на стрельбы на полуостров Вустров . В термосах возили обед только тогда , когда стреляли на местном полигоне Зукков, но на полигоне Зукков , можно было стрелять только из пулемётов . При стрельбе из вкладных стволов , - только Вустров. Плюс , выдавали сухой паёк при стрельбе штатным снарядом по морским целям на морском полигоне Цинз , и на учениях на Виттштокском полигоне . Правда , на Виттштоке , частенько была и полевая кухня.  :flag:

82

66836,1403 написал(а):

Правда , на Виттштоке , частенько была и полевая кухня.


Вот пытаюсь вспомнить??? http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/97906.gif амнезия, блин... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

Когда был старшиной роты, то помниться, что у меня постоянно был запас в каптерке этих самых сухпайков. Массово мы их получали, иногда для учений и в основном при отправке курсантов  в войска им на дорогу... Но помимо этого, видимо на всякий случай энное количество ( не на всю роту) всегда находилось в роте... Чем регламентировалось это энное количество, уже не помню... Видимо, на всякий непредвиденный случай... Помню только, что эпизодически эти запасы неким образом списывались, ну а списанное съедалось... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/82255.gif

83

66857,26 написал(а):

Но помимо этого, видимо на всякий случай энное количество ( не на всю роту) всегда находилось в роте... Чем регламентировалось это энное количество, уже не помню... Видимо, на всякий непредвиденный случай... Помню только, что эпизодически эти запасы неким образом списывались, ну а списанное съедалось..

Наверное,как и у нас..В каждом танке,был трех суточный запас сухпая, СОРОК ПЯТЬ БАНОК !!!,на экипаж. На боевых машинах,он там и хранился, как НЗ, а вот на которых различные вождения,стрельбы,обучение в классах и т.д. с этих, хранился в каптерке.Боеприпасы с них,хранились в отдельном складе. Менялся сухпай, раз в три года и как правило,его всегда не хватало,что бы получить новый, надо сдать старый...усыхал наверное :crazyfun: Я, как раз в год замены и попал...пришлось роту снимать с довольствия и получать сухпайком, что бы возместить недостачу... :dontknow:

Отредактировано Матвеев Олег (05-09-2018 06:41:33)

84

Повезло вам на счет сухпайка, а я получал его один раз, когда летели в Германию из Воршиловграда (Луганск)  Банка тушенки, три банки каши с мясом , и буханка (кирпичик) белого хлеба. Открывашек и колюще-режущих приспособ не было, приходилось банки вскрывать -курочить бляхой от ремня.  http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

85

66871,4569 написал(а):

Повезло вам на счет сухпайка, а я получал его один раз,

  Точно , - не могу сказать , сколько раз я получал сухой паёк , но по самым скромным подсчётам , - более пятидесяти раз . :flag:

86

http://s9.uploads.ru/t/XzJ8j.jpg

                      Что ели «серые волки» Дёница.

Благодаря роману Лотара-Гюнтера Буххайма и одноимённому фильму Вольфганга Петерсена «Das Boot», увидевшим свет в 70–80-х годах прошлого века, резко вырос интерес к действиям немецкого подводного флота во Второй мировой войне. У любителей истории стало возникать много вопросов не только по боевым действиям, но и по быту подводников. Особый интерес вызывает тема питания экипажей, выбора и хранения на подлодке в условиях длительных походов продуктов, в том числе тех, без которых человек не может долго обойтись. Почему немецкие подводники брали с собой свежий хлеб, который в условиях высокой влажности быстро покрывался плесенью, а не сухари, хранящиеся дольше?
                                                                 Проблемы снабжения
Немцы великолепно снабжали продовольствием свои подводные корабли. После установления в Европе гегемонии Германии продукты на базы подлодок поставлялись из Франции, Дании, Португалии, Испании, Италии и т.д. В поход лодки брали свежее и варёное мясо, свежие овощи и фрукты, сыр, мёд, шоколад, копчёные колбасные изделия, соки, различные консервы и многое другое. Проблема была одна – в походе, в условиях плохой вентиляции и сильной влажности, свежие продукты быстро портились. В итоге подводникам приходилось сидеть на консервно-витаминной диете – чем длительнее был поход, тем хуже было с питанием.
На лодках были предусмотрены и провизионки, и холодильные камеры, но при выдаче технических заданий конструкторам субмарин в мирное время командованию ВМС Германии трудно было представить, что средние лодки типа VII будут действовать у берегов США, Африки и в Карибском бассейне, а большие лодки типа IX – в Индийском океане.
Во время войны приходилось импровизировать, подстраиваться под ситуацию, которая требовала увеличения автономности лодок. Субмарины получали провизию в море с судов снабжения, заходили для пополнения запасов в порты Испании, затем появились «дойные коровы» – транспортные лодки XIV серии. Однако полностью проблему это не решало. Провизия портилась, пропитывалась разными запахами – в общем, гурманам с тонким гастрономическим вкусом на «семёрке» или «девятке» делать было нечего.

                                              Как рассчитывался запас пищи для экипажа.

В этом вопросе очень велика была роль двух членов экипажа подлодки – третьего вахтенного офицера (или штурмана) и кока, которые отвечали за заготовку провизии. Кок, или, как его звали подводники, «смутье» (smutje, smut – что приблизительно можно перевести как насмешливое «грязнуля», «замарашка»), был на лодке человеком с особым статусом. Он должен был не только хорошо готовить, но и обладать талантом ресторатора, чтобы составлять меню на каждый день плавания.

http://s8.uploads.ru/t/QpUSi.jpg

Кок лодки U 604 руководит погрузкой провизии. На переднем плане банки с фруктовыми консервами (слева). Многочисленные колбасы и окорока свисают с потолка отсека, соседствуя с оборудованием (справа)

Исходя из приблизительной продолжительности похода делался расчёт количества и ассортимента продуктов, которые получались на складе штурманом. После этого провизия грузилась на лодку под контролем штурмана и инженер-механика в места, которые наиболее подходили для хранения. Размещение продуктов на лодке всегда соответствовало трём основным правилам:
Продукты должны были размещаться и закрепляться так, чтобы не падать и не разлетаться во время маневрирования лодки и её атаки глубинными бомбами.
Провизия должна была распределяться по лодке равномерно, чтобы не создавать дифферент или свести его к минимуму, при этом должно было учитываться потребление продуктов. Ежедневно потребляемые продукты взвешивались, чтобы инженер-механик мог компенсировать их вес балластом.
Размещение продуктов не должно было препятствовать свободному доступу ко всем люкам и вентилям.
Основными местами хранения провизии были носовой, кормовой и электромоторный отсеки, и это было логично. В дизельном отсеке хранить что-либо было невозможно, так как продукты быстро пропитывались бы запахом соляра, известного всепроникающей способностью. Центральный пост захламлять было ни в коем случае нельзя, так как это место управления кораблём, в жилых отсеках офицеров и старшин много разместить бы не удалось, да и все проходы должны были оставаться свободными.

http://s5.uploads.ru/t/nKUst.jpg

Ящики с фруктами в носовом отсеке лодки U 295 соседствуют с торпедами. Хорошо видна надпись «Nantes» — окрестности французского Нанта славятся своими яблоневыми садами по сей день.

Вот как выглядел запас провизии на лодке типа IXC при экипаже в 55 человек с расчётом его питания на 12-недельный срок. На лодку грузилось продовольствие и напитки весом более 12 тонн (12 583 кг), в том числе:
свежее и варёное мясо – 224 кг
колбасные изделия – 108 кг
мясные консервы – 2180 кг
рыбные консервы – 150 кг
свежий картофель – 1750 кг
другие овощи – 1555 кг
лимоны – 416 кг
свежие фрукты – 300 кг
свежие яйца – 270 кг
сливочное масло – 50 кг
сыр – 50 кг + 65 кг (твёрдый и плавленый)
кофе – 60 кг
чай – 3 кг
молоко – 784 кг
свежий хлеб – 456 кг
консервированный хлеб – 660 кг
«Хлеба к обеду в меру бери…»
Хлеб на подводной лодке был необходимым продуктом, и с ним же возникали особые проблемы в хранении. Несомненно, в этих условиях решением проблемы стало бы использование сухарей, которые хранятся гораздо дольше, но проигрывают хлебу во вкусе и при длительном употреблении вызывают проблемы с пищеварением, поэтому немцы подошли к вопросу по-другому. Они использовали свежий хлеб, который у подводников получил интересное прозвище «кролик». Вот как писал об этом известный немецкий подводный ас Райнхард Зурен (Reinhard Suhren):
«Самой большой проблемой был хлеб. Мы подвешивали его в сетках так, чтобы обеспечить к нему приток воздуха, но всё равно через некоторое время он портился, начинал плесневеть и становился похожим на белого и пушистого кролика, потому что был покрыт большим количеством плесени. Мы срезали её, насколько это было возможно, и ели хлеб. Когда поход длился больше четырёх недель, питание превращалось в проблему, и удержать здоровье команды в хорошем состоянии становилось нелегко».

http://s8.uploads.ru/t/8Rq3Q.jpg

Кок «колдует» над приготовлением пищи в тесном камбузе немецкой подлодки (слева).
Приём пищи на верхней палубе немецкой подводной лодки. Снимок сделан в довоенное время (справа)

Кроме свежего хлеба, был ещё и консервированный, но какого он был качества? На этот вопрос дал ответ весьма необычный свидетель. 21 ноября 1942 года лодка U 163 потопила британское торговое судно «Эмпайр Старлинг» (Empire Starling), затем взяв на борт в качестве военнопленного капитана судна Эрика Монктона (Eric Monckton). Впоследствии Монктон оставил любопытные воспоминания о пребывании на борту U 163, в том числе и о питании:
«Завтрак подавался в семь утра и состоял из молочного супа, кофе и печенья или хлеба с джемом. Хлеб хранился в герметично упакованных цилиндрических банках около 10 см в диаметре и 23 см в длину. В таком виде он сохранялся очень хорошо и, пожалуй, был лишь немного суховат».
В итоге, система снабжения представляется достаточно логичной. Запас хлеба на подлодке делился на две почти равных части, состоящих из свежего и консервированного хлеба. Свежий хлеб, разумеется, долго не лежал, и его старались съесть как можно быстрее. После того как свежий хлеб съедался или приходил в негодность, на лодке оставался ещё достаточно большой запас консервированного хлеба, употребление которого строго лимитировалось.

http://s9.uploads.ru/t/XNH6h.jpg

Мытьё посуды на подводной лодке после приёма пищи (слева).
Судя по растительности на лицах подводников, поход длится не первую неделю, и никто не против разнообразить меню свежей рыбой. На фото разделка акулы на палубе немецкой подлодки (справа)

Если посмотреть на меню экипажа лодки U 93, составленное коком на четвёртую неделю похода (12–18 января 1942 года), то станет ясно, что хлеб подавался к «столу» дважды в сутки (непонятно, чем объясняется отсутствие ужина в четверг – пропущен ли он в меню по недосмотру, или это был официальный «постный день»):
Понедельник:
завтрак: кофе, хлеб, смалец
обед: чечевица и колбаски, сливы
ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы и мясо
Вторник:
завтрак: кофе, булочки, масло, джем
обед: суп, свинина, картофель, овощи
ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы
Среда:
завтрак: кукурузные хлопья, булочки, масло
обед: яйца-пашот, шпинат, картофель, абрикосы
ужин: чай, масло, хлеб, язык, колбаса, сыр
Четверг:
завтрак: кофе, хлеб, масло, джем, сыр
обед: квашеная капуста, свиная рулька, тушеные яблоки
Пятница:
завтрак: кофе, масло, хлеб, яйца
обед: суп, гуляш, картофель, персики
ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы
Суббота:
завтрак: кофе, масло, хлеб, джем
обед: суп-лапша, говядина, пудинг
ужин: чай, масло, хлеб, холодное мясо
Воскресенье:
завтрак: кофе, хлеб, яйца, масло
обед: свинина, капуста, земляника и сливки
ужин: чай, масло, ветчина, хлеб, колбаса
Стоит отметить, что немецкие подлодки имели возможность получать свежевыпеченный хлеб и прямо в море, на рандеву с «дойными коровами» – последние были оборудованы электропечами для выпечки хлеба. Так, в отчёте о первом походе транспортной U 459, головной лодки проекта XIV, говорилось:
«Примерно за 10 часов работы на борту может выпекаться около 80 килограммовых буханок свежего хлеба. Около 800 таких буханок были выпечены ночами, переданы на лодки и с радостью приняты их экипажами. Кроме того, примерно 250 буханок приготовлены для собственных нужд. Выпеченный ржаной хлеб сытный, имеет прекрасный вкус и хорошо хранится…»

http://s9.uploads.ru/t/kuGmq.jpg

Снимок, сделанный с борта U 604 в феврале 1943 года, запечатлел рандеву с «дойной коровой» U 459 в Северной Атлантике для пополнения запасов, в том числе и провизии.

К вышесказанному стоит добавить, что на каждой боевой лодке имелся собственный 300-килограммовый запас теста, а также галеты – очевидно, что сухари подчинённым адмирала Деница были не нужны.

Источник Ссылка

87

Новинки Первой мировой войны.

http://s8.uploads.ru/t/zefoc.jpg

Так как Русско-японская война уже была затронута, то и останавливаться на ней не очень хочется, ибо чем она для нас была интересна, то я уже расписал.
Остается только добавить/повторить, что Русско-японская война стала местом дебюта двух архиважных составляющих военного быта. А именно консервов и полевой кухни.
С консервами все просто, хорошо, когда они есть, и крайне плохо, когда их нет. Вот на Дальнем Востоке, где шли бои, консервов не было. Они просто не успели на войну, застряли на сортировочных станциях, пропуская перед собой боеприпасы и пополнение.
Увы, но это так. Сотни тысяч банок консервов остались на путях Транссиба. Но бардак – это, как известно, нормальное состояние армии, так что не удивляемся.
Вторая премьера – это полевая кухня. И вот тут я немного поподробнее пройдусь.

http://s9.uploads.ru/t/G3Dcw.jpg

Вначале была армейская печь на колесах. Это еще со времен Наполеона пошло. Вот как она выглядела.

http://sh.uploads.ru/t/mDrg7.jpg
http://s7.uploads.ru/t/Ts8S1.jpg

Вроде бы от идеи печки на колесах до того, чтобы вставить в оную печь котел – один шаг. А вот нет, этот шаг делали больше 100 лет.  Кстати, не зря говорят, что массово полевые кухни первыми появились в России. Считается, что первый поход с применением кухонь состоялся в 1900 году, когда русские части ходили в Китай на подавление восстания.
Фотографий этого похода фактически не сохранилось, но вот вам, пожалуйста, более ранние фото. Датированы они 1897 годом, и ярко иллюстрируют то, что у императорского семейства и прочих августейших особо уже на тот момент были вполне себе мобильные центры приготовления пищи.
На фото запечатлена явно подрессоренная кухня с навесом и многоконфорочной печью для приготовления различных блюд.

http://s7.uploads.ru/t/MSi29.jpg
http://sd.uploads.ru/t/5J1i2.jpg

Первой массовой полевой кухней в русской армии стала кухня системы Михаила Боголюбского.

http://s7.uploads.ru/t/k7lQp.jpg

Считаю, что именно эта кухня стала первой массовой. Вообще первенство принадлежит кухне, которую изобрел Юлиан Парчико в 1877 году, но его кухонь было выпущено около десятка. Кухни Паричко использовались в русско-турецкую войну 1877-1878 годов, однако распространения не получили.
В результате в 1898 году на снабжение русской армии был принят "походный очаг" системы Боголюбского. Очаг представлял собой кастрюлю-скороварку с герметичной крышкой на винтовых замках, сблокированную с дровяной топкой и установленную на одноконную двуколку.

http://sg.uploads.ru/t/sdjtE.jpg

Считаю, что именно эта кухня стала первой массовой. Вообще первенство принадлежит кухне, которую изобрел Юлиан Парчико в 1877 году, но его кухонь было выпущено около десятка. Кухни Паричко использовались в русско-турецкую войну 1877-1878 годов, однако распространения не получили.
В результате в 1898 году на снабжение русской армии был принят "походный очаг" системы Боголюбского. Очаг представлял собой кастрюлю-скороварку с герметичной крышкой на винтовых замках, сблокированную с дровяной топкой и установленную на одноконную двуколку.

Ссылка

88

67264,64 написал(а):

Новинки Первой мировой войны.


http://sd.uploads.ru/t/9lq3U.jpg

В 1904 году кухня Боголюбова был усовершенствована полковником русской армии Турчаниновым. Случилось нечто ужасное, но русское военное ведомство весьма оперативно приняло на вооружение и запустило в серию "Военно-походную кухню-самовар" Турчанинова. Кухня Турчанинова успела к войне. И в это время российская армия была единственной армией мира, оснащенной полевыми кухнями. Это уже после русско-японской войны начали передирать идею кто во что горазд…
Кухня Турчанинова имела сперва один котел, но почти сразу было внесено изменение, и котлов стало два. Вот оно, «щи да каша»!

http://s7.uploads.ru/t/3mEtW.jpg

На снимке видно, что кухня двухкотловая. Плюс из двуколки она быстро стала четырехколесной, обзавелась передком, на котором разместился ящик, где было удобно хранить запас дров, шумовки и прочие полезности.

Кухню Турчанинова, оказавшуюся настолько удачной, клепали аж до 1941 года практически без изменений. Этим занимался Сормовский вагонный завод в Петербурге.

http://s9.uploads.ru/t/46xU3.jpg

Кухня прошла испытания, да, но в целом стало не до нее. Хотя мысль была интересной.

Вообще, кухням уделялось много заслуженного внимания. В Первую Мировую войну их охотно фотографировали, так как кухни позволяли это неспешным фотоаппаратам того времени, да и по кухням не так часто прилетало от противника.
Кухням начали давать инструкции.
После Русско-японской войны кухнями начали обзаводиться и другие армии. Естественно, японцы, которые получили некоторое количество наших кухонь в качестве трофеев. И немцы, чьи представители бывали на Маньчжурском фронте и привезли оттуда восторженные отзывы об этой новинке.
В 1906 году в Германии объявили конкурс на лучший образец походной кухни, в котором победила специально закупленная для изучения кухня Турчанинова.  Но естественно, на снабжение германской армии был принят один из собственных образцов. В отличие от российской кухни, он имел не два, а три котла, да еще и отдельную духовку для выпечки. Немецкие солдаты прозвали этот агрегат "гуляшканоне" — "гуляшная пушка" за его сходство с артиллерийской упряжкой.

http://s7.uploads.ru/t/tL6mW.jpg

В 1909 году свою полевую кухню, также трехкотловую, ввели в австрийской армии.

http://s5.uploads.ru/t/HPFrc.jpg

Пусть никого не смущает русские солдаты возле кухни. Кухня австро-венгерская, маркировка на передке сохранена. Просто наши одолжили. Или отжали. Трофей, в общем, получился.
А для солдат всех остальных европейских армий еду в полевых условиях продолжали готовить на кострах.
Правда, с началом Первой мировой все бросились догонять умных, спешно сооружая полевые кухни. Французы, итальянцы, британцы, американцы…

http://s7.uploads.ru/t/vDOh4.jpg

Кухня прошла испытания, да, но в целом стало не до нее. Хотя мысль была интересной.
Вообще, кухням уделялось много заслуженного внимания. В Первую Мировую войну их охотно фотографировали, так как кухни позволяли это неспешным фотоаппаратам того времени, да и по кухням не так часто прилетало от противника.

http://s5.uploads.ru/t/Rk1WU.jpg
http://s8.uploads.ru/t/wODLC.jpg
http://s8.uploads.ru/t/DidJg.jpg

Кухням начали давать инструкции.

89

67289,64 написал(а):

Кухням начали давать инструкции.


http://s3.uploads.ru/t/LEwW0.jpg
http://s5.uploads.ru/t/6Pf2C.jpg
http://s5.uploads.ru/t/bBNuJ.jpg
http://sd.uploads.ru/t/73lhi.jpg

                      Это уже советская инструкция, но тем не менее.

В целом же, в Первую Мировую кухня состоялась, как неотъемлемая часть поддержки любого рода войск.
Солдат может быть сколь угодно храбр, обучен, вооружен и оснащен, но если он еле на ногах стоит от голода – грош ему цена.
Именно это и доказала большая война.

Поговорим о нормах?

В принципе, по сравнению с Русско-японской, нормы довольствия не изменились, и рядовому бойцу русской армии полагался такой ежедневный рацион:

700 граммов ржаных сухарей или килограмм ржаного хлеба;
100 граммов крупы (в суровых условиях Сибири или Севера — 200 граммов);
400 граммов свежего мяса или 300 граммов мясных консервов;
20 граммов сливочного масла или сала;
17 граммов подболточной муки;
6,4 грамма чая;
20 граммов сахара;
0,7 грамма перца;
250 граммов свежих или около 20 граммов сушеных овощей.

Смесь сушеных овощей (капуста, морковка, свекла, репа, лук, сельдерей и петрушка), предназначалась для приготовления супов.
Картофель все также считался суповым овощем и распространен не был. Рис по-прежнему, как «крепящий» продукт, был под негласным запретом и выдавался совсем уж в крайних случаях.
Во время религиозных постов мясо в русской армии заменялось рыбой (в основном не морской, как сегодня, а речной, часто в виде сушеных снетков) или грибами (в щах), а сливочное масло — растительным. В пост до 200 граммов увеличивался крупяной паек, и крупы добавлялись в постные первые блюда, невзирая на то, что это было: щи или картофельный суп.
Общий вес всех продуктов, съедаемых солдатом в день, приближался к двум килограммам, калорийность — более 4300 ккал. Это неплохо выглядит сегодня, это неплохо смотрелось и в те годы.

http://s8.uploads.ru/t/SGAvT.jpg

Например, в германской армии паек тянул всего-навсего на 3500 ккал, а вот в армии Британской империи — более чем на 4500.
В условиях начавшейся войны пайки солдат вначале были еще более увеличены, в частности, по мясу — до 615 граммов в день, но когда война перешла в затяжную фазу, пайки откатили на прежний уровень.
Более того, проблемы с подвозом продуктов питания в ту же Галицию вынудили русских интендантов заменять свежую убоину солониной. Стоит отметить, что, по многочисленным мемуарам участников Первой мировой войны, фактически до начала революционного хаоса 1917 года военному ведомству удавалось поддерживать нормы питания солдат. Да, качество ухудшалось, это так.Но некий Рубикон – это год 1915-й.
Дело тут было не столько в разорении деревни и продовольственном кризисе, что творилось у немцев, даже вспоминать не стоит, не то что сравнивать. В основном проблемой в снабжении стали все те же дороги, точнее, их отсутствие.
Интенданты должны были подгонять на фронт от Лифляндии до Болгарии стада бычков и привозить по колдобинам сотни тысяч тонн муки, овощей и консервов. Основной проблемой было не найти и заготовить, а сохранить и доставить.
Поэтому ситуации, подобные привозу гнилого мяса на броненосец «Потемкин», были явлением частым и не всегда только из-за злого умысла и воровства интендантов.
Непросто было даже с солдатским хлебом, продуктом вроде бы простейшим.
Рецепт того хлеба был до безобразия прост: мука, дрожжи, соль и вода. Никаких яиц, никакого масла. Однако, еще в русско-японскую войну стало понятно, что одно дело – снабжать хлебом войска, находящиеся в более-менее обитаемой части мира, и совсем другое – в степях Манчжурии.
По мере ухудшения снабжение на сцену снова выходил сухарь. А с ним и привычные уже желудочно-кишечные заболевания. Невкусную «сухарную» жизнь в полевых условиях несколько скрашивали консервы. Опять же, если их доставили солдатам. Но консервы были, и они были весьма хороши.
Для нужд армии промышленность выпускала несколько их разновидностей в «жестянках» цилиндрической формы: «жареная говядина», «рагу из говядины», «щи с мясом и кашей», «горох с мясом». Причем, качество «царской» тушенки отличалось в выгодную сторону от советских, а тем более нынешних консервов, о чем я уже писал.

http://sg.uploads.ru/t/Dhdmj.jpg

В целом, по мере ухудшения дел на фронте и забардачивания военного ведомства, ухудшалась и ценность паука, и его качество. Энергетическая ценность суточной дачи продовольствия нижнего чина упала до 3150 калорий, причём с января 1915 года и до окончания войны она постоянно снижалась.
Размер мясного пайка, как наиболее важного элемента рациона, не был исключением. На Северо-Западном фронте, к примеру, по приказу от 17 мая 1915 года устанавливались дневные нормы в 1/2 фунта мяса, четверть фунта солонины и… все. Да, никто не отменял возможности докупать недостающее на местах и за свой счет, но ведь не у всех этот счет был.
Хотя во многих воспоминаниях рассказывалось об офицерах, которые закупали за свои средства провиант для солдат. Но то какие офицеры были… С 7 (20) апреля 1916 года и до конца войны мясной паёк составлял 1/2 фунта мяса, «причём было разрешено засчитывать в счёт мяса рыбу, а также мясные отходы».
В целом, согласно теории выдающегося историка М. В. Оськина, это уже было дно, за которым неминуемо следовал бы развал армии. Что, в общем-то, и произошло. И сколько угодно можно обвинять Троцкого и его агитаторов, но 200 граммов мясных отходов – это, простите, 200 граммов мясных отходов.
С такими пайками не воюют. С такими пайками проигрывают.

Ссылка

90

Реформы. От Русско-японской до Первой мировой.

Этот период, примерно с 1890 по 1910 годы, можно назвать временем больших перемен. Возможно, в какой-то временной отрезок и произошло больше изменений в русской армейской кухне, но с уверенностью назвать такой промежуток сложно.

http://s5.uploads.ru/t/zeSQG.jpg

Конечно, огромную роль сыграло поражение в Русско-японской войне. После которого даже в заскорузлых российских министерствах со скрежетом, но начались перемены. И перемен этих оказалось столько… Впрочем, судите сами.

                                                                    Консервы.

Да, армейская еда в виде мясной консервы прочно вошла в обиход русского солдата именно в Русско-японскую войну.
Но, самое интересное в этой истории то, что консерва была не отечественной! Русские консервы производства фабрики Азибера, о которой разговор шел в предыдущих статьях, на войну просто не попали. Конечно, определенные запасы в крепости были сделаны до войны. Но как они были сделаны, так же и закончились, когда крепость села в осаду по всем правилам. Нормальные реалии войны.
Здесь еще один нюанс. Пропускная способность железных дорог того времени. Чтобы доставить что-то в Порт-Артур, надо было (см. карту) протащить вагон по Транссибу до Харбина, а там либо в Порт-Артур и Дальний (до момента захвата ветки японцами) или во Владивосток и далее морем. Конечно, пропускные способности железных дорог того времени были невелики. И всегда находились более важные грузы, нежели тушенка. Патроны, снаряды, винтовки и прочее.
Так что консервы, которые доставлялись морем в Порт-Артур, были… американскими! Да, оказалось выгоднее и быстрее закупить партии консервов в США и морем, под нейтральными флагами, доставить в Порт-Артур. Конечно, несмотря на доставку морем, консервов все равно не хватало, и история сохранила свидетельства, что солдаты получали фунтовую банку мясных консервов на троих. Но банка на троих все равно значительно лучше, чем ничего.
Касаемо консервов, именно в те годы была введена так называемая «выдержка по времени». Азибер, как фабрикант, которому надо: а) продать и б) побыстрее, сопротивлялся, как мог, но русское военное ведомство настояло на том, чтобы все консервы перед отгрузкой две недели выдерживались на складах.
За это время все банки с неудовлетворительной стерилизацией обычно вздувались и взрывались. Так что проблема отбраковки была решена таким образом. И, надо сказать, солдату, как конечному потребителю, это было на руку.
И еще. Именно военное ведомство настояло на целом ряде просто драконовских мер для фабриканта. Это, конечно, был произвол, который мог произойти только в тоталитарной империи (шутка, если что), но с 1901 года на фабриках, поставлявших консервы в арсию, ввели такие меры как «посыпание пола свежей деревянной стружкой утром и вечером», «мытье рук с мылом дегтярным или хвойным», «мытье полов после окончания работ с мылом щелочным». Мыло щелочное, как я понял, это аналог современного хозяйственного, с высоким содержанием щелочи. Полы с мылом… В 1901 году… Мороз по коже прямо.

                                                                    Чай.

Как это ни странно, но чай завоевал русскую армию даже быстрее, чем дворянство и купечество. Ушлые интенданты быстро сообразили, что чай очень удобно транспортировать, он легок что при перемещении, что в приготовлении.
Напомню, что основным напитком русского солдата до появления чая был квас. Но варка кваса – это вопрос довольно долгий по времени, а вскипятить чайник/самовар/котелок воды, сыпануть туда заварку – и все! Ни перед чем русская армия не капитулировала так быстро, как перед чаем. Чайный блицкриг закончился буквально в течении нескольких лет.
В 1905 г., после Русско-японской войны, приказом № 769 по армии было установлено чайное довольствие. По образцу и подобию английской и японской армий.  В чайное довольствие входили деньги, отпускаемые на покупку чая и сахара. В сутки для солдата/матроса устанавливалась норма в 2 грамма чая и 25 граммов сахара.
По сравнению с английскими солдатами не баловали. В Англии, где чай был возведен в культ, солдат получал 2,5 кг чая в год, а матрос английского флота более 3. Довольствие русского солдата состояло из 735 граммов чая в год, но если сравнивать с обычным бытом русского человека, это было более чем роскошно. А уж такую штуку, как сахар, подавляющее большинство россиян из глубинки только в армии и могли попробовать.  Хотя мед никто не отменял. Чай с медом ничуть не хуже чая с сахаром, но в армейских условиях, конечно, сахар хранить проще и выдавать быстрее.  Тут тоже были забавные моменты. Сахарную порцию выдавали только натурой и непосредственно на руки солдатам, ежедневно или через день в зависимости от проворности интендантов. На чай можно было получить деньгами (может, оттуда и пошел термин «дать на чай», то есть, речь шла о небольшой сумме), а вот на сахар — нет. Только в руки. При этом накосячившие по полной программе солдаты, попадавшие на гауптвахту под строгий или усиленный арест, лишались и чая, и сахара. «Губа» действительно была не сахар. А вот попавшие на гауптвахту в обычном режиме, сохраняли право на чай с сахаром. Чай, как составляющая довольствия, выдавался и до 1905 года. Но здесь были нюансы. Чай был компонентом сухого пайка, то есть, выдавался тогда, когда было понятно, что солдаты не получат горячего котлового питания. Довольно своеобразное признание ценности чая, не правда ли? Нет горячих щей с мясом и каши – ну хоть горячего чайку. Тоже вариант, как говорится.
В общем, в начале 20 века чай стал таким же неотъемлемым компонентом армейской кухни.Немного забегу вперед. С 1907 года в сумму чайного довольствия были включены расходы на чайную посуду (кружки) и на... уголь для самоваров. Кружки и самовары официально стали предметами солдатского обихода с 1907 года.
Эти расходы составляли по 5 копеек в год на человека. Таким образом, пехотная рота численностью в 200 человек получала в год 10 рублей. На эти деньги предполагалось закупать алюминиевые или жестяные кружки и куль (около 50 кг) угля для самовара.

                                           Продовольственный расклад.

К описываемому времени устоялось еще один аспект, о котором хочется рассказать. Пищевое довольствие русской армии к 1906 г. складывалось из трех вроде бы различных (на самом деле нет) частей:

1. Провиантское довольствие.
2. Приварочное довольствие.
3. Чайное довольствие (с 1905 г.).

Провиантское довольствие — это те продукты, которыми армейские интенданты должны были снабжать рядовой состав по установленным нормам в натуральном виде. Цены на провиантское довольствие устанавливались один раз на срок от года до трех. Фактически это были не готовые продукты, а сырье, которое могло долго храниться, легко транспортироваться и так далее. В провиантское довольствие входили хлеб печеный и мука, сухари, соль, крупа и водка. Нормы выдачи фактически не менялись с 1874 года, да, собственно, и незачем было их менять.
Приварочное довольствие – несколько иной вид снабжения, ибо приварок бытовал исключительно в денежном эквиваленте. Эти суммы выдавались командирам подразделений, рот и эскадронов на ежедневное горячее питание нижних чинов. Реформированию подлежало то, что до 1906 года деньги выдавались сразу на год, а после 1906 года их стали выдавать поквартально, точнее, в соответствии с временами года. Отрицательный момент состоял в том, что ответственность за питание солдат целиком и полностью возлагалась на командиров. Если командир реально был «слуга царю, отец солдатам», никаких проблем не возникало. Если нет – поле для воровства было огромное.Идея была весьма неплоха: возложить на командиров сезонное и территориальное манипулирование ассортиментом и ценами, с целью улучшения питания солдат и введения в соответствии с сезоном в солдатский рацион больше качественных и дешевых овощей.  По наличию овощей в рационе русский солдат отставал от французского союзника почти в пять раз. Однако возложение на офицеров обязанностей по организации питания солдат стало огромным негативным фактором, фактически не поддающемуся контролю. Практически питание солдат было опять-таки передоверено офицерам, или, как их называли, отцам-командирам, то есть поставлено в зависимость от субъективных, не поддающихся ни учету, ни контролю факторов. Честно говоря, по моему скромному мнению, тупили в военном ведомстве от души. Господа генералы и адмиралы никак не хотели понять, что выход, светлый и радостный, он рядом. В виде полковой или бригадной столовой, где за раз можно накормить солдат. Как ни странно, но в начале 20 века в русском военном ведомстве считалось, что организация питания солдат таким образом, на полковом уровне, дело хлопотное и убыточное. Конечно, заведомо проще было выдать «приварок» деньгами, а там пусть у ротных и взводных голова болит, как превратить деньги в еду для своих солдат. Вроде бы и реформа, но на деле – совсем не очень. Не дело офицера бегать по рынкам, закупая продукты для солдат. И не дело солдата сидеть и ждать, пока все срастется. Выход был, но увы, царские генералы упорно не хотели хотя бы постучаться в него. А стоило бы, поскольку потенциал был. Надо было просто его реализовать. Нельзя сказать, что по питанию мы плелись в хвосте у «цивилизованной Европы».
Норма хлеба, отпускаемая на солдата в русской армии, была самой высокой в мире. Считалось, что в России солдат должен был съедать в день 1 028 г. печеного хлеба, а в Германии и во Франции местный солдат получал лишь 750 г.
При этом русский солдат ел черный, натуральный ржаной хлеб, богатый витаминами и более сытный, а европейский солдат получал только пшеничный белый хлеб, который русские считали слишком «хлипким» или «господским».
Наряду с хлебом, на одного русского солдата приходилось в год около 50 кг крупы. Гречка, полба, перловка. Каша, как мы уже говорили, это не пареные овощи в еврорационе.

                     Снова о приварке. Это штука историческая.

Приварок – это святое, и вот почему. Если обязательный провиант в виде хлеба и круп, можно было заменить в зависимости от обстоятельств мукой, сухарями, или (например) кукурузой или зерном, то в приварок входило то, что разнообразило солдатский стол. Мясо, сало, масло, овощи, перец и особенно — пшеничная мука для подболтки супов с целью их загущения.
Даже немецкий крепчайший консервированный мясной бульон считался у русского солдата «водичкой», так как был почти прозрачным. Что говорить о европейских супах того времени? Вообще на тему питания в зарубежных армиях лучше прочесть у маршала Советского Союза, Дважды Героя Советского Союза, Родиона Яковлевича Малиновского. В книге «Солдаты России», которая присутствует в интернете.
Система же русского приварка, для командования любой части была делом хлопотным, но выгодным. Да что там, выгоднейшим! Ведь можно было манипулировать так, как душе угодно, покупать мясо самого низшего качества, третьего, так сказать, сорта. И овощи можно было взять лежалые и подувядшие. А что, солдат – он все съест! А ведь количественные нормы приварка в русской армии были выше, чем в европейских. Суточная выдача мяса для русского солдата была установлена в начале 20-го века в 307 г, в то время как у французов — 300, а у немцев 180 г мяса и 26 г сала, у австрийцев 190 г мяса и 10 г свиного сала.  Однако во всех иностранных армиях размер средств, отпускаемых на пищевое довольствие, соизмерялся не только с местными ценами, но и с условиями варки пищи и зависел от реального перемещения войск, когда питание резко усиливалось.
В русской же армии денежное довольствие на приварок определялось раз и навсегда на год. Пока все было спокойно, никто и не волновался. Но после поражения в Русско-японской войне начались инфляция и сопутствующие ей колебания цен. Они практически уничтожили высокие нормы приварка в русской армии, превратив все в фикцию. Ну и, естественно, вполне нормальное для России явление – казнокрадство. Все, кто мог урвать от солдатского рациона, несомненно это делали. В общем, реформа 1905-1906 годов оказалась на поверку не такой уж и реформой. Систему вроде бы и улучшали от души, радея за солдата, но на деле снова вышел ноль. С одной стороны, война в далекой Манчжурии показала, что ахиллесова пята русской армии – это снабжение и организация питания, с другой – все за редким исключением осталось на своих местах. И еще один момент, который хотелось бы озвучить. Перемещение войск. Понятно, что в те годы войска двигались по дорогам и трактам. И останавливаться предпочитали в населённых пунктах, а не среди просторов необъятной. И тут в действие вступало традиционное для России «довольствие от обывателей» при движении войск. Регламентированное, но тем не менее. Довольствием от обывателей могли пользоваться только низшие чины, одиночно или небольшой нештатной командой следующие по этапу. Обыватели, то есть владельцы избы, обязаны были при ночевках кормить военных дважды — один раз вечером по прибытии на ночлег и второй раз утром при выступлении.
При задержании на так называемую дневку, число обязательных кормежек увеличивалось до четырех: одна по прибытии на ночевку, две в течение светового дня и одна утром при выступлении на следующие сутки из населенного пункта.
Оплату такого натурального довольствия нижних чинов должна была нести казна, оплачивая соответствующие квитанции по казенным нормам из расчета 20-25 копеек в сутки. Постой офицеров являлся делом отдельным, и, соответственно, оплачивался тоже отдельно. В целом же можно сказать, что уроки, которые нанесла русской армии Русско-японская война, не то чтобы не прошли даром, нет. Но, говоря словами классика, «хотели, как лучше, получилось как обычно». Вроде бы реформа преследовала только цели улучшения питания, а на деле все те же архаичные решения. Но не стоит сбрасывать со счетов такой прорыв, как консервы в солдатском рационе и полевые кухни, первый шаг от солдатских котлов в сторону современной системы питания.
Реформам 1905-1906 годов можно дать оценку «удовлетворительно». Кстати, эту же оценку подтвердила Первая мировая война, которая стояла на пороге.

Источники:
Похлебкин В. Кухня века.
Малиновский Р. Солдаты России.
Автор: Роман Скоморохов

Источник Ссылка


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Война войной, а обед по расписанию » Вопрос питания на войне