Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Война войной, а обед по расписанию » Вопрос питания в армии.


Вопрос питания в армии.

Сообщений 181 страница 190 из 190

181

82785,4569 написал(а):

На завтрак и на ужин  масло постоянно

Понятно.-Летный значит. Поэтому и сахара у вас было больше чем у нас. http://forumstatic.ru/files/000b/db/32/64100.gif

182

Фронтовая кухня: готовим в День Победы.

https://i.imgur.com/buUY5Cll.jpg

Чтобы попробовать настоящий фронтовой кулеш по рецепту 1943 года, вам следует запастись главными ингредиентами: картошкой, пшенкой и тушенкой. 
В котелке доводим до кипения воду и добавляем в него банку тушенки и 250-300 грамм пшена. Пока каша развариваем до готовности, нарезаем мелким кубиком 3-4 картофелины, которые отправляем в котелок. Пшенка с картошкой должны потомиться минут 20.
Параллельно разжариваем на сковородке сало и 2-3 нашинкованные луковицы. Отправляем нашу разжарку к основе кулеша. И ждем еще 10 минут.
В идеале должно получиться нечто среднее между густым супом и жидкой кашей.

https://i.imgur.com/sWz6ACkl.jpg

Тыловая солянка готовится в чугунке, в который равными слоями укладывается квашеная капуста, ломтики картошки и заливается водой. Все это тушится практически до готовности в печке (в нашем случае – в духовке). За 5 минут под крышку нужно добавить разжаренный на сале лук, лавровый лист и черный перец горошком. Когда все готово, надо накрыть посудину полотенцем и дать потомиться с полчаса.
Картофельный хлеб можно испечь и без всякой хлебопечки. Всего-то и понадобится – 6 крупных картофелины «в мундире», которые следует очистить и пропустить через мясорубку. Полученную массу выложить на противень, посыпанный отрубями и охладить. Добавить отруби, посолить быстро замешать тесто и, поместив в смазанную маслом форму, выпекать до готовности.

https://i.imgur.com/e6OSjNpl.jpg

Ну, и в честь праздника можно испечь пирог с гречкой. Приготовить обычное дрожжевое тесто, отварить почти до готовности рассыпчатую гречневую кашу. Грибы обжарить с луком или тушить до готовности, затем остудить и смешать с кашей. Сделать пирог с тонкой верхней корочкой и выпекать в духовке до готовности.

183

https://i.imgur.com/mFRO1V4l.jpg

                                    Меню немецкого генерала.

Есть много свидетельств о нечеловеческом отношении к советским военнопленным. А вот как обстояло дело с немецкими военнопленными? Что они ели, на что имели право, как изменялось их продовольственное обеспечение в военные и послевоенные годы? И тут выяснились удивительные факты, подтверждённые архивными документами.
Интересно, что нормы питания для пленных были разработаны сотрудниками Управления по делам военнопленных и интернированных задолго до начала ведения боевых действий, и поэтому телеграммы об этом были направлены в войска уже на второй день войны.
Первая партия захваченных немецких пленных поступила под охрану 229-го полка НКВД уже 24 июня 1941 года.
В июле 1941 года последовало сокращение нормы выдачи хлеба до 500 граммов в сутки. В зависимости от ситуации на фронте и в тылу пайка пленных в середине 1942 года была сокращена до 400 граммов хлеба в сутки. Это была самая низкая планка питания, которая потом никогда не опускалась.
Особенно сложно было этапировать и содержать огромное количества пленных после Сталинградской битвы. Большинство так и не смогло добраться до армейских пунктов сбора пленных. Опыта работы с таким громадным количеством военнопленных у войск НКВД на тот момент не было.
После Сталинграда в Ивановской области был создан специальный лагерь и для генералов. Он был расположен в посёлке Чернцы (227 километров до Москвы), в бывшей старинной усадьбе, принадлежащей Софье Дедловой.
Сюда привезли Паулюса и ещё 22 немецких генералов. Распорядок их дня был совсем другой, чем у обычных пленных. Готовили пленные итальянцы, подавая на стол белый хлеб, масло, отварное мясо. Пиво генералы могли выпить только в праздничные дни. Здание бывшего знаменитого лагеря №48 сохранились до сих пор. Аллея тоже. Сохранилась и столовая.
Могилы генералов тщательно убираются.
По мере военных побед и роста экономических возможностей страны дифференцированные нормы питания пересматривались в сторону повышения. 9 апреля 1943 года НКВД на основании решения Государственного комитета обороны СССР ввёл пять новых норм питания для контингента лагерей: для содержавшихся в лагерях и на приёмных пунктах НКВД; для больных дистрофией; для общегоспитальных больных; для генералов; для офицеров.
Но больше всего немецкие военнопленные получили хлеба: норма их довольствия существенно увеличилась, теперь им выдавали в сутки не 400 граммов хлеба, а больше полкилограмма — 600 граммов.
Впрочем, хлеб выдавали тоже по-разному, в зависимости от условий работы.
При этом дополнительная пайка хлеба существенно выросла. Выполнявшие нормы выработки на тяжёлых работах до 50 процентов теперь получали 650 грамм хлеба в сутки, от 50 до 80 процентов — 850 грамм и более 100 процентов — один килограмм.
Нормы хлеба для занятых на прочих работах колебались от 500 до 700 грамм. Для ослабленных бывших солдат противника также предусматривалась увеличенная на 25 процентов основная норма питания, в том числе и по хлебу. Выдача усиленного питания ослабленным позволяла быстрее ставить их на ноги и в дальнейшем использовать на восстановлении народного хозяйства страны.

Причём питание пленных, которые работали на тяжёлых физических работах, также существенным образом увеличилось более чем на 25 процентов.
С июля 1943 года пленным, получающим питание по основной норме, стали дополнительно выдавать по 120 грамм рыбы в день. Одновременно было улучшено питание ослабленных и больных. Каждому лагерю выдавалось индивидуальное количество пайков дополнительного питания, которое определялось по сведения из лагерей о физическом состоянии контингента за предыдущий месяц. В связи с этим число отпускаемых пайков не всегда соответствовало количеству нуждающихся в усиленном питании к этому времени. Однако лагерь не имел права самостоятельно изменить установленные сверху цифры.
А это, заметьте, происходит в страшно голодное время для страны. И не идёт ни в какое сравнение с теми условиями, в которых содержались наши военнопленные, получающие примерно 894,5 ккал в день против 2533 ккал в день (столько получили по нормам немцы).
Пленных также усиленно лечили. К концу 1943 года взятых в плен военнослужащих противника обслуживал 31 госпиталь Наркомата здравоохранения на 23 200 коек. Количество мест в лечебных учреждениях было ниже потребности, особенно в первом полугодии 1943 года. Спецгоспитали ощутили острый недостаток во врачебных кадрах. По состоянию на 1 сентября 1943 года в них работало только 47,7 процентов советских врачей от требуемого количества. Однако к концу года укомплектованность медицинскими кадрами выросла до 82 процентов. Некомплект компенсировался для счёт привлечения к работе врачей из числа военнопленных.
Успешное лечение во многом зависело и от наличия в госпиталях специальной медицинской техники, которая в то время была далеко не везде. По данным архивных источников, в 31 спецгоспитале работало только 17 рентгеновских, 21 физиотерапевтических и 22 зубоврачебных кабинетов, 31 лаборатория.
С апреля 1943 года медицинское снабжение лагерей стало осуществляться не через местные органы Наркомата здравоохранения, которые сами испытывали острый недостаток в медикаментах, а санитарными отделами военных округов и сануправлениями фронтов. Это улучшило ситуацию с обеспеченностью лечебных учреждений лагерей.
Также в 1943 году были упорядочены вопросы имущественного снабжения военнопленных. В марте 1943 года НКВД СССР определил, что пленные по мере износа имевшегося на них обмундирования должны обеспечиваться за счёт трофейного и специально выделяемого имущества. Отпускать на их нужды плановое военное имущество без разрешения Управления военного снабжения НКВД категорически запрещалось.
Для ремонта обмундирования и обуви в каждом лагере организовывались соответствующей мощности мастерские. В качестве починочного материала использовались пришедшие в негодность трофейное, а также войсковое имущество, непригодное для ремонта одежды красноармейцев. Необходимые инструменты для мастерских изготовлялись на месте, а если это было невозможным, отпускались с окружных складов. Постельные принадлежности из числа бывших в употреблении полагались только для госпитализированных больных, отпускались лагерям из расчёта на 10 процентов численности контингента по норме: одно одеяло, одна простыня, по одной нижней и верхней подушечной наволочке, одна тюфячная наволочка.
Таким образом, по мере улучшения положения на советско-германском фронте, возрастания роли военнопленных в качестве рабочей силы в 1943 году снабжение бывших солдат противника постепенно улучшалось. Эта тенденция наблюдалась и в последующие военные и послевоенные годы.
Примерно через три месяца после Победы, в августе 1945 года вышло первое постановление об освобождении 608 000 немецких военнопленных. В Германию отправлялись рядовые и унтер-офицеры, больные, инвалиды, а также те, кто согласился проживать на территории Германской Демократической республики. Также в первую очередь освобождению подлежали французы и румыны. На дорогу им выдавался сухой паёк, рассчитанный на несколько дней пребывания в пути. Это помогло им добраться до дома.
Интересно, что когда в ГДР в 1953 году подняли на 10 процентов нормы выработки, часть бывших военнопленных собралась на стихийную забастовку около здания Центрального комитета СЕПГ. Они были категорически против норм. Рядом стояли три машины с радиотрансляционными вышками. Разъярённая толпа опрокинула их — погибла диктор-женщина. Из уст бывших военнопленных неслись яростные выкрики и оскорбления в адрес своего руководства, против Советского Союза не было сказано ни одного слова.
Через три года, в 1948 году, стали освобождать лиц, имевших высшее воинское звание. 11 немецких генералов получили свободу.
Самое любопытное случилось в 1949 году, когда выяснилось, что военнопленные в лагерях не содержатся, а стараются мирно пристроиться работать в советских колхозах и совхозах, могут беспрепятственно получать медицинскую помощь в обычных советских больницах. И тогда министр внутренних дел отдаёт приказ: навести порядок в отношении пленных, которые могли запросто вступить в брак с советскими гражданками. Оказывается, и такие случаи бывали.
Любопытно, что в отличие от немецких жителей, прикрывавших свои носы от смердящего запаха, который шёл от советских военнопленных, русские женщины проявляли большую жалость и мужики тоже. Делились и махоркой, и куском хлеба. Спустя годы многие немецкие военнопленные смогли побывать на месте своего заключения и вспоминали об этом времени со смешанным чувством благодарности. Эти слова они высказывали всем. А вот наши военнопленные, побывавшие в местах своего заключения, могли рассказать только о пытках, массовом истреблении советских солдат, порой заживо сожжённых в печах Освенцима и Маутхаузена.
После войны были ещё раз пересмотрены нормы питания: теперь за отлично выполненное трудовое задание рабочий мог получить дополнительно 100 граммов хлеба, автоматически это давало право на приобретение дополнительной пачки махорки.
Купить можно было за счёт тех денег, которые начислялись с 25 августа 1942 года каждому пленному офицеру и солдату согласно Директиве заместителя наркома внутренних дел № 353. Что-то я не слышала о том, что нашим военнопленным немцы начисляли марки. А вот наши это делали: существовали нормы жалования, поступающего на лицевой счёт каждого пленного. Например, рядовой получал 7 рублей в месяц, зарплата офицера могла достигать 30 рублей. Самую высокую зарплату — 100 рублей в месяц — получали бригадиры и десятники, бригады которых выполнили на 100 процентов план.
В 1950-м было объявлено о завершении репатриации.
Некоторые из бывших пленных смогут написать даже книги о своём пребывании в заключении. В частности, один из них жаловался на легендарное тюремное блюдо — рыбный суп. Запах от супа шёл рыбный, попадались головы и хвосты, а вот самой мякоти обнаружено не было. Этот факт удручал бывшего немецкого пленного и в своих воспоминаниях он горестно восклицает и сетует на незадачливых поваров, не стремившихся разнообразить меню.
Интересно было почитать воспоминания композитора Ганса Мартина, находившегося в лагере города Аткарска. Симфонию в честь этого места Ганс начал накануне католического рождества в 1944 году. Музыкальное произведение исполнил хор.
https://i.imgur.com/XF9crD7l.jpg

Обычно свой день пленные начинали с побудки и неплохого завтрака: им давали суп и хлеб, а в обед кашу, сваренную из пшённой крупы или картошки (и такая тоже, оказывается, была каша). Причём в некоторых лагерях пленных старались накормить посытнее. Об этом свидетельствуют результаты проверки, проведённой в одном из лагерей в Саратовской области. В результате выяснилось, что каши пленные съели в два раза больше, чем им положено по нормам.
Широко известен факт, что высшие должностные лица немецкой армии, попавшие в плен, пользовались практически всеми благами жизни. Это вызывало законное возмущение рядового солдата, вынужденного молча наблюдать за тем, как например, несколько офицеров радостно катались по льду, когда замёрзла речка, протекающая в пределах их лагеря. Потом немецкий рядовой напишет об этом возмутительном случае в своих воспоминаниях.
Однако некоторых привилегированных военнопленных такие условия не прельщали, и они совершали многочисленные побеги. Этим прославился немецкий лётчик Хартманн, самолет которого был сбит удачным выстрелом советских зенитчиков, и немецкий ас приземлился на своем парашюте прямо в руки русских солдат. Его пленили, но хитрый Хартманн сумел притвориться тяжелораненым и таким образом усыпить бдительность своих конвоиров. Он смог сбежать. Но его быстро нашли и поместили в лагерь, расположенный неподалёку от города Шахты Ростовской области. Там к буйному заключенному присматривались особо. Но не усмотрели. Летчик смог поднять бунт, захватить с другими военнопленными администрацию лагеря и выдвинуть ультиматум. Один из пунктов его касался увеличения и улучшения продуктов питания, а также создания особой комиссии по расследованию нарушений прав заключённых. Но в Ростов-на-Дону вместо продуктов питания послали группу автоматчиков, которая усмирила пленных.
Автор:
Полина Ефимова

184

https://i.imgur.com/13AvMe7l.jpg

«Наркомовские 100 грамм»: какими они были у немцев.

Судя по мемуарам ветеранов вермахта и кригсмарине, снабжение алкоголем в гитлеровской армии и ВМФ было налажено лучше, чем в РККА – немцы на фронте пили вдоволь и выбор спиртного был большим.

Что и по сколько пили в пехоте…

Советские газеты «Красная звезда», «Правда» и другие в военное время публиковали множество заметок о пьяных зверствах гитлеровцев на оккупированных территориях. Однако в современном Рунете нет ни документов гитлеровского командования, касающихся норм выдачи солдатам и офицерам вермахта спиртного, ни ссылок на их тексты (приказы Наркомата обороны СССР на этот счет давно опубликованы). Соответствующие «разнарядки» определенно существовали – немецкий ordnung («порядок») не позволял отпускать подобные напитки ненормированно.
Отечественные публицисты и историки приводят цитаты из ряда мемуаров выживших гитлеровцев (или писем, найденных у погибших), где описывается выдача и распределение алкогольного «довольствия».
В книге Константина Сомова «Война: ускоренная жизнь» есть ссылка на мемуары Ги Сайера (Мумину), француза, волею судеб оказавшегося на службе в вермахте и воевавшего с 1943 по 1945 годы на Восточном фронте. Ему, новичку, только что прибывшему на передовую, раненый в живот пехотинец сказал, что водка, шнапс и ликер тут в немереном количестве, и он, раненый, пьет уже третий день для притупления боли.
Сразу несколько российских авторов приводят в своих книгах последнее письмо домой рядового Генриха Янзена (он был убит в июле 1941 года). Среди прочих подробностей Янзен указывает и норму спиртного, выдаваемого на передовой: «бутылочка водки на троих». Судя по другим сведениям, эти нормы не были «железными» в разное время войны – по словам плененного в 1942 году ефрейтора Едвента Кнеля, на 3 дня им выдавали бутылку водки на семерых. А по воспоминаниям австрийца Армина Шейдербауера, в 1943 году алкогольный паек в его подразделении и вовсе стал воскресным и представлял собой чисто символическую стопку шнапса.
Между тем, количество спиртного, выдаваемого пехоте вермахта, резко возрастало перед наступлением – бывший немецкий пехотинец Бенно Цизер, воевавший под Сталинградом, писал, что за несколько часов перед наступлением им выдали по бутылке 40-градусного шнапса на человека. Пулеметчик Николай Дегтярев привел пример из своей военной биографии, когда весной 1944 года при освобождении Бреста он уничтожил порядка 200 гитлеровцев – они в тот день девятью «волнами», одна за другой, шли в атаки, невзирая на шквальный огонь противника: были в стельку пьяные.
Константин Сомов в своей книге приводит воспоминания фронтовиков, которые говорили, что после удачных атак обнаруживали на вражеских позициях огромное количество алкоголя – французские вина, собственно шнапс, другое спиртное…
Не гнушались гитлеровские пехотинцы и трофейной выпивкой, в частности, крымским вином, которое как вспоминал рядовой Готтлиб Бидерман, «пили без помех» (то есть, в неограниченном количестве). Бидерман писал, что его сослуживцы гнали и самогон из ревеня и картофеля.
О том, что строгих норм потребления спиртного в вермахте зачастую не придерживались, упоминал вышеназванный Армин Шейдербауер. Бывший обер-лейтенант писал в своих мемуарах, как по пути из Франции в Россию солдаты его части простреливали цистерну с вином и «присасывались» к ней котелками, кто как сумеет. Ветеран Великой Отечественной Максим Коробейников вспоминал случай, когда однажды вусмерть пьяный немецкий солдат-телефонист (гитлеровцы отмечали день рождения своего командира), посланный проверить связь, перепутал блиндажи и пришел к русским.

                                              … и на флоте

Российский публицист Петр Бологов, много пишущий на исторические темы, в одном из своих материалов приводит данные о том, как затаривался пивом гитлеровский линкор «Бисмарк» перед своим первым и единственным во Второй мировой войне боевым выходом (май 1941 года; через три дня после боя в Датском проливе британцы его потопили): взял на борт 50 тысяч литров ячменного напитка в бочках. Поллитровая кружка пива в корабельном буфете «Бисмарка» продавалась за 30 пфеннигов.
Помимо пива гитлеровские моряки употребляли в боевых походах вина и крепкие напитки, доставляемые вместе с продовольствием и боеприпасами судами снабжения. Однако, отмечают историки, именно из-за дележа пива зачастую между снабженцами и командованием линкоров и крейсеров возникали конфликты. Среди алкогольного рациона подводников кригсмарине преобладал ром. Данных о нормах выдачи алкоголя гитлеровским морякам российские авторы не приводят.

Николай Сыромятников

185

https://i.imgur.com/lU0kxDcl.png
https://i.imgur.com/DgBcJnql.jpg

186

https://d.radikal.ru/d42/2005/13/50de24701939.jpg
Художник - А. Евстигнеев  "Полевая кухня."
Когда, внезапно солдат в каком-нибудь полку в дорогу позовёт: служба боевая,
Сигнал тревоги услыхав, со всеми на равне двинется в поход команда тыловая.
С оружием в руках и черпаком, на марше, они про сон картошку чистя забывая,
Опередить должны свой авангард; готова выдать всем порцию - кухня полевая.
ЮРИЙ ИСАКОВ.

187

84220,1610 написал(а):

Опередить должны свой авангард;

Обычно,все глазаньки высмотришь, пока их Пак появится :crazyfun:
Вспоминаю сейчас, а чем батальоный повар занимался, пока в полку были...в наряды он точно не ходил !?

Отредактировано Матвеев Олег (23-05-2020 06:54:16)

188

https://i.imgur.com/igfWE1Ql.jpg

189

Солдатская каша.

Александр Коротич.

https://i.imgur.com/anH6FAxl.jpg

С утра дымком опять повеяло,
До "чёртиков" знакомый аромат,
Сухих дровишек треск умеренный,
Звучит, как музыкальный ряд.

Ласкает пламя рыже-жаркое
Бока "пузатые" солдатского котла,
Кудесник-повар в белом фартуке
Чуть свет колдует без конца.

А в том котле большом волшебная
Кипит-томится кашка на пару,
От хвори-нáпасти целебная,
Исток бодрости и сил богатырю.

К котелочку рядом котелочек,
Солдат "святую" очередь блюдёт.
Легкий ароматненький парочек
Пленит-чарует целый взвод.

Кашка с горкой – всё по норме,
Миг, - а ложка в донышко стучит,
Глянь-поглянь, а в очереди-то снова
За добавкой целый взвод стоит.

«Хлеб да каша – пища наша»,
Так в народе нашем говорят.
И не страшны врагов демарши,
Если кашей вдоволь сыт солдат!

190

   Служба тыла, организация питания РККА.

Начальнику тыла Калининского фронта генерал-майору П. Е. Смокачеву избежать трибунала не удалось. Весной 1943 года на ряде фронтов сложилось трудное положение с продовольствием. В частности, в одной дивизии Воронежского фронта четыре дня выдавалось по 500 г хлеба, а горячая пища и другие продукты солдатами не получались. Еще хуже обстояло дело на вышеуказанном Калининском фронте: там долго выдавалась только половинная норма питания, да и то с такими заменами, что о более-менее полноценном питании не шло и речи. Например, мясо на 100% заменялось яичным порошком. Для прокорма лошадей вообще снимали солому с оставленных крестьянами изб. Основной причиной такого положения была весенняя распутица. Но и головотяпства командиров, не сделавших вовремя надлежащие запасы, хватало.
В результате проверок вышло постановление ГКО № 3425 от 24 мая 1943 года и приказ НКО № 0374 от 31 мая того же года «О результатах проверки положения с питанием красноармейцев на Калининском фронте». Вот по этому приказу и отдан был под суд упомянутый генерал, а ряд военачальников получили серьезные взыскания. В это же время был заменен и командующий фронтом.
Но главное в этом приказе - не карательные меры, а то, что там конкретно назывались те члены военных советов фронтов (среди которых были далеко не последние люди в партийно-государственной элите страны: Хрущев, Жданов, Булганин, Мехлис), на которых возлагались организация тыла и материально-техническое обеспечение войск. Была отмечена необходимость тщательной подготовки «военпродовских» кадров и армейских поваров. В приказе был впервые обозначен и принцип снабжения войск «от себя».
Окончательно же этот принцип, возлагавший ответственность за доставку материальных средств до дивизии на руководителя армейского тыла, за доставку до полка – на начальника тыла дивизии и т. д., был введен в июне 1943 года. После принцип «от себя» действовал все годы существования Советской Армии. Надеюсь, что действует он и в Российских Вооруженных Силах.
«…по чарочке, по нашей фронтовой»
«Наркомовские 100 грамм» были введены еще до утверждения окончательных норм питания секретным приказом № 0320 от 25 августа 1941 года «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 грамм в день». Вообще-то эти 100 грамм следовало бы назвать «замнаркомовскими», т. к. подписал приказ заместитель Наркома Обороны генерал-лейтенант интендантской службы А. В. Хрулев.
Но по «сто грамм» всем подряд на передовой выдавалось только до мая 1942 года. 12 мая вышел приказ НКО № 0373 «О порядке выдачи водки военнослужащим действующей армии». Согласно ему, с 15 мая наливали уже по 200 грамм, но не всем, а только «военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в боевых действиях против немецких захватчиков». Остальным разрешалось получать водку только 10 дней в году: в государственные праздники и день формирования части, где служит воин.
Похоже, данный приказ не вызвал большого удовольствия на фронте. Ведь не все же имели успехи, а выпить хотели если и не все, то многие. Поняв, что алкогольное ограничение чревато, 13 ноября 1942 года издали приказ № 0883 «О выдаче водки войсковым частям действующей армии с 25 ноября 1942 года». С этой даты на передовую «возвращались» 100 грамм, а военнослужащим, находящимся в полковом и дивизионном резерве, а также, например, строителям, проводящим работы под огнем противника, полагалось по 50 грамм водки. Такое же количество можно было, по указанию врачей, употребить и раненым. На Закавказском фронте было приказано вместо 100 г водки выдавать 200 г крепленого вина или 300 г столового.
Но то, что произошло менее чем через полгода, стало напоминать переливание «фронтовой чарочки» из пустого в порожнее. С 13 мая 1943 года по 100 грамм стали наливать только в частях, ведущих наступательные действия. Но потом случилась битва на Курской дуге, и наступление стало всеобщим. Выходит, последний приказ можно было и не отменять.
Порядок выдачи водки продолжал меняться вплоть до конца войны. Если летом водка чаще шла «по праздникам» либо как «боевые», то на зиму вводились ежедневные «чарки» всем. Что, в общем, и правильно: лишний «сугрев» в холода.
Когда и как кормили солдат
А по-разному. Точнее, как позволяли условия. Если окопы находились под практически постоянным обстрелом противника, то горячее питание доставлялось в термосах, чаще всего, один раз и ночью. Чуть дальше от передовой или во время затишья в боях всегда стремились организовать двух- или трехразовое горячее питание. Сытность или, наоборот, скудность реального рациона питания во многом зависела от условий места. О том, как на самом деле велась борьба с мародерством среди мирного населения, не стоит сейчас судить, но фронтовики отмечают, что, когда шли бои в «богатых» странах, например, Венгрии или Австрии, и официальные заготовки продовольствия шли лучше, и повара явно кое-что «конфисковывали», в итоге солдаты питались более «калорийно».
«Бой был короткий. А потом глушили водку ледяную, И выковыривал ножом из под ногтей я кровь чужую», – писал поэт-фронтовик Семен Гудзенко. Перед боем пить не стремились, потому, как понимали: у «принявшего» больше шансов в нем погибнуть. Да и заповедь А. В. Суворова: «До боя пить – убиту быть» - все-таки помнили. Поэтому пили после него. И потом, после схватки алкоголя было больше: выпивалась и часть водки, что была предназначена тем, кто не вернулся из боя. Хотя те, кто ее распределял, «сэкономленные» таким образом 100 грамм старались припрятать.
Чаще - не для себя. Фронтовики вспоминали, что были свои традиции, когда, например, хорошо «наливали» всей разведгруппе, захватившей «языка». Дезинфицировали спиртом раны, вливали раненым спиртное в глотку, чтобы они преодолели болевой шок. А как проще договориться командиру, допустим, с соседями-артиллеристами об огневой поддержке? А как лучше встретить проверяющего?
Да и есть, точнее даже, наедаться, пусть и относительно, стремились не перед боем, а после. Считалось, что при брюшном ранении больше шансов выжить, когда оно (брюхо) пусто.
Военная техника мирного назначения
Стоит сказать и о том, что в годы войны появились не только новые танки и самолеты, но и новые походные кухни, в том числе - автоприцепные, и новые полевые хлебопекарные заводы, снабженные печами «ПАХ».

https://i.imgur.com/vhbSZ9Ql.jpg

Правда, из-за того, что промышленность страны в основном работала на вооружение, материалов на технику продслужб выделялось крайне мало, и новая продовольственная техника стала поступать только в конце войны. А это были и новые армейские мельницы, и новые передвижные мясокомбинаты, да и новые конвейерные печи КПН, долгое время «прослужившие» на передвижных хлебозаводах в Советской Армии.
Вертикаль тыла
За годы Великой Отечественной войны сложилась вертикаль тыла Вооруженных Сил страны, которая просуществовала до самого конца Советского Союза и его армии и флота. Она начала формироваться постановлением ГКО от 1 июля 1941 года, когда были созданы Главное управление тыла Красной Армии и управления тыла во фронтах и армиях. И хотя Главное управление тыла в 1943 году было упразднено, функции его были распределены на Главные управления различных видов снабжения, подчинялись они Начальнику тыла Красной Армии (одновременно и заместителю Наркома Обороны) и его штабу, т. е. вертикаль осталась. Кстати, Главное управление продовольственного снабжения в 1944 году было преобразовано в Управление продовольственного снабжения интендантского управления.
За годы войны была упорядочена деятельность войск по операциям заготовки продовольствия, установлены правила существования подсобных хозяйств при воинских частях, и сделано еще много чего, что определяет понятие «продовольственное снабжение» вооруженных сил.
Тара и упаковка военного продовольствия
В соответствии с тематикой нашей отрасли, стоит немного сказать и о таре, в которой продовольствие доставлялось на фронт. Тем более что и в этом, казалось бы, простом вопросе много неясной и ложной информации. Например, я прочел в интернете, что под розлив «боевых 100 грамм» якобы запустили специальный завод, выпускавший водку в «мерзавчиках». Глупость. Более 90% водки в годы войны разливалось в бочки, потому что почти весь посудный фонд был уничтожен уже в первые ее месяцы. А оставшиеся «в живых» или изготовленные бутылки шли под наполнение «коктейлем Молотова». Этой продукцией и были заняты фасовочные линии многих оставшихся ликеро-водочных заводов. Да, и вообще, как доставить издалека, не побив, водку в стекле? А про специальный завод и говорить нечего – больше, что ли, не было забот?


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Война войной, а обед по расписанию » Вопрос питания в армии.