Форум ГСВГшников

Объявление

Форум в строю .

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Воспоминания о службе в армии


Воспоминания о службе в армии

Сообщений 511 страница 540 из 784

1

Размещаем здесь литературные и не очень воспоминания о службе как свои, так и своих друзей  и товарищей... http://forumstatic.ru/files/000b/db/32/82255.gif

Отредактировано Государкин Сергей (06-09-2019 05:29:02)

511

80377,1403 написал(а):

Болванка штатного калибра , проткнёт танк сзади , как доску гвоздём ! Скорее всего , стреляли вкладным 23 мм калибром .

Тоже сразу про вкладной подумал.

512

80396,1522 написал(а):

Тоже сразу про вкладной подумал.

    Именно так и есть !  Потому что болванки , которыми мы стреляли по морским целям , были (скорее всего!) изготовлены для 100-мм пушки БС-3 образца 1944-го года , которые и сейчас стоят , как орудия береговой охраны на Курилах . Так вот , бронебойно-трассирующий снаряд этой пушки , - хорошо подходил к орудиям танков Т-54 , Т-55. Имея начальную скорость 895 м/сек. на дальности 500 метров  при угле встречи 90 градусов , пробивал броню 160 мм.  :flag:

513

80380,1403 написал(а):

болванку

Что-то болванку на 64-х не припоминаю. Стреляли осколочным.

80380,1403 написал(а):

Проткнёт

Корпус с 300м думаю что проткнет. Башню - вряд-ли. Но навесное в башне с креплений посрывает, экипажу не хило достанется. По корпусу - катки поотлетают.

80377,1403 написал(а):

вкладным 23 мм калибром

Какой год-то был? 23 мм вкладыш на 62-х был. На 64-х 14 мм был.

514

80398,106 написал(а):

Что-то болванку на 64-х не припоминаю. Стреляли осколочным.

   Я служил на Т-55.    100-мм болванками стреляли только по морским целям . На суше , - только осколочными со скрученным колпачком.
     

80398,106 написал(а):

Корпус с 300м думаю что проткнет. Башню - вряд-ли. Но навесное в башне с креплений посрывает, экипажу не хило достанется. По корпусу - катки поотлетают.

     По башне , кроме лобовой , - везде проткнёт !

80398,106 написал(а):

Какой год-то был? 23 мм вкладыш на 62-х был. На 64-х 14 мм был.

     С учебки пришёл в мае 1973-го , дембель -осень 1974-го года . Вкладыш 23 мм , кроме Т-62 был ещё и на Т-54 , и  Т-55. :flag:

515

80399,1403 написал(а):

По башне , кроме лобовой , - везде проткнёт !

Согласен. 300 м - это даже не прямой выстрел, а фактически в упор. А экипаж и без пробития будет выведен из строя, даже противоосколочный подбой башни не спасет.

Отредактировано vt10otb (15-01-2020 17:20:37)

516

80398,106 написал(а):

Что-то болванку на 64-х не припоминаю. Стреляли осколочным

Не было их на 64 совсем. По этому я и подумал, что болванка, это некая пустышка, полая. Оказывается что с "ломом", сердечником, а это конечно другое дело.

80399,1403 написал(а):

На суше , - только осколочными со скрученным колпачком.

Мы, на оборот, взрыватель прикручивали, поскольку он хранился отдельно от снаряда.

517

Служба в ГСВГ – танковая атака на забор

Достаточно часто во время проведения занятий по боевой подготовке, командование объявляло учебную, учебно-боевую или даже боевую тревогу. По такой команде войска прекращали заниматься повседневной жизнедеятельностью и должны были действовать в соответствии с боевым расчетом. А все, что было продумано при этом – организация действий всех солдат и сержантов, прапорщиков и офицеров в условиях начавшейся войны (реальной угрозы).

Такие действия были четко регламентированы, каждое мероприятие должно выполняться в строго отведенное время, и естественно, в кратчайшие сроки. А в темное время суток – с соблюдением условий светомаскировки.

Для проверки правильности действий войск назначались специальные комиссии от вышестоящих штабов. Как правило, возглавляли такие команды проверяющих возрастные полковники, и даже генералы. Причем некоторые из них, еще помнили окончание Великой Отечественной войны в 1945 году. Они не упускали момента, чтобы раскритиковать действия войск и вспомнить, как они в свое время громили немцев, обеспечивая скорейшую победу.

Вот один такой случай при проверке боеготовности нашего танкового полка, который был расквартирован на юго-западе ГДР, спровоцировал начальник комиссии, генерал лейтенант Майоров. Группа офицеров, прибывшая для проверки в нашу часть, с первого дня была настроена крайне агрессивно. Офицеры как будто стремились доказать, что мы ни на что не годимся, ничего не умеем и т.п.

Тренировка в действиях по боевой готовности, по решению генерала, проходила поэтапно. После первого этапа (подъем по тревоге, экипировка и выход в районы формирования колонн), производился частный разбор. Забыл сказать, я в то время командовал танковой ротой на Т-62 и считался одним из лучших, перспективных офицеров. Все мне пророчили должность начштаба батальона. Нужно было лишь проявить себя.

Генерал Майоров долго ругал нас, ему не нравилось, что войска действуют медленно, танки кое-как выезжают через ворота, затягивая время.

- Так в военное время не действуют, - кричал генерал, - вас тут всех разбомбят. Нужно действовать агрессивно, нагловато, уверенно. Только таким командирам гарантируется успех. А ну еще раз, с самого начала, - приказал Майоров нашему командиру полка подполковнику Галибину.

Что сказать, после очередного подъема по тревоге, я направил свой командирский танк прямо на бетонный забор, которым ограждался парк боевых машин. Точно так же поступили мои три командира взвода. В результате – забор был наполовину снесен.

Генералу мой маневр вроде как понравился, еще немного покуражившись в полку, комиссия уехала. И тогда я предстал перед командованием полка – командиром, зампотехом, замполитом. Не буду рассказывать, что мне пришлось выслушать. Скажу только, что восстанавливали мы забор своими руками, ни одного солдата в помощь нам не дали. Ну и с назначением на новую должность мне пришлось подождать ровно год, пока не утих скандал после сломанного забора.

из воспоминаний одного из офицеров танкового полка

518

80431,31 написал(а):

По этому я и подумал, что болванка, это некая пустышка, полая. Оказывается что с "ломом", сердечником, а это конечно другое дело.

    Да я сам , толком , не знаю устройство этой болванки ! Видимо , эта болванка , была разработана как бронебойно-зажигательный снаряд . Как я уже писАл , с высоты её было очень хорошо видно ,как она рикошетом  скакала по воде . Причём , видно её было очень долго , то есть далеко . Ну и , в конце-концов , она не "загрязняла" акваторию Балтийского моря взрывчатыми веществами . :flag:
http://s3.uploads.ru/tczdF.gif

519

80431,31 написал(а):

Мы, на оборот, взрыватель прикручивали, поскольку он хранился отдельно от снаряда.

   У нас было по другому .. Ну , во-первых : - у нас применялся полный артвыстрел , со взрывателем и колпачком поверх него . Колпачок маленький ( примерно , как на флаконе с одеколоном). Если танки ставили на хранение , то все ОФ артвыстрелы ,взрывателем с колпачком , окунались в расплавленный парафин с чем-то , (темноватого цвета!) и только после этого грузились в боеукладку.  :flag:
         http://yoursmiles.org/tsmile/nytree/t79075.gif

520

80437,1403 написал(а):

окунались в расплавленный парафин с чем-то

Пушечное сало. По-моему, кумулятивные тоже так консервировали.

Отредактировано vt10otb (16-01-2020 09:29:23)

521

80436,1403 написал(а):

Видимо , эта болванка , была разработана как бронебойно-зажигательный снаряд

Так он даже не подкалиберный? Что-то начальная скорость маловата.

522

80452,1522 написал(а):

Пушечное сало. По-моему, кумулятивные тоже так консервировали.

    Да , и кумулятивные тоже !

80453,1522 написал(а):

Так он даже не подкалиберный? Что-то начальная скорость маловата.

     Нет ! Он именно , в полный (100мм) калибр. Видимо , в своё время , их выпустили больше , чем надо ..  Склады надо было освобождать от старых артиллерийских запасов .. А для нас , этот снаряд (трассирующий , но без взрывчатого вещества ) подходил очень хорошо . http://s2.uploads.ru/PF6B8.gif

523

БТУ с боевой стрельбой - ГСВГ

Батальонные тактические учения с боевой стрельбой – это вершина обучения подразделения, завершение важного этапа боевой подготовки – слаживания батальонов. Это сейчас батальон является основной тактической единицей, а ранее вся нагрузка ложилась на полки. Но любой полк, состоял опять-таки из батальонов, причем сразу трех.

Сегодня я хочу рассказать об одном из стандартных вариантов проведения БТУ. Картина, особенно, непосредственно, сам этап боевой стрельбы – это впечатляющее зрелище, точно не для слабонервных.

Итак, мотострелковый батальон – это около 400 человек личного состава, десятки единиц техники, сотни стволов – автоматов, ручных и ротных пулеметов, противотанковых и станковых гранатометов. Когда все эти силы и средства начинают вести огонь (особенно – сосредоточенный, по определенным участкам тактического поля), картина представляется особо эффектная, разрушающая. На той стороне линии фронта точно не захочется находиться.

А организация данного мероприятия осуществляется приблизительно так (кто служил в ГСВГ – тот помнит). Батальон проводил этап боевой стрельбы на Виндштокском полигоне, расположенном на северо-западе ГДР. Точно в назначенное время роты и взвода скрытно вышли на рубеж обороны и расположились по фронту около 4 км. (Для МСБ норматив – от 3 до 5 км).

Далее проводится инженерная подготовка, отрывка окопов, капониров для боевой техники и приданных танков. Как правило, в батальон в обороне придавалась танковая рота. Маскировка – это еще один важный этап подготовки. И пока личный состав активно и скрытно копошится на переднем крае, задача командного состава – построить эффективную систему огня. Для этого они проводят дополнительную реконгесцировку, определяют основные и запасные ориентиры, и решают, когда, как и какими силами, в какой последовательности будет вестись огневое поражение противника.

Как показывает опыт многочисленных учений, если и солдаты и командиры все задачи выполнят правильно, в соответствии с Боевым Уставом – шансов для противника не остается.

Сама стрельба ведется в такой последовательности:

- авиация уничтожает передовые отряды противника. Наносит максимальный урон, пытаясь вывести из строя машины управления, связи, наиболее важные огневые точки;

- артиллерия наносит огневое поражение на максимальной дальности, там где противник пытается развернуться в ротные, а затем и во взводные колонны;

- системы залпового огня ГРАД – это обязательный элемент тренировки, стрельба ведется по площадям;

- далее стреляет вновь артиллерия, добавляются танковые пушки;

- по мере приближения противника к переднему краю в бой вступают все, вплоть до автоматчиков, и гранатометчиков, поражающих противника на дальности менее 300 метров. Именно в этот момент огонь достигает своей наивысшей точки напряженности.

Вспомнили? Если что – то не так написал, предлагаю обсудить.

БТУ с боевой стрельбой – на волоске от ЧП
ЧП – это чрезвычайное происшествие. И однажды мой взвод оказался всего в одном шаге от огромной неприятности, связанной с простым нарушением требований безопасности во время проведения учений с боевой стрельбой. А дело было так!

Во время службы в ГСВГ огромное внимание командирами всех степеней уделялось вопросам боевой подготовки, слаживания подразделений. Тактику, написанную кровью в Великой Отечественной войне, оттачивали с учетом современных реалий: появления новых образцов техники и вооружения, изменения численности личного состава, решаемых целей и задач.

Наш мотострелковый полк, входивший в состав 2 танковой армии, был одним из первых, ан который пробовались всякие «военные новинки». Так и в этот раз, на учение вынесли отработку этапа боевой стрельбы с ведением боя боевого охранения, его отхода на запасные позиции и основной стрельбой МСБ (мотострелкового батальона). Да забыл сказать, учения проходили на Винштокском учебном полигоне.

Задача боевого охранения – задержать основные силы противника, заставить его преждевременно развернуться на невыгодном рубеже и атаковать, раскрыв перед основными силами обороняющихся войск свои планы. Очевидно, что такую задачу можно было доверить только самым дерзким и смелым. И это был мой взвод – по итогам прошлогодней проверки уверенно занявший первое место в полку.

Задача понятна, я выдвинулся вперед, перед позициями батальона на 2,5 км, занял оборону. Отыграв боевую стрельбу и выполнив поставленную задачу, взвод должен был кратчайшим путем, быстро и скрытно отступить (еще мы использовали дымовые шашки – отличное маскировочное средство). Доклад о передвижении и всех других действиях я осуществлял непосредственно заместителю командира батальона, недавно прибывшему к нам по замене капитану Воронцову.

Все время связь была устойчивая, но когда во время отступления взвод оказался на расстоянии 300-350 метров, мы очутились в низине, скрыты от своих войск, в том числе (нас мог видеть только самый левый фланг обороны – 6-я мср полка). Так случилось, что с передней БМП слетела гусеница, и колонна из трех машин остановилась. Я по связи доложил ситуацию и попросил 10 минут для устранения неисправности. Ответа не последовало. Тогда я с механиком только собрались вылезать из машины, как началась стрельба наших войск. На тот момент я не знал, как такое произошло, что нам не дали выйти с переднего края и не дождались доклада. Только потом стало ясно, что Воронцов не имел достаточного опыта, но очень хотел показать себя перед комполка с самой лучшей стороны.

В общем, влепили наши войска как надо. Хорошо, что по тактике боя сначала стреляют по дальним рубежам. Я кричал в рацию как очумелый. Спросите – испугался ли? Отвечу – еще как, даже коленки тряслись.

Слава богу, меня услышали. Стрельба прекратилась, наступила полная тишина. В итоге мы выехали с переднего края без потерь. «Разбор полетов» был самый жесткий. Но моей вины ни в чем не было, и я продолжил командовать своим подразделением, а через 4 месяца получил роту!

Из воспоминаний офицеров ГСВГ

524

80519,26 написал(а):

Батальонные тактические учения с боевой стрельбой

     Были довольно часто .  :flag:
   

80519,26 написал(а):

Как правило, в батальон в обороне придавалась танковая рота.

    В батальоне , - танковая рота была изначально , - в ней я и служил . Вот только , вместо батальонных тактических учений , наша танковая рота не вылезала из караула , через сутки меняясь с мотострелковой ротой соседнего танкового батальона  :mad:
    Правда , после этих батальонных тактических учений , с частыми караулами , - душу грел тот факт , что танки в боксах стояли чистыми  :D  :flag:

525

80431,31 написал(а):

взрыватель прикручивали

Снаряды были полностью снаряженные даже на танках с повышенным расходом.

80452,1522 написал(а):

кумулятивные тоже так консервировали

Вот этого не встречал. Законсервированные только на складах.

526

80519,26 написал(а):

Как показывает опыт многочисленных учений, если и солдаты и командиры все задачи выполнят правильно, в соответствии с Боевым Уставом – шансов для противника не остается.

Как показывает опыт многочисленных боевых действий, противник в соответствии со своим боевым уставом вряд ли позволит эти задачи выполнить правильно.

Отредактировано vt10otb (17-01-2020 14:38:07)

527

80539,106 написал(а):

Вот этого не встречал. Законсервированные только на складах.

    Значит , со временем перестали ... :dontknow:  :flag:

528

80556,1403 написал(а):

Значит , со временем перестали ...

До сих пор помню номенклатуру боекомплекта: 22 осколочно-фугасных, 15 подкалиберных, 6 кумулятивных, всего 43 выстрела. В командирском танке - 37 снарядов, поскольку вместо задней боеукладки ставилась дополнительная рация.

529

80559,1522 написал(а):

До сих пор помню номенклатуру боекомплекта: 22 осколочно-фугасных, 15 подкалиберных, 6 кумулятивных, всего 43 выстрела. В командирском танке - 37 снарядов, поскольку вместо задней боеукладки ставилась дополнительная рация.

   Да ! Так и есть . Вот только (не знаю - зачем !!!) , у нас ещё было и сорок гранат Ф-1.  :dontknow:  :flag:

530

80559,1522 написал(а):

поскольку вместо задней боеукладки ставилась дополнительная рация.

На Т64 рация была не дополнительная, а одна, но мощная и много места еще занимала телескопическая антенна, которая складывалась так же в башню. Еще и дизельгенератор - электростанция.

80563,1403 написал(а):

у нас ещё было и сорок гранат Ф-1.

Сорок пять банок консервов. :crazyfun:

531

80563,1403 написал(а):

у нас ещё было и сорок гранат Ф-1.

А разве не двадцать? У нас постоянно опломбированный ящик с гранатами под ногами валялся. Причем я даже не помню, были какие-то штатные места для гранат?

532

80570,1522 написал(а):

А разве не двадцать?

   Ты же сам говорил , что мы динозавры ! Точно не помню , но мне кажется , что штатных должно быть десять .. А вот за каким хреном (это только у нас!) у нас было сорок гранат , - не знаю .. Они были в ящиках под пушкой , и страшно мешали ! http://forumstatic.ru/files/000b/db/32/97906.gif

533

80573,1403 написал(а):

Они были в ящиках под пушкой , и страшно мешали !

Так у нас и один ящик осточертел, валялся на полике и его постоянно с места на место передвигали. Вроде и небольшой, но его никуда было не пристроить, так и болтался под ногами.

534

Служба в ГСВГ – выездной караул...

Я – командир мотострелковой роты, проходил службу в ГСВГ до самого полного выводе войск из ГДР. Довольно интересное приключение произошло со мной и моими сослуживцами под самый конец, а именно – во время вывода колонны бронетехники моего подразделения на территорию тогда еще СССР.

Чтобы было понятно для непосвященных – техника МСР – это 11 боевых машин пехоты БМП-1, самой востребованной в современной (на тот момент времени) техники. Содержались все машины в идеальном техническим состоянии, новенькие, полностью, заправленные укомплектованные. Заводились «с пол тыка» и работали как часы. Но политические переплетения привели к тому, что я получил приказ отправить все мои «ласточки» на специальный завод по разбраковке. Располагался этот завод на юге Краснодарского края, кажется. Название станицы – Кущевская, этот населенный пункт я запомнил хорошо.

Солдаты все были демобилизованы, в роте осталось 5 офицеров – я, заместитель по технической части и 3 взводных. Вот нам и предстояло выполнить всю работу. Мы поочередно перегнали технику из парка боевых машин на станцию погрузки, загрузили технику на ж/д платформы, закрепили, загрузили ЗИП (запасные части и принадлежности) и приготовились к движению.

Кстати именно ЗИП стал основной причиной наших удивительных знакомств с обычным советским человеком, который ищет любые способы чтобы заработать какую-нибудь копейку. Машины все содержались образцово, об этом я уже говорил. Но ведь в комплекте запасных частей у каждой единицы техники было достаточно много дефицитного по тем временам инструмента. А вспомните, какой популярностью пользовались до недавнего времени шлемы экипажа, особенно меховые.

Так получилось, что добра этого у нас было огромное количество. Снабжение было великолепное, списывали запчасти и инструменты исправно, вот и накопилось. Ну а во время погрузки, конечно кладовую зачистил основательно. Так что в вагоне, который был выделен нам в качестве караульного помещения, получился целый склад.

Еще не территории Польши к ЗИПу стали проявлять люди особый интерес. На каждой остановке, а их было предостаточно, нам предлагали все что угодно – от денег, до продуктов. Понемногу мы осмелели и стали приторговывать, конечно же списанным имуществом. Скажу сразу – эта поездка стала самой сладкой в нашей службе. Добирались мы до конечного пункта более 2-х недель и за это время перепробовали разные вкусности, ели. (бывало и выпивали), наслаждались жизнью.

Вот такой караул у меня получился, практически в полное удовольствие на фоне стремительно беднеющей страны!

из воспоминаний офицеров ГСВГ

535

Служба в ГСВГ – ничего себе начало!

В моей карьере молодого начинающего службу лейтенанта, выпускника Ленинградского высшего командного общевойскового училища им. С. М. Кирова был один интересный случай. Нужно сказать, что при удачном стечении обстоятельств, а также если бы я обладал определенными чертами характера, этим случаем можно было бы воспользоваться для построения карьеры.

А дело было так.
В 1982 году после окончания выпуска я, как отличник боевой и политической подготовки, получил распределение на службу в ГСВГ. Повезло? Не знаю! Особенно если учесть, что после 5-х лет службы с высокой зарплатой, я прямиком поехал в Туркестанский военный округ, где в Ялатанском учебном центре продолжил службу уже совсем в ином качестве. Но до этого было целых 5 лет. Я был молодым перспективным офицером и в конце августа 1982 года вышел из поезда на вокзале в немецком городе Франкфурт.

Распределение я получил очень интересное – в роту охраны местного гарнизона.
Выйдя из здания вокзала я остановился с чемоданом в руке и стал озираться по сторонам. Куда ехать – не знал! Военного патруля не видел, а возвращаться к коменданту вокзала было неохота.

И тут навстречу мне идет полковник с 2 сопровождающими.
- Здравия желаю, товарищ полковник! – я вытянулся в струнку и как положено отдал воинское приветствие.
Он остановился, поздоровался и спросил, почему стою здесь.
- Докладываю, товарищ полковник, прибыл для прохождения службы в/ч пп (полевая почта) такая-то, но куда идти - не знаю.
Он немного подумал и сказал:
- видишь УАЗик стоит?
- Так точно, вижу!
- Вот иди туда и жди меня в машине, завезу тебя в часть. Мне все-равно по дороге.

Вот повезло, подумал я и быстрым шагом направился к транспорту.
Во время движения полковник воспользовался радиотелефоном и позвонил в часть, сообщил, что везет молодого офицера.
На КПП меня встречал лично начальник штаба части.

- Принимай пополнение, - сказал мой куратор. – Смотрите не обижайте его, лейтенант что надо! - Он подмигнул мне, улыбнулся и уехал.
Оказалось, что меня лично подвозил адъютант командующего, который проводил в гарнизоне инспекционную проверку.

Встретили меня по высшему классу. Расположили в гостинице в лучшем номере, ухаживали, как за драгоценностью. Пока я не взял и не проболтался, что я простой смертный, «не блатной», а полковник этот подвез меня совершенно случайно.
Как думаете, может зря правду сказал!

Из воспоминаний офицеров ГСВГ.

536

Вот так стрельба

Конечно, подавляющее большинство солдат и сержантов, прапорщиков и офицеров, служивших в Группе Советских войск в Германии – это дисциплинированные, воспитанные, морально устойчивые советские граждане (тем более – в погонах)! Но, как и в любом другом месте есть разгильдяи (офицеры) и раздолбаи (солдаты). Вот хочу рассказать историю об одном нашем офицере, командире роты, старшем лейтенанте Саламатине. Вот уж где разгильдяйство и раздолбайство наиболее прочно объединилось и укоренилось. И, что примечательно, ротному все сходило с рук.

Но была у него одна плохая черта и одно слабое место, вот по совокупности это и привело к смешному и поучительному случаю. Наш Соломатин очень плохо относился к людям, точнее к нам – солдатам. Хамство и оскорбления, унижения, нет не физические – моральные. Но иногда это было просто невыносимо, уж лучше по морде было получить, чем душу на вынос, а это ротный любил превыше всего!

Слабость ротного – он так и не научился стрелять из стрелкового оружия, а точнее - автомата.

По правилам огневой подготовки (Курс стрельб) было предусмотрено выполнение УКС1 или 2 УКС – это упражнение контрольных стрельб. Ладно, допустим технические подробности. Смысл был в том, что при попадании пули в фанерную мишень, оббитую тонким слоем жести, мишень должна была опуститься на специальном подъемнике. Ротный постоянно мазал. А тут – проверка из штаба дивизии.

Что придумал Соломатин (и ранее успешно выполнял) – он сажал солдат в специально подготовленные окопы, в стороне от направления стрельбы, хорошо, конечно, защищенные и замаскированные, а от мишеней протягивали провод полевку. В момент стрельбы солдатик дергал за провод и мишень аккуратно ложилась на землю. Хитро!

А накануне – очередная душераздирающая беседа. Да, мы в наряде по роте немного «накосячили», плох убрали, что-то там не выполнили. Можно было обойтись простым выговором, но нет – 2 часа навытяжку под пронзительным злым взглядом, вынимающим душу. Терпение уже было на исходе.

И вот утром именно я с моим другом Коляном, попадаем в группу засады. Рано утром выдвигаемся в окопы, старшина лично нас там рассаживает, проверяет безопасность и готовность проволоки, мишеней. Краткий инструктаж и все, мы ждем, когда начнется стрельба. О том, когда будет стрелять комроты думать не нужно – всегда самый первый а в новеньких мишенях уже есть по 1-2 дырки.

В общем все, как обычно, но вот только за веревки мы с Коляном так и не дернули, ни первый раз, ни после перестрела. Позора наш командир набрался – о-го-го! Мы же сказали, что видимо плохо был закреплен провод. Что с солдата возьмешь!

Друг Коляна

537

Как хранили ложки?

Из переписки моих однополчан 67 гвардейского мотострелкового полка. 20МСД, 1ТА, г.Гримма, ГСВГ. Годы службы 1982 – 83. Обоих знаю лично, дорожу знакомством, общаемся постоянно. Текст почти дословный:

1.Офицер: «Когда заступал дежурным по полку, утром шел в столовую и взвешивал масло, выдаваемое на роту (была даже своя гиря). Хлеборез первое время пургу гнал про количество "шайб", т.е. которые соответствовали числу живых душ, но взвешивания не выдержал, получил... (боевых товарищей обжирать!!), хныкал и плел про нач. столовой, земляков и пр.

В дальнейшем докладывал доп. "шайбы" на роту. Как-то разговор зашел про зам. по тылу (казаха - подполковника). То, вспомним, что на приеме пищи обязательно присутствовал офицер или прапорщик. Как- то привел роту, даю команду "зам. ком. взвода, ком. отделения - зайти в столовую". пауза и "справо по одному в столовую- марш".

Захожу, смотрю, а в бачках под первое супа - на дне!!! " Рота, стоиться перед столовой". Дежурному по полку - вызывай зампотыла. Вызвали. Этот казах - подполковник начал песни петь, про то что объем котлов не соответствует нужному кол-ву пищи и пр., короче дошло до командира полка. Т.к. я не один такой прыткий был...
Закончилось тем, что, кто помнит, за столовой были развернуты дополнительные кухни, в которых готовили пищу. А как ложки носили и хранили?

У меня был железный ящик с замком, дежурные по роте их передавали друг другу (кол-во ложек было вписано в книгу приема и сдачи дежурства). Так меня за этот ящик чуть не разжаловали...Э-э-х!!!»

2. Сержант: «К сожалению, не знаю Вашего имени отчества, ну не все такие были, да и за всем не уследишь. Почему я говорил, что мой любимый наряд был 2й караул - там все по честному - калаш на плечо и каждый на своем месте...

А вот столовая....Ха - ха....Сытые прикормленные места... хлеборез... картофелечистка в подвале...Все это мягко говоря была узбекская вотчина. В подвал за ночь по нескольку раз за ночь наведывались дедушки-басмачи и бойцы, поставленные на картошку, работали только на них - чистя вручную картоху.

А для всех картошку чистила машинка выводя 50% картошки в брак. А что касаемо хлебореза то стоит вспомнить приспособление, коим масло штамповалось на шайбы. В него под поршень клали резиновую прокладку и каждая шайба становилась чуть тоньше...

В итоге каждый день у хлебореза для земляков кусок масла на столе. И при всем моем уважении к Вам - за эти мои слова я полностью отвечаю. Да собственно - это и не тайна вовсе…

Уважаемый однополчанин не надо путать солдат и офицеров. Будучи солдатом-срочником я был лучшим специалистом подразделения, имею соответствующую бумагу...

И делали мы это, то есть старались быть лучшими, не для какой то высокой цели - вроде права подписать письмо очередному съезду комсомола, а где то для самоутверждения, где то из чувства собственного достоинства, где то вроде того что я не хуже других…

Став офицером, сам все переоценил - появились другие цели и ценности в виде звания, должности, всевозможных выплат и доплат. Система поощрения солдат в нашей армии всегда была на низком уровне.

А что касается подготовки, я же Вам комплимент отвалил, вы же нас прекрасно готовили, товарищи офицеры нашего полка. И Вы в том числе.

Я думаю, что соль войны в солдате, его руками все делается. Гордость любого офицера и его оценка как профессионала - в достижениях своих подчиненных. Поэтому никакого раненого самолюбия и пр. Наоборот - гордость за однополчан независимо от должности и звания...»

3.У нас было проще. Весь инвентарь был в столовой. Перед ужином смена нарядов-одной ложки не хватает-наряд не сдал и "рожай" где хочешь. Перед приёмом пищи в столовую приходили дежурные по ротам и взводам(связь, подвоз и т.д.), которые принимали столы у наряда по столовой. Одной ложки не хватает или масло или ещё чего-то, то претензии к дежурному по столовой. Вес масло могли проверить ответственный и дежурный по части-любую "колбаску" на выбор. Они же + врач или фельдшер из сан. части проверяли качество пищи. Покушали, проверили, расписались и только после этого можно кормить личный состав. Кормили нормально и пайки были согласно нормы. Если кто то не мог прийти в столовку вместе с подразделением(в нарядах или на работах), то оставался в столовой последний дневальный подразделения, чтобы пайку кто-то не слопал. Если кто-то находился в сан. части на лечении, то пайка сразу отделялась от подразделения в котором служит больной и её забирали сан. инструкторы. ВСЕ НАКОРМЛЕНЫ.

Я слышал про анекдотические истории, когда молодым давали просверленные ложки, чтобы чаще ложкой махали и успевали жрать. Я не знаю сколько отводилось времени на приём пищи-не засекал, но на практике замы старшин были старослужащими и они ориентировались по дедам. Те. как и он, поковырялись в пище и им хватит, а значит рота подъём, выходи строиться. Молодые не успевали съесть свою порцию и поэтому дожевывали на ходу и таскали в карманах хлеб. Я с детства мало ел и успевал нажраться вместе с дедами и они прикололись с меня. Нашли где-то большую алюминиевую ложку, гвоздём нарисовали на ней хрюшку как на тушенке и написали "Ищи сука мясо". Эту ложку я должен был с собой на приём пищи носить и имел право ПЕРВЫМ выбрать кусок мяса из общей тарелки и кушать БОЛЬШОЙ ЛОЖКОЙ. Я тогда не курил и вместо сигарет получал сахар. Перед чаем я всем насыпал свой сахар, сидящим за одним столом. Меня попросили брать сигаретами и отдавать им, а ложечку сахара мне отсыпали по очереди, те с кем я сигаретами поделился и молодые и старослужащие сидящие за одним столом. Это тоже был ПРИКОЛ наших дедов-ДЕД ПРИКАРМЛИВАЕТ МОЛОДОГО, а не объедает его. Ложка и сахар как бы тоже случай из разряда анекдотических, но ЧИСТАЯ ПРАВДА.

P.S. Я написал как было у нас. В батальоне по штату было около 300 срочников, но всех в наличии никогда не бывало-кто-то в отпуску, больной, в командировке, а в столовой был набор на полный личный состав и поэтому ложек и другой утвари, ВСЕГДА ХВАТАЛО. В больших подразделениях и проблем больше.

538

Выстрел в комнате для хранения оружия

В 1979-1983 годах я проходил военную службу в ГСВГ в мотострелковом полку, сначала в должности командира взвода, затем – командира робы. Только по счастливой случайности, карьера моя не закончилась выдворением из ГДР (как это было принято) за 24 часа. А причиной тому послужило не мое халатное отношение к службе, а нелепый случай нарушения требований безопасности, который допустил один лейтенант и сразу 2 сержанта.

А дело было так:

На тактическом поле в моей мотострелковой роте проходило контрольное занятие по тактике. Тема занятий – взвод в наступлении. Такие КЗ проводились в соответствии с программой боевой подготовки накануне боевых стрельб взводов, а далее – ротных тактических учений и т.п. Но вся суть боевой подготовки заключалась в том, что кроме отличной стрельбы, поражения мишеней, необходимо было продемонстрировать отличную слаженность подразделений.

Чтобы подготовить личный состав к действиям, максимально приближенным к боевым, в ходе тактических занятий активно использовалась имитация – взрыв пакеты, холостые патроны и т.п.

Совсем недавно появились у нас и холостые заряды для РПГ-18 (одноразового ручного противотанкового гранатомета». И вот, на свою голову, я дал команду получить несколько десятков инертных РПГ-18, учебных, без боевого заряда.

В ходе проведения занятия я вместе с ротой выдвинулся к месту проведения занятий, а командира третьего взвода (лейтенанта, выпускника Омского ВОКУ направил в роту для получения учебных боеприпасов и их доставки на КЗ по тактике.

Так получилось, что лейтенант передоверил задание сержанту-срочнику, дежурному по роте, а это был военный с взвода материального обеспечения.

Когда в руках у сержанта оказался макет РПГ-18, он побаловался, нажал на рычаг, и граната перевелась в боевое положение (раздвинулась). Сержант испугался и стал хаотично нажимать на друге детали, пытаясь все вернуть в исходное положение. И тут произошел взрыв…

По счастливой случайности все остались живы. Сержант отделался легким испугом и небольшой контузией. Лейтенанту объявили строгий выговор, а мне долго пришлось общаться с особистом, начальником Штаба полка, начальником политотдела и командиром.

В итоге меня простили. Но данный урок остался в памяти на всю жизнь!

Из воспоминаний офицеров ГСВГ

539

Воспоминания моего земляка Владимира Анатольевича Репина.

Группа Советских Войск в Германии. Город Кёнигсбрюк. Бригада оперативно-тактических ракет в/ч п.п. 38534

«Ничто нас в жизни не вышибет из седла. Такая уж поговорка у майора была» К. Симонов

Вступление

Вот теперь, через годы и потери оцениваю и верю, и не верю, что так было. Эта была молодость, сила, интерес ко всему новому, к новой стране, мужская служба и дружба. И в хорошем смысле карьеризм, который подчёркивался звёздами на погонах. На всю жизнь мне запомнилось прохождение торжественным маршем и с песней. Монолитный строй, локоть соседа в строю майора Воронина. До сих пор в ушах звенит команда: «К торжественному маршу! По-батарейно! Одного линейного дистанция! Офицеры управления прямо! Остальные направо! Шагом марш!» И мы сначала проходим торжественным маршем, а потом прохождение с песней: «Высоко орёл летает, выше туч и облаков. Далеко солдат шагает, он всегда к боям готов!» И вступает оркестр. Я бы хотел ещё раз пройти и пропеть эту песню с братьями по оружию. И мне удалось пройти одному строевым по этому плацу в бывшем своём гарнизоне ещё раз в 2003 году, это снял на камеру водитель Торгпреда, Сергей, который тоже служил рядовым недалеко в Гроссенхайне, в 39 километрах от Кёнигсбрюка.

Армия сделала из нас настоящих мужчин без страха и упрёка, придала смелость в нештатных ситуациях, ответственность за подчинённых. За солдат мы беспокоились больше, чем за себя. Риск в армии был всегда и это щекотало нервы и было одной из причин остаться в кадрах. Однажды я выбежал ночью из дома в галифе и тапочках, не задумываясь, услышав под окнами хлопок. Думал, что выстрел. А это оказалось, что пьяный немец врезался в наш автомобиль и перелетел через автомобиль, а отделался только ушибами. Машина вдребезги, на следующий день за ней приехала техпомощь.

Начало службы

Курсы двухгодичников

Служба в ГСВГ началась с двухмесячных курсов двухгодичников. Мне повезло, что курсы были в моей части. Не нужно было никуда ехать и к части притираться проще. Нас было тридцать человек. Офицеры, в основном, были

ракетчики. А мы впятером из курсантов – двухгодичников были эксклюзивами (других специальностей) и дружили: Яковлев Валентин с Украины, Борис Мацак из Сибири, Роман Андрусив из Львова, Алексей Смирнов из Калинина (Твери). Только у меня была гражданская одежда, нас перед поездкой запугали и почти никто не взял. Все не зависимо от роста и веса, одевали мою одежду: брюки, свитер и шли в гаштет. У нас была шутка: «И опять группа советских войск пошла в Германию». Один из «двухгодичников» Алексей Смирнов в Кёнигштайне (Саксонская Швейцария) сказал: «Что не видят, что ли, что иностранные туристы?» Это было в очереди на автобус. Мы тогда посетили Кёнигсбрюк, Дрезден, Саксонскую Швейцарию. После Германии я встречался с Романом Андрусивым во Львове, он работал атомном институте, а Валентин Яковлев по слухам закончил МГИМО. Об остальных не знаю ничего.

Нам пришлось доказывать, что мы не уступаем кадровым офицерам. В футбол и баскетбол мы обыграли офицеров бригады. На занятиях по уставу я единственный, кто ответил на вопрос заместителя начальника штаба по разведке Рогаля, на чём носится знамя – перевязь. В другой раз я выиграл бутылку шампанского за знание устава караульной службы. Вопрос был:

- Кого должен пропускать начальник караула?

- Только командира и дежурного по части.

Опять на вопрос правильно ответил только я, теперь помолчу. А один офицер из двухгодичников из Казахстана заболел сифилисом. Он перед отъездом, погуляв, сблизился с официанткой и получил удовольствие. Как в анекдоте:

- Вы не хотите получить удовольствие?

- Спасибо, я его, кажется, получил.

Очень было интересно. Его сразу отправили в Союз. Опять же опыт для всех.

Мне дали в квартиру стол из нестроганых досок. Когда я обратился с жалобой в политотдел, мне сказали, что раньше ещё хуже было. Тогда я поменял свой стол на стол в гостинице, соратники мне помогли доставить из гостиницы стол в мою квартиру и наоборот. Накрыли скатертью в гостинице бывший мой стол, который был сколочен из заборных досок, и обмыли операцию. Я её назвал «Операция хольцтыш (деревянный стол)». Позже комендант - женщина спросила, не я ли унёс стол из гостиницы. На что я возмущённо ответил: «Да как Вы смеете меня подозревать!» Позже эта операция мне пригодилась при вывозе вещей из контейнера на площадке в Дрездене.

Мне пришло извещение с немецкой железной дороги, что прибыл мой контейнер с вещами из дома. Расстояние от моей части до железнодорожной станции в Дрездене 28 километров. Я поехал на УРАЛе -375 со старшим машины капитаном Лопатиком. Когда он закончил все свои дела, мы заехали на станцию. По накладной я нашёл свой контейнер, но служащий в конторе станции, посмотрев в свои документы, сказал, что контейнер ещё не прибыл. Сколько я не доказывал, предлагал сходить и посмотреть контейнер, служащий твердил, что контейнера по его документам нет. Я плюнул на всё, подъехал к контейнеру и выгрузил из него в машину все вещи: телевизор, холодильник, стиральную машину и другие необходимые вещи. Капитан Лопатик отговаривал, но я решил бесповоротно, и мы уехали.

Моя служба началась в должности начальника цеха колёсной и гусеничной техники объединённой ремонтной мастерской ракетной бригады оперативно – тактических ракет. Проверки технического состояния, выезды в дивизионы и полигоны, в Капустин Яр в Союзе. Ученья на полигоне в ГДР и СССР (Капустин Яр), марши, комплексы. В техническом парке бригады был большое здание комплекса ракет и ремонта техники. Днём там можно было крутить комплексы. Здесь же находились цеха по ремонту, один по ремонту спецтехники, а другой (мой) по ремонту колёсной и гусеничной техники. Здесь в ОРМ был токарный цех, сварочный, карбюраторный, столярный, аккумуляторный, были смотровые ямы. Служило у меня 20 человек, два отделения, кроме того у меня было 6 машин МТО.

По прибытии в часть была осенняя проверка. Я выполнил все упражнения на ЗИЛ-157 на «отлично»: проезд по «восьмёрке», по эстакаде, въезд задним ходом в траншею. Занял второе место среди всей бригады среди офицеров и солдат в кроссе на 3000 метров в сапогах. Мог бы быть первым, но мне на финише в рот влетела муха, я подавился и последние пятьдесят метров меня под руки протащили два офицера. Вообщем прибежал «под мухой». На отлично отстрелял с 25 метров из пистолета Макарова 28 очков из 30. Меня отозвал в сторону начальник особого отдела и сказал: «Товарищ лейтенант! А Вы не тот, за кого Вы себя выдаёте. Вы не гражданский человек!»

Однажды в часть пришла телеграмма, что умер Репин, заверенная военкомом и главным врачом больницы Ленинского района. Это целая драма. Командование поняло, что это умер мой отец. Эту историю я описал в отдельном рассказе: «Страшная телеграмма. Между драмой и комедией».

Через полгода меня стали уговаривать вступить в партию, а я говорил, что ещё не созрел. Я сказал заместителю начальника политотдела

подполковнику Петрову: «Находясь в армии мы получаем больше денег, но меньше свободного времени. Находясь на гражданке, мы имеем больше свободного времени, но меньше денег. Маркс говорил, что самое дорогое у человека это свободное время. То есть в армии мы за деньги продаём самое драгоценное – время». В другой раз я сказал: «Мы находимся в середине Европы, на равном удалении от культуры европейской и советской. Это радиус и центр-точка и дырка от циркуля. А у нас дыра». Подполковник Петров возмущался, но выразить на словах не мог. Майор Кушнарёв – единственный беспартийный в части, говорил, что он в армии для того, чтобы был блок партийных и беспартийных. Когда кто-нибудь вступал в партию, он спрашивал: «Ну как, устроился!» В партию я вступил 10 мая 1975 году. В честь 30 – тилетия Дня Победы. Я тогда в партию верил.

Пятьсоткилометровый марш – это марш для молодых водителей. Политработник лейтенант, старший машины обращается к молодому водителю:

- Видишь, посередине площади столб, объезжай.

Водитель врезается в него.

- Ты что не видел?

- А я не слышал.

Следующая команда:

- Пропусти, видишь, велосипедистку - пенсионерку.

Он врезается в неё:

- А я не видел.

Когда на марше сбили инвалида-немца, велосипедиста, один офицер сказал: «Разъездились, как у себя на родине». Другой: «В последний раз увидел нашу машину из - под колёс, и подумал: в Сталинграде не убили, а здесь достали». Но немецкий велосипедист был не прав, он нарушил правила.

Учения. Армейский анекдот:

- Учения состоят из трёх этапов: Первый этап - подготовка, второй - сами учения и третий - подведение итогов.

- На самом деле, первый этап - шумиха, второй – неразбериха, третий - отыскание виновных, наказание невиновных и поощрение непричастных.

На учениях, когда мы стали перед дилеммой ехать по полю или нет, капитан Лопатик сказал: «Поехали, а то они у нас в Белоруссии сколько разрушили». На следующий день нам прислали счёт за потраву. В Вердере,

под Потсдамом, во время учений каждый раз танком на марше сворачивали угол дома, а потом восстанавливали.

Я любил ходить строевым шагом и был отмечен не раз командованием и жёнами офицеров. Дежурный по части говорил на разводе караулов после прохождения торжественным маршем: «Хорошо караул, особенно начальник караула!» Одна женщина даже влюбилась под впечатлением того, как я хожу строевым шагом. Её окна выходили на плац перед штабом, и она смотрела, как я прохожу во главе караула тожественным маршем. А муж её носил знамя бригады на смотрах, это доверяется лучшим строевикам. Невероятно. Я её спросил: «Неужели так можно влюбиться?» Она ответила: «А ты бы посмотрел на себя со стороны!» Только ради этого стоило служить.

Однажды я покритиковал на партсобрании командира бригады Краева и начальника политотдела Каменева за недостатки в городке. А ночью нас подняли по тревоге. Моё подразделение должно выйти на полигон на 28 – ой минуте, а вышло на 30-ой. После этого перед строем офицеров командир сказал: «Это Вам не на партсобрании выступать, старший лейтенант».

Наряды

В наряды я ходил начальником караула, дежурным по парку, ответственным дежурным в казарме. Когда третий дивизион, который стоял в Кёнигсбрюке, убывал на боевые пуски ракет в Союз, в Капустин Яр, в гарнизоне оставалось только управление бригады и приходилось ходить начальником караула целый месяц через день. Это называется – через день на ремень. Доходило до того, что дома по телефону я отвечал: «Начальник караула старший лейтенант Репин слушает Вас».

Поощрения

К ним я отношу: слова Гречухина. «Вот Репин уйдёт, техническая служба развалится» - сказал «шеф» полковник Гречухин заместителю начальника политотдела обо мне на боевых пусках ракет в Капустином Яре.

За время службы меня командир поощрил 4 электробритвами. Однажды, перед смотром командир перед строем сказал мне, что я не брит. Я возразил. Краев: «Я сказал, не брит!» Поэтому, когда он награждал меня очередной бритвой, говорил тихо мне при вручении: «Брейся!»

Подполковник Соболев, новый командир бригады, предлагал мне на полигоне спать в его командирском «кунге». В общем признание в бригаде у меня было.

И была ещё была одна награда от «штази». Меня начальник особого отдела Атрушкевич привлёк к работе Министерством государственной безопасности ГДР.

Единственное наказание

Замечание командира Краева, за посещение ресторана вместе с майором Сухановым и прапорщиком. Командир: «Зачем Вы пили с прапорщиком?» А мы выпили пили с майором, военным дирижёром, который напился и попал в комендатуру. Командир сказал: «Я вынужден Вас наказать!» И объявил замечание. С какой радостью я прокричал: «Есть замечание, товарищ полковник!»

Взаимоотношения с солдатами

Однажды в карауле ночью раздался сигнал с поста. Я побежал туда, а со мной самый недисциплинированный солдат, он не побоялся. Я сделал ошибку, нужно было вместе с разводящим. Но надо было принять решение, и я его принял. Но зато была предотвращена стрельба в карауле. Однажды в Сормовском парке меня увидел рядовой Спирин, он всегда был степенным и серьёзным. В казарме он бился один против «стариков». В карауле он остановил выстрелом днём «стариков», открывающим без печати ангар метеобатареи, и уложил их на землю. Мне потом «шеф» полковник Гречухин сказал: «Конечно он прав, но ты поработай с ним, чтобы он как-нибудь поспокойней был». Ведь проблема была, как этот патрон списать.

На ночных стрельбах у одного из писарей заело патрон в автомате, я отстегнул диск, а писарь выстрелил, и пуля пролетела перед самым носом, я её ощутил. Только потом до меня дошло, что смерть была рядом. Сержант Камалиев сказал мне: «Товарищ старший лейтенант, а у Вас семья!» Я вспомнил характерный свист, и только теперь понял, что это был свист пули. После этого случая я подходил к солдатам только по своей команды: «Оружие на землю!»

Я вручил ефрейтору Хрусталёву одну из своих подаренных бритв на память перед дембелем. Его обидели, не дав сержантского звания после окончания службы из-за мнения одного майора. Я сказал, чтобы он по одному человеку не судил об армии.

Мне нравились солдаты и сержанты различных национальносей: эстонец - сержант Арус, русский - ефрейтор Бабин, русский - ефрейтор Хрусталёв, белорус - сержант Зубарик, эстонец - ефрейтор Мяэ, литовец -младший сержант Сабулис, сержант - украинец Благодарный. Солдаты заказали в мой день рождения по всесоюзному радио песню «Я твой пламенный Орфей» Муслима Магомаева. Попросили меня прийти в казарму с

обеда пораньше. Я пришёл, они включили радио, и я услышал в концерте для воинов Советской армии заявку от моих солдат с описанием, какой я хороший офицер, а затем песня по их заказу для меня. Я был тронут, отменил самоподготовку, и мы с удовольствием играли в футбол.

Однажды вечером я, немного выпив, после отбоя пришёл в казарму и забрал ефрейтора Бабина с собой. Бабин был спортсменом, гитарист, самбист и парашютист. Конечно, ему место было в десанте. Мне он нравился своей независимостью, хотя в армии это сложно, по себе знаю. Я привёл Бабина к себе домой, одел в свою одежду и обувь, и мы пошли в гаштет Шморкау, расстояние от которого было полтора километра. Он был закрыт, и мы пошли через поле в город Кёнигсбрюк в трёх километрах от Шморкау. Пришли в частный гаштет «У Руди». Там мы сели за перегородку, которую сделал Руди, чтобы скрыть офицеров от комендатуры. Я угостил Бабина пивом и водкой. Потом мы тронулись в обратном порядке, я привёл его домой, переодел в форму, отвёл в казарму. Конечно, я мог нарваться на взыскание, я нарушил устав. Но я сделал то, что хотел и что заслужил Бабин. На всю жизнь запомнился адрес Бабина в Караганде – Пищевая 10.

На следующий день у меня была строевая подготовка с солдатами. Бабин подошёл и сказал, что у него натёрты ноги. Видимо, моя обувь была ему мала. Я ему сказал: «Вы на службе, ефрейтор!»

Однажды мой цех разгружал уголь на немецкой станции, я дал денег сержанту Арусу и послал его за пивом для солдат. Я опять рисковал, не все меня любили. Но я не думаю, что он стали ко мне хуже относится, скорее наоборот.

Однажды перед Новым годом 31 декабря в казарме напились «дембеля». В казарму, кроме нас, пришли «шеф» полковник Гречухин и подполковник Рукавишников. Солдаты выпили и ничего бы не было, если бы сержант Никитин, не выпил ещё одеколона и его вырвало. Дежурный, старший лейтенант Лёха Тильков, главный пьяница бригады, всё это обнаружил и нас утром рано всех вызвал в казарму. «Шеф» Гречухин был у нас Мегрэ. Он добился от солдат всей правды. Они, оказывается, дали деньги гражданским рабочим и те купили им водки. Спрятали солдаты её в ящик стола командира батареи, который не открывался. «Шеф» Гречухин, расследовав, всё им простил. А подполковник Рукавишников сказал: «Ребята! Мы живём здесь с семьями. Мы можем выпить, а вы первыми должны прибежать по тревоге в парк и подготовить технику, а мы прибежим и всё сделаем. Так что, потерпите». На том и закончили.

Не всё было в армии по уставу, везде были люди.

540

Рассказ о поведении советских людей за границей.

Август 1976 года, Германия, Дрезден. Мне 25 лет, жизнь предстаёт передо мною вся в розовых тонах. Тем более что мне, молодому прапору выпало счастье пожить практически в центре Европы, окунуться, хоть и с краешку, но всё же в «загнивающую» западную, буржуазную жизнь. В августе месяце вышеуказанного года прибыл я по замене в славный город Дрезден, Нижняя Саксония. Квартиру получил в старом городе, на 3-ем этаже старого коттеджа.
Двух комнатная квартира, что ещё надо человеку, тем более советскому. Счастья – выше крыши. Этот особняк в прежние времена занимала одна семья, сейчас это типа коммуналки, только у нас на третьем этаже проживало три семьи. Итак, семья ещё в Союзе, время для приёма дел и должности ещё впереди. Необходимо ознакомиться со славным городом хотя бы бегло, впереди пять лет жизни в раю, ну а пока ничего не знаю, то начну с внешнего знакомства, тем более, что дом мой находится практически на берегу Эльбы. Вот с неё и начну.
Пойма реки в черте старого города, довольно таки широкая, но в августе месяце, судя по оставленным следам, воды оказалось меньше чем весной. Река с быстрым течением, мутная и судоходная. По реке сновали баржи, катера, прогулочные и туристические пароходы, которые передвигались степенно, неторопливо с помощью плиц. У нас такие пароходы можно было увидеть только в кино, а здесь они исправно возят туристов и отдыхающих до сих пор.
Я шёл неторопливо берегом реки в сторону Голубого моста, красота неописуемая, трава ещё не скошена, практически по колена и в этой траве временами мелькали обнажённые парочки, занимающиеся естественным процессом. Это у нас в Союзе секса не было, а у них он был, есть и будет, надеюсь.
Голубой мост и аллея роз у моста великолепны, и вообще, я вам скажу, разница в ухоженности и благоустройстве города с нашей действительностью видна невооружённым глазом. Домой решил вернуться на трамвае, благо остановка рядом с домом, да и оценить общественный транспорт нужно.
Стою на остановке, тишина, благодать, на остановке кроме меня, НИКОГО. Подходит трамвай, останавливается, постоял не открывая дверей и поехал. Я немного удивился, вида не подал, жду следующего. Подходит, постоял не открывая двери и опять ушёл. Я немного занервничал, думаю как же так, советского воина и в трамвай не пускают, а я был одет по всей форме, с иголочки, а на остановке по прежнему стою один-одинёшенек.
Вот так я простоял на остановке не менее часа, трамваев прошло – уйма, но ни один не открыл двери. И вот наконец на остановке появилась молодая немочка с коляской. Я воспрял духом, теперь-то, думаю, я посмотрю как водитель трамвая себя поведёт. И вот трамвай подошёл. НЕМОЧКА ПОДХОДИТ К ТРАМВАЮ, НАЖИМАЕТ КНОПКУ, И О ЧУДО, дверь перед ней распахивается, я не долго думая подхватываю коляску и в трамвай. Как оказалось, у них ещё в 70-х годах уже цивилизация была. Самообслуживание, хочешь войти-выйти, нажми кнопочку и перед тобой раскроются двери. И с контролёром там договориться нельзя, штраф не взирая на чины звания и национальность.


Вы здесь » Форум ГСВГшников » Изба-читальня » Воспоминания о службе в армии