Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Воспоминания о службе в армии


Воспоминания о службе в армии

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Размещаем здесь литературные и не очень воспоминания о службе как свои так и своих друзей  и товарищей... http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/82255.gif

2

Колесная пара и немецкая пожарная машина

Дрезден. ГСВГ. 1980-82 год служил в учебно - танковом полку в.ч. п.п. 86747. Часто посылали один взвод для разгрузки вагонов с углем на Эльбу. Многие наверно попробовали этот уголек, на каждом кусочке штамп - «Record». Разгружали, в основном вручную, без всяких перчаток.
Помню, как курсантом послали на разгрузку. Два вагона. Разгружали долго, уголь сыпался под колесные пары. Разгрузили. Пришел немец, который должен был посмотреть и дать команду машинисту, вытащить эти вагоны. Посмотрел и отказался принять работу, пока мы не уберем брикеты из-под колесных пар.
Работали с утра. Привезли обед, а мы работаем. Машина ушла. Приехала дежурная машина вечером, а мы работаем. Уехала. Сказали, как закончим, приедем, а ужин будет в полку ждать. В общем, работали до утра. Утром приехали в часть, конечно, никакого ужина не оставили - по уставу нельзя, типа, уже все испортилось бы, и не стали оставлять. Но, дали поспать до обеда.
Сержантом тоже ездил с курсантами на Эльбу. Старшим был ротный прапорщик. Курсанты уголь разгружали все так же, вручную. Однажды, все таки приобрели где- то транспортер и трактор с ковшом. Трактор и транспортёр часто ломались.
Однажды приехала немецкая пожарная команда, человек шесть, тушить уголек. Мужики все возрастные, относительно нас, лет по 50. Одни держали рукав, а один стволом направлял струю пены. Тоненькие струйки дыма выбивались из куч угля. Залили все пеной и сели отдохнуть около заборчика.
Я тоже сидел, с радиоприемником, из которого лились советские песни по радиостанции «Алдан» - была такая, если кто помнит. Немцы внимательно смотрели, как солдаты разгружают вагоны.
Один из пожарных, который сидел рядом, показал мне на трактор, и, что- то сказали, но я понял по жесту, ответил, как мог, что, «нихт арбайтен». Немец показал пальцем на транспортер. Я ему опять: «Нихт арбайтен».
Тогда пожарный, на ломаном русском языке выдал: «Ваше командование не заботится о ваших зольдатах». Я ему: «Да, не заботиться». Потом замолчал. Что-то я разговорился на немецком языке.
Вагоны разгрузили, стали вручную вагоны выталкивать, и, тут одна колесная пара соскочила с рельсы. Пришел какой то большой начальник - немец, в красивой фуражке, показал пальцем и сказал нашему офицеру, что не будет забирать вагоны, пока не поставим колесную пару на рельс.
Офицер ему на пальцах: «Щас в полк, кран, приедем, и, все будет «карашо».
Уехал. Сидим, ждем. Ко мне подходил, пару раз, тот немец-железнодорожный начальник в красивой фуражке. Думал наверно, что, раз сержант, то все знает. Я ему тоже: «Кран, кран...»
И тут, подъезжает дежурная машина, из нее вылезает… еще один взвод. Тут стало все ясно - крана не будет. Мы двумя взводами разгоняли эти вагоны и бросали шпалу под колесную пару, чтобы она обратно встала на рельс.
Рядом были немецкие склады, из которых высыпали немецкие товарищи. Смотрят, гогочут. Мы часа полтора веселили народ. Были использованы все русские выражения, в том числе и не самые литературные, без которых и работа – не работа.
Когда мы поставили эту колесную пару на место, то немцы притихли и уже не смеялись. Они просто за такую работу не взялись бы. А нам, русским» все равно, что на место ставить. Нам быстрее бы закончить, да уехать в полк. Дежурная машина долго простаивать не будет. Она, если надо в помощь нам, еще бы смоталась в полк, еще за одним взводом.

Вспомнил разгрузку и погрузку «Рекорда» камрад Василий. Дрезден.

Эльба. 1982г., 101 УТП.

3

Итоговые проверки в 67МСП
В гвардейском мотострелковом полку ГСВГ началась подготовка к итоговой проверке. В Советской Армии год делился на два периода обучения – летний и зимний. Каждый период завершался итоговой проверкой, которая начиналась со строевого смотра, а дальше по графику. Если планировались тактические учения, то выводилась комплексная оценка за учение.
Если же нет, то сдавали практически все основные дисциплины: тактику, огневую, строевую, техническую подготовку. Кроме того, отдельно проверяли состояние техники и вооружения, казарм, столовой и складов. Затем по определенной схеме выводилась общая оценка каждому подразделению и части в целом. Как говорил наш мудрый старшина стрельбища: «Неделя позора и полгода спокойной жизни».
Но, нам позора не надо, наш полк отличный. Гвардейцы 67 мотострелкового полка в течение полугода чему-то учились в процессе постоянной боевой готовности, и воинской части «полевая почта 35145» нужно обязательно подтвердить своё высокое звание.
Прапорщик Кантемиров метался по всему полигону практически без сна и отдыха и контролировал своих бойцов по работе с электрооборудованием стрельбища. Также по всему полигону шла глобальная перепокраска всего и вся в один благородный серый цвет. Только мишени оставались зелёными.
В этот раз ожидалась проверка со штаба Группы войск. В мотострелковом полку началось броуновское движение: первым делом писарями в канцеляриях рот и батальонов срочно заполняется большое количество всевозможных журналов; офицеры не отстают, что-то пишут в своих конспектах, переписывая друг у друга. По большому счёту эти конспекты вообще были на хрен не нужны.
Проверяемые брали с собой на полигон эти тетрадки только для проверяющих. И если во время итоговой проверки любой проверяющий офицер заметит, что у командира роты отсутствует конспект именно с сегодняшней датой проведения стрельб – всё, кранты! Роту отстраняют от занятий, ротного тут же заставят писать новые конспекты и потом на совещаниях ещё месяц будут склонять в разных позах за этот непотребный для советского офицера проступок.
У рядового и сержантского состава появляется возможность показать себя во всей армейской красе и даже получить за успешную сдачу итоговой проверки благодарность или грамоту. Или сфотографироваться у развёрнутого знамени части. Или даже съездить в краткосрочный отпуск на Родину-Мать.
В полку с солдатами срочно проводятся какие-то недостающие занятия с целью показать, что они проводились весь учебный период. От мозолистых солдатских рук на спортгородке начинают блестеть перекладины. «Конь» и «Козел» с радостью подставляют свои спины прыгунам в форме и в сапогах.
Все приводят в порядок оружие, амуницию и форму. До блеска вылизываются полы и окна казармы. В части повсюду красится боевая техника, стены казарм, стволы деревьев и бордюры (поребрики) дорожек.
В первые три дня итоговой проверки в полку запланированы сдача общевойсковых предметов и политической подготовки. «Призрак коммунизма» в виде проверяющих майоров - замполитов бродил по брусчатке части прямо в центре Европы. Страх и ужас!
На четвертый день планируются выезды на стрельбище и танкодром - стрельба и вождение. И тут начинается вырисовываться общая картина: только один Третий МСБ уверенно идёт на отлично. Второй МСБ пока не тянет.
Система проста как солдатский сапог - для отличного полка нужно два отличных батальона и один хороший. У Второго МСБ был шанс выйти на «отлично» на показных ротных тактических учениях с боевой стрельбой.
Что и произошло по намеченному плану на войсковом стрельбище Помсен. Четвёртая МСР занимала оборону по краю стрельбища. В глубине обороны, в тылу полигона, на тактическом поле готовилась к атаке сводная рота из состава Пятой и Шестой МСР.
По сигналу с Центральной вышки началась огневая подготовка. Замаскированные боевые машины пехоты вели огонь с места кумулятивными снарядами по старым САУ, которые использовались в качестве мишеней и были начинены бочками с отходами ГСМ. По этим бронированным мишеням долбили боевыми выстрелами и стрелки РПГ. При попадании происходил огромный огненный взрыв, а потом долгое горение.
Велся огонь из всего стрелкового оружия, патронов с трассирующими пулями никто не жалел. Кругом гремели взрывы. Когда огневая подготовка закончилась, из глубины обороны на БМП выдвинулась сводная рота, спешилась, перешла через передний край обороняющейся роты и повела атаку в глубину войскового стрельбища.
Из-за сильного дыма ее действия практически не были видны. Зато было хорошо слышны автоматные очереди, уверенные команды офицеров и радостные крики «Ура» солдат.
Шоу получилось на загляденье, и Второй МСБ заслуженно получил твёрдую пятёрку. А гвардейский Шестьдесят Седьмой Мотострелковый полк по итогам проверки вновь сохранил своё высокое звание Отличника боевой и политической подготовки. Проверка прошла успешно, полк выдохнул…

4

Грибы в ГСВГ

Вновь нахлынули воспоминания о ГСВГ.
Дело в том, что я впервые увидел грибы в Германии. До этого я жил в краях, где и лесов то не было. Видел шампиньоны, как правило, на каких-то свалках, естественно, их никто не собирал.
И вдруг, на занятиях в лесу под Франкфуртом я впервые увидел лисички, опята, маслята. Скорее всего, это было до обеда, а до обеда солдат, как известно, борется с голодом, это уже после обеда - со сном.
Поэтому первое желание набрать, поджарить и поесть грибов. А опыта ни у кого никакого. Решили остановиться на лисичках. Они жёлтенькие, красивые, их не спутаешь ни с какими иными, в том числе и ядовитыми грибами. Так с тех пор лисички и стали моим любимым деликатесом.
И ещё. За всё время службы в ГСВГ я получил один наряд вне очереди. И он был как раз связан с грибами. Дело было на Ютеборгском полигоне. Я, радист, сопровождал старлея - начальника караула, который проверял посты по периметру полигона.
На одном из постов после доклада «всё в порядке, никаких происшествий» из лесу, со стороны полигона, то есть охраняемой территории вдруг вышла группа немецких детишек с корзинами, наполненными грибами.
Разъярённый старлей начал отчитывать караульных, а мне приказал сопроводить детей до импровизированного туалета и заставить их выбросить в него все грибы. Естественно, приказ я не выполнил.
Довел детей за туалет и показал им куда бежать с грозным криком ШНЕЛЬ. Дети, конечно. с радостью убежали, а мне был объявлен тот самый наряд. Правда, полк отстрелялся на отлично, пошли награждения и благодарности и о моём наряде забыли.
Так и остался он неотработанным и по сей день. А детей и грибы в их корзинках я помню и сейчас. Памяти не прикажешь, у неё своя логика и свои приоритеты.
А шкварка, да ещё и с грибами, действительно вкусная, но только пока горячая.
И я бы с удовольствием сейчас поел бы шкварочку, приготовленную на службе в лесах Германии! Ну уж до чего она вкусной казалась!
Дома кажется никогда не ел такую вкусную жаренную картошку! А у вас были интересные случаи? Мы кстати с удовольствием готовили шкварку и с грибами, благо их там было море!

5

Девушки Германской Демократической Республики
С первых дней службы в ГСВГ на войсковом стрельбище Помсен я ещё молодым солдатом неоднократно слышал легенду от своих старослужащих, что у девок немецких самое интересное место застраховано. Что они сами на нас, руссишь зольдатен, прыгают только с единственной целью – заполучить страховку после полового акта. А потом русских солдат будут судить немецким судом. Вот так и не меньше!
А ещё среди старослужащих полигонной команды такая байка ходила, что при рукопожатии с немкой, надо средним пальцем руки её ладонь слегка поцарапать. Это как знак: "Давай, мол, потрахаемся хорошенько?" И отказа точно не будет!
А знаменитый "День любви" в ГДР, когда ни одна немка не могла отказать любому попросившему? Тем более, как можно было отказать советскому солдату? Все, кто служили в ГСВГ, обязательно слышали про этот пресловутый «День Любви». Это когда свободный секс в Германии всех и со всеми.
Ещё весной, как только получил высокое звание прапорщика ГСВГ, я тут же принял волевое решение прогуляться в этот знаменательный день по ближайшей деревеньке Помсен с единственной целью.
«День Любви» же, как ни крути, ядрён - батон! И если любая немка не может отказать советскому солдату, то как можно отказать советскому прапорщику? Никак нельзя!
Сегодня вот точно – чего нибудь такого сладкого именно мне, да отвалится! Может быть, кто-то из страждущих немецких женщин, выглядывая в окно своего дома, возьмёт и пригласит этого скромного молодого человека, гуляющего по их деревеньке, на рюмку кофе, а там глядишь - и накормят, и напоят. А потом и произойдёт это великое таинство соития полов в «День Любви».
Гулял я, гулял по саксонской деревеньке, да так ничего и не нагулял. Обычный саксонский день! И никаких воинских усилений в этот день не было, так же как и не наблюдали советские военнослужащие никакого разгула любовных вакханалий.
Просто все были молоды, гормоны так и кипели, и всем очень хотелось верить в эти прекрасные легенды Группы Советских Войск в Германии.
Немецкие девушки ГДР делились на правильных и неправильных. Правильные немецкие девушки никогда сами не общались с советскими военнослужащими, некоторые из них даже презирали советских солдат и офицеров. Сказывалось воспитание родителей.
Но иногда на официальных встречах с советскими военнослужащими этим правильным фройлян поневоле приходилось представляться и проводить время за одним столом с русскими.
И раз им руководство учебного заведения или предприятия сказало: «Дружба – Freundschaft», значит будь добра и улыбайся своим завоевателям. Вообще, немцы – очень законопослушная нация.
Основным контингентом танцев в ГДО были не очень приличные немецкие девушки. Это были неправильные немецкие девушки ГДР. Они обычно вначале сидели все вместе гурьбой за одним столом, как невесты на выданье и пили только «Вита-Колу».
А затем по зову сердца, или по зову страждущих русских расходились по различным столам и пили водку. Эти немки мало походили на своих длинноногих и знойных землячек из ревю-балета Фридрихштатпалас, и тем более не были похожи на девушек из картинок пикантного иллюстрированного журнала Хильды Айслер "Das Magazin"
Но, мы все знаем, что страшных женщин не бывает, бывает только мало водки. Особенно в таком интеллигентном и милом обществе, где на десять потенциальных молодцов приходится трое девчат. Поэтому и эти боевые подруги не стояли на танцах в сторонке, платочками теребя, а пользовались у нашего брата вполне определённым успехом.
Некоторые из них были со стройными фигурами и периодически жили в общагах холостяков несколько дней и ночей, постоянно меняя партнёров и переходя из комнаты в комнату. Любви и ласки хватало на всех, иногда даже перепадало солдатом срочной службы в кочегарках, на свинарниках, танкодромах и стрельбищах. Были бы марки.
Иногда немочки беременели и рожали. Полиция со слов молодой мамы и с помощью комендатуры быстро находили молодого папу и отправляли его в двадцать четыре часа в Союз дослуживать на благо родному Отечеству в самых отдалённых гарнизонах нашей необъятной страны. Мама с ребёнком оставались на своей исторической Родине.
Периодически, но постоянно наши холостяки подхватывали от своих временных подруг различные венерические заболевания и тайно лечились в медсанбате и госпитале.
И наблюдая, как эти страшненькие, но очень доступные девчата в основном из сельских мест, приезжают на своих велосипедах под дождём к Гарнизонному Дому Офицеров, многие военнослужащие Советской Армии наконец то осознавали, что попали служить в «страну дождей, бл...ей и велосипедов»…

6

Кошмар...
Я заступил на службу. В воскресенье докладываем не лично, а по телефону. Начальник штаба дал добро, а куда он денется? Конечно, в воскресенье хочется погулять, побыть с семьёй. Размечтался! Летом? С семьёй? Восемь дежурств в месяц! Не хочешь? Восемь! И половина из них по субботам и воскресеньям. Это конец. А что делать? Половина КП в отпуске. Командир с начальником штаба через пару дней отбудут. Начальник политотдела сегодня. Переводчик зачем нужен в ГСВГ? Точнее, кому? Вот им. А они смазывают. Не люблю лето в армии. Как в клетке сидишь.
Начальник политотдела меня вчера ещё по магазинам таскал. Надо же гостинцев в Союз привезти. Едем в «буханке», хоть и трясёт фургончик на булыжниках, всё равно хорошо, парковый день прогуливаем. Начпо мужик ничего, иногда, правда, приставучий. «Ты почему в Германию попал?» «Хотел и попал! Не в Афган же!» - мой рассказ о том, как я действительно сюда попал, наверное, оскомину набил.
А Чапаев (это кличка, потому что Василий Иванович) не унимается: «Вот как бы было в Афгане? Ну, как?» Мне всё равно. Я поехал в армию на экскурсию, ну, на стажировку. Денег подзаработать. В мои планы ни капельки не входило под пули лезть. А начпо мысли читает, психолог: «У тебя самая мирная военная профессия. Под пули лезть не надо!» (Точно читает!) «Ехали бы, ехали бы, также как сейчас, только автоматы меж ног торчали бы». И дальше: «Ты меня опозорил! Сколько раз попал в мишень на последних стрельбах?»
Да ни разу! И подвёл весь полк, а не только его. И наплевать! А чего, спрашивается, про последние стрельбы спросил? Как будто на предпоследних я попал. Да я вообще из пистолета один раз в жизни по мишени не промазал! Да и то не засчитали!
Ладно, день вчера хорошо начался. Катались по магазинам до обеда, после обеда – от-ды-хать! Но мой непосредственный начальник, весьма посредственный лейтенант Улыбов мне отдых испортил! Сижу дома, обедаю - хоп, командир вызывает. Побежал. А он мне приказывает заменить на дежурстве этого Улыбова!
Тот, мол, на задание должен. Отлииично: переводчика на переводчика! Я его чуть не убил, начальничка своего. Наверняка, подстроил. Он в Берлин едет, а я за него в субботу оперативным сидеть должен! Правда, когда командир приказал ему пистолет взять, я поостыл.
У нас же работали неделю два мужичка неприметных, ходили в маечках, брючках лёгоньких. Оказались оба полковниками, да непростыми, а создателями станции по радиоподавлению вражеских спутников. Так вот этот Улыбов кладёт в карман штанишек пистолет… А штанишки белые-пребелые такие. Понятно, не в форме же ходить. Один в форме, два в штатском. Смех бы был, да и только.
В общем, я увидел и поостыл. Пусть идёт. Охраняет. А люди пусть думают, что там у него торчит? А штаны-то великоваты. Пусть, пусть помучается. Так он меня в одиннадцать вечера сменил! Где шлялся? А мне поутру заступать. Мне чего, на этом КП прописаться, что ли? Спать постоянно и так хочется.
Всегда так. Сидишь один, делать нечего, мысли скачут. О чём думал? С чего начал? Уже не помню. Но хуже всего, когда вспомнить пытаешься. Это трындец! Пока вспоминаешь цепочку мыслей – забываешь, зачем ты её вспоминал. Во, потеха!
Воскресенье имеет плюс. Поспать можно. Никого нет. В час ночи доложишь, до шести можно прилечь. Не положено, но все так. Они же там, на Западе по выходным не работают! Кого стеречь? Радиоприёмник молчит. Солдаты молчат. Видишь спины. Часами могут неподвижно сидеть. Спят, что ли? Им точно не положено. Но у меня есть кнопочка. Нажимаешь – дверь откроется. Не нажмешь – дверь никогда не откроется! Поэтому спящими офицеров КП не застать. А бойцы от звука звонка автоматически просыпаются.
В двенадцать ночи подошёл солдат:
- Товарищ старший лейтенант, пост № 1 где разворачивать?
Солдаты это нечто. Всякому явлению своё трактование дадут. Между собой разговаривают – о тебе будут говорить – не поймёшь! Пост № 1 – это небольшой чёрный лежак. На такие водители под машины ложатся. Спать уже хотелось сильно. Ясно, что никто не придёт, с этой точки зрения воскресенье день хороший, спокойный.
Выспишься, в понедельник с утра можно гулять с детьми, купаться сходить. Жара вторую неделю стоит небывалая. Жёны офицеров ходят – даже солдаты взглядом не могут раздеть, нечего с них снять. Вот такое лето. А тут дежурства непрестанные.
Пока я думал, где пост развернуть, глянул в окошко. Всё! Выспался! В полковой гостинице напротив горел свет, значит, кто-то приехал. Номера генеральские, неужели проверка? Поспишь здесь, как же!
- Слазь к наблюдателю за биноклем!
Солдат понял сразу, но с места не сдвинулся. Взгляд его приковался к окошку. Я посмотрел, а в окошке женщина в простыне, из бани, значит. Вот и вторая. Интересно.
- Чё стоишь? Бинокль давай!
Я и без бинокля видел неплохо, тут всего-то метров двадцать. Ага, это жена лейтенанта Бобкова. Тааак… Значит, правду говорили, что командир… Ну-ка, проверю. Солдат пялился в бинокль, как будто меня не было. Пусть порадуется.
- Дежурный! У нас кто на точке?
- Пятая, а что?
- Ничего, отчёт делаю, - я положил трубку. Всё ясно. Муж на точке, жена в баньке. Вторую солдат точно знал. Жена одного из прапорщиков. Шикарная во всех смыслах женщина, умная, весёлая. Но солдаты её знали гораздо ближе. Я её не осуждаю, натура у неё такая. Кстати, я тут с ней неделю в командировке провёл, она ко мне не приставала.
Дверь в номер открылась, кто-то погасил свет. Блин, воскресенье испортили! Трудно было при свете? Бинокль я отправил обратно, солдаты шушукались, сон пришлось отставить. А хотелось бы прилечь! Боязно! Вдруг те, кто с женщинами, попроверять захотят? Проклятье! Вчера весь день насмарку, сегодня ночь! Завтра спать всего полдня. Уродство!
К четырём утра я уже ошалел. Пошёл к радистам. Поднял, выслушал рапорт. Вернулся на место. Смотрю через планшетное стекло – все неподвижны, как манекены. Я сто раз пересчитал все документы, один раз тревогу расчёту объявил, но как только садился, глаза сами слипались. Чёртова армия! Лето, жара пропадают. А ты сиди здесь! Спать нельзя. Это боевое дежурство. Я снова вскакивал и бегал по КП. Скорей бы замениться и спать! Спать. Спать. Может быть, я кажусь со стороны несерьёзным, но спать нельзя! Это боевое! Неполное служебное точно влепят в случае чего. А скорее посадят. Сколько таких ночей бессонных я провёл? И не знаешь, что лучше: когда ты просто так сидишь, или когда тебе задание дадут на всю ночь. Всё плохо.
С КПП не доложили о приезде начальства, правильно, не наш полк дежурит, им всё равно. А тут сиди, не спи. И в прошлом году то же самое было. Лето можно вычеркнуть из жизни. Август же самое худшее. Всегда отпуска у начальства в это время. Никакой работы. Только сиди и сиди. Восемь дежурств.
Даже по уставу не положено, а куда денешься? Окна в гостинице раскрыты настежь, ничего не видать и не слыхать. Птицы уже оживились. Так, кто-то там шевелится. Ветерок шторку колышет, что-то там виднеется. Простыня висит. Или она на ком-то? За шторкой плохо видать.
Видимо, я всё же прикорнул. Дежурный по части орал по громкой связи, спрашивал, не сплю ли я. Да кто даст?
- Спустись.
- Я на дежурстве.
- Спустись, тебе работа есть.
- Какая ещё? – я посмотрел на часы. Без пятнадцати шесть.
- Немцы приехали!
- Иду!
Так, кто там у нас? Что за немцы-туземцы? Какого фига в такую рань? Эти вопросы я задавал самому себе, спускаясь на первый этаж. Прокричал радистам:
- Николаев! Сядь за пульт. Никого не впускать!
- Есть!
Я вышел из штаба и обомлел: какие к чёрту немцы! Это ж миссия связи американская! Не может быть! Кто пропустил? Это ж трибунал! Их ловишь-ловишь – фиг поймаешь, а тут джип стоит, караул, правда, не пускает. Обернулся к помощнику дежурного:
- Ты сколько уже в части?
- Месяц!
- Хорошо. Объявляй боевую!
- Ты, чё, спятил?!
- Слушай сюда: объявляй боевую тревогу!
- Я не могу, дежурный спит!
- Буди, бдь! Мигом! – заорал я. И в своё окошко:
- Николаев!
Всё же этот расчёт хорош. Николаев высунулся из окна, будто ждал. Хотел ему спокойно команду дать, но краем глаза увидел то, что ни в каком сне не приснится: джип сдал назад и рванул вперёд. Отлетел солдат, неловко упал прапорщик с перебитой воротами рукой.
- Воздушная тревога!!! Наблюдателю три красные! Живо!
Я уже бежал с пистолетом. Перепрыгнул через солдата, глянул на побелевшего прапорщика, начальника караула, отдававшего (орал как резаный) приказы:
- Не стрелять, ГСМ!!! Тягач дежурный выгоняй!
Караул не стрелял. Взлетим как миленькие. Я бежал. Солдаты за мной, но тут же отстали. Я умею бегать. Мне нет равных в гарнизоне. Я «мастера» в прошлом году зацепил. И в гарнизоне я такой единственный. Джип сейчас упрётся в забор. Направо склад ГСМ, налево – метров через двести тупик. «Только бы налево, только бы налево!» ГСМ – это точно смерть. «Только бы налево!» - вся башка только этим «только бы налево» наполнена.
Джип буквально влетел в колючую проволоку. И развернулся влево. Я уже мчался наперерез, даже расслабился. Догорала третья ракета, выла сирена. Мои солдаты сработали. Я почти остановился, как вдруг меня прострелило: так ведь там новую секретную станцию развернули! Там охрана, но стрелять не будут, опасно, цистерны с горючим. Вот тут я понял, что до этого я полз, а не бежал. Я летел и что-то орал.
И понимал, что пистолет не зря вынул. Джип ехал на меня. Ни хрена не сверну! Если он меня пройдёт, то свободно опять проедет через упавшие ворота. Я уже знал, где он заехал. В гарнизонной стене было два пролома, через них уголь ворованный немцам возили. Вот и этот там протиснулся. Козлодои вонючие! Заделать некому! Не сверну! Всё, стреляю!
Я пускал пули одну за другой. Перед последней мелькнула мысль, что опять не попал. Выпустил и её, последнюю надежду, прыгнул в сторону. Пожить хоть пару секундочек вдруг захотелось. В воздухе обернулся на рёв сзади и влетел в дверцу тягача. Тут же сделал что-то похожее на подъём переворотом на зеркале, ударился щекой, успел увидеть выпавшее из джипа тело.
Правая сторона онемела. Я не понимал, где вой сирены, где звонки тревоги, а где мой собственный звон в ушах. Свалился с кабины под колёса, услышал подбежавших солдат:
- Ничего себе переводчик стреляет! Все в яблочко положил! На бегу!
Выдирала жилы сирена, трель звонков заглушалась топотом сапог, потом всё затихло. Только один звонок продолжал настойчиво звенеть и становился всё громче.
Ох, мать твою, так это ж входная дверь! Я проснулся. С трудом оторвал голову от пульта. Надо же, прямо на тумблерах заснул...
- Доложите, кто прибыл!
- Командир!

(продолжение следует) http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

7

73733,26 написал(а):

(продолжение следует)


ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЙ,,,

Вошли командир, два генерала и начальник КП, Серёга Дудников, из наших, свой в доску. Я сорвался с кресла и, чеканя шаг, (топая как лошадь) бросился подавать рапорт. Топот моих сапог должен был разбудить солдат, если они спали.
Рапорт в ГСВГ обычно не дослушивают. Прерывают. А тут нет, слушают.
Я врал безбожно, справедливо полагая, что истинное количество вражеской техники никто уточнять не будет. Тем более что самолёты прилетели и все улетели обратно. Какая разница!
Худосочный генерал попытался выудить у меня тактико-технические данные, но командир спас меня:
- Это у нас переводчик. Я сам вам сейчас расскажу.
Неплохо рассказал, надо признать. Когда уходили, командир пропустил инспекторов вперёд, обернулся ко мне и сквозь зубы зловеще так процедил:
- Спал?
- Никак нет!
- Я по щеке вижу, там весь пульт отпечатался!
- Никак нет. Никак нет! – лихорадочно придумывал я хоть какую-нибудь отмазку о своей службе. О, придумал:
- Никак нет. Не спал. Тетрадь проверки между пультами упала, а там не пролезешь.
- Мы на третий пост. Понял?
Я понял. В автопарке у нас станция на боевом дежурстве, там боец. Ушли, я сразу звонок на третий:
– Слушай внимательно! К тебе идут два генерала и командир. Через три минуты будут у тебя. Окурки подобрать, тетрадь докладов заполнить, понял? Когда уйдут, мне звонок. Понял?
–Так точно!
Так, так. Надо учебную тревогу расчёту объявить, проверяющие это любят. Да и в инструкции написано однозначно: «не менее трёх раз за дежурство». Обычно оперативные один раз объявляют, а остальные просто записывают.
Расчёт примчался. Автоматы прихватили. Молодцы, догадались.
Можно расслабиться. На третьем один из лучших сержантов, там всегда порядок.
Снова звонок. С утра как сорвались. Не люблю звонарей.
– Доложите, кто прибыл!
– Командир!
Я бросился с докладом. Чего-то не так. Командир, надутый как синьор-помидор, оба генерала с красными каменными лицами.
– Тетрадь докладов мне! – командир сказал и прошёл сквозь меня. Обернулся:
– Вам что, старший лейтенант, под суд захотелось?
На «Вы» - это уже конец. Без «товарища» - конец в квадрате. Я чуть не плакал. Да что же такое за эти десять минут случилось? Что вообще могло случиться?!
- Когда вы последний раз связывались с третьим постом? Молчать! Почему записи нет? Вы не ответили, повторяю: под суд захотели?
- Ру..ручка кончилась, - промямлил я и краем глаза увидел, что наш начальник КП, Серёга, мой спаситель, тайком смахнул со стола пару ручек. Сунул в карман. А одну незаметненько так в урну положил.
- Начальник КП, почему оперативный без ручки? – командир перекинулся на капитана Дудникова. И посмотрел в урну.
- Разрешите, товарищ полковник? – я уже незаметно нажал кнопку громкой связи с расчётом. – Я две ручки радистам отдал.
Командир не отреагировал никак. Меня для него не существовало. Дудников понял.
- Разрешите, товарищ полковник? Он ручки радистам отдал! А связывался сразу же по вашему уходу.
Прозвучало логично. Какой же дурак о проверке подчинённым не сообщит. По лицу командира пробежала тень. Чего-то он недопонимал, но промолчал. Ещё раз глянул в мусорное ведро. Генералы тоже. А ещё командир глянул в окно. И увидел то же, что и я: открытое окно и простыночку. Без эмоций посмотрел на меня. Я про себя сказал, что, мол, не боись, не выдам. Тут все уставились на планшетистов, исписавших с испуга всё стекло.
- Чего они рисуют у тебя? – спросил командир капитана, не меня. – Там ещё рабочий день не начался!
- Объявлена учебная тревога. Согласно формуляру. Тренируются.
Командир пошёл к радистам. Солдаты не подвели. Про ручку командир не спросил, только покосился на динамик. Раздался дверной звонок.
- Ответь! – приказал командир.
- Доложите, кто прибыл!
- Начальник клуба!
- Не положено!
- Да мне на минутку! – раздалось из колонок.
- В списках не значитесь! – отрезал я и почему-то подумал, что начпо насчёт самой мирной военной профессии был неправ.
Генералы не проронили ни слова. Это ничего хорошего не сулило. Они вышли, командир у двери обернулся всем телом:
- Погоны жмут? Скажи спасибо ему! – и кивнул на начальника КП. – Дежурство не сдавать, ещё сутки подежуришь.
Я обмяк. Пронесло.
- Товарищ полковник, а… - я хотел было спросить, что, собственно говоря, случилось, что произошло в эти пять злосчастных минут, почему весь мир перевернулся, да что я такого сделал, но оробел и замолк.
- Спал твой солдат! – дверь захлопнулась. Я повернулся к начальнику КП. Видно, на моём лице были написаны и изумление, и страх, и вопрос.
- Чего ты на меня смотришь? Откуда мне знать? Чё стоишь как истукан? Записывай в тетрадь быстрее! – и Дудников вытащил из кармана ручку...
Продолжил вспоминать про свой сон Иван Невид.

(Продолжение следует)

Отредактировано Государкин Сергей (05-04-2019 10:20:08)

8

73783,26 написал(а):

(Продолжение следует)

Через пару месяцев я рассказывал, наверное, в сотый раз всю эту историю на КП. Разумеется, с лёгким каждоразовым привиранием. Комментарии да шутки сыпались на меня как из рога изобилия.
- Нее, чё интересно. Утром пошёл сдавать рапорт, начальник штаба мне чего-то говорит на своём языке, нематерные только предлоги. А я в окошке солдата увидел, простынку он складывал. (Про женщин сказал, что не узнал их). А начштаба мне:
- Прокурорское…пи… тебя ждало на …пи, да командир, …пи… отстоял тебя…пи. Чем это ты его взял, пи?
Я артист. Пародирую лучше Винокура. Вот и тогда я был в ударе. Стою к окну лицом, голосом начштаба всякую чушь несу. Хохот резко прекратился. Не успел я повернуться, как слышу:
- Ну, пи… дальше ПИ-ДА-ГОГ!
Кто, блин, дверь открыл???
- Ко мне зайдёшь после службы!
- Есть!
КП, конечно, надо мной поиздевалось. Делать нечего, пошёл. Думал, конец всему.
Начштаба был занят. Я полчаса навытяжку простоял. И вдруг он спрашивает:
- Баб узнал?
- Так точно.
- Иди, ПИ-ДА-ГОГ!
Я вылетел с огромным удовольствием. Молва о моём сне ходила долго. Ещё дольше рассказывали о том, как меня застукали. Даже немцы знали. И кто это им перевёл? А? Пережил. Не такое ещё бывало! А уж когда листочки задумали появиться – никто даже не заикался.
По четвергам у нас собрания проходят, приказы зачитывают, ругают, задачи ставят. В общем, пара часов отдыха. Вот и в тот четверг всё начиналось, как всегда. Я сел поближе к выходу, чтоб быстрее домой смыться. Но поначалу, как и все вокруг, прикорнул. Вдруг слышу голос начштаба. И никак не пойму, что не так. Вроде с издёвочкой, а голос-то, как у Левитана, серьёзный:
- Приказ главкома ГСВГ*. 24 марта сего года… - Тут начальник штаба внимательно осмотрел зал, - где тут наш Нострадамус? – и уставился в мою сторону. - Военнослужащий американской военной миссии связи майор Артур Д.Николсон, проник в часть …
Я невольно встал. Все смотрели на меня. Никто не смеялся. Даже не улыбался. Нигде так, как в армии, не разделяется серьёзное от остального.
- …в целом, действия военнослужащих Американской миссии связи носили разведывательный характер, что подтверждает проявленная плёнка из фотоаппарата…
Я вернулся в сон. Убитый вывалился всё же с пассажирского места. Теперь я это хорошо вспомнил. Водитель в чине сержанта пытался затащить майора в машину, но уже подбежал первый солдат.
- застрелен…
24 марта 1985 г. было воскресенье.
Окончательно вспомнил весь свой сон Иван Невид

9

Продолжаем знакомиться с воспоминаниями о службе бывших ГСВГшников...

Служба в ГСВГ. Культпоход с сюрпризом http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/94076.gif

Прохождение военной службы в Группе Советских войск в Германии – это огромные физические и психологические нагрузки. Тревоги и учения, стрельбы, марш-броски, армию постоянно держали «в тонусе». Оно и понятно, до границы были считанные километры. Мы не служили около берлинской стены, увидеть это безобразие, разделившее людей на 2 категории, не пришлось. Наша часть располагалась неподалеку от городка Равенсбрюк, на северо-востоке ГДР, и каждое подразделение, в целях военно-патриотического воспитания, в обязательном порядке должно было хотя бы один раз побывать здесь.
Теперь немного отступлюсь от темы, расскажу об одном замечательном парне, который служил в нашем мотострелковом взводе. Звали его Землянский Олег, а прозвищ у парня было хоть отбавляй: Зема, Земеля, Земля, Землянин, еще какие-то, уже и забыл.
Удивительно, но Олег на все откликался, всегда был крайне дружелюбным. Представьте себе молодого человека 1 м. 98 см роста, косая сажень в плечах, кулаки – как пудовые гири. И, при этом, добрейшей души человек, мухи не обидит.
Тем более удивительно, как могли мы так о нем подумать.... Но обо всем подробно.
Взвод под руководством командира нашего, лейтенанта Слесарева, прибыл для осмотра достопримечательностей этого немецкого городка. Впрочем, самое знаковое место здесь – это огромный концентрационный лагерь, развернутый фашистами во время Великой Отечественной войны (для кого лучше – второй Мировой).
Вот сюда и приводили всех военнослужащих. Концлагерь располагался рядом с достаточно большим озером, которое облюбовали себе несколько десятков пар лебедей. Картина конечно великолепная.
Но мы пришли не природу смотреть, а узнавать о зверствах фашизма. И вот экскурсовод окунул нас в те времена, водила по различным участкам бывшего лагеря, показывала все – от бараков и места построения, до крематория, где были замучены сотни тысяч людей.
В какой-то момент, мы находились без привычного контроля, передвигались скорее не сроем, а гурьбой, тем более, что в это же время здесь находились и другие группы – школьников, студентов и т.п. Когда взводный нас построил по окончании экскурсии Олега в строю не оказалось. Что это? Побег?! Никто и подумать о таком не мог тем более по отношению к этому замечательному доброму парню. Тогда что? Похищение?! Что будет, когда все узнают о ЧП.
Мы приняли решение разделиться по группам и прочесать территорию лагеря-музея. Безуспешно. Уныло выходил взвод за ограду концлагеря, начал движение вдоль берега озера и вдруг мы увидели нашу пропажу. Олег, в окружении не менее чем 8-10 немецких ребят, лет 7-8, кормил лебедей, бросая мякиши хлеба в воду. Когда мы подошли поближе, то увидели глаза парня, полные слез и поняли, что он со своим добрым сердцем просто не смог вытерпеть то, что показывали и рассказывали в концлагере.
Его никто не ругал, не наказывал, а по прибытии в часть – не докладывал командованию. Это происшествие так и осталось маленькой тайной нашего мотострелкового взвода!

10

Продолжаем знакомиться с воспоминаниями сослуживцев и делится своими...

Байки ГСВГ
https://i.imgur.com/0vRUQeLl.jpg
В каждой уважающей себя части ГСВГ была своя основная байка. Но, были в группе войск и общие рассказы, которые гуляли от одной войсковой части к другой, от одного призыва солдат к следующему.
Наиболее часто повторяющей легендой был рассказ про двух братьев – близнецов, служивших в одном танковом полку и в одном экипаже. Пошли как-то братья в самоволку в немецкий сад за яблоками. А там немцы! Нехорошие немцы. Злые фашисты недобитые. Поймали они одного брата, а второй смог убежать. Так они (эти немцы нехорошие) убили советского солдата, со зла вспороли ему живот и набили яблоками. На, мол, жри, русский танкист! Узнал про это дело брат-близнец, быстро по – военному завёл свой танк и передавил всех фашистов недобитых, а заодно весь яблоневый сад и деревню эту прусскую. Отомстил за брата!
Эту красивую и страшную легенду слышал каждый новый период бойцов полигонной команды войскового стрельбища Помсен. И, не смотря на страх и восхищение, каждый сентябрь эти же бойцы пополняли свои запасы из яблоневого сада саксонской деревеньки Помсен. Хотя, в этом маленьком отдельном гарнизоне из оружия не было даже штык-ножа у дневальных. А были только пулемёты ПТК в башнях БМП, стоящих на специальных качалках в боксах Директрисы. Пока до них добежишь! Но, ни разу никто так и не собрался резать животы солдатам полигонной команды. Так и жили! Главное, не ломали веток яблонь…
В полку, в карауле ходила такая « страшилка» - за автопарком были дачи немецкие, так вот якобы немки сиськи голые показывали и караульных к себе манили, а дальше то ли затаившиеся немцы убивали и автомат забирали, то ли еще что - то нехорошее с нашими солдатами вытворяли. Может и отдавалась за просто так. Молодые дозорные в своих первых караулах не дремали и всё пытались хотя бы издали сиськи молодых немок рассмотреть.
Были ещё постоянные легенды по поводу дня «Х» - дня рождения Адольфа Гитлера и усилениях. 18 июня называли "День ИКС", в этот день дивизия и полк вводился в Берлин на подавления мятежа 1953 года, это реальность, в исторических документах это упоминается. И ещё был так называемый «День любви» - это когда свободный секс в Германии всех и со всеми. Но, никаких усилений в день икс не помню и разгула вакханалий в день любви тоже. Ходила легенда, что если немка при пожатии ладонями поскребёт средним пальцем твою ладонь, то она хочет секса с тобой. Ну, очень хочет!
Ещё одна байка - стояли дембеля дежурными по КПП, а на улице, в метрах тридцати от них, молодые немец с немкой целовались. Потом немцы ушли. А наши видят, что после них бутылка водки осталась початая. Ну, дембеля оказались опытными бойцами (опыт не пропьёшь!) и отнесли эту бутылку дежурному по полку. Водку проверили, а она оказалась отравлена!
Частенько ходил в патруль и у нас входило проверять все кочегарки в гарнизоне, а их было много. Говорили, что из них можно было даже попасть в город. Якобы все соединялись коммуникациями. Вот прапорщик рассказывал нам, что у летунов как-то вырезали взвод, зашли именно с кочегарки.

Вот такие были байки и легенды ГСВГ!

11

У нас реально служили два брата близнеца толи в 53, толи в 54 отб....точно не помню...были мехводами....

12

73990,9 написал(а):

У нас реально служили два брата близнеца

До моего призыва,так же в полку были близнецы,что конечно редкость,но сильно удивительного конечно нет..а вот то что служили в разных ротах..тут много вопросов. Собственно и узнал я об этом из разговора офицеров,что одного отправили на уборку в Союз,а второго оставили..вот они и обсуждали,правильно это,или нет :dontknow:
http://sh.uploads.ru/t/LZ3Gv.jpg

13

73994,31 написал(а):

одного отправили на уборку в Союз,а второго оставили..

   Оставили того , который со значками на груди ! Раздолбая (подвело "облико морале"), отправили с глаз подальше . :D

14

73995,1403 написал(а):

Оставили того , который со значками на груди ! Раздолбая (подвело "облико морале"), отправили с глаз подальше .

Не , раздол ...ев  оставляли .
Это как награда была .

15

73995,1403 написал(а):

который со значками на груди !

Наверняка,их так носить заставляли,поскольку различить кто есть кто,трудно :crazyfun:
http://sg.uploads.ru/t/Cbag8.jpg
А вообще,значки были у обоих :crazyfun:
http://s5.uploads.ru/t/wCnLm.jpg

16

74007,31 написал(а):

Наверняка,их так носить заставляли,поскольку различить кто есть кто,трудно

   У нас были близнецы , братья Кондрашечкины ... Один был спокойный , а второй - не очень ! На всякий случай п@здили обоих , чтобы виновный не выкрутился ! Их , даже ,когда они были вместе , - трудно было различить . http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/64100.gif

17

74010,1403 написал(а):

У нас были близнецы , братья Кондрашечкины

У нас тоже в батарее были братья Цветковы,на вид совершенно разные,и получал почему то всё время один.

Был и такой "экспонат",который отслужил год и вместе с нами ушёл на дембель,подруга на гражданке двойню родила.Закон!

Отредактировано Александр Уханов (10-04-2019 16:12:51)

18

И у нас в части были два брата близнецы, Толик и Боря Тюрины, пиз...ть их не удавалось,так как нас только призвали,а они уже дембеля.И должности (блатные)Толик- каптер, а Борис-водитель комбата, нормальные пацаны без закидонов http://forumfiles.ru/files/000b/db/32/82255.gif

19

74010,1403 написал(а):

У нас были близнецы , братья Кондрашечкины ... Один был спокойный , а второй - не очень

   Извиняюсь! Забыл написать , что это было на гражданке , ещё задолго до армии .. :dontknow:

20

За время службы близнецы попадались только один раз - весной 80-го в наш 288-й МСП в Висмаре прибыли после училища два лейтенанта - братья Атемасовы. Одного из них назначили ком. взвода в нашу 4-ю роту, а другого - в 5-ю роту (дедовскую) в нашем же батальоне. Осенью нашу роту перекинули на Вульков, так что братьев разделили.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Воспоминания о службе в армии